Адская напиханка

Время публикации: 22.07.2018 21:41 | Последнее обновление: 22.07.2018 22:02

Кто-то сказал о телевидении в современной России: «Не телевидение показывает факты, а факты – это то, что показывает телевидение». Шахматы в этой связи находятся в очень выгодном положении по сравнению не только с российским телевидением, но и с многими другими видами человеческой деятельности, зависящими от политической погоды на дворе, конъюнктурного отношения к предмету, вкуса отдельных лиц и много чего еще.

«Элегантность, чистота и такт, образующие базовые принципы нашего искусства, заменяются новым помпезным и фривольным стилем, создаваемым облегченными талантами нашего времени».

Как вы думаете, о чем и когда это написано? Вы прочли цитату из рецензии на Девятую симфонию Бетховена, датируемую маем 1824 года. Почти два столетия спустя симфония считается одной из вершин классической музыки и всего творчества выдающегося композитора.

С шахматами такого быть не может. Партией Пола Морфи с герцогом Брауншвейгским и графом Изуаром (1858) до сих пор любуются все любители, и даже согласившись, что титулованные соперники великого американца играли слабо, никто и сегодня не станет отрицать, что белые создали шедевр. И какие бы тонкости не показывал нам компьютер, партии Cтейница с Барделебеном (1895),  Алехина с Боголюбовым (1922), Спасского с Бронштейном (1960), Каспарова с Топаловым (1999), чтобы назвать несколько – не оставят равнодушными тех, для кого шахматы – не пустой звук.

В мире есть целый ряд профессий, имеющих к лжи самое непосредственное отношение: актер, проститутка, адвокат, политик. Но не шахматы. Впрочем, лучше чем Ласкер не скажешь: «На шахматной доске лжи и лицемерию нет места. Красота шахматной комбинации в том, что она всегда правдива. Беспощадная правда, выраженная в шахматах, ест глаза лицемеру».


* * *

«Шел на Эльбрус, спустился с Эльбруса, теперь живет под Эльбрусом». Это фразу любит повторять первый и единственный президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев. На презентации собственной книги «После Кремля» (2014) давно ушедший на покой политик сказал: «Цифры поразили меня. Из 1500 человек, поднявшихся на эту гору, около 200 погибли, причем большинство — при спуске. Люди гибнут уже после покорения вершины, и особенно на первом участке, сразу после восхождения».

Действительно, каждый, кто добрался до вершины (даже если для каждого эта вершина своя), раньше или позже должен быть готовым к спуску. Далеко не все преодолевают этот процесс элегантным образом, но некоторым спуск всё же удается. Из современников это замечательно получилось у недавно ушедшего от нас писателя Филипа Рота, из музыкантов, к примеру, - у Брюса Спрингстина и Пола Маккартни.

По вашему лицу я вижу, что нужно держаться ближе к шахматам. Неужели вы не понимаете, что только о них и идет речь? Кстати, если уж речь зашла о Филипе Роте, американец сказал однажды: «Работа писателя – совсем не тяжелая. Это скорее – кошмар». Почти наверняка Рот не был знаком с шахматами на профессиональном уровне.

К тому же снижение результатов у шахматиста начинается в том возрасте, когда у представителей других профессий карьера, если не начинается, то находится в самом зените. Это время сегодня приходит много скорее, чем в былые годы, и двадцатисемилетний гроссмейстер с удивлением констатирует, что он не только не самый молодой участник турнира, а просто игрок среднего возраста.

Поэтому элегантно спуститься с вершин, которые когда-то преодолевал, не меньшее искусство, чем завоевывать призы и медали. Дано это - не каждому. Неимоверными усилиями и изнуряющей работой можно, конечно, компенсировать (камуфлировать?) естественный  ход времени, хотя, как правило, эта отсрочка не решает главного вопроса: Что потом?

Потом шахматиста-профессионала (полевого игрока – по терминологии Спасского) ожидает богатый выбор от полного ухода из игры (встречается редко, но встречается) до перехода в области шахмат на другие занятия, как то: тренера (чаще всего), комментатора, автора книг или видео, журналиста или даже функционера. Нередко мы видим комбинацию нескольких этих занятий.

Но какой бы путь не выбрал шахматист, следует помнить: в любом спуске, неизбежном для каждого, есть своя прелесть. Спешить больше некуда. Можно остановиться в ложбине и спокойно взглянуть на тех, кто только карабкается вверх. Их ценности и приоритеты перестают быть его приоритетами, но это не значит, что жизнь остановилась, и он первый, сталкивающийся с подобными проблемами; молодым это еще предстоит и, может быть, в еще более жестких обстоятельствах. Так что смотрите на этот процесс философски: у подножия Эльбруса, лишенная треволнений жизнь шахматиста в качестве полевого игрока может открыться неожиданно новыми яркими сторонами.


* * *

В рассказе «Проигранный игрок» замечательный писатель Сигизмунд Кржижановский, первая новелла которого вышла через сорок лет после его смерти, пишет о мистере Эдуарде Пемброке, скончавшемся за партией во время очередного тура фестиваля в Гастингсе.     В одном из некрологов Пемброк характеризуется как «энергичный общественный деятель, перед которым некогда развернулась было многообещающая политическая карьера, оставленная им ради шахмат». Покойный, как заканчивается некролог, «променял широкую арену политической  борьбы на квадрат шахматной доски – ушел от поступков к ходам».

Когда я читал эти строки, сразу пришел на ум Гарри Каспаров, вот уже как тринадцать (!) лет назад ушедший от ходов к поступкам. Вы, наверное, вспомните еще Анатолия Карпова. Полноте! И дело не в том, что двенадцатый чемпион мира время от времени еще садится за шахматную доску и окончательно от ходов к поступкам еще не ушел. Вы же не станете утверждать, что ни он, ни его коллеги по Думе Ирина Роднина, Александр Карелин, Светлана Журова, Николай Валуев, Владислав Третьяк, Дмитрий Пирог, даже называясь в Википедии «государственными и политическими деятелями», имеют какое-то отношение к политике?


* * *

Мой приятель, известный тренер по теннису, рассказывал, как на одном из сильных турниров в Вене он, на подходе к стадиону, увидел Брэда Гилберта. Был первый день турнира, и Гилберт, только что закончивший матч с игроком, пробившимся из «квалификации», безмятежно и деловито делал упражнения, обязательные для каждого теннисиста после матча.

«С кем ты встречаешься во втором круге»? - спросил Гилберта голландец - они были давно знакомы, а в результате матча сомнений у него не возникало: Гилберт входил тогда в первую десятку мира и побеждал Пита Сампраса, Бориса Беккера, Стефана Эдберга, Энди Маккинроя и других звезд.

«Завтра в это время я буду уже в самолете», - не прерывая упражнений, спокойно ответил американец. «Я был совершенно ошарашен, - вспоминал мой приятель. – И подумал: этот человек только что проиграл абсолютному Nobody, человеку под номером 289 в мировой классификации и делает упражнения на растяжение, как ни в чем не бывало. Вот настоящий профессионал!»

Это действительно так. Брэд Гилберт был известен сугубо рациональным, высокопрофессиональным отношением к игре и написал несколько учебных пособий по теннису. Самая известная книга Гилберта «Winning Ugly» в русском переводе появилась под названием «Победа любой ценой».

Удивительно ли, что после того как Брэд Гилберт закончил карьеру, он стал одним из самых востребованных тренеров в мире. Гилберт тренировал Андре Агасси, Энди Роддика, Энди Маррея, Кея Нишикори и многих других.

Мне никогда не удавалось после поражения, тем более – после обидного, как мне казалось, поражения, как ни в чем не бывало делать «упражнения на растяжения». А вам?


  


Смотрите также...

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Имею обыкновение читать комментарии, появляющиеся на сайте. Значительная часть из них наводит на определенные мысли. 

    И вот, не будучи сотрудником сайта, а являясь, скорее, «вольноопределяющимся», хотелось бы четко и беспристрастно донести до народа истину, коей она мне видится.

  • Какой уж раз накаркал я, и снова выпал сыр, уже почти российский, и снова сыт Мангуст.

    Об этом, как и о том, что будет «послезавтра» я написал ещё «позавчера».

    Читайте написанное «позавчера»:

  • Несколько недель назад на Chess-News появился отзыв-впечатление известного шахматного журналиста Константина Базарова от блиц-турнира «Шахматные Этюды в ФОНБЕТе». Как турнирный директор и руководитель шахматной школы «Этюд», считаю необходимым донести до шахматной общественности позицию организаторов по участию в турнирах.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.