Теперь по сути

Время публикации: 03.02.2018 10:35 | Последнее обновление: 03.02.2018 18:58

В августе 2014 года была принята Программа развития шахмат как вида спорта до 2020 года. Обратите внимание – до 2020-го! Она принята руководством Российской шахматной федерации и утверждена министром спорта Мутко.

Я внимательно прочитал все 88 страниц данного фолианта. Это изготовленный по лекалам классической бюрократии документ, в котором отчётливо слышится пустота испанского барабана. В нём присутствует целый набор пожеланий и мечтаний, но нет проекций ни на экономику, ни на общество.

Нашёл там всего две таблицы. Одна из них – это финансирование из бюджета – федерального и регионального. Примерно 130 млн руб. и 40 млн руб. в год соответственно. А внизу ссылка: эти расходы учтены для сборных команд России – командировки, проведение турниров и так далее. Я попытался выяснить у Глуховского – сколько средств  из заявленных осталось у шахматной федерации. То есть сколько денег от 170 миллионов ушло вниз, в регионы? Ответа не получил.

Из другой таблицы следует, что в 2017 году мы должны были завоевать десять золотых медалей на различных турнирах. Показатель провален, но дело даже не в этом.

Ещё цифры оттуда: в 2017 году шахматами должны заниматься 175 тысяч молодёжи и 595 тысяч взрослых. Тогда я взял и разделил 170 млн рублей на количество занимающихся шахматами. Получилось 280 рублей в год на человека! Риторический вопрос: вы действительно считаете, что 280 рублей в год на человека – это деньги, достаточные для того, чтобы поднять шахматы?

Без ложной скромности замечу, что я - неплохой замминистра экономики, пять лет проработал в период, когда за баррель нефти давали 16 долларов, и экономика росла на 3%. Да, низкая база, но тогда была надежда. Так вот, я понимаю, что будет происходить в 2018-2020 годах с экономическим ростом и с возможностями государства. На горизонте маячит слово "секвестр". Соответственно, даже эти мизерные средства будут ещё уменьшены. И скорее всего, министерство спорта – в том виде, в каком оно существует сегодня – прекратит своё существование, и мы перейдём к американской модели: когда деньги из бюджета напрямую выделяются федерации.

И тут мы сталкиваемся с главной проблемой: ребята в упор не видят регионы! А как они тогда будут работать?

Дальше - вопрос: где взять деньги? Надеяться на то, что мы сегодня сможем выбить их из спонсоров, нельзя. В стагнирующей экономике у многих крупных компаний будут возникать проблемы. Та же "Фосагро" - она ведь не только шахматы содержит – допустим, ещё федерацию художественной гимнастики. Может быть, те города и регионы, где у неё есть крупные предприятия, ещё будут выделять какие-то средства, но это не системно.

Поэтому нужно срочно готовить пакет нормативно-правовой документации для введения универсальной услуги. Что она позволяет? Допустим, вы заключаете инвестиционный контракт с застройщиком, который будет строить многоквартирный дом. Обычно по такому контракту муниципалитету отдаётся либо какая-то часть денег, либо часть квартир. Но не метрами едиными жив человек! Ведь жильё, где в подъезде под ногами хрустят шприцы, недорогого стоит. Плюс к тому – сейчас при проектировании дома сразу же обязывают отводить место под магазины. А если мы, помимо этих магазинов, выделяем, допустим, жильё для тренера по шахматам? Пусть оно первые пять лет будет служебным. Человек подписывает контракт: если он в течение пяти лет работает тренером по шахматам, то через пять лет получает служебное жильё в собственность. То есть застройщик берёт на себя определённые обязательства.

Стоимость этой квартиры безболезненно и незаметно распыляется на десятки тысяч квадратных метров, которые есть в этом объекте. Но в целом это капитализирует. Потому что приобретатели жилья обязательно обратят внимание на то, что: а) в доме живёт тренер по шахматам, б) в доме есть помещение для занятий шахматами.

И это обязательно создаст центр притяжения. Пусть не для всех, но для тех, кто имеет к этому интерес.

Но человека нужно подготовить. Соответственно, для работы с детьми разных возрастов нужны методики. И вот здесь нужно объявить конкурс на написание методик и учебников. Конечно, Елена и Геннадий Тимченко молодцы, что создали фонд, а Барский издал рабочую тетрадь для младших школьников – кстати, довольно неплохую, - я как-то взял для детей, они заинтересовались и даже задавали по ней вопросы. Но наверняка есть не менее талантливые люди, чем Барский, которые могли бы принять участие в конкурсе и написать хорошие учебники и методические пособия. Их нужно срочно аккредитовать, чтобы эти учебники можно было печатать за счёт регионального или федерального бюджетов и распространять в детские образовательные школьные и дошкольные учреждения. Представляете тиражи? Сколько напечатает Тимченко? А тут – система, вопрос слияния частных денег по универсальной услуге и государственных, которые государство направляет в определённое русло.

И мы обязательно получили бы очень серьёзное движение снизу, которое было бы подкреплено материальной базой.

Даже в Брянске, где я был, можно скинуться и купить панель, чтобы организовать там занятия по скайпу, это всё недорого. Дальше мы разговариваем с Крамником, с Карповым, с Каспаровым, с другими нашими легендами, чтобы они провели по паре занятий. На это и взрослые придут посмотреть!

И это по всей стране. И координироваться должно из единого центра. Вот это и будет задачей шахматной федерации. В конечном итоге, многочисленные родники будут сливаться в одну мощную реку.

Перейдём к высшим учебным заведениям. Доля платного образования в стране будет увеличиваться. И задача министерства образования сегодня – обязать часть средств, которые вузы получают в уплату за образование, направить на содержание команд. Пусть Попечительский совет вуза сам решит, какая это будет команда, с учётом материальных затрат. А шахматы – недорогой вид спорта. Шахматисту не нужна, допустим, хоккейная форма, которая стоит сегодня приличных денег. И тогда в вузах появились бы уже свои студенческие команды. А это обязательно породит ещё один феномен. Тот же Слава Фетисов рассказывал, что в США главное – не чемпионат НХЛ, а чемпионат университетских команд. У команд появляются свои болельщики из студенческой молодёжи, у них – своя атрибутика; и это момент, когда возникает азарт, переживание за своего.

Сегодня многие не хотят давать деньги в РШФ, понимая, что значительная их часть пропадает неизвестно куда. А вот сделать целевой капитал для родного вуза – совсем другое дело. Те же Жуков и Дворкович – выпускники экономического факультета МГУ – могут сказать: "Ребята, мы же с вами однокашники! Давайте сбросимся, отдадим деньги нашему вузу, чтобы наша шахматная команда в МГУ (в МВТУ, СПбГУ, НГУ, в той же "керосинке", в Институте стали и сплавов и так далее) стала развиваться и получила совершенно иной статус.

Разве это не подъём массового спорта?

Но это же работа с государством! Подготовка нормативных документов, постановления правительства, указы президента, принятие законов. Вот в чём задача, как мне кажется. И я бы этим занялся.

Что же касается спорта высших достижений, то в шахматах, к счастью, нельзя пригласить легионера, как в футболе или хоккее (то есть без потери гражданства). Поэтому нужно ждать отдачу от системной работы – той, о которой я сказал. Она будет лет через десять. И это станет заметно.

На сегодняшнем Съезде в конечном счёте сталкиваются две линии. Линия действующего руководства – это попытка перенести отвратительные государственные практики на общественную организацию. Эти ребята выдали себя полностью, написав в новом проекте Устава, что РШФ – уже не общественная организация, а корпорация, со всей вертикалью управления.

Ни одно корпоративное государство не оказалось успешным. А для общественной организации это приговор.


  


Смотрите также...