Заурбек Мальсагов: "Презентабельность, коммуникабельность, открытость - вот чего я хочу"

Время публикации: 24.01.2018 01:44 | Последнее обновление: 18.02.2018 07:58
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Длительность: 26 минут.

Е.СУРОВ: Московское время 12.23, и мы сейчас будем в режиме прямого эфира беседовать с кандидатом в президенты РШФ Заурбеком Мальсаговым. Мы с ним встречаемся очно, он сейчас передо мной. Заурбек, я вас приветствую!

З.МАЛЬСАГОВ: Добрый день, Евгений, я вас тоже приветствую и жду ваших вопросов.

Е.СУРОВ: Вы знаете, я сразу начну с острого. В предыдущий раз я беседовал с Эдуардом Субочем, и мне совершенно справедливо вменяют в вину то, что я не уточнил у него, кто, собственно, предложил ему выдвинуться в президенты РШФ. Потому что он сам сказал, что ему предложили, а кто именно, мы не уточнили. Можно я сразу спрошу: вам кто-то предложил, или вы самостоятельно идёте?

З.МАЛЬСАГОВ: Случилось так, что все на зимние каникулы разъехались, я уехал домой, был в Ингушетии. И туда мне звонили друзья – в том числе Сергей Нестеров, - о том, что после наших писем, которые мы написали, развернулась активная полемика, и почему бы нам не выбраться. Он не заострил внимание конкретно на мне. По приезду я встретился с коллегами, в том числе с ним, и после этого решил – я сам решил – собраться с мыслями и всё-таки выдвинуться. Меня подвигли на это последний Наблюдательный совет, который прошёл в конце декабря, и последующие за ним события.

Е.СУРОВ: То есть вас что-то разозлило? Уточните, что именно.

З.МАЛЬСАГОВ: Уточняю. Наша жизнь шла в плановом режиме до тех пор, пока на очном собрании Наблюдательного совета вопрос не вышел за определённые рамки – это касалось выборов в РШФ, выборов кандидатов от России в ФИДЕ. И здесь пошла полемика. Конечно, это было немного скомкано, потому что обычно это всегда проходило спокойно, а тут, когда речь зашла о фигурантах в кандидаты, возникла масса вопросов и масса споров на эту тему.

Мы настояли на том, чтобы на Съезде на повестке дня стоял вопрос выбора кандидата от России в ФИДЕ; также стоял вопрос о месте проведения съезда и о возможности членов Наблюдательного совета быть делегатами съезда. Я писал письмо, которое было опубликовано на вашем сайте, – о том, что всё было переврано, ответ был для нас совершенно удивительный, и место было выбрано абсолютно другое (Гоголевский бульвар, 14 вместо "Рэдиссон Славянская"), и время, и делегаты.

Я понимаю, что мы выходим за рамки, потому что есть предел для членов Наблюдательного совета, и мы выходим за этот предел. Но, тем не менее, нельзя же так откровенно, без согласования с Наблюдательным советом, поступать. Я считаю, что это просто был подлог тех наших откровенных голосований, которые Филатов потом просто подписал в протоколе.

Е.СУРОВ: Хорошо, вы решили идти кандидатом в президенты. Я не хочу вас обидеть, но, наверное, немного знают ваше имя. Расскажите немного о себе. Чем вы занимаетесь? И, в частности, какую роль играете в шахматном мире?

З.МАЛЬСАГОВ: Я – чиновник и долгое время работаю в антимонопольной службе. В Наблюдательном совете я давно, наверное, лет восемь или девять. Работал на Северном Кавказе, в Ингушетии, был президентом шахматной федерации Ингушетии долгое время. Соответственно, мы с Русланом Яндарбиевым создавали окружную организацию, я тоже в этом участвовал – при возможности помогал.

Я люблю шахматы, это мой любимый вид спорта. В детстве я был чемпионом республики по шахматам в Грозном и уже тогда их любил. Но потом стал относиться к шахматам как-то потусторонне, просто смотрел, что происходит у нас в республике. А когда у нас стал происходить упадок шахмат, меня попросили за это взяться. Откровенно говорю: у меня нет и не было никаких амбиций. Совершенно случайно я попал в Наблюдательный совет и там работал, как работаю везде и всегда.

Потом так сложилась судьба, что меня перевели в центральную ФАС России – это было в конце декабря 2012 года. Соответственно, я стал работать там. Другая жизнь, другая атмосфера - я имею в виду московскую шахматную жизнь. Я был к ней не готов, хотя я и учился в Москве в аспирантуре и знаю, что такое Москва, тем не менее, сама шахматная жизнь столицы для меня была далека. Только как и для всех обывателей – через интернет, через СМИ.

Года через два сюда же перешёл Сергей Нестеров. А мы с ним знакомы, наверное, лет десять. Он – молодец! Ладно, если о нём будут вопросы, я отвечу, а пока… И он создал на базе Московской области шахматную федерацию, вернее, стал руководить этой федерацией, приглашал меня на различные открытия шахматных школ, соревнования. Мне всё это понравилось, его форма подачи, форма взаимодействия с органами власти, с шахматными кругами, с шахматистами. У него это получается деликатно. В этом смысле я набрался от него ума и поведения, чтобы общаться на высоком уровне. Потому что на том уровне, где находимся мы - на Северном Кавказе, - нет такого истеблишмента шахмат, который есть в центральных городах. Соответственно, мы лишены такого праздника и таких турниров, которые происходят здесь, – говорю это откровенно. Но, тем не менее, вот так сложилось.

Е.СУРОВ: Вы упомянули, что вы без амбиций. А теперь получается, что у вас, наоборот, взыграли амбиции, да?

З.МАЛЬСАГОВ: А почему нет? Понимаете, я себя не ассоциирую с одним человеком, я ассоциирую себя с командой, считаю, что это должна быть команда. Потому что есть определённая группа людей, в которой у кого-то получается, у кого-то не получается. Я не хочу сказать, что я всё в этой жизни могу, но организационные вопросы, касающиеся шахмат, их развития, касающиеся истеблишмента, коммуникации, мне по силам. И я могу сказать, на что бы я хотел обратить внимание в дальнейшем.

Е.СУРОВ: На что?

З.МАЛЬСАГОВ: На коммуникации, на презентабельность. Понимаете, когда у нас проходит Мемориал Таля, то место выбрано совершенно неудачное. Опять же нет прессы. То есть с точки зрения подачи такого супертурнира, где играют одни из самых лучших шахматистов мира, всё могло быть гораздо лучше. Когда я впервые это всё увидел, это вызвало у меня, мягко говоря, удивление.

Е.СУРОВ: Вы имеете в виду какое место? Где проводился самый последний турнир, в музее?

З.МАЛЬСАГОВ: Да, в музее. Место выбрано, прямо скажем… В Москве много достаточно красивых мест, где есть хорошие коммуникации, есть подъезды автомобилей. Да и СМИ плохо освещали Мемориал, хотя там играли такие гроссмейстеры! Я там был в качестве болельщика, ходил и переживал за всех шахматистов. Это превосходно, когда собираются такие супершахматисты! К тому же с того момента, как я приехал работать в Москву, я впервые вживую увидел, как всё это происходит. Конечно, это была скудная подача турнира такого ранга.

Е.СУРОВ: Ещё на что обратить внимание?

З.МАЛЬСАГОВ: Ещё хочу обратить внимание на презентабельность. Конечно, когда играются отборочные турниры, когда они проходят в Москве, нужно больше информационности, нужно приглашать как можно больше каких-то презентабельных людей. А для этого нужно создавать эту площадку, готовиться к ней. Опять же, обратить внимание на коммуникации. Сегодня есть интернет, ссылки на инстаграм, на фейсбук, на другие соцсети, где все мы общаемся. И надо создавать всё это в такой форме, потому что наше общество не знает ничего, если это происходит в замкнутом пространстве. Мы же видим, как всё это происходит в сети – конечно, всё это надо использовать, и активно в этом участвовать. У нас ведь большая страна, много регионов, везде играют в шахматы, это один из любимых видов спорта. Всё-таки мы шахматная страна, и все – и дети, и старшее поколение – хотят знать, где какой турнир проходит, как это всё происходит. Кстати, благодаря вашему сайту, многие обо всём и узнают. У вас хороший интерфейс, хорошая подача информации, вы быстро реагируете на все не только шахматные, но и политические события, как мы видим. Так что вы – очень достойный сайт. Но хотелось бы видеть такого побольше. И освещать турниры с точки зрения подачи, потому что там играют наши шахматисты, а всё это плохо освещается. Я понимаю, Карякин – супершахматист. Но у нас же есть Крамник, Непомнящий, Андрейкин, у нас есть масса талантливых детей. И спасибо моему другу Сергею Нестерову! Он молодец, создал ProfChessClub, где взял под своё крыло одарённых детей. Это Есипенко, это Цой, это ребята, которые, возможно, станут завтра нашей шахматной элитой. Конечно, их надо опекать, создавать им возможности для роста. Опекать – в том смысле, что им нужны хорошие тренеры. А отсутствие этих тренеров в регионах, конечно, не даёт возможности развивать там шахматы. Я в своё время тоже мог бы развиваться, и у меня было две дороги: или идти в физмат школу и заниматься  глубокой наукой, или идти в шахматы. Но отсутствие тренера, отсутствие желания у родителей, которые хотели видеть во мне учёного, - всё это, в конечном итоге, отразилось на дальнейшем выборе. Это и есть та коммуникация, которая мешает развитию, скажем так.

Е.СУРОВ: Вы не жалеете, что на этой развилке в итоге пошли по такому пути?

З.МАЛЬСАГОВ: Я не жалею, потому что где бы я ни был, чем бы ни занимался, я всё равно каким-то образом пытаюсь там влиять на развитие шахмат. Понимаете, ведь только играющий в шахматы видит их красоту. И даже на тех детских турнирах, что проводились в Ингушетии, я учреждал свой личный приз в номинации "За красивую партию". Потому что есть просто выигрышная партия, а есть феноменально разыгранная позиция, которая умиляет своим видом.

Е.СУРОВ: Сколько времени вы возглавляли шахматы в Ингушетии?

З.МАЛЬСАГОВ: Наверное, лет восемь.

Е.СУРОВ: Немало. Это в какой период?

З.МАЛЬСАГОВ: Начиная с 2007-2008 года, где-то так, точно не помню. Просто основная моя деятельность – это чиновник, а шахматы – общественная деятельность, которую я люблю.

Е.СУРОВ: Ваша основная должность сейчас – в антимонопольной службе?

З.МАЛЬСАГОВ: Да.

Е.СУРОВ: Может быть, у кого-то будут к вам вопросы и по этой деятельности, но у нас шахматный сайт. И поэтому я у вас, например, спрошу вот что. Здесь стоит шахматная доска. И если вы сейчас со мной сыграете 1.е4, а я 1...е6, то как вы пойдёте дальше?

З.МАЛЬСАГОВ: Ну, разыгрывается французская партия. И я, конечно, сыграю 2.d4.

Е.СУРОВ: Вы знаете, просто у нас на сайте резко не одобрили "вариант Субоча" – это уже так прозвали – 2.Qf3.

З.МАЛЬСАГОВ: Нет, конечно, я бы так не пошёл.

Е.СУРОВ: Вы прошли этот тест на второй ход во французской защите.

З.МАЛЬСАГОВ: Я помню ещё с детства, что был такой "Курс дебютов" В.Панова – я по нему занимался. Сейчас, конечно, больше возможностей и литературы. Но когда я учился в детской шахматной школе, мы изучали дебюты, и, конечно, знали их все наизусть. С седьмого класса я больше не занимался шахматами настолько сильно, потому что мне надо было отдать все силы математике и физике, и я налёг на учёбу. Но, тем не менее, все навыки, которые были привиты мне с детства, остались до сих пор.

Е.СУРОВ: За кого вы болеете из известных шахматистов?

З.МАЛЬСАГОВ: Имеется в виду – из российских?

Е.СУРОВ: Ну, например.

З.МАЛЬСАГОВ: Мне бы хотелось, чтобы Карякин снова достойно вышел в претенденты, потому что у него есть для этого все возможности, и талант, и напористость. Все эти качества очень нужны спортсмену. Но у нас есть и много других достойных шахматистов. Это и Свидлер, и Володя Крамник, и мой земляк Эрнесто Инаркиев, и очень много других шахматистов, которые могли бы в любое время встать на уровень мирового значения, на пьедестал вторым-третьим.

Е.СУРОВ: А если из нероссийских?

З.МАЛЬСАГОВ: Конечно, мне больше всего импонирует Карлсен. Его игра – это… Ну, просто…

Е.СУРОВ: Просто оставляет без слов.

З.МАЛЬСАГОВ: Заставляет просто удивляться! Да, он играет чертовски красиво!

Е.СУРОВ: И всё-таки ещё традиционный вопрос: есть ли у вас какая-то программа, которую вы будете представлять на съезде?

З.МАЛЬСАГОВ: Да, конечно. Краткость – сестра таланта, и я, наверное, кратко скажу.

Е.СУРОВ: Кратко, конечно. И есть ли у вас что-то, что сейчас, например, вы хотите утаить?

З.МАЛЬСАГОВ: Нет-нет.

Е.СУРОВ: Просто мой предыдущий собеседник-кандидат сказал: "Я только на съезде озвучу свою программу".

З.МАЛЬСАГОВ: Нет, я совершенно ничего не хочу утаить. Я думаю, что все эти программы идентичны – в первую очередь, это развитие шахмат. Но самое главное, о чём я хочу сказать, - это презентабельность и коммуникации. Вот чего я хочу. Это открытость и прозрачность. Почему сегодня мы столкнулись с ситуацией, когда началась вся эта полемика и эти споры? Потому что мы видим замкнутое пространство. РШФ просто отдалилась от регионов, от обычной жизни шахмат, она ведёт какую-то закрытую игру. Все эти заочные голосования… Мы, честно говоря, думали, что это будет исключительная форма голосования, чего не было в предыдущем Наблюдательном совете. А она стала постоянной. Ну что это за закрытое голосование? Мы не можем обсудить, не можем выслушать все стороны, не можем привести свои доводы. И все эти события привели к такому закрытому обществу, к массе неаккредитованных организаций. Что, РШФ не может с ними связаться и помочь им?

У меня есть своя модель. Я бы хотел сделать ставку на окружные организации. Им надо помогать, их надо собирать.
Расскажу историю. Лазарев Сергей, которого недавно обсуждали в интервью, - это мой одноклассник.

Е.СУРОВ: Вы имеете в виду интервью Марка Глуховского?

З.МАЛЬСАГОВ: Да. Мы с ним вместе учились десять лет, это мой друг, мы много общаемся. И так получилось, что всю организационную работу вёл я, поэтому и предложил возглавить ЦФО ему я. Поверьте мне, до меня его никто не знал. Но бывает всякое.
А что касается ЦФО, то можно увидеть, какой у них насыщенный сайт, он информирует обо всех событиях, которые проходят на полях регионов Центрального федерального округа, в том числе и о том, что происходит в РШФ – кстати, и по кандидатам тоже была публикация. Конечно, большую работу ведёт и лично Сергей Лазарев, и те, кто с ним работает. Они всё-таки делают много для продвижения шахмат в регионы.

Честно говоря, Евгений, я был просто удивлён. Я не думал, что здесь, в Центральном федеральном округе как в регионе такая упадническая ситуация. Это просто беда! И это Центральный федеральный округ! Я думал, что такое может быть только где-то на окраинах – у нас, например, на Северном Кавказе. Я думал, что это только нас касается. Но это касается и центральных регионов! Я был просто в ужасе, когда увидел, как обстоят дела в Тамбовской, Владимирской областях. Конечно, там есть ребята-энтузиасты, и они способствуют развитию шахмат. Но с точки зрения финансирования, с точки зрения понимания того, что там происходит, - это полное отсутствие взаимодействия, полное непонимание ситуации! И благодаря нынешним событиям, я думаю, все регионы оживились, никогда такого финансирования не было. Недавно было событие, которое Сергей Лазарев инициировал сам – он молодец, да – открытие гроссмейстерской школы в Подмосковье. Мы там были, шикарная школа! Там проходят двухнедельные сборы для одарённых детей, которые вышли по рейтингу в самые сильные. И я поддерживаю такую форму. Я – за гроссмейстерские школы по всей стране, где одарённые дети будут проходить подготовку. Туда надо подключать хороших тренеров, чтобы там была коммуникабельность, открытость, доступность.

Сайт, который имеет ЦФО -  cfochess, - имеет ссылки и на соцсети, есть контакты с регионами, в общем, очень хороший сайт.
Ещё я выступаю за презентабельность. Она о чём говорит? О том, что я предлагаю делать и хочу делать, - об использовании своего административного ресурса. Для того, чтобы когда ты приезжаешь в регионы, где проходит шахматное мероприятие – неважно, турнир это или открытие гроссмейстерской школы, - на нём местная бизнес-элита и представители власти обязательно присутствовали, хотя бы на каком-то этапе. Это даст возможность и познакомиться руководству федерации с ними, и чтобы бизнес был заинтересован помогать шахматам. Так что такую площадку надо создавать. Это один из пунктов моей программы.

Также должна быть открытость, приглашение СМИ. Всё-таки развитие шахмат должно быть не просто на словах, а на деле. Странное дело – почему Филатов не посещал регионы? Почему Глуховский не утруждал себя выезжать за пределы Москвы? Конечно, это странно. А их поездки вызвали бы большое оживление. Потому что это же дети – им всегда приятно, когда приезжает какое-то высокое статусное лицо из федерации шахмат.

Моя программа касается и коммуникаций. Коммуникации – это, конечно, шахматы онлайн. Я надеюсь, что мы сейчас на ЦФО приобретём такие шахматы. Я считаю, что интерактивные шахматы может увидеть любой человек в любом регионе – как играет такой-то шахматист на таком-то турнире. Я надеюсь, что это дело будет продвигаться как-то на уровне. Это моя техническая идея на базе окружных организаций. Потому что всё-таки многие занимаются окружными организациями. Это и Серпер Евгений – он занимается этим давно, спонсирует и помогает, это и Лазарев Сергей из ЦФО, и в Сибири ребята молодцы, этим занимаются. Семь-восемь человек вполне могли бы сделать акцент на том, как бы сделать шахматные мероприятия презентабельными для регионов, и какие надо сделать вещи, которые бы способствовали развитию шахмат в регионах. Хотя бы с этого начать, а потом поэтапно уже спускаться в регионы. Потому что это необходимо.

Также нужно оснастить регионы шахматами онлайн, чтобы можно было увидеть всё, что там происходит. Сейчас интернет и цифровые технологии дают массу возможностей, и надо использовать эти факторы. Так что презентабельность – очень важная вещь. Так же, как и коммуникации.

Мы все сейчас говорим о программе "Шахматы в школе", но формы подачи её документов никто толком не знает. Да, есть фонд Тимченко. Во всяком случае, на сайте ЦФО мы ведём такую беседу и помогаем регионам в этом разобраться. Там нужно письмо от региона и, конечно, поддержка органов власти – министра образования либо руководителя субъекта. Скорей всего, это премьер-министр, потому что он может подписывать финансовые документы.

Третье. Конечно, шахматы надо развивать на любом уровне. Этого хотят и об этом просят все. Потом нам надо всё-таки ввести реестр тренеров. Это и наша закрытая судейская комиссия. Я слышал, что в новом Уставе хотят эти комиссии вообще убрать. Конечно, это плохо. Нам надо ввести реестр ведущих шахматистов. Надо помогать и в открытой конкурсной борьбе готовить мужскую сборную. А у нас нет единого видения на этот счёт. Конечно, надо привлечь ведущих шахматистов – того же Крамника, того же Карякина, других лучших шахматистов, и нужно консультироваться с ними, а не просто встречаться с ними, улыбаться и поздравлять их с призами. Потому что они всё-таки тоже имеют свой взгляд. И должна быть обширная консультация. Кстати, ваш сайт, ваша площадка тоже может стать такой консультацией. Я считаю, что главное – это открытость и прозрачность наших действий. Это три составляющих, которые я хочу видеть, - презентабельность, коммуникабельность и открытость. Я не считаю, что мысли могут возникнуть только у меня, потому что при общении возникают общие мысли. И поверьте мне, когда я жил в общежитии мехмата, я думал, что могу и сам задачи решать. А когда мы студентами собирались все в одной комнате, мы гораздо эффективнее готовились к экзаменам и решали задачи. Потому что коллективный ум гораздо лучше, чем единичный.

Я – за команду, я – за коллектив. Потому что я хочу создать прецедент, создать открытость, доступность. И кто бы ко мне ни пришёл, и кто бы со мной о чём ни разговаривал, не надо бояться, потому что я открыт. И не надо думать, что сегодня может один человек всё решать. Это невозможно. Я считаю, что нужна только команда. Это мой четвёртый формуляр: команда, которая может и умеет что-то делать.

Е.СУРОВ: А у вас она есть сейчас, в загашнике?

З.МАЛЬСАГОВ: Есть. Но я её, наверное, озвучу уже на съезде, чтобы оставить хоть какую-то интригу.

Е.СУРОВ: Это ваше решение, где озвучить.

З.МАЛЬСАГОВ: Так что программа моя состоит из пяти факторов, которые я озвучил. Она не столь оригинальна, но она просто необходима. Необходимы открытость и прозрачность – то, чего сегодня не хватает.

Е.СУРОВ: Большое вам спасибо! И чтобы не сомневались, сейчас 12.49 – мы ничего не вырезаем и беседуем, как есть.

З.МАЛЬСАГОВ: Спасибо вам!


  


Комментарии

"Соответственно, мы с

"Соответственно, мы с Русланом Яндарбиевым создавали окружную организацию, я тоже в этом участвовал – при возможности помогал".

Ну, если с Яндарбиевым, тогда многое становится понятным. Имел "счастье" пообщаться с этим гражданином из города Грозный вчера на Facebook.
Наше общение началось с его окрика: "Яков Зусманович, ты кто такой, чтобы судить Инаркиева? Ничтожество!".
Еще один верный подданый местного падишаха.

Кряквин, добрая душа, подчистил (дело было на его страничке) все "высказывания" Яндарбиева, но я кое-чего успел внести в файл.

"Коллективный ум гораздо лучше, чем единичный". Это правда, но если этот коллективный ум будет включать таких, как Яндарбиев, то лучше уж в одиночку.

Смотрите также...

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, вместо со мной две очень красивые девушки. Одна из них действующая чемпионка мира Александра Костенюк, и ее дочка Франческа. Александра, у меня к вам такой вопрос. Через несколько дней вы едете в Турцию на чемпионат мира отстаивать свое звание. Зачем вам нужно было все, что здесь происходило, на Гоголевском бульваре?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: В эфире Генна Сосонко, сейчас перерыв в матче Каспаров-Шорт. Генна, как проходит матч, в какой атмосфере? Расскажите нам, пожалуйста, передайте атмосферу.