Марк Глуховский рассказал своему заместителю об успехах РШФ за четыре года

Время публикации: 27.01.2018 16:47 | Последнее обновление: 27.01.2018 17:55

На сайте РШФ опубликовано интервью, в котором исполнительный директор РШФ Марк Глуховский ответил на вопросы заместителя исполнительного директора РШФ Владимира Барского, являющегося также главным редактором сайта РШФ. Кроме того, в 2011-м году тот же Глуховский рекомендовал того же Барского предыдущей исполнительной дирекции РШФ на должность главного редактора сайта.


Те же Глуховский и Барский - комментаторы турнира в Цюрихе в трансляции, организуемой тем же Глуховским. Фото - ruchess.ru

Сайт Chess-News и лично главный редактор Евгений Суров призывал и ещё раз призывает руководителей РШФ - Андрея Филатова и/или Марка Глуховского - дать интервью не только подконтрольному изданию и ответить не только на удобные и заранее согласованные вопросы. Очевидно, что это пойдёт на пользу и им самим, и российским шахматам.

Приводим интервью целиком.


– Выборы президента РШФ вызвали настоящий ажиотаж, но любопытно: за две недели до съезда один из главных претендентов на пост отправляется агитировать… в Африку! Насколько серьезно всё то, что происходит?

– Замечательная особенность этих выборов заключается в том, что почти никому из кандидатов не интересен тот пост, за который идет борьба. Право возглавлять Российскую шахматную федерацию – это в первую очередь право наполнять ее бюджет, который значительно превышает бюджет других неолимпийских видов спорта. Андрей Филатов просил меня не называть цифры, поэтому я ограничусь процентами: примерно 7 процентов бюджета РШФ «закрывает» Минспорт, около 40 – спонсоры, и больше половины – лично президент РШФ. По понятным причинам с начала девяностых годов «борьба» за этот пост сводилась к тому, чтобы уговорить какого-то влиятельного и авторитетного человека возглавить федерацию. Но не всегда это получалось. Шахматисты хорошо помнят, как на стыке веков мучительно долго пытались избавиться от тогдашнего президента РШФ Андрея Владимировича Селиванова. Наконец, удалось уговорить возглавить РШФ Александра Дмитриевича Жукова, после чего шахматная жизнь в России существенно изменилась к лучшему. Довольно много полезного удалось сделать сначала команде Александра Жукова с Александром Бахом, затем команде Аркадия Дворковича с Ильей Левитовым. Хочется надеяться, что усилия Андрея Филатова и его команды тоже принесли пользу.

Позиция президента РШФ всегда была вакантной, и вдруг она стала необыкновенно интересной. Я вижу ситуацию таким образом: есть один кандидат – это действующий президент Филатов, который готов пойти еще на один срок, и есть некий «коллективный» кандидат. Однако формально кандидатов на этот пост семь. Правда, Андрей Владимирович Селиванов, позиционируя себя как «специалиста по работе с регионами», не сумел договориться о выдвижении ни с одной из 67 аккредитованных шахматных федераций в нашей стране. По этой причине Наблюдательный совет сейчас решает, может ли он допустить его кандидатуру для голосования (по Уставу РШФ это – обязанность Набсовет). В любом случае, семь или шесть кандидатов – это очень много.

– А почему кандидаты появились в таком количестве? Причем часть из них – люди новые, в шахматном мире неизвестные.

– За исключением Кирсана Николаевича Илюмжинова, самостоятельного интереса другие кандидаты не представляют. В своих интервью они повторяют одни и те же тезисы и хвалят друг друга. Главные действующие лица, Кирсан Николаевич Илюмжинов и отчасти Сергей Анатольевич Нестеров, пока стоят «за ширмой», не рассказывают о своих программах, идеях и целях.

Что касается инициатора процесса, то для него Российская шахматная федерация не представляет интереса: это мое, как приятно говорить, оценочное суждение. Не случайно за 10 дней до выборов в РШФ Кирсан Николаевич едет в Африку. Для него выборы в России носят утилитарный характер, это плацдарм в борьбе за возможность в очередной раз выдвинуться на пост президента ФИДЕ. Безусловно, это обидно и унизительно для такой серьезной самоценной организации, как Российская шахматная федерация. Она не должна использоваться как некая «разменная монета». Я знаю, что этой точки зрения придерживаются и президент РШФ Андрей Филатов, и наши спонсоры, и члены Попечительского и Наблюдательного советов федерации.

– Возникает логичный вопрос: а почему РШФ, которая много лет поддерживала Кирсана Николаевича в ФИДЕ, сейчас отказывает ему в поддержке?

– Мне кажется, это не совсем правильная постановка вопроса. Заслуги Кирсана Илюмжинова перед шахматами общеизвестны, их никто не оспаривает. Но есть объективная реальность: его последний срок в ФИДЕ был и остается очень трудным. Начиная с 2015 года, ФИДЕ столкнулась с чередой проблем: сначала Илюмжинов передал часть полномочий Георгиосу Макрополусу, потом безуспешно пытался их вернуть. Почти каждый Президентский совет ФИДЕ сопровождался скандалами. Наконец, недавний исполком ФИДЕ в Антальи обратился к Илюмжинову с просьбой не баллотироваться на следующий срок. Кирсан Николаевич не смог попасть на открытие чемпионата мира в Нью-Йорке и Кубка мира в Тбилиси – все эти факты хорошо известны. За этим довольно грустно наблюдать, учитывая, что Кирсан Николаевич действительно многое сделал для развития шахмат. Но в этой ситуации просто невозможно говорить об абсолютной и безусловной поддержке. Необходимо, как минимум, проанализировать итоги цикла, понять, кто еще из потенциальных российских кандидатов готов участвовать в борьбе за этот пост. У кого есть шанс избраться? В нашей стране немало достойных людей: это и бывшие руководители российских шахмат Александр Жуков и Аркадий Дворкович, и чемпионы мира Анатолий Карпов и Владимир Крамник…

Опыт всех предыдущих выборов в ФИДЕ говорит, что этот вопрос решается обычно в апреле-мае: к этому моменту становятся известными кандидаты, их тикеты, их программы и обещания. Ничего этого пока нет и в помине. Поэтому когда вопрос о кандидате в президенты ФИДЕ возник на Набсовете РШФ 16 декабря 2017 года, Андрей Филатов предложил перенести решение этого вопроса на Набсовет в апреле-мае 2018 года. Набсовет принял решение включить вопрос в повестку съезда. Значит, обсудим вопрос на съезде: его решение я предсказать не берусь.

– Гроссмейстер Алексей Широв написал в одном из комментариев на ФБ: «Кирсана уже, наверное, лет пять (а для многих и куда больше) можно считать патологическим лжецом. Почему-то даже не приходится удивляться, что он вот так легко нашёл общий язык с Данаиловым». Справедливо ли такое обвинение?

– Повторю: никто не отрицает его былых заслуг перед шахматами. Но вот смотрите: только что Кирсан Николаевич публично объявил, что его поддерживают 30 шахматных федераций Африки. И сразу же после этого появляются заявления шахматных федераций Египта, Ботсваны и некоторых других о том, что ни о какой безусловной поддержке речь не шла. Мол, надо посмотреть вначале, какие еще будут кандидаты, какие они выдвинут программы. Ровно то же самое я только что говорил.

– То есть фактически из-за грядущих выборов в ФИДЕ мы наблюдаем некий калейдоскоп кандидатов на пост РШФ?

– К сожалению, в шахматах это – обычное дело. Все мы помним, что еще совсем недавно главной новостью мировых шахмат были не матчи на первенство мира, не Олимпиады или турниры претендентов, а борьба за пост президента ФИДЕ. Мы наблюдали за борьбой Карпова с Илюмжиновым в 2010 году, за борьбой Каспарова с Илюмжиновым в 2014-м. Сами выборы оказывались гораздо более важными, чем та работа, которая проходила между ними. Эту уже сложившуюся практику Кирсан Николаевич сейчас перенес на практику выборов в РШФ. Я все же надеюсь, что мы будем обсуждать дела, а не слова: что уже сделано в РШФ и что планируется сделать на следующий срок, если делегаты проголосуют за нынешнюю команду. Я верю, что для подавляющего большинства делегатов важна борьба идейная, а не политическая, виртуальная или экономическая.

– Как чисто технически будет организовано голосование?

– В соответствии с уставом, нашим основным законом. Голосование закрытое, требующее личного присутствия – никаких «прокси». Мы используем все возможности современной техники для того, чтобы борьба была чистой и прозрачной, чтобы полностью исключить коррупцию или сомнения в результатах голосования. Президент федерации – крупный бизнесмен, владеющий рядом публичных компаний, и ему ни в коем случае не нужно, чтобы выборы, в которых он участвует, ассоциировались с какими-то грязными технологиями. Категорически невозможно будет сфотографировать заполненный бюллетень, а любые попытки подкупить или запугать делегатов будут фиксироваться и жестко пресекаться.

Наш «коллективный оппонент» пытается придраться к некоторым деталям созыва съезда. Якобы неправомочен его перенос из гостиницы «Radisson Славянская» в Центральный дом шахматиста. Однако в соответствии с уставом РШФ вопрос о месте проведения съезда находится в компетенции исполнительной дирекции. Зачем нам, имея прекрасное отреставрированное здание на Гоголевском, тратить средства общественной организации на аренду зала в гостинице? Кроме того, шахматистам-делегатам наверняка будет интересно прийти в их собственный дом, посмотреть музей шахмат, изучить фотовыставку и редкие экспонаты из коллекции Анатолия Карпова. Все-таки съезд проходит раз в четыре года, и для некоторых делегатов это редкая возможность побывать на Гоголевском бульваре, 14.

– Сколько у нас неаккредитованных федераций, и почему они не могут аккредитоваться?

– Региональные шахматные федерации получают аккредитацию не в РШФ, а в региональном отделении Министерства спорта. У нас в стране 67 аккредитованных федераций и 17 неаккредитованных, причем некоторые федерации в течение долгого времени даже не подают документы на продление.

– Сложно ли собрать документы для аккредитации?

– Не очень, во всяком случае, большинство федераций с этим справляется. От РШФ требуется всего одна бумага – согласование, и мы рассылаем ее по запросу без всяких проблем.

Отмечу, что закон не позволяет иметь две аккредитованные федерации на территории одного субъекта РФ. Мы стараемся помогать и неаккредитованным федерациям, пытаемся «разруливать» имеющиеся немногочисленные конфликты. Например, была непростая ситуация в Краснодарском крае, много лет враждовали две федерации в Свердловской области. В итоге федерации объединились, и сейчас в каждом из этих регионов действует одна сильная федерация.

– Кто имеет право голосовать на съезде?

– У аккредитованных федераций есть один голос, почти в каждом регионе прошло собрание шахматистов, делегаты выбраны, протоколы собраний опубликованы. Хотел бы пояснить еще один технический момент: почему на съезде право голоса получат только 6 членов Наблюдательного совета, а именно президент и 5 вице-президентов. Согласно уставу, не менее 75% делегатов должны представлять аккредитованные федерации. Но если право голоса получат все 32 члена Наблюдательного совета, то будет другое соотношение, и наш съезд станет нелегитимным. А если допустить, например, 10 членов Набсовета из 32, то как их отбирать, чтобы никого не обидеть? К тому же получится, что какие-то регионы имеют два голоса, а какие-то один, то есть нарушится важный принцип равноправия членов РШФ. В конце концов, члены Наблюдательного совета изначально выдвинуты регионами, и большинство из них и так представлены на съезде в качестве делегатов. Нет никаких причин для того, чтобы искусственно раздувать число голосующих. Все эти вопросы почти час обсуждались на Наблюдательном совете РШФ 16 декабря.

Перечислю пять вице-президентов РШФ. Это Наталья Владимировна Комарова, губернатор Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, заслуги которой перед шахматным миром огромны. Это Александр Дмитриевич Жуков, президент Олимпийского комитета России, бывший президент РШФ. Это 12-й чемпион мира Анатолий Евгеньевич Карпов. Это генеральный директор Франко-российской торгово-промышленной палаты Павел Николаевич Шинский, который очень многое сделал для укрепления международных связей Российской шахматной федерации. (Ему мы, в частности, обязаны тем, что компания Renault Россия стала постоянным спонсором Суперфиналов и «Белой Ладьи»). И это Андрей Владимирович Селиванов, который отвечал за работу с регионами. О его успехах на этом направлении мы уже сказали (0 из 67 федераций!), не хочется повторяться. На новые выборы вместе с Филатовым идет практически та же команда, за исключением Селиванова. Освободившееся место согласился занять Андрей Андреевич Гурьев, глава компании «ФосАгро», крупного спонсора РШФ. Он очень активный в спортивном мире человек и большой любитель шахмат. Во всех регионах присутствия этой компании мы проводим значительное количество совместных проектов. Во всех школах компании «ФосАгро» есть прекрасно оснащенные шахматные классы.

Поверьте мне, не так легко собрать мощную команду и уговорить ее и дальше работать на благо шахмат. Любопытно, что ни один из кандидатов в президенты РШФ пока не рассказал про свою команду, с которой собирается осуществлять грандиозные изменения в российских шахматах.

– Поговорим о том, что сделано за четыре года. В центре внимания – детские шахматы, сборная и работа с регионами.

– Боюсь, что мои ответы окажутся слишком длинными. С другой стороны, делегатам предстоит решать на съезде важные вопросы, а съезд обещает быть непростым. Значит, можно воспользоваться безразмерностью интернета для того, чтобы подробно рассказать об основных результатах нашей работы.

Детские шахматы у нас курирует тренер всех сборных команд России Сергей Моисеевич Яновский. Он достаточно подробно рассказал в недавнем интервью о том, что сделано. Главная задача – наиболее эффективно использовать деньги, которые выделяются на детские шахматы. В целом, расходы РШФ на детские шахматы постоянно растут. Деньги тратятся, в основном, на гроссмейстерские центры и школы, часть денег распределяется по грантам.

Своим важнейшим достижением мы считаем открытие шахматного отделения в «Сириусе». Начиналось все с того, что я поехал в «Сириус», чтобы на день раньше забрать оттуда своего старшего сына, который занимается математикой. Центр произвел на меня большое впечатление! Удалось повидаться с директором «Сириуса» Еленой Владимировной Шмелевой и убедить ее в том, что в центре необходимо шахматное отделение. Она ответила: «Вы знаете, я тоже чувствую, что шахматное отделение нужно, но этот вопрос решает наш Попечительский совет». Я поинтересовался: «А кто возглавляет ваш Попечительский совет?» И услышал: «Президент Российской Федерации».

Мы начали работать. Хочу выразить огромную благодарность Аркадию Владимировичу Дворковичу, Дмитрию Сергеевичу Пескову и Игорю Евгеньевичу Левитину: без их участия мы этого результата не добились бы. Огромное количество спортивных федераций мечтает попасть в «Сириус»! Но его идеология заключается в том, что в «Сириусе» работают по тем направлениям, в которых россияне традиционно сильны. Например, там есть отделение классической музыки, но нет джазового направления. Есть хоккей, но нет футбола. И так далее… К счастью, шахматы – это сфера, в которой мы традиционно хороши, поэтому удалось пробить для нас «бюджетные места». Сейчас эта большая и содержательная работа проходит под руководством Владимира Борисовича Крамника и Сергея Моисеевича Яновского.

Не удержусь и процитирую издательство «New in Chess», выпустившее на английском языке книгу «Моя методика», которую написал по нашему заказу Михаил Шерешевский. В анонсе сказано, что когда российские шахматы начали активно развиваться, РШФ пригласила Шерешевского в качестве организатора и тренера. И это чистая правда. Михаила Израилевича в шахматах знают все – от перворазрядника до Карлсена. Он блестящий методист, его опыт и организаторские способности помогли создать базу, на которой сейчас в «Сириусе» занимаются несколько десятков детей ежегодно. Занятия для них совершенно бесплатны, и «Сириус» доволен нашей работой, потому что мы приносим много медалей и показываем едва ли не лучшие результаты среди всех других видов спорта. Лекции детям читали Владимир Крамник, чемпионы Европы Евгений Томашевский, Эрнесто Инаркиев, известные гроссмейстеры Сергей Рублевский, Сергей Карякин, Александра Костенюк, на постоянной основе работают Константин Сакаев и Владимир Беликов. Это очень большой вклад в детские шахматы, который останется для следующих поколений, как и преобразившийся Центральный дом шахматиста. Это большая инвестиция в будущее, мы вкладываем приличные средства в оплату тренеров, и очень большие деньги вкладывает фонд «Талант и Успех».

При этом продолжается работа по всем остальным направлениям, потому что в РШФ были очень хорошие практики, с которыми жалко расставаться и которые механически не переносятся, например, из гроссмейстерского центра Тольятти в «Сириус». Кто-то из детей занимается в Сибирском федеральном центре, кто-то на Северо-Западе. Тот же Андрей Есипенко из этих гроссмейстерских центров не вылезал. Впрочем, и в «Сириусе» его тоже обучали.

Еще один вклад в будущее, о котором хочется сказать – это «Щелкунчик», новый календарный турнир РШФ, чрезвычайно для нас важный. Мы проводим его уже 4 года благодаря двум спонсорам этого процесса – Аркадию Дворковичу и Олегу Скворцову. Мы имеем возможность самых лучших наших молодых шахматистов, ближайший резерв сборной, через этот турнир провести. Не буду долго про него рассказывать; наверняка все люди, которые следят за шахматами, о нем знают.

Ежегодно увеличивается количество этапов Кубка России среди детей, и мы в качестве весомого дополнительного вклада в детские шахматы решили проводить финал Кубка России. Делаем это уже два года! Это серьезный турнир, за попадание в него идет очень большая конкуренция.

Ну, и завершая тему профессиональных детских шахмат, необходимо сказать о том, с чего мы начали. А именно – с максимального облегчения финансовых условий для участников чемпионатов России, которые проходят в Лоо. Нам удается в течение многих лет удерживать низкие цены на проживание и питание; в 2018 году они ниже, чем были в 2013 году! Проживание с хорошим трёхразовым питанием стоит 1150 рублей в сутки за человека!

Одновременно в Лоо проходит много мероприятий не только для детей, но и для тренеров. Мы проводим курсы повышения квалификации, тренеры получают дополнительные сертификаты, которые помогают им увеличить свою зарплату. Туда приезжают наши лучшие специалисты, делятся своим опытом. Это тоже очень важная вещь: в самом начале пути Андрей Филатова определил один из критериев оценки эффективности работы – востребованность шахматных тренеров. В Москве она растет: зарплата хорошего тренера, который не ленится много ходить ногами, за четыре года увеличилась раза в два.

Хороший тренер сейчас – самый главный дефицит! И мы намерены, если съезд проголосует за Филатова, вопрос подготовки тренеров сделать одним из ключевых для второго срока.

– Поговорим теперь о детских массовых шахматах.

– Существуют два проекта, которые тесно связаны между собой. Первый – «Шахматы в школах». Понятно, что невозможно сразу взять и ввести новый предмет. Мы – не министерство образования. Совместный проект РШФ и Фонда Тимченко запускался только для тех, кто хочет ввести шахматы в школах. За четыре года проект невероятно разросся: в него вложено 36 миллионов рублей, которые разошлись по десяти регионам России. Начали мы с Псковской области, потому что там было на кого опереться, президент псковской федерации Дмитрий Шахов много лет занимался всеобучем. Сейчас у него в Опочке открылся целый ресурсный центр, который занимается этим процессом.

Потом проект запустили в Забайкалье. И затем начали продвигать по всей стране, сейчас работаем в 10 регионах. За четыре года охватили примерно 750 школ. Соответственно, около 50 000 учащихся прошли через шахматные классы. Школа бесплатно получает инвентарь и литературу. Специально для проекта мы разработали учебно-методический комплекс, который включает уже два года обучения. Он прошел апробацию в школах, проходит экспертизы в Министерстве образования. И мы надеемся, что войдет в список тех учебников, которые Министерство образования рекомендует для преподавания шахмат. Также мы проводим конкурсы среди педагогов, лучшие из них получают призы, которые стимулируют к тому, чтобы и дальше преподавать шахматы.

Вторая сторона этого же процесса – турнир «Белая ладья». Когда мы только-только начали заниматься «Белой ладьей», в этом турнире участвовало полтора десятка регионов. Мы смогли добиться спонсорской поддержки сразу от двух компаний – Фонда Тимченко и компании Renault Россия. И сумели сделать этот турнир международным, а такого не было нигде в мире. Сейчас в «Белой ладье» участвуют 80 регионов России и 17 стран. В следующей «Белой ладье» будет участвовать еще больше стран, потому что те, кто приезжает, остаются, а новые прибавляются. Этот турнир – прямая заслуга президента Российской шахматной федерации, который испытывает к нему очень теплые чувства – видимо, потому, что он сам в нем участвовал.

Когда мы задумались над проектом «Шахматы в школах», то поняли, что одним из критериев успешности должно быть количество школ, которые участвуют в отборе к «Белой ладье». Сейчас престиж турнира существенно вырос, особенно после того, как в 2014 году его открыл Президент России.

Буквально год назад случилось еще одно важное событие для шахмат: министр образования России сказала, что планирует введение регулярных шахматных уроков в школах. Конечно, мы очень рады, что наши усилия совпали с усилиями Министерства образования. Это огромное, может быть, важнейшее министерство в нашей стране. И если наши скромные компетенции будут для Минобра полезны, мы всегда рады поучаствовать и помочь. Нет ни малейших сомнений о том, что за четыре года мы вложили туда больше сил и денег, чем любой другой коллектив, который этим когда-либо занимался. Благодаря этому проекту нам более-менее удалось насытить регионы инвентарем, хотя эта проблема до конца не решена, поскольку страна у нас огромная. Но мы примерно 15 миллионов рублей потратили на инвентарь в рамках проекта «Шахматы в школах», и примерно 15 миллионов в рамках проекта «Шахматы в детские дома». Большое спасибо Александру Дмитриевичу Жукову: мы получили грант Олимпийского комитета на пять миллионов рублей, на эти деньги купили инвентарь и разослали его по всей России.

Кроме того, мы помогли некоторым региональным шахматным федерациям, у которых было уж совсем бедственное положение. (Кстати говоря, той самой неаккредитованной Крымской федерации тоже помогли, которая жалуется на невнимание.) Если у вас есть какие-то примеры похожего отношения к регионам и похожего количества усилий, которые в них вложены, то, пожалуйста, их приведите. Я таких примеров по России не знаю.

Совсем недавно мы получили президентский грант на развитие шахматного всеобуча. Между прочим, получить президентский грант совсем не просто, это звучит здорово – получили президентский грант, но для того пришлось потратить довольно много усилий. Мы подали заявку на президентский грант, не получили его, подали повторно и все-таки добились результата. На деньги этого гранта мы проводим конкурс среди шахматных педагогов, для того чтобы выяснить наиболее интересные практики преподавания шахмат. А потом в Дагомысе во время «Белой ладьи» проведем большую всероссийскую или даже международную конференцию педагогов. Пользуясь случаем, хочу пригласить всех президентов региональных шахматных федераций во время «Белой ладьи» приехать со своими командами, посмотреть, как это устроено, принять участие в конференции, послушать, как преподаются шахматы в школах. Потому что вам, коллеги, наверняка придется в ближайшие же годы столкнуться с этим вопросом. Так или иначе, но в школах будет вводиться шахматное образование. Если вы не хотите, чтобы ваши федерации остались в стороне от процесса, то приезжайте в Дагомыс! Поболеете за свои команды в «Белой ладье», поучаствуете в турнире, послушаете лекции. Это будет чрезвычайно полезно для работы по популяризации шахмат. Российская шахматная федерация рада будет вас там видеть, принять и пообщаться. Там будет очень насыщенная программа.

Считаю, что упрек в невнимании к регионам несправедлив. Это говорит лишь о том, что «коллективный кандидат» в президенты РШФ просто не знает, что происходит в шахматной жизни страны. И не потрудился узнать! В Российской шахматной федерации существуют три проекта, которые ориентированы исключительно на регионы. Это «Шахматы в школах», «Шахматы в детских домах» и «Шахматы в музеях».

– Как развивается проект «Шахматы в музеях»?

– Это тоже проект региональный, его смысл в значительной степени в том, чтобы помочь региональным музеям. Именно поэтому турниры прошли в Чите, в Новосибирске, в Казани, в Калининграде и в Санкт-Петербурге. В целом, география Суперфиналов у нас – от Санкт-Петербурга до Читы, география Высшей лиги – от Калининграда до Владивостока. До острова Русский! До 2014 года Суперфиналы всегда проводились только в Москве и нигде больше. Единственный раз в 2013 году они уехали в Нижний Новгород.

Идея играть в музеях заключается в том, чтобы вывести шахматы немножечко из подполья, из не всегда отреставрированных шахматных клубов, из спортзалов, вывести на хорошие чистые музейные площадки. Попробовать захватить новую аудиторию! Я очень рад, что эта идея понравилась, она порой реализуется даже без нашего участия. Но зачастую и с нашим, как, например, «Турнир чемпионов», который мы помогали проводить в Ярославле. Недавно в Туле с большим успехом прошел Мемориал Стародубцева в художественном музее. В Плесе проходил детский этап Кубка России в «Левитан-центре».

Во время наших турниров мы всегда организуем социальную программу, пытаемся активировать местную шахматную жизнь. Трудно представить ситуацию, при которой какая-то региональная инициатива не получит с нашей стороны поддержки. За исключением идеи « у меня ничего нет, вы все сделайте». Мы не готовы поддерживать тех, кто сам не хочет шевелиться. Но если к нам приходят с проработанным проектом, как, например, было в Ярославле – мы помогаем. Провели большой рапид в Чебоксарах, рапид в Горном Алтае с рекордным призовым фондом. Нас просят прислать лектора, мы присылаем замечательного популяризатора шахмат и прекрасного комментатора Сергея Шипова. Российская шахматная федерация очень много внимания, сил и средств уделяет регионам. Регулярно проходят тренерские и судейские семинары. Александр Николаевич Костьев, который год назад вошел в нашу команду, колесит по стране и проводит семинары по школьному шахматному образованию.

– Как редактор сайта РШФ подтверждаю, что из регионов постоянно идет поток шахматных новостей!

– И для региональных организаторов важно, что они появляются у нас! Я, кстати, хотел сказать несколько слов о том, о чем ты знаешь лучше меня, а именно о нашем сайте. Даже наши критики справедливо говорят, что у нас очень хороший сайт, спасибо тебе и твоей команде. Вы сумели добиться аккумулирования абсолютно всех новостей со всей России. Если просто зайти в раздел «Новости», становится ясным, где, в каких регионах бурлит шахматная жизнь. И, кстати, мы впервые сделал наш сайт двуязычным. Конечно, он ориентирован, в основном, на российскую аудиторию, но в пиковые периоды, когда проходят крупные соревнования, английский раздел сайта также становится весьма востребованным.

– Каков нынешний статус проекта «Шахматы в детские дома»?

– Это еще один проект, который обязан своим появлением непосредственно президенту Российской шахматной федерации. Мы его придумали и вели в течение последних трех лет, а сейчас немножечко переформатировали. Результаты проекта следующие: примерно 300 детских домов мы оснастили инвентарем и литературой. Вместе с региональными спонсорами и партнерами оплачиваем тренеров. Некоторые тренеры работают, честь им и хвала, бесплатно, некоторые перерабатывают, поскольку душой прикипели к этим детям. Два года подряд проводим турнир «Восхождение», собираем очно команды детских домов, в прошлом году их было около 50-ти. За этим турниром стоит очень интересная идеология. Одна из главных проблем, с которой сталкиваются выпускники детских домов, это неумение жить самостоятельно. Очень часто трудная жизнь наступает, когда они покидают детские дома. Нам показалось, что это очень хорошо коррелирует с тем, чему учат шахматы – принятию решений, умению выстроить свою жизнь на несколько шагов вперед.

Есть партнеры по этому проекту, которых надо поблагодарить! Это, в первую очередь, член Наблюдательного совета Владимир Кирсанов, который вкладывает много личных средств в помощь детям из бедных семей и в проведение этого турнира. Это совершенно потрясающий турнир, он на меня произвел большое впечатление. Самые разные дети: и с нарушением слуха, и с нарушениями ментальными, и с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Конечно, этот турнир не имеет прямых спортивных задач: дети играют, отдыхают, впервые видят море, впервые знакомятся с другими такими же детьми из других регионов, учатся с ними общаться. Случаются конфликтные ситуации. Эта социальная адаптация, она очень важна. Этот проект поддерживает фонд «Сверенная корона», который возглавляет Ирина Кудрина, и несколько частных спонсоров: не буду их всех перечислять, чтобы не смущать. Очень многие люди помогают анонимно, просто из желания помочь. Они не имеют отношения к медалям, эти дети, не будут выступать на чемпионатах России, мира и Европы, но этот проект для вас важный. И я хочу поблагодарить всех руководителей шахматных федераций, которые включились в его реализацию.

– Вернемся к работе РШФ. Какая идеология в ней заложена?

– Очень простая: мы существуем для того, чтобы помогать развитию шахмат. Сколько нас работает, 30 человек в федерации? Мы не в состоянии заменить региональные федерации. Но мы должны помогать всем дееспособным, всем талантливым детям, любителям шахмат-инвалидам. Это и есть наша идеология, которой мы придерживаемся.

Очень важная часть нашей работы – помощь ветеранам. Это стипендии, конечно. И календарь ветеранский очень насыщенный, хотя министерство спорта не вкладывает в него ни копейки. Свой календарь есть и у шахматных композиторов. Я не знаю, есть ли еще хоть одна федерация в мире, где ветераны и композиторы ездят на турниры за ее счет? Может, и есть, но мне такие примеры неизвестны.

Из соревнований, которые мы организовываем, стараемся сделать праздник. Это не только Суперфиналы, но и командные чемпионаты России. В 2014 году в командных чемпионатах России участвовало всего 13 мужских команд и 4 женских. В последних чемпионатах России на старт вышли 70 команд. Фестиваль разросся настолько, что нам пришлось разбить его на две части. Командный чемпионат среди ветеранов, командный чемпионат среди детей, первая лига, Высшая лига! Все это умещалось в сочинской «Жемчужине». Потом мы добавили к этому турниру чемпионаты России по рапиду и блицу, и фестиваль стал настолько масштабным, что мы вынуждены были отдельно проводить чемпионат России по быстрым шахматам и блицу с, опять-таки, рекордным призовым фондом 2 000 000 рублей в личных чемпионатах и 1 820 000 рублей в командных. А в 2014 году призовой фонд составлял 250 тысяч рублей. Это все инвестиции и вложения в российские шахматы. Количество участников этих чемпионатов растет. Два новых полноценных фестиваля появились буквально за последние два-три года. Надо поблагодарить Сергея Борисовича Смагина, главного идеолога этих соревнований, который за них очень переживает, ведет большую организационную работу.

Если уж мы вернулись к профессиональным шахматам, хочу сказать, что за цифрами всего не видно: часть денег, которые получают талантливые дети, идет не через Российскую шахматную федерацию. Если находится спонсор, который готов помогать напрямую, мы только рады. Есть несколько стипендиатов, которые регулярно получают помощь от друзей президента РШФ. Человек, который не хочет, чтобы называли его имя, помогает сборной слабовидящих. И так далее: одна из привилегий работы с нынешним президентом РШФ – возможность помогать тем, кто в этой помощи нуждается.

– Еще одна важная тема, которая всех волнует: это сборная России. Как устроена работа с ней?

– Все мы очень переживаем из-за того, что уже много лет нашей мужской сборной не удается выиграть Олимпиаду. Могу рассказать о том, что делается ради победы. Буду говорить о мужской команде, потому что женская показывает выдающиеся результаты.

Во-первых, проводятся регулярные сборы, в которых участвуют все перспективные молодые шахматисты. Раньше они проходили только на озере Круглом, но теперь Минспорта предоставляет шахматистам свои базы в Кисловодске и Сочи. В 2016 году мы потратили весьма значительные спонсорские средства на то, чтобы оснастить в клубе на Гоголевском современный IT-центр для подготовки. Члены сборной команды имеют к нему постоянный доступ. Существует система премий, разработанная еще предыдущим руководством РШФ. Она сводится к тому, что игроки получают деньги только за результат. Насколько я могу судить, она устраивает наших гроссмейстеров. Во всяком случае, никто ни разу не отказался выступать за сборную по причине недостаточного вознаграждения. При этом мы видим большое желание со стороны молодых шахматистов войти в число постоянных членов сборной, и для этого у них есть все возможности. Добавлю также, что значительные средства инвестируются в подготовку наших лучших шахматистов перед важнейшими индивидуальными стартами – турнирами претендентов и матчами на первенство мира.

А в остальном: спорт есть спорт, гарантировать результат не может никто. Как любил повторять Марк Дворецкий: «Делай, что должно – и будь что будет!»

Во второй части интервью, которая будет опубликована через несколько дней, мы продолжим разговор о программе Андрея Филатова и его команды на ближайшие 4 года.


  


Комментарии

Напоминает рекламу на ''Эхе

Счет: 3

Напоминает рекламу на ''Эхе Москвы'', в которой под видом интервью как бы журналиста с как бы лекарем рекомендуются таблетки то ли для потенции, то ли для похудения.

Смотрите также...