Николай Монин: "И тогда противник Епишина достал из кармана нож..."

Пятница, 01.12.2017 17:06
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 29.11.2017, 20-45
Длительность - 15 минут

Е.СУРОВ: Пока у нас есть ещё чуть-чуть времени в эфире, я пригласил Николая, чтобы как-то дополнить не самую, наверное, содержательную беседу с Игорем Наумкиным, которая у нас получилась чуть ранее. Оказывается, Николай с ним знаком, и ему есть что сказать.

Н.МОНИН: Действительно, так получилось, что в 1986 году (перед этим был Чернобыль, если помните) один из полуфиналов чемпионата Советского Союза проходил в Белоруссии, в городе Пинске, который расположен на той же самой реке Припяти, но, слава богу, выше по течению. И играли мы где-то месяца через два с половиной после чернобыльской катастрофы.

Турнир собрал тогда очень интересный и сильный состав. Я уже написал [в комментарии] и думаю, внимательные читатели уже прочитали, кто там в итоге победил. Но просто хочу сказать сначала о своих впечатлениях.

До этого я успешно выступил в чемпионате ленинградского "Спартака", стал чемпионом. Потом поделил третье место в чемпионате Ленинграда и в итоге отобрался на этот самый полуфинал.

И вот как только я приехал, меня как раз поселили с этим самым Игорем Наумкиным, с которым я тогда познакомился впервые. Мальчик был юный, симпатичный…

Е.СУРОВ: Тогда ему, наверное, было чуть больше двадцати.

Н.МОНИН: А может, и меньше. Точно сейчас не скажу. Он был в принципе разговорчивый, достаточно остроумный тогда. Сейчас у него что-то поубавилось жизненного пыла, если вы заметили. Какое-то внутреннее уныние в нём присутствует, со стороны это очевидно.

Е.СУРОВ: Да, может быть, это вообще очень глубокая тема – тема жизни профессионального шахматиста среднего звена.

Н.МОНИН: Да, я тогда немножечко уйду в сторону и скажу, что есть у нас такие персонажи. И они чем-то напоминают друг друга. В принципе, они даже и погодки. Есть такой Владимир Епишин, формально питерский шахматист…

Е.СУРОВ: "У нас" – вы имеете в виду "в Санкт-Петербурге"?

Н.МОНИН: "У нас" – я имею в виду "в системе ФИДЕ". Потому что формально числясь в Санкт-Петербургской шахматной иерархии, он уже лет тридцать живёт в Германии. И там он, как и Наумкин сейчас, можно сказать… болтается – это, наверное, немножко грубое слово. Но в принципе, примерно такого же рода жизнь ведёт, как и Игорь, только в Германии. Я не думаю, что это очень завидная жизнь, и вы сами знаете, почему. Зависят люди от многих факторов. Епишин, наверное, практической силы побольше сохранил, а так где-то… Я им не завидую, в общем. Несмотря на то, что они гроссмейстеры и в шахматном плане добились гораздо большего, чем я.

Но мы отвлеклись от темы. Итак, я приехал в Пинск. Турнир был интересным, сильным по составу. Именно там я познакомился с Ратмиром Дмитриевичем Холмовым и ещё с целым рядом интересных людей.

Старт для меня вроде бы мог сложиться неплохо. Я в первом туре уже в партии с Эльвестом чёрными получил большой, пожалуй, решающий перевес. Но там была такая переходная система, по нынешним временам дурацкая. Делали по сорок ходов за два часа (по-моему, даже за два часа и пятнадцать минут – какой-то такой был контроль времени), потом ещё двадцать ходов, после чего партии откладывались. И в партии с Эльвестом у меня и лишняя пешка была, и позиционное преимущество. Но, во-первых, не было привычки к такому контролю – чтобы до шестидесятого хода ещё надо было дожить. В домашнем анализе победу я бы, конечно, нашёл. Но не вытерпел. Мне померещилось, что выигрываю, ляпнул, и мы сыграли вничью. И потом турнир для меня как-то не сложился. То есть я ничем не могу похвастать.

Но на фоне этого я, конечно, наблюдал, как интересно и успешно играли другие. И на фоне взлёта молодых, о которых я говорил, очень здорово играли такие люди, как Карен Григорян, тот же самый Евгений Свешников, который ветераном тогда ещё, конечно, не был – он даже по возрасту моложе меня. Мне тогда было 39 лет, а ему 36 – сами понимаете, это не возраст для шахматиста, особенно тогда. Свешников имел большое преимущество в плане подготовки. Сейчас же у всех есть компьютеры. А компьютеры сегодня – как когда-то кольт в Америке: всех уравнивает. А тогда Свешников был один из крупных теоретиков. У него был очень узкий репертуар, но он его очень здорово отработал.

Значит, Свешников, Карен Григорян и недавно ушедший из жизни белорусский гроссмейстер Виктор Купрейчик. Вот там было три шахматиста очень опытных и пять молодых, которые, по сути, и сформировали ту восьмёрку, которая пошла дальше, в первую лигу, потом в высшую.

Что ещё интересного могу вспомнить? Да, на каждом турнире есть какая-то культурная программа и оздоровительная. Там нам дали абонементы в бассейн. Самое интересное, что из тридцати двух участников в бассейн ходило только три человека. Это ваш покорный слуга, Ратмир Дмитриевич Холмов и Карен Григорян. О Ратмире Дмитриевиче ходило и ходит много слухов, в том числе о том, что на турнирах он позволял себе лишнего. Но там ничего подобного не было. Это был образец, я бы сказал, настоящего здорового образа жизни. Он вёл этот здоровый образ жизни, видимо, как раз для того, чтобы в какой-то момент выпасть из него. Ему это было, чего греха таить, свойственно.

А Карен Григорян тоже по жизни считался своего рода хулиганом от шахмат – будем называть вещи своими именами. Но там с ними просто было приятно иметь дело.

И вот мы втроём плавали, а потом вели какие-то душеспасительные беседы – даже слеза наворачивается, когда вспоминаешь всю эту ситуацию.

А остальные не ходили. Не знаю, что они делали, но бассейн популярностью не пользовался.

Вам-то, наверное, интересно, как мы с Игорем Наумкиным общались?

Е.СУРОВ: Ну, в первую очередь, да. Раз уж сегодня такой вечер, начавшийся с Наумкина.

Н.МОНИН: Давайте. Потом, в другой раз, может быть, вспомню что-нибудь другое. Всего же сразу не вспомнишь. Что можно сказать про Наумкина? Молодой мальчик, в шахматы и тогда уже играл довольно неплохо – может быть, даже лучше, чем сейчас. Хотя тогда он гроссмейстером ещё не был, но определённый опыт у него уже был. До этого он играл в другом полуфинале – по-моему, в Тольятти. И как раз там он мне рассказал как раз одну любопытную историю, которая случилась на том полуфинале с гроссмейстером Епишиным.
Как-то все они вместе группой возвращались с очередного тура и проходили через какой-то парк отдыха. А в парке играли в шахматы какие-то любители. И все прошли мимо, а Епишин чего-то вдруг проявил активность и сел играть с дворовыми шахматистами. Все остальные удалились, и, в конце концов, когда партия закончилась, один из противников Епишина достал из кармана перочинный ножичек и сказал: "А теперь снимай штаны".

Е.СУРОВ: Во времена-то были!

Н.МОНИН: А дело в том, что Епишин был военнослужащий, но поверх кирзовых сапог носил гражданские брюки – дефицитные тогда джинсы. …В общем, в номер он пришёл в кирзовых сапогах, но без нижней части гардероба. И тогда Наумкин довольно забавно рассказал мне эту историю.

Играл Наумкин на том турнире так себе. Потом я с ним встречался ещё в Венгрии где-то на одном из шахматных турниров. Но, по большому счёту, не так много раз я его и видел. Может быть, ещё разок где-нибудь, и всё.

* * *

Е.СУРОВ: Николай, раз уж вы написали, что знаете всё заранее, то давайте сыграем с вами в такую игру. Вы сейчас скажите краткими тезисами, о чём будет говорить Евгений Эллинович, а мы проверим, сколько пунктов совпадёт.

Н.МОНИН: А давайте! "Карпов и Каспаров". Летим это мы, значит, в самолёте, и он излагает: "Карпов и Каспаров, конечно, хорошие шахматисты. Но у них есть штабы. Вот если бы у меня был штаб, мы бы ещё посмотрели, кто кого". Панченко ему говорит: "Женя, ты что-то зарвался". А Свешников ему: "Ты за себя отвечай! А у меня вот такая точка зрения".

Е.СУРОВ: Так, это первый пункт. Дальше!

Н.МОНИН: Дальше он вам будет рассказывать, что обрёл в лице своего сына великого тренера, который может быть полезен в самых высоких слоях шахматной атмосферы. Здесь я спорить не буду, ведь всякое может быть.

Е.СУРОВ: Давайте кратко, Николай. Второй тезис тоже понятен. Ну и давайте ещё третий – для примера.

Н.МОНИН: Какой ещё? Допустим, что лучшая защита на 1.е4 – это 1...с5, а сильнейший ход после 1.е4 с5 – это 2.с3, с хорошими шансами на получение преимущества. И ещё - четвёртый тезис - он написал книгу "1.е4 е6", где снабдил ход 1...е6 вопросительным знаком. Мне как "французу" это не то, что обидно, а противно.

Е.СУРОВ: Спасибо большое! У нас в эфире был "француз" Николай Монин, который, по-моему, просто кладезь интересной информации! Жаль, что мы встречаемся в таком усечённом и неожиданном формате. Николай рассказал чуть-чуть о Наумкине и предсказал эфир со Свешниковым.


  


Комментарии

Сравнить Епишина и

Счет: 3

Сравнить Епишина и Наумкина...Это примерно как сравнить Месси и Смолова.

Про Месси слышал, про Смолова

Счет: 5

Про Месси слышал, про Смолова - впервые (погуглил). Но как быть с известным шестиста миллионам шахматных любителей мемом "от****ить ("побить") по-епишински"? Или приведённая история и есть рождение будущего мема?

У Епишина предельный рейтинг

Счет: 3

У Епишина предельный рейтинг был 2675 (в 1994 году!), у Наумкина - 2510.

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Н.МОНИН: Дорогие друзья, это Chess-News, Николай Монин, и со мной известный гроссмейстер, известный организатор Алексей Широв. Мы сидим в кафе, а вопрос к нему, собственно говоря, один: каковы впечатления от города, от турнира? И вообще, как вам живется на белом свете?

  • Запись прямого эфира: 15.03.2016, 16.30.
    Длительность - 16 минут.

    Е.СУРОВ: 16.27 московское время, прямой эфир Chess-News, и у нас из Телеграфа Мария Манакова.

    М.МАНАКОВА: Да, я здесь.

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Так что сегодня там интересного происходит?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?

  • Е.СУРОВ: Сергей Карякин, Вейк-ан-Зее, первое очко... И первый вопрос: как вы это очко завоевали? Расскажите о сегодняшней партии с Люком ван Вели.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Избранные фрагменты из интервью с Евгением Свешниковым, которое состоялось накануне в прямом эфире радио Chess-News в ходе первого раунда турнира претендентов.