Джон и Рекс

Пятница, 04.08.2017 04:50

Сгустившееся небо грозилось новой порцией тёплого душа, и я на всякий случай прихватил с собой зонтик.

Знал, что войдя в клуб, встречу две молодые улыбки за стойкой, они поинтересуются, как у меня дела и не могут ли чем-то помочь (так случается с каждым, кто проникает за фирменное цитрусовое стекло), и уж место для моей необременительной, но неудобной для шахматного зала ноши у них точно найдётся.

Нашлось. Как и ещё для нескольких зонтиков. Один из них возвращали дедушке в шортах, и не было ни одного признака, по которому его можно было бы отличить от других посетителей; тем более ничто не намекало на то, что весь клуб построен на деньги этого старичка.

Рекс Синкфилд поблагодарил, улыбнулся, тихонечко приоткрыл дверь и ступил на ещё не раскалившуюся, но уже высохшую после дождя панель.


* * *

После детского турнира ваш корреспондент перебрался из фешенебельной гостиницы в неброский коттедж. Отсутствие блеска и восьми кресел в номере (научил бы кто сидеть для начала на двух) теперь компенсируют домашняя атмосфера, кухня со всей утварью и ощущение, что хоть ты здесь и не один (второго сорта, ибо первый непременно живёт в пяти звёздах), но дом в твоём распоряжении.

Я бы не полез по санитарным комнатам, если бы не необходимость найти полотенце. Спустился на этаж ниже, навстречу мне в полумраке вышел полуобнажённый мужчина. "Hello, - протянул он руку. Из светящегося за ним проёма донёсся аромат гигиенических средств. - My name is John".

Мизансцена почему-то не позволила ответить "я знаю" (это был капитан американской сборной, олимпийских чемпионов Джон Дональдсон), поэтому я просто произнёс: "А я - Евгений. Рад вас видеть", - и прошмыгнул в освободившуюся ванную.


* * *

Команды выстраивались на подиуме для прощальной фотографии. Левее, правее, плотнее, самых маленьких вперёд. Улыбайтесь! Чиииз...

Кто-то подсказал Рексу Синкфилду, что ему тоже неплохо бы попасть в кадр. Старик нехотя стал скользить за спинами детей, пытаясь найти хоть щёлочку, в которой его было бы видно, но никто из юных шахматистов не обращал на него никакого внимания.

Из всех своих, а также доступных в сети подобных фотографий, я нашёл только одну, где при большом желании можно обнаружить Синкфилда. Попробуйте.


* * *

"Кто, если не Путин?" - вдруг огорошил Дональдсон.

Я только что сбежал в гостиную и был готов к чему угодно, только не к этому. "Эээ... (начал тянуть время) вы знаете... тут такое дело... (закатил глаза) как бы вам это сказать..."

В общем, ответил, что мой английский недостаточно хорош, чтобы я мог удовлетворить его любопытство. Свои минусы надо обращать в плюсы, чёрт возьми.


* * *

Варужан Акобян комментирует партии супертурнира отдельно для посетителей шахматного кафе, что рядом с клубом. Отработав первый игровой день, гроссмейстер немедленно засеменил давать частный часовой урок по скайпу. Свидетелями целеустремлённости случайно стали мы с Дональдсоном.

"Знаете ли вы, что был такой рабочий... его фамилия... я сейчас попробую правильно произнести: Ста-ха-нов?" - спросил меня капитан сборной США.

Кстати, дневная норма Варужана на этом не закончилась: после урока он любезно перевёл нашу с Джоном беседу.


  


Смотрите также...