Мастер и Бибисара

Пятница, 28.07.2017 00:35

Церемонию приблизили на час, из-за чего вся дорожная спешка превратилась в один большой туман. Когда же он рассеялся, глазам вашего корреспондента открылось то, что теперь навсегда останется "первым впечатлением от Сент-Луиса": шахматный клуб, зал славы, закатно-нектариновые проблески, незнакомые улыбки, удивлённые взгляды, предчувствие чего-то волшебного, напитки, закуски, приготовления к прямому эфиру, Морис Эшли, давно и намертво обклеенный строгим костюмом, и много наблюдателей в настенных рамках, чьи лица с трудом угадываются за бликами. А может, просто ещё близорукость не рассосалась.


Юные и талантливые из пяти стран собрались вместе, чтобы помериться силами с такими же, ещё сырыми, но выращенными в тепличных Штатах. Трое из России - Андрей Есипенко, Алексей Сарана, Сара Асаубаева, под руководством Сергея Нестерова, благодаря которому Америка теперь узнает, что ProfChessClub переводится как БелоСинеКрасный; австралиец Антон Смирнов, в общении плывущий где-то посередине между австралийцем и Антоном Смирновым; Хайк Мартиросян из Армении, мальчик из Узбекистана, девочка из Болгарии, вынужденная играть за ФИДЕ вместо своей страны, и два пришельца из совсем далёкой Индии.


Напротив хозяев красовался стенд с именами гостей, а те в свою очередь рассматривали список, который, если бы не огонёк USA, тоже можно было бы принять за сборную мира.


Так они сидели и через дизайнерские находки знакомились друг с другом.

И тут появился он.


Словно продолжая борьбу с извечным своим антиподом, Гарри на таких вечерах преподносит себя кем угодно, только не свадебным генералом. Полное знание предмета, вовлечённость в процесс, сверкающие глаза, уверенные и свободные движения. Он здесь, а не где-то, он свой, а не гость, его ждут, но не подобострастно. Не ему, а он расскажет, что здесь происходит.

"Руифен..." "Джеффри..." "Карисса..." - и взявши на себя смелость быть собеседником гения, ты обязан мгновенно ухватить, кто эти люди, или хотя бы сделать вид, что смекнул, как делают вид иные приезжие, что разговаривают на английском. А затем уяснить характеристики этих шахматистов, сильные и слабые их стороны, вплоть до узких подробностей. После двухминутного полёта с Каспаровым я узнал о юношеской сборной США больше, чем если бы часами смотрел их партии в интернете.

Выясняется, что в команде нет ни одного не родившегося в стране, что все они - дети давно обосновавшихся в Штатах иммигрантов (пять китайцев? - так и они...), что Школа Ботвинника, оказывается, продолжает работать в Сент-Луисе, что все тренеры здесь - из Советского Союза, и это и есть сбывшаяся американская шахматная мечта, а квартал, где мы сейчас находимся, есть ни что иное, как шахматный рай.

"Нет-нет, результат матча совсем неясен. Юноши..." - и здесь, какие бы преимущества ни сулил мэтр хозяевам, слышать нужно только, что они занимаются с Каспаровым. Два раза в год Гарри королевствует на сборах с ними, потому и знает их как облупленных. "Правда, девочкам нашим пока ещё подтягиваться..."


"Вот Марта Самадашвили: вроде бы Грузия, но в то же время и нет, - родилась-то она в США..."


Окружённый советской школой (Чернин, грузин, армянин) Александр Онищук снимает собственное напряжение.


Когда Гарри приземлился в президиум, ему стало ещё интереснее. Под прожекторными лучами бутон в секунды распустился, лицо окончательно расцвело.


Поддал тепла цветку и Создатель рая Рекс Синкфилд.


Молчавший все годы, что правит шахматными Америками Хорхе Вега - и тот заговорил, пока расставленные рядом с ним напёрстки ожидали своей участи.


Шахматный мир особенно удивителен тем, что запросто может насмехаться над законами и науками. Известные всем причуды геометрии на шахматной доске лишь в небольшой степени отражают всемогущество нашего космоса. Помимо геометрии, к лешему зачастую идут логика, история, психология, лингвистика, экономика... Или - как на этом фото - физика. Иными словами, я хотел сказать, что теней в кадре больше, чем может показаться на первый взгляд.


В 1985-м году Госзнак выпустил серию значков с шахматными чемпионами мира, удлинив комплект тринадцатым отделением, и теперь Нестеров на миг разбудил в Каспарове чувство свежеиспечённости.


"Мы в России клуб создали..." - "Я знаю! - выпалил недооценённый репликой президента чемпион. - Но мы тут тоже кое-что создаём..."


Познакомился великан и с Сарой Асаубаевой, и с мамой её Лианой.
"Я многие книги ваши читала, - кроме того, что девочка просто говорит правду, она ещё владеет искусством расположить к себе собеседника. - Например, все три тома Шахматного пути".
"А томов-во - двенадцать!" - возразил автор.
"Нет, это Предшественников двенадцать".
"Ах, да-да-да..."

Ещё немного, и Сара подробно пересказала бы Гарри содержание его книг. Но она продолжила интервью:

"А как вам удаётся так подробно всё запоминать?"
"Ну, во-первых, у меня есть мама, она ведёт дневник..."


Все, кто хотел, получили своё мгновение с кумиром, которым поделятся в фейсбуке, распечатают, повесят, сохранят для потомков...


Капитаном всемирной дружины должен был быть Адриан Михальчишин, но в последний момент во Львове задумали ход конём. Так в Сент-Луисе появился Александр Белявский.


Днём ранее гости вышли на разминку в клубе.


Отработали пас, порезвились в квадрат, постояли плечом к плечу, отладили взаимодействие.


Нескромная по иранским меркам Дорса Дерахшани (в центре) скромно фланировала (не путайте с флиртовала) среди гостей. Она теперь учится в Сент-Луисе, но к предстоящему матчу это отношения не имеет.


"А Украина..." "А Россия..." "Пошли строиться для общей фотографии".


Свой среди своих, чужой среди своих.


Ничего, что солнце по третьей горизонтали? Каспарова беспокоило, что лица выйдут наполовину золотыми.

И продлевать чудный вечер мы поплыли в ресторан.

Из Гарри получился бы неплохой гид по Сент-Луису. "А знаете ли, где начался самый первый матч на первенство мира?.." "А вот там, - показывает вдаль направо, - наливают русскую водку..." "Рекомендую музей..." Но королю не хватает форточки: в его графике - лекции, интервью, выступления, семья, ученики, перелёты, - и так по кругу.

Он исчез, обещал вернуться ближе к своему "возвращению в шахматы", а мы остались.


Андрей Гривцов, Лиана Танжарикова, Сергей Нестеров, автор этих строк, Евгений Есипенко

"Вы не могли бы нас щёлкнуть?" - попросили первого встречного, сытно скользившего к выходу.

Американец сфокусировал взгляд в экран, убедился, что снимок пристойный, улыбнулся и, возвращая смартфон, бросил: "Вы откуда?"

На наш ответ последовало стандартное в таких случаях: "Oh, Russia...", с опасным удивлением на лице, которое чёрт его знает что может означать.

"Путин, Трамп..." - протянули мы свою визитную карточку.

Собеседник тут же вернул её в исправленном виде: "Пушкин, Чехов, Достоевский, Толстой..."

Равиоли застряли в горле.

"А любимое - "Мастер и Маргарита", - закончил он и попрощался.

Расчувствовавшись, мы заказали напиток, который вообще-то наливают в другом месте, но ведь не может же его не быть. Магические два слова повторили десяток раз одному гарсону и столько же другому, пришедшему на помощь первому. "На донышке", - повис в воздухе жест из двух пальцев, и тогда официант одобряюще кивнул: пятьдесят грамм.

А на выходе из музея заприметили ещё один экспонат, мимо которого пройти было нельзя.


  


Комментарии

Все было так хорошо, пока не

Счет: 4

Все было так хорошо, пока не появился Макропулос...

Я думал, что это экспонат или

Счет: 4

Я думал, что это экспонат или памятник...

Он живой и светится! А вот

Счет: 5

Он живой и светится! А вот после смерти Музей коррупции наверняка предъявит свои права на мумию Макро.

Увидев фотографию

Счет: 1

Увидев фотографию Макропулоса, пусть и с мамой участницы матча, я просто не мог сдержаться и, перефразируя Шуру Балаганова, воскликнуть: "А Кар...вич!?!?". Вот оно - коварно непостоянное сердце греческого плейбоя.

Смотрите также...

  • В Ханты-Мансийске наградили лучших и попрощались с командными чемпионатами мира. Фотографии с закрытия не позволяют сомневаться, какая из сборных в этот белый вечер была наиболее счастливой.

  • В первый, точнее нулевой день ставангерского форума участники встречались, расспрашивали друг друга о жизни, грустили, улыбались, играли блиц. Последним посмеялся Карлсен. О чём говорили на пресс-конференции, не так важно, гораздо интереснее - о чём молчали.

    Наблюдал и фотографировал для вас Дмитрий Останин.

  • (Цолакидоу - Берзина) 42.Rxe3?? Аццкий низачот... Nxe3 43.a4 Ne4 44.Kh2 Ng5 45.a5 Kf3 46.Kg1 Kg3 47.a6 Nf3+ 48.Kh1 Ng4)))

  • Организаторы парижского этапа серии Grand Chess Tour позаботились о многом, в том числе об эстетике. В игровом зале установили роскошный свет и соблазнительные декорации, что редко встретишь на шахматных турнирах даже самого высокого уровня. По яркости мероприятие не уступает лучшим французским кабаре.

  • В один из дней фестиваля в Гибралтаре состоялась традиционная Битва полов - мужчины сразились с женщинами на ринге, но в то же время и на шахматной доске.

    Сильный пол представили Найджел Шорт, Веселин Топалов, Фабиано Каруана, Максим Вашье-Лаграв, Иван Чепаринов, Лоран Фрессине, Дэвид Хауэлл.

  • В итальянском ресторане, что в двух шагах от игры, частенько можно встретить знакомые шахматные лица. Кто только не отведывал здешние блюда за годы фестиваля: от всех возможных "К" до всех возможных "А" (у шахматной азбуки свои законы). В "Тарантелле" не только вкусно готовят, но и тепло обслуживают, а блондинка-официантка способна и голову вскружить. Впрочем, то же самое можно сказать чуть ли не обо всех подобных заведениях Вейк-ан-Зее.

  • За девять олимпийских дней у автора этих строк накопилось немало фотографий, предназначавшихся для сайта, то есть для вас, но по разным причинам не попавших в публикации. Устав косо смотреть на главреда, я предложил ему собрать часть из них в отдельный репортаж. Зная о его склонности к цензуре, боялся нарваться на отказ, если не на увольнение. Но - о, чудо! - начальник дал добро. Надеюсь, снимки придутся вам по вкусу, и вы узнаете о бакинском празднике ещё что-то, чего до сих пор не знали.

  • На русском языке - здесь.



  • Ударил колокол. Раз, другой, третий... "По ком?" Подошёл поближе - навстречу мне из церкви вынесли гроб в цветах. Хорошо одетые люди провожают кого-то в последний путь. Медному звону аккомпанирует ветер, но всё вместе - тишина.

    Это Вейк-ан-Зее 2017.