Конь Калигулы

Среда, 22.03.2017 01:49

Весной 2000 года мне позвонили из голландской федерации шахмат.

«Я слышал, ты окончательно решил не играть в чемпионате, - сказал президент федерации, мой хороший знакомый. - Жаль. А то, может, тряхнешь стариной? Конечно, у нас есть кандидатский список, ну, будет три мастера, а не два, как сейчас. И что? (на тот момент турнир был укомплектован девятью гроссмейстерами и двумя мастерами - Г.С.). Мы бы хотели, чтобы первенство страны освещалось как в старые добрые времена, и вообще хорошая порция пиара нам никак не повредит... Как это сделать? Может, тебе придет в голову что-нибудь...»

Разумеется, я помнил, как писали о шахматах голландские газеты в семидесятых-восьмидесятых годах: на страницах спорта подробные репортажи с текстами самых интересных партий, диаграммы, интервью с участниками, прогнозы, фотографии. Порой отчеты об очередном туре занимали целую полосу. В последние же годы статьи о чемпионатах страны стали до неприличия куцыми, а некоторые газеты вообще приводили только бесстрастные результаты в колонке «хроника».

Когда через пару дней мне позвонили снова, я предложил кандидата на вакантное место. Идея пришлась по душе в федерации - наконец-то мы получим пропаганду шахмат, не сравнимую с предыдущими первенствами!, - и на следующий день был объявлен окончательный состав чемпионата страны в Роттердаме.

Кандидатура вызвала ярость многих участников. Они грозили бойкотом, соглашаясь получить ноль, лишь бы не участвовать в непристойном балагане. В рекордное время был создан сайт «шахматный протест», где появились гневные письма гроссмейстеров, мастеров и рядовых любителей.

Функционеры из федерации оставили угрозы без внимания, подавив мятеж самым прозаическим образом. Приветствуя двенадцатого соискателя на чемпионское звание, они заразили энтузиазмом спонсоров, и те увеличили призовой фонд более чем в два раза. Первый приз вместо 16000, каким он был в предыдущем году, вырос до 40000 гульденов (значительная сумма, вдвое превышавшая первый приз главного турнира в Вейк-ан-Зее). К тому же было объявлено, что за партию с новым участником каждый получит специальный бонус.

Неудивительно, что ряды бунтовщиков сильно поредели; только Паул ван дер Стеррен продолжал стоять на своем, повторяя в каждом интервью, что «федерация продала душу дьяволу».

Затея удалась. Паблисити чемпионата превысило все мыслимые ожидания: статьи о турнире были вынесены на первые страницы газет, почти на каждом туре велись телевизионные съемки (невиданный до тех пор феномен), а президент федерации вынужден был отключить телефон: он разрывался от непрерывных звонков с просьбами об интервью.

Сообщениям о голландском новшестве уделили внимание газеты Англии, Германии и ряда скандинавских стран.

Следует признать, правда, что реакция зарубежной прессы не была однозначной. Некоторые журналисты объявили, что голландцы являются первопроходцами и за ними будущее шахмат, другие утверждали, что этим отвратительным экспериментом Голландия еще раз подтвердила, что фраза в журнале «Спектейтор» - «по гадостям и вседозволенности Нидерланды опережают все остальные страны мира на миллионы световых лет» - имеет под собой все основания.

Не было недостатка в критике и в отечественных газетах.

«Эти функционеры в федерации совсем сошли с ума, - утверждал Ханс Рее, - раньше они приглашали в женский чемпионат ставших женщинами мужчин, теперь дело дошло до машины. Наверное, в следующем году они пригласят собаку, а еще через год – медиума, который будет получать ходы из потустороннего мира».

Да, забыл сказать, что я предложил пригласить для участия в чемпионате Голландии компьютер, но вы, наверное, сами догадались об этом. Чтобы быть точнее - программу, выигравшую последнее первенство страны среди компьютеров.

Программа имела романтическое название "Фриц ССС", хотя фактически была одной из модификаций программы "Фриц 6". Эта немецкая программа была одной из многих, очень многих шахматных программ, наводнивших тогда рынок. Все они не выдержали испытания временем и уступили современным программам, названия которых нам всем хорошо известны. "Фриц", вроде, держится на плаву, но его последняя модификация занимает в мировой табели шахматных программ место где-то во втором десятке.


Репортаж   в одной из крупнейших газет Голландии «Фолкскрант». Шапка над статьей гласит: ФРИЦ ССС ОТРАВЛЯЕТ АТМОСФЕРУ ШАХМАТНОГО ЧЕМПИОНАТА.


Йерун Пикет перед партией с компьютером. Над фотографией можно прочесть: "Зверь играет в убийственном темпе".

«Как жаль, что я не играю в турнире, - писал Тим Краббе, - иначе, если этим функционерам так уж хочется паблисити, я привлек бы еще больше внимания к шахматам, сдав партию компьютеру после первого хода!»

«А что будет, - продолжал голландец, - ежели машина выиграет национальный чемпионат? Тогда она должна играть, конечно, на первой доске за сборную страны. Но так как программу можно элементарно клонировать, машине следует отдать вторую, третью и четвертую доски. А если другие страны последуют нашему примеру, мы получим такого рода матчи:

Голландия – Германия
Первая доска: Фриц – Фриц
Вторая доска: Фриц – Фриц
Третья доска: Фриц – Фриц
Четвертая доска: Фриц - Фриц

Издевкам журналиста не было конца. Вот еще одна, из самых мягких: «Было бы логичнее, если бы они пригласили в турнир Бориса Беккера. Он, конечно, не голландец, но как-никак – фриц».

Следует заметить, что шахматные программы в то время были не сравнимы с сегодняшними, соревноваться с которыми не станет никто, находящийся в здравом рассудке.

За три года до того чемпионата Каспаров, правда, проиграл матч Deep Blue (1997), но там речь шла о совершенно особом, мощном агрегате, над созданием которого много месяцев работала целая бригада специалистов.

В голландском же первенстве принимала участие рядовая программа, доступная тогда фактически каждому.

Чемпионат Голландии (Роттердам 2000)

Паул ван дер Стеррен сдержал обещание, на партию с Фрицем не явился и ему поставили ноль, а Мануэль Босбоом, сделав с компьютером четыре хода, предложил разойтись миром. Получив отказ, полудиссидент демонстративно сдался. Протест Мануэля имел меркантильный привкус: с одной стороны он сохранил невинность, выказав неудовольствие участием машины, с другой - приобрел капитал (капиталец), сыграв с программой партию и не лишившись тем самым доли при дележки компьютерного пирога.

Выступление машины нельзя назвать блестящим. Приведем два примера. В первой партии гроссмейстер решил уже в дебюте сбить программу с теоретических путей. Жертвой этой стратегии оказался он сам.

Ван ден ДУЛ - ФРИЦ ССС
1.c4 Nf6 2.Nc3 e5 3.e4 Bc5 4.g3 O-O 5.Bg2 Nc6 6.Nge2 d6 7.d3 Ng4 8.O-O f5 9.Na4

9...Nxf2 10.Rxf2 Bxf2+ 11.Kxf2 f4 12.gxf4 exf4 13.Ng1 Qh4 14.Kf1 f3 15.Nxf3 Qxh2 0-1

А вот Люк ван Вели, впервые выигравший чемпионат страны, с успехом применил тактику создания закрытых позиций и длинных пешечных цепей. В подобного рода положениях машина чувствовала себя явно не в своей тарелке.

Ван ВЕЛИ - ФРИЦ ССС

1.c4 e5 2.g3 Nf6 3.Bg2 Nc6 4.Nc3 Bb4 5.a3 Bxc3 6.bxc3 O-O 7.e4 Передававший ходы программист был уже крайне пессимистичен: он знал слабые места своего детища как никто. Дальнейшая совершенно беспомощная игра программы подтвердила его опасения.
7...a6 8.a4 d6 9.d3 Bg4 10.f3 Bd7 11.Ne2 Qc8 12.h3 b6 13.f4 Be6 14.f5 Bd7 15.g4 Ne8 16.Ng3 Qd8 17.g5 Bc8 18.h4 f6 19.Qh5 Na5 20.Ra3 Qe7 21.Nf1 Nc6 22.Ne3 Qd7 23.g6 h6 24.Ng4 Ra7 25.Rg1

1-0 Против Bf3, Bxh6, Nxh6 нет спасения.

Ван Вели признался, что перед партией сильно нервничал, но на закрытии турнира лучезарил: «По мне, так пусть компьютер играет хоть каждый год, лишь бы спонсоры гнали монету!» - сказал новый чемпион.

Игра машины оставила двоякое впечатление: некоторых гроссмейстеров она буквально сокрушила, других заставила попотеть, но сыграла и несколько позорных партий, как, например, с ван Вели и ван дер Вилем.

Когда меня попросили прокомментировать выступление машины, я, помня классическое правило политиков, что нужно не вдаваться в тонкости вопроса, а подменять его контекст, сказал: «Кто не сожалеет, что в наше время турнир не может состоять только из Талей и Каспаровых, не имеет сердца, но кто полагает, что в современных шахматах можно обойтись без компьютера, не имеет головы».

Вопиющая иррелевантность сравнения была очевидной, но журналист, продолжая строчить в своем блокноте, поднял кверху большой палец. Он не хуже меня знал, что публика обожает хлесткие словечки, не особенно вдумываясь в их смысл.

Турнирная таблица и партии были посланы в ФИДЕ, но там решили не обсчитывать чемпионат для рейтинга и вообще запретили в будущем участие компьютера в официальных соревнованиях с белковыми шахматистами.

Тим Краббе мог вздохнуть спокойно: до начала турнира он заявил, что если чемпионом станет "Фриц", это будет сравнимо с объявлением Инцитата – любимого коня императора Калигулы – членом римского Сената. Правда, современные ученые считают, что Калигула при соблюдении всех демократических процедур (конь был объявлен сначала гражданином Рима, как требовал закон того времени) просто высмеял сенаторов-бездельников.

Более того, когда эксцентричный император был убит, народ выступил против вывода коня из Сената: в отличие от других законодателей Инцитат был отнюдь не худшим сенатором. Он не был замечен в лизоблюдстве, не написал ни одного доноса, никого в тюрьмы не сажал, дурных советов не давал, идиотских законов не предлагал и требовал совсем немного на свое содержание.

Что? Вы проводите аналогии? Нет, вы уже подумали, подумали, не отпирайтесь, я слежу за ходом ваших мыслей. Я не настаиваю на аналогиях с сегодняшним днем, но ведь вам они тоже пришли в голову. Разве не так?

Честолюбивые функционеры из федерации, несмотря на немалую порцию критики, на две недели попали в свет юпитеров и, гордые осуществленной идей, не признавались, кто являлся ее подлинным отцом.

Мои же коллеги, что-то все-таки прослышавшие, спрашивали, не на мне ли лежит этот грех. Я, как говорят в подобных случаях дипломаты, не подтверждал, но и не отрицал этого, хотя и многозначительно улыбался. Но зла на меня они не держали, тем более что ни один предшествующий чемпионат Голландии, как, впрочем, и последующие, по условиям даже близко не приблизился к тому, роттердамскому, вызвавшему столь бурную полемику.

Эксперимент с участием программы в чемпионате cтраны никогда больше не повторяли. Понятно, что теперь он был бы совершенно бессмысленен.


  


Смотрите также...

  • До начала турнира в Вейк-ан-Зее Магнус Карлсен дал интервью корресподенту голландской газеты «Фолкскрант», в котором сказал немало интересного. С некоторыми идеями чемпиона мира вы уже знакомы, другие могут показаться любопытными.

  • 18+

    Один очень известный гроссмейстер, гордясь талантом своего трехлетнего отпрыска, спрашивал у того: «Скажи-ка, милый, какого цвета поле а1?»

    «Белого», - отвечал ребенок.

    «А если подумать?» - продолжал совершенно не обескураженный родитель.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • В компании Chessbase не поверили в исключительные способности украинского нейрохирурга Андрея Слюсарчука, который якобы обыграл вслепую самую сильную шахматную программу "Рыбка-4" (мы рассказывали об этом позавчера). 

  • Увидел на каком-то российском сайте объявление: «требуются девушки б/к». Мне была знакома только аббревиатура б/у – «бывший в употреблении», а с подобным сочетанием я столкнулся впервые.

    Когда мне разъяснили, что б/к означает «без комплексов», приняв это к сведению, подумал еще, что одно вытекает из другого: вряд ли девушки б/к не были раньше девушками б/у.

  • Ужинали с английским гроссмейстером Кином в «Симпсонс на Стрэнде».

    В этом лондонском ресторане, открытом как шахматная кофейня аж в 1828 году, бывали все шахматные знаменитости прошлого.

  • Кирсан Илюмжинов в интервью для официального сайта женского чемпионата мира поведал о том, как родилась идея провести соревнование именно в Ханты-Мансийске:

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • В преддверии начала нового учебного года в шахматной школе «Сириуса», один из самых титулованных российских шахматистов рассказывает о том, как в Центре строится работа направления и почему во всём мире детское шахматное движение обретает ещё большую популярность.
    Оригинал - на сайте sochisirius.ru

  • После моего предыдущего текста вы могли подумать, что автор написал его исключительно для того, чтобы показать: играть в шахматы можно не только в хиджабе. Чтобы поозорничать, если не поерничать. Смею заверить – это совсем не так. Напротив! Дело в том, что неправильно повернутая доска напомнила об эпизоде собственной биографии, о котором и вспоминать-то не хочется, не то что делиться с кем-нибудь.