Вышайший Суперфинал

Пятница, 03.02.2017 15:36

«Лёха, а Лёха, - украинский юниор Алик Буховер дергал за рукав опытного мастера Суэтина, уже не раз выступавшего в первенствах страны. – Скажи, ты просто мастер, или международный?»

«Ну, просто мастер, а зачем тебе?» - с интонацией – отвяжешься ты, наконец, – в свою очередь спрашивал очень скоро ставший гроссмейстером Алексей Степанович Суэтин нахального харьковского подростка.

«Жаль, - вздыхал Буховер. - А то я тут с одним фраером на двадцать пять рублей примазал, что ты международный. Скажи ему, что ты  международный, а я тебе двенадцать с полтиной дам!»

Разговор этот состоялся в самом начале шестидесятых годов. В Ленинграде проводился турнир, в котором по шевенингенской системе мастера играли с молодыми соискателями на это звание. Боролись те, разумеется, за звание «мастер спорта СССР», и задача эта была отнюдь не синекурой.

Сегодня в мире 1600 гроссмейстеров, и число их растет с каждым годом. Само собой, международных, хотя в мои времена даже «международный мастер» звучало не менее торжественно, чем «победитель международного конкурса пианистов». Несколько десятков гроссмейстеров были небожителями; их считали личными посланниками Каиссы на земле.

Соревнования с гроссмейстерской нормой начались с будапештских турниров «первой субботы» каждого месяца.

Сегодня уже никого не удивишь турнирами, в которых можно получить балл высшего в шахматах звания, ставшего просто спортивным разрядом. В этом году только в Челябинской области запланировано девять турниров с гроссмейстерской нормой, а в недавно закончившихся зональных турнирах Океании сразу 56 игроков выполнили нормы для получения различных званий, в том числе и гроссмейстерских.

Раньше было по-другому. Ратмир Дмитриевич Холмов рассказывал: «В 60-м году, когда меня к гроссмейстеру представляли, выступил против этого сам Ботвинник. “Давайте, – сказал Михаил Моисеевич, – подождем немного, пусть Холмов год-два поиграет, докажет свой класс”. А я ведь к тому времени призовые места в первенствах страны брал и международные турниры не раз выигрывал. А сейчас, что делается: это же круглый идиотизм – погоня за гроссмейстерскими званиями. Чушь какая-то. Вот я недавно прочел: Россия получила двадцать два гроссмейстера за один год. Кандидат в мастера за год становится гроссмейстером! И они радуются этому. Здесь плакать надо, а не радоваться».

Лозунг президента ФИДЕ Макса Эйве – «гроссмейстера – каждой стране!» – может быть, был и не плох для популяризации шахмат, но, выхолостив смысл звания, резко снизил гроссмейстерский имидж.

Снижение требований к гроссмейстерским нормативам вызвало цепную реакцию: получившие высший разряд порождают очередную гроссмейстерскую волну, и конца-края не видно. Очевидно, бороться с этим уже поздно: сдержать процесс следовало не дополнительным печатанием денег, а ставя более жесткие требования к золотому покрытию их.

Как следствие, и вполне в духе наступившего прагматично-материального времени, появился новый феномен. В свое время Ильф и Петров писали: «У нас есть писатели по блату (немного, но есть). Композиторы по блату (бывают). Художники, поэты, драматурги, кинорежиссеры (по блату – имеется некоторый процент)».

Дополним ряд. Есть и у нас гроссмейстеры по блату (случаются). Признаем: высшее звание  можно получить по блату (назовем это так), хотя  способ его получения не останется секретом для нашего шахматного, по словцу Достоевского, «всемства» (всемство - все мы).

По блату можно получить и приглашение на тот или иной турнир (используя связи или свое положение), но по блату нельзя стать сильным гроссмейстером,  тем более чемпионом мира. В этом преимущество нашей древней  игры, в которой все знают друг о друге всё. 

Автор не открывает америк, и время от времени вспыхивающие дискуссии о введении нового звания являются только подтверждением тому. Дебаты прекращаются в первую очередь оттого, что не вполне ясен критерий, по которому следует определять эвентуального «супергроссмейстера» или «мегагроссмейстера». В случае попадания в турнир претендентов? По достижению определенного рейтинга? По каким-то другим показателям? Каким?

Для ратующих за рейтинговый критерий имеется серьезное возражение: бывшая вчера планка «супергроссмейстера» сегодня становится просто рядовым коэффициентом.

В 1981 году, приехав в первый раз на турнир «Интерполис» в голландский Тилбург, молодой Каспаров восклицал: «Ну что 2600, настоящий гроссмейстер начинается с 2650! Это – планка! Это я понимаю!»

Эмоциональная реплика будущего чемпиона мира свидетельствовала больше об амбициях восемнадцатилетнего юноши, чем была камешком в мой огород, хотя рейтинг 2595 и был тогда пятнадцатым в мире, а Лев Полугаевский, к примеру, с 2635 пунктами стоял под номером пять.

Сегодня гроссмейстер с рейтингом 2650, о котором мечтал Гарик, не попадает даже в первую сотню...

Выкладки молодого Каспарова отстоят от нашего времени на три с лишним десятилетия, но и на сравнительно коротком временном отрезке мы сталкиваемся с теми же проблемами. Несколько лет назад Сергей Карякин, поддерживая введение нового звания, говорил, что звание «супергроссмейстер» следует присваивать преодолевшим рубеж 2700 пунктов рейтинга, правда, уже месяц спустя он ужесточил требования, подняв планку до 2750. Осталось невыясненным, как поступать с теми, кто, однажды достигнув этой отметки, пошел вниз, или даже остался на той же высоте, оказавшись отброшенным инфляцией на несколько десятков мест назад. В этой связи раздавались голоса и о снятии высшего звания, если результаты перестанут соответствовать ему.

Пока шахматисты раздумывали, звонкое словцо «супергроссмейстер!» появилось в других видах спорта.

«Алексей Морозов – супергроссмейстер!» - называлась заметка о капитане казанского хоккейного клуба, забросившего очередную шайбу в ворота соперников.

Подобного рода суперлативы могут применяться представителями второй древнейшей профессии когда и сколько им заблагорассудится, но официально введенный довесок к высшему титулу в шахматах представляется странным.

Усиление слова «гроссмейстер» приставкой «супер», «мега», «гипер» или какой-либо иной выглядит искусственно, даже если вполне соответствует не заморачивающемуся смыслом слов времени.

Найджел Шорт предлагает вообще отменить звания и оперировать только текущим рейтингом. Действительно, бесстрастные цифры рейтинга действующих гроссмейстеров Домингеса (к примеру) - 2739 и Малинина - 2192 говорят сами за себя и не нуждаются в дальнейших комментариях.

А так... Разве Майклу Джордану, Лионелю Месси, Новаку Джоковичу или Усейну Болту требуются какие-нибудь дополнительные звания или титулы?


* * *

Девальвация гроссмейстерского звания не является каким-то исключением из правил. Девальвации сегодня подвергается всё – деньги, чувства, понятия. Балетные училища стали Академиями Танца, музыкальные – Консерваториями. Почти все институты превратились в Университеты, вместо школ появились Лицеи. Профессиональный Лицей Кулинарного Искусства размещается в школе, куда автор ходил в подростковые питерские годы. На самом деле это обыкновенное кулинарное училище, просто переехавшее в другое здание.

А звание «академик»? Развелось столько академий и академиков, что рощу вблизи Афин, названную в честь древнегреческого героя Академа, давно растащили бы на дрова.

Подобную картину мы имеем повсюду. Ни один Папа не канонизировал столько людей, как предыдущий – Павел Иоанн Второй. Он причислил к лику святых и блаженных больше, чем все его предшественники после XVI века, и святых теперь хоть пруд пруди.

А фирменный жест Уинстона Черчилля времен Второй мировой войны? Сегодня этот жест - от первой буквы слова Victory - показывают все кому не лень. Растопыренные пальцы тычат в телекамеры и террористы, и маленькие сирийские дети, чудом избежавшие смерти.

Примеры девальвации и подмены понятий можно с легкостью найти и в повседневной жизни России. Обществу пошло бы на пользу, если бы многие министры стали завхозами, профессора преподавали в начальных школах, маршалы были разжалованы в подполковники, а подполковники вообще уволены в запас.


* * *

Вернемся к шахматам. Раньше попадание в финал первенства Советского Союза считалось немалым достижением, и слова мастера - «для меня полуфинал – это финал» - не звучали такой уж шуткой.

Слово «суперфинал» вошло в лексикон российских шахмат в ноябре 2004 года. Тогда был проведен чемпионат страны, в котором, по задумке организаторов, должны были принять участие абсолютно все сильнейшие, всего четырнадцать гроссмейстеров. Незадолго до турнира по болезни выбыл Крамник, и было решено сократить число участников до двенадцати; за штат был выведен Халифман. Очень скоро выяснилось - преждевременно: за день до старта отказался Карпов, и за чемпионское звание, в конечном итоге завоеванное Каспаровым, в первом российском Суперфинале боролись одиннадцать человек.

Хотя роды у первенца получились трудными, название сохранилось. С тех пор чемпионаты России по шахматам иначе как «суперфиналами» не называются. Правда, турнир, в котором приняли бы участие действительно все сильнейшие, припомнить не просто. Возьмем, к примеру, последний (2016).

Что и говорить, турнир хороший, но на Олимпиаде в Баку (2016), прошедшей несколько месяцев спустя, цвета России защищали Карякин, Крамник и Непомнящий, не выступавшие в суперфинале.


* * *

Спортивный журналист советских еще времен любил порассуждать, пробьется ли местная команда в главную лигу чемпионата Советского Союза. Когда бакинские «Нефтчи» (называвшиеся тогда «Нефтяник») добились-таки этого права, он написал, что команда вышла в ВЫШАЙШУЮ лигу. Журналист даже пробовал ввести эту превосходную степень в свои репортажи, но, как утверждают коллеги, увидев несуществующее в русском языке слово, корректоры безжалостно вычеркивали его.

Вы поняли, к чему автор клонит? Тогда не вышло, так может теперь попробовать: собрать действительно всех сильнейших и назвать турнир «Вышайшим Суперфиналом»? А то все суперфинал, да суперфинал. Приелось в конце концов. А не получится с меня взятки гладки, сошлюсь на поэта:

Многие меня поносят
И теперь, пожалуй, спросят:
Глупо так зачем шучу?
Что за дело им? Хочу.

Два с половиной тысячелетия назад, когда только-только заступивший на пост молодой император спросил у Конфуция, что бы тот посоветовал ему в первую очередь, китайский философ отвечал - для начала следовало бы вернуть словам их первоначальный смысл.


  


Смотрите также...

  • Сегодня стало известно, что формат традиционного фестиваля "Москва опен" в следующем году претерпит изменения. Главными станут круговые турниры с участием приглашенных молодых гроссмейстеров - по десять человек в мужском и женском соревновании.

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Руководитель специализации "Шахматы" в Российском государственном университете физической культуры, спорта и туризма (РГУФКСиТ) Игорь Глек направил письмо Аркадию Дворковичу (а также несколько копий другим чиновникам), в котором просит рассмотреть новый проект введения членских взносов.

  • Имею обыкновение читать комментарии, появляющиеся на сайте. Значительная часть из них наводит на определенные мысли. 

    И вот, не будучи сотрудником сайта, а являясь, скорее, «вольноопределяющимся», хотелось бы четко и беспристрастно донести до народа истину, коей она мне видится.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • По улице моей который год,
    Звучат шаги – мои друзья уходят.

    Белла Ахмадулина

    Был далекий 1965-й год. В венгерском курортном городке Дьюла проходил международный шахматный турнир. У всегда неукротимого Виктора Корчного еще и явных конкурентов не было. Поэтому его феноменальные 14.5 из 15 удивляют лишь на первый взгляд.

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.