О гении и о себе

Вторник, 06.12.2016 22:16

Магнус Карлсен: "Кредо - играть до конца!"

После матча на первенство мира в Нью-Йорке Сергей Карякин вот уже несколько дней исправно трудится, чтобы его имя не исчезало с заголовков российских СМИ: ежедневные пресс-конференции, визиты в редакции, пиар-акции - всё это пока не даёт гроссмейстеру переключиться на пассивный отдых с семьёй. "Пока зовут - надо использовать момент", - без обиняков признался в одном из радиоэфиров менеджер экс-претендента Кирилл Зангалис, который сопровождает подопечного повсюду. За эти дни Карякин успел многое: он и оценил свою игру в матче на пять с минусом (минус - только за тай-брейк), и пообещал, что реванш обязательно состоится, и "самого Владимира Владимировича" выделил как главного своего болельщика, и Каспарову ответил на критику, и ударом по мячу начал футбольный матч с участием "Спартака" - любимого клуба, из состава которого, впрочем, не смог вспомнить ни одного игрока.

Самое время познакомиться с тем, что говорит соперник Карякина - выигравший матч Магнус Карлсен. В свежем интервью изданию "Numero" герою, правда, не задали вопросов о самом матче, но кое-что к уже известному портрету чемпиона мира добавить можно.

(Перевод с английского - Chess-News)
Норвежец в очередной раз дал понять, что его кредо - играть до конца, без каких-либо поблажек и уступок. "Я никогда не прячусь за "безопасными" ходами и якобы незыблемыми правилами. К примеру, есть шахматисты, которые считают, что если в результате дебюта на доске сложилась равная позиция, то это обязательно должно привести к ничьей. Не записывайте меня в их число! Я отказываюсь признавать исход борьбы до того, как исчерпаются все до единой возможности. Даже если позиция неприятная, всегда есть шанс победить".

По словам Магнуса, он всегда верил в себя, но по незрелости порой испытывал излишнее почтение к более опытным соперникам. Со временем это прошло и он стал смелее. Здесь уместно вспомнить, как Карякин посетовал на "слишком почтительное" отношение к самому Карлсену, когда в десятой партии матча не просчитал несложную ничейную комбинацию, - "а надо было более нагло с ним себя вести".

"Но одной уверенности мало, - добавляет чемпион мира. - Прав был Фишер, заметивший однажды, что не верит в психологию, а верит только в хорошие ходы. Вот и я всё-таки создаю проблемы своим соперникам прежде всего ходами, а не чем-то ещё".

"Изучаю дебюты, свежие направления, решаю тактические задачи, стараюсь придумывать новые идеи..." - такой ответ на вопрос о тренировочном процессе не устроил журналиста, и Магнус согласился, что шахматист - такой же спортсмен, как остальные:

"Во время турниров я закрываюсь, не участвую ни в каких вечеринках, даже не интересуюсь городами, в которых играю. Всё это приводит к трате времени и энергии. В шахматах моего уровня необходима как умственная, так и физическая подготовка. Чтобы раскрыть свои способности в полной мере, я должен быть в согласии со своим телом. Случается, играешь по пять часов ежедневно в течение двух недель. И вот на пятом или шестом часу физика имеет огромное значение".

Карлсен вспомнил о своих занятиях с Каспаровым в 2009-м, причём до этого покинувший шахматы чемпион мира долго отказывался от сотрудничества. "Мы анализировали много динамических, сложных позиций, решали проблемы выбора дебютных ходов. Кое-что из советов Гарри совершенно бесценно - он поделился со мной психологическими потретами тех, с кем сам соперничал. К примеру, Гарри объяснил, какого типа позиции предпочитает получать Ананд, раскрыл некоторые тайны языка тела странного и непредсказуемого Иванчука".  

По сей день, утверждает собеседник, они с Каспаровым остаются на связи во время турниров.

При этом Магнус всегда следовал правилу "не сотвори себе кумира": "Я могу восхищаться игрой или талантом, но не поклоняюсь кому-то персонально. И это не мешает мне интересоваться такими великими шахматистами, как, например, Бобби Фишер, Эмануэль Ласкер, Хосе Рауль Капабланка. Я проглатываю шахматные книги, но не потому, что меня влекут сюжетные истории, и не потому, что желаю в них непременно чему-то научиться, а просто мне интересно, и всё".

Внутрицеховые отношения между шахматистами Карлсен называет прекрасными; сам же он в перерывах между выступлениями живёт обычной жизнью: "встречаюсь с друзьями, занимаюсь спортом, сижу в интернете..." И тут же добавляет: "Вообще-то, если честно, я не представляю, чем бы я мог заниматься в жизни, если не шахматами".

Магнус вспоминает, что впервые обыграл отца лет в девять, причём тогда старший ещё оставался более сильным шахматистом. Тренировался он, как правило, дома - сверстники в шахматном клубе слишком скоро стали ему неинтересны. Помогал и интернет, где Карлсен поигрывает до сих пор, но почти никогда - под своим настоящим именем. "Это нечестно? Как бы не так - я не всегда побеждаю! Если, скажем, играем по минуте, может случиться что угодно".

На свои заработки герой "не жалуется" и отмечает, что около пятидесяти лучших игроков по рейтингу могут жить только за счёт шахмат. "Но правда и то, что большинство вынуждены искать доходы на стороне - например, тренировать или писать статьи в специализированные журналы".

Наконец, Карлсен с неожиданной стороны подошёл к проблеме нечестной игры: "Открою вам один секрет: шахматисты настолько эгоцентричны, их настолько будоражит собственное "я", что они даже на секунду не допускают возможности обыграть соперника за счёт чего-либо, кроме своего гения!"


  


Комментарии

ощущение, что после Нью-Йорка

Счет: -3

ощущение, что после Нью-Йорка воспринимать чемпиона будут иначе: бескомпромиссный "Карлсен до" и избегающий рисков "Карлсен после"

современный парень, очень

Счет: 0

современный парень, очень толковый. на шахматах не зацикливается, интересуется всем. жизнь у него продолжается. далеко пойдёт. кабы его выдвинули на председателя ФИДЕ, поддержали бы все, кто любит шахматы. старческие маразмы нужно удалять из шахматной жизни. пусть лечат свои болезни сами, шахматисты до их болячек не имеют никакого отношения. пусть этим занимаются врачи.

Смотрите также...