Вспоминая Баку

Понедельник, 31.10.2016 02:44

Гуляя сентябрем 2016 года по солнечному Баку, увидел мемориальную доску на доме, в котором родился Мстислав Ростропович.

Великий виолончелист, как известно, не выговаривал ни «р», ни «л». Однажды, на репетиции, обращаясь к группе альтов, Мстислав Леопольдович сказал: «Стагики! Вы иггаете, как тетегева! Когда тетегев токует, он ни хега не свышит, и его можно бгать говыми гуками!»

Наблюдая в последнем туре бакинской Олимпиады за игрой разменявшего cедьмой десяток Александра Генриховича Белявского, вспомнил Ростроповича. Гроссмейстер, прекрасно выступавший в начале соревнования, играл с большим напряжением, не вставая, полностью погрузившись в партию. Но на шестом часу игры в равном окончании очевидно устал, начал допускать ошибки, и соперник взял его голыми руками, как тетерева на току.


* * *

Выступая 12 апреля 1959 года в Индианаполисе, Джон Кеннеди сказал, что в китайском языке слово «кризис» состоит из двух иероглифов. Первый означает «угрозу», второй – «возможность». То есть, с одной стороны кризис несет в себе угрозу, с другой - если правильно отнестись к нему - открывает новые возможности. Эффектный оборот получил большое распространение: Ричард Никсон, да и другие политики, блиставшие красноречием на публике, стали вставлять его в свои выступления.

Впервые появившись в китайском миссионерском журнале в 1938 году, иероглифы 危机 – вэй цзи, имеющие, как полагали авторы статьи, два значения, не только стали любимым инструментом американских политиков, но и бизнес-консультантов, и психологов, учивших повышенной мотивации.

В свете новых веяний в отношениях с могущественным соседом вы, конечно, уже начали учить китайский и знаете, что такое толкование иероглифов, как бы эффектно оно ни выглядело, не соответствует действительности.

Тот факт, что «вэйцзи» содержит элементы обоих слов - случайность, так же, как и в русском языке слова, скажем, «контратака» и «контрацептив», хотя и состоят больше чем наполовину из тех же самых букв, не являются синонимами.

Но всё это уже не играет никакой роли: красивый оборот вышел из повиновения - повсеместное толкование кризиса как «опасности» и «возможности» стало общеупотребительным. 

Государственный секретарь США Кондолиза Райс, к примеру, упомянула его 2007 году во время мирных переговоров по Ближнему Востоку, да и бывший вице-президент Альберт Гор тоже использовал оборот несколько раз, в том числе во время своей нобелевской речи.

К чему это я всё? Ах да, к кризису и возможностям. И Олимпиаде в Баку. Глядя на игру когда-то входившего в первую десятку мира Теймура Раджабова, неудачно игравшего на Олимпиаде, да и после нее, и, очевидно, переживающего кризис, подумал: то, что Тима не может не чувствовать угрозы, очевидно. Но удастся ли ему, не вдаваясь в тонкости китайской грамматики, сделать выводы и открыть для себя новые возможности?


* * *

Взглянув на Каруану во время одного из матчей будущих победителей Олимпиады, вспомнил примечание к слову «шахматист» в «Словаре русского сленга»: «Ироническое. Умник, зазнайка. Пример: Видали мы таких шахматистов, сусликов очкастых».

Фабиано не исполнилось одиннадцати, когда он снял первый гроссмейстерский скальп. Поверженным оказался Александр Войткевич. Четыре года спустя Каруана сам стал гроссмейстером. Тогда-то я и увидел его впервые на турнире ван Остерома в Амстердаме, когда Фабиано в захватывающей борьбе победил Корчного. Мальчик стоически перенес водопад, обрушенный Маэстро по поводу его игры в этой партии и перспектив в шахматах вообще, и не проронил ни слова.

И сегодня Каруана, несмотря на блестящую карьеру сначала вундеркинда, потом прочно обосновавшегося в первой десятке мира реального кандидата на высший титул, - скромный и в высшей степени корректный молодой человек. Трудно предположить, что за таким внешним видом скрывается темперамент и характер бескомпромиссного борца.


* * *

Однажды задал шахматный, не помню уж какой, вопрос Борису Васильевичу Спасскому – что нужно делать в этом случае? «А ничего не делать, - ответил многоопытный чемпион мира. – Молиться!» 

В Бакинском Кристальном Зале (Baku Crystal Hall) заметил за несколько минут до начала тура держащего в руках невидимый коран, что-то шепчущего и устремляющего взор ввысь молодого человека. В другой раз увидел украдкой крестящуюся перед началом партии девушку. 

На фубольном матче подобное действо совершается на глазах у десятков тысяч человек, не говоря уже о многомиллионной телевизионной аудитории. Это, конечно, дело сугубо личное, даже если мы уже упоминали вратаря, увидевшего  крестящегося троекратно перед началом матча коллегу из команды соперников и заметившего: «Нечестно получается. Двое на одного!»

Тогда же, в Баку, вспомнилось, что по этому поводу что-то писал уже Эзоп. Всё знающая Википедия быстро помогла найти басню, скорее даже притчу греческого мудреца.

«Блоха и атлет».

Блоха однажды вспрыгнула на ногу разгоряченному атлету и укусила его. Он рассердился и уже сложил ногти, чтобы ее раздавить, как она опять прыгнула так, как от природы дано ей прыгать, и ускользнула от гибели. Застонал атлет и молвил: "О Геракл! если ты против блохи мне не помогаешь, то как же ты поможешь мне против соперников?

Мы уже писали о талисманах и ритуалах, которых придерживается немало шахматистов (и шахматисток) перед игрой. Нет никакого сомнения, что среди них есть и призывающие на помощь высшие силы. Им следовало бы перечитать  басню человека, жившего две с половиною тысячи лет тому назад.

А впрочем, почему? Если молитвы помогают лучшему настрою на игру, придают уверенность, отменять их не стоит, но самому (самой) тоже не плошать и не забывать, что в конечном итоге всё решает качество ходов.


* * *

Там же, в Баку, наблюдал за началом партии двух молодых гроссмейстеров. За какие-нибудь три минуты соперники отбарабанили 26 ходов, потратив время, главным образом, на запись. Партия плавно перетекла в глубокий миттельшпиль, были разменены ладьи и по паре легких фигур, затем с доски исчезли ферзи. Возникшая позиция была, очевидно, знакома обоим, и ходы они делали автоматически.

Когда один из соперников остановился и, обхватив голову руками, стал в первый раз вглядываться в положение на доске, было не вполне ясно, вспоминает ли он домашние анализы, или действительно погрузился в раздумья.

Один из персонажей «Одесских рассказов» спрашивает: «Где начинается полиция, и где кончается Беня?»

«Полиция кончается там, где начинается Беня», - отвечали ему «резонные люди» - пишет Бабель.

Таким образом, на вопрос, где начинается самостоятельная игра, а где кончается компьютерная подготовка, ответа я не получил, зато  вспомнил один из монологов Давида Ионовича Бронштейна об Алексее Суэтина, известном теоретике, знатоке испанской.

«Ему же всё ясно, никаких проблем в дебюте у него нет, думать ему не обязательно, и он делает ходы, даже не глядя на ответ соперника».

«Самой простой способ выиграть у Суэтина, - продолжал Бронштейн, – после 1.е4 е5. 2.Nf3 пойти 2...а6 и следующим ходом забрать слона...»


  


Смотрите также...