Станислав Говорухин: "Шахматы придуманы Господом Богом"

Пятница, 15.04.2011 19:35

Мария МАНАКОВА

К Станиславу Сергеевичу Говорухину я попала за пару дней до его 75-летия. Торопила встречу, но он успокоил: «Не переживай! ЮНЕСКО объявило этот год годом Говорухина, так что интервью будет актуально еще долго». Самое  смешное, что я ему поверила.

Встреча состоялась в кафе в центре Москвы. Вообще, заведение мне показалось довольно странным: во всех комнатах – коллекционные вина и сигары, и все это на фоне бардака (как потом выяснилось – ремонта). Говорухин здесь завсегдатай, но теперь для него не будет специальной комнаты, ее переоборудывают в кондитерскую.

Интервью пришлось брать в компании. Поначалу я расстроилась: время от времени нас прерывали, рассказывали анекдоты, добавляли реплики по каждому поводу. А потом поняла: именно при людях, на зрителях, Говорухин так уверенно себя чувствует: говорит красиво, уверенно, артистично. Короче, это надо видеть.

Мне налили вина, собеседник в очередной раз отчитал меня, что не пью, заметил, что я ненормальная женщина, не забыв про свой коронный совет: «Пей каждый вечер по рюмке красного вина, и все у тебя в жизни будет хорошо!»

- Вас позвали на пост председателя Общественного совета. Что вы собираетесь в нем делать?

- Во-первых, меня никто не звал. «Во-вторых» уже, наверное, и не требуется. Никто меня не звал, не приглашал, не говорил, не звонил.

- На Наблюдательном совете это было объявлено.

- (неразборчиво)

- Ладно. А если вам предложат?

- Смотря кто предложит. Если прохиндей – не соглашусь. А если достойный человек – то с удовольствием возьму на себя эти обязанности! Надеюсь, не так уж много времени это отнимет.

- У вас есть какие-то идеи или вы будете только присматриваться?

- У меня есть общая идея! Одна. Мы были великой шахматной державой, а сейчас представители последних двух поколений не знают, как ходит конь. Но и это – частность. А в целом, интеллектуальный уровень общества заметно понизился. За эти двадцать лет перестройки мы стали футбольной страной, не шахматной. Кстати, когда мы были великой шахматной державой, мы были и по футболу чемпионами Европы, даже олимпийскими чемпионами. Конечно, то была сборная СССР, но все равно, главную скрипку в команде играла Россия.

- Все мы хотим, чтобы Россия стала великой шахматной державой, но с чего начать?

- Прежде всего, надо ввести шахматы в школе обязательным предметом. Потому что уже только идиот не понимает, насколько это полезно ребенку. Это развивает его аналитические способности. Вообще, он начинает мыслить. 

- Сейчас планируется упразднить дополнительное образование, а вместо него ввести в школах платные уроки шахмат. Не уничтожит ли шахматы отмена Дворцов пионеров, детских секций, клубов?

- Так шахматы уже уничтожены. Ими  единицы занимаются. Вообще, спорт у нас на самом низком уровне. Дело в том, что сколько ни готовь Олимпийских чемпионов, победителем Олимпиад ты не станешь. Это произойдет только в том случае, если все дети будут заниматься спортом. Каждый своим, каким нравится. А лучше – многими видами, как это бывало раньше. 

- То есть, главное для шахмат – ввести их в школе?

- Конечно! Шахматы нужно внедрять. Это как с чтением: и родители, и школа должны заставлять детей, и не просто заставлять, а сначала приучить, потом заставить полюбить читать книгу. Не каждого увлечешь шахматами, но многих увлечешь. И делается это, прежде всего, не для того, чтобы подготовить чемпиона мира. А для того, чтобы дети росли интеллектуально развитыми. Шахматы – это ведь не только спорт, это еще и наука, и искусство. Они развивают человека очень гармонично. Кстати, сегодня все шахматисты высокого класса занимаются каким-то видом спорта. И это лучшее доказательство того, что шахматы – спорт. Потому что здесь нужна еще и отличная физическая форма.

- Вы уверены, что шахматы развивают интеллект? И что такое, по-вашему, интеллект вообще?

- Интеллект – это способность самостоятельно мыслить. И, конечно, всесторонняя образованность. Каким бы умным человек ни был, каким бы житейским опытом ни обладал, интеллект без образованности все равно не интеллект.

- Бытует мнение, что шахматисты – это люди, не имеющие жизненной опоры, контрактов, пенсий. Стоит ли молодым людям ориентироваться на профессионалов и связывать жизнь с шахматами?

- Что касается заработков – не стоит.

- То есть, если ребенок занимается шахматами, ему нужно напоминать о том, что он станет нищим, если увлечется?

- Шахматы нужны не для того, чтобы играть в первенстве мира. Они нужны только на первом этапе развития человека.

- Но кто-то же должен играть на чемпионатах мира!

- Суперталантливые дети! Которые не мыслят жизни без шахмат. Они и будут играть. Их не смутят низкие заработки, ничего! Те, кто влюблен в шахматы. А все остальные в 14-15 лет бросят и уйдут в другие места. Они и должны бросить.

- Кстати, в последнее время возникла такая проблема. В Москве давно введены детские рейтинги – для каждого ребенка. Но доходит до того, что в некоторые турниры не пускают детей с рейтингом.

- Это дурь просто. Обыкновенная дурь, и этой дури мы уже нахлебались вот столько (показывает) со дня перестройки. Чушь. Вообще, дело не в соревнованиях, а в том, чтобы дети играли друг с другом. Ведь почему мы были великой шахматной державой? Потому что в шахматы играли все. В любом таксопарке, на пляже, в поезде, даже в самолетах выдавали шахматы. На бульварах, в научно-исследовательских институтах, насколько я помню, в обеденных перерывах резались в блиц, а после работы еще оставались «постучать».

* * *

- Знаете ли вы что-нибудь о «новой власти» РШФ, о конкретных людях, которые ее составляют?

- Нет, про власть я ничего не знаю. Кто пришел, зачем, для чего…

- Пришел менеджер. Не очень разбирающийся в шахматах, но, очевидно, разбирающийся в PR-технологиях. Это правильный ход?

- Нет…Мне кажется… Ну, не знаю… Надо все-таки понимать шахматы, чтобы быть успешным менеджером в области шахмат.

- Не знаю, права ли я, но мне кажется, что в других видах спорта к власти приходят экономисты. Чтобы привлечь деньги. Будут деньги – будет и внедрение в школы…

- Никаких денег в нашем футболе не было. А играли мы гораздо лучше, чем сегодня. Футбол имел совершенно другое дыхание. И вся страна следила за матчем тбилисского «Динамо» и московского «Спартака». Или киевского «Динамо» и ЦСКА. А сегодня вся молодежь смотрит, как играет «Арсенал», «Челси», «Барселона» и Мадрид.

- Так может, мы потому в советское время не смотрели европейских матчей, что нам не показывали?

- Отчасти и поэтому. Но скажи, все-таки интереснее, когда ты болеешь за себя, за своих! А потом…ведь все зависит от телевидения. Оно может показывать внутренние матчи, а может показывать только «Челси» и «Барселону». Оно и показывает.

- Я тут посмотрела матч Россия – Армения… Некрасивый футбол!

- Он потому и некрасивый, что его нет. А деньги огромные. Сама подумай: если подсчитать, сколько средств тратится на футбол, и какое нам показывают зрелище…Вот тебе и менеджер! Вот тебе и экономика на первом плане!

- А если бы вы стояли во главе шахматной федерации, как бы вы привлекали деньги?

- Это не ко мне. Привлечь деньги…Я не могу привлечь к собственному фильму деньги! Что я тут могу привлечь? Поэтому, очевидно, предложение, о котором ты говоришь, мне не поступало. Понимают, что от меня пользы – как от козла молока. А надо приглашать людей…полезных. В смысле денег.

- И все-таки, я не понимаю: неужели, чтобы привлекать деньги, нужно обязательно разбираться в шахматах?

- Чтобы привлечь деньги, менеджер должен понимать суть самих шахмат, психологию игрока, разбираться, есть ли в шахматах зрительский момент. А он наверняка должен быть. Ибо это уже проверенный спорт: два столетия люди всех стран следили за шахматными поединками, интересовались, как окончилась, скажем, партия матча Капабланка-Алехин.

- Что же изменилось?

- Ну, я же тебе уже сказал – упал интеллектуальный уровень общества, люди вообще опустились до самой нижней отметки. Перестали читать. Новое поколение уже не читает. И конечно, любой Интернет, спасительный якобы, где можно все найти и все узнать, не дает столько, сколько книга. Книга, помимо того, что дает информацию, еще воспитывает чувства. Чего не может сделать никакой Интернет.

Соответственно и духовный облик молодого человека, воспитанного на ай-поде, ай-паде, компьютере, очень отличается от духовного облика человека девятнадцатого века. Например, Менделеев, будучи ребенком, воспитывался на книге Жюля Верна. И так далее.

- Значит, шахматы катятся в тартарары, и у них нет шансов воспрянуть?

- Абсолютно никаких шансов в наше время! Сегодня даже у нормального искусства нет никаких шансов. Возьмем кинематограф, чтобы понять, что катится в тартарары, а что не катится. Начнем с того, что сегодня снимается очень много хороших фильмов. Я смотрю все. Когда я это говорю – вот, тебе или аудитории, - у всех шары: «Как это?!»

- Не доходят фильмы?

- Ни до кого не доходят! Потому что рынок…Причем дело дошло уже до маразма: почти все фильмы финансируются «государством». К примеру, «Край».  Его финансировало «государство». Десятки миллионов он стоил – может, двадцать – двадцать пять. ОАО «РЖД» финансировало. Это что – государство? А «Газпром» – это что – государство? «Газпром» финансирует огромное количество фильмов, «ЛУКОЙЛ», и так далее.

Потом эти картины попадают в частные руки людей, которых не интересует ничего: ни дети, ни будущее страны, ни публика как таковая, ни образованная публика. Их интересуют только деньги. Продукт отдается в руки проходимцев, которые просто не показывают его потому, что он не принесет дохода. Таким образом, публика становится все дурнее, все глупее. Фильмы она требует все более понятные, то есть, самые глупые. Поэтому на экране только попкорновое кино или американская продукция. Американские режиссеры, не стесняясь, говорят: «Мы снимаем фильмы для 14-летнего цветного подростка». Вот, 14-летний цветной подросток сидит в наших кинотеатрах. Он может не быть цветным, но он так же интеллектуально развит, как цветной подросток в США.

Кино погибает, просто на глазах погибает. А снимаются очень хорошие фильмы. Хочешь, я тебе назову: «Человек у окна», «Воробей», «Зона турбулентности», «Неадекватные люди» – вот только то, что испечено вчера. Никто ничего этого не видел и не увидит.

Даже кино, считай, погибло. Что уж говорить о шахматах?

- А…это…ой, вы так пессимистично мне тут все наговорили…

- А ты что, хотела от меня оптимистического ответа?

- От вас не дождешься!  

- (с философской грустью) От меня не дождешься!

- Но ведь в других странах идет расцвет в шахматах! Тот же Китай, Америка…

- Я не думаю, что там идет расцвет. Китай относится серьезно. Но Китай ко всему относится серьезно: к спорту, экономике, науке, вооружению. Это не означает, что все китайцы играют в шахматы. Просто они там целенаправленно готовят чемпионов мира, особенно у женщин. Но в целом, в странах Европы и Америки никто не играет в шахматы. Никто. Вообще. Ты никогда не увидишь на пляже, на отдыхе, на курорте двух иностранцев, играющих в шахматы. Если увидишь – беги скорее за фотоаппаратом и помести это в журнал. Все. Они закончились. Хотя, все равно там положение лучше, чем у нас.

А у нас – дикая азиатская страна. Мы все время превращаемся в абсолютно варварскую, ничего не умеющую делать, страну. Мы ничего не производим. Да и не собираемся производить. Потому что у нас нет ни рабочих, ни инженеров. Двадцать лет вся молодежь училась на юристов и на экономистов. И сегодня, когда понадобились инженеры, техники, квалифицированные рабочие – нет! И не будет. Для того, чтобы они появились, должно пройти еще лет двадцать. Точно так же дело обстоит и со всем остальным.   

* * *

- Вы только критикуете, а что предлагаете? Предложили внедрение шахмат в школе…

- Конечно! И в футболе тоже! Надо, чтобы дети играли, как это было всегда. Во всех дворах, всюду, в пионерлагерях… Пионерлагери-то уничтожили.

- В наше время дети выбирают компьютеры, а не погонять в футбол.

- А родители для чего? Для того, чтобы отгонять ребенка от компьютера. Он его ничему не научит! Вернее, научит только плохому. Не только школа обязана заниматься ребенком, но и родители. А если родители сами дебилы? Я знаю миллионы родителей, у которых дома нет ни одной книжки. Я бывал в таких домах. Ходил по квартире и думал: «Господи, одну бы книжку увидеть где-нибудь!» И если родители такие, чему они научат детей?

- Так может, наступила новая эра, где нет места книгам, где такие темпы, что только компьютер может с ними справиться?

- Правильно. Новая эра. А дальше наступит еще худшая эра. И постепенно все придет к тому, к чему оно должно придти.

- К чему это?   

- К тому, что называется Апокалипсис (выговаривает это слово на особый, возвышенный манер). Апо-ка-липсис когда-то будет, обязан быть, но для этого должно выродиться человечество: превратиться сначала в обезьян, в полуграмотных диких людей, которые только могут общаться с техникой, с кнопками. Бездуховных людей. А дальше бездуховное общество обязательно разразится атомной бомбой.

- Не заменят ли логины, под которыми люди соревнуются, живых людей…

- Не понимаю, чё такое…

- в Интернете…

- Водитель мой играет в Интернете все время.

- Может, люди перестанут из-за этого ходить в клубы?

- А что, у нас есть много клубов? Вот, был один, и то закрылся. И надо теперь искать какой-то другой. (Обращается ко всей компании) Кто-нибудь знает, есть ли еще какой-нибудь клуб, где можно играть, курить?

- Гостиная Дворковича.

- А что, туда можно приходить каждый день, играть?

- Как вы считаете, в шахматах возможны долгосрочные спонсоры?

- Не верю. Все нынешние спонсоры – молодые, воспитаны уже в этом обществе. В стране, в которой произошла Великая Криминальная революция. Им совершенно чужды какие-то деревянные фигурки. Вообще, им чуждо мыслить на абстрактные темы. Они могут думать о том, как заработать деньги. Вот это – да, это они умеют.

- Но если на шахматы находятся деньги, значит это кому-то выгодно?

- Никому не выгодно. Огромная роль в этом деле должны играть журналисты, педагоги, чемпионы, конечно. Надо объяснять, неустанно объяснять, насколько шахматы полезны молодому человеку, вступающему в жизнь. Находятся, например, спонсоры, которые дают деньги в школу талантливых детей. Надо считать, что с шахматами – то же самое. Только все общество должно давать.

Это же игра, придуманная Господом Богом. Потому что никто не знает, кто ее изобрел. Такую сложную, логически стройную игру, где все так завязано, человек не может изобрести.

- Кто-то в РШФ установил закон, по которому в чемпионатах России могут играть только люди, присутствующие в рейтинг-листе страны. Это справедливо? 

- Я ничего не понимаю в рейтинге. Но думаю, чем массовее будут шахматы, тем лучше. И любое препятствие тому, чтобы в шахматы играли миллионы, оно мешает. Запрет всегда приводит к худшему.

* * *

- Когда я лет пять назад брала у вас интервью, вы сказали, что шахматисты, как бомжи - снимать на камеру некого. И что пока они не будут нормально выглядеть, деньги невозможно будет привлечь…

- Это очень важно, конечно.

- Что-нибудь изменилось с тех пор?

- Да нет, ничего не изменилось. По-прежнему все приходят в кедах, в грязных рубашках. Утеряны культурные традиции. Шахматы – это бабочка, галстук, хороший костюм. Всегда это было! Пока не наступило новое время. А началось примерно с восьмидесятого года. Ты видела хоть по телевизору, как проходило первенство СССР, в котором впервые блеснул Таль? Тогда все были в галстуках, в белых рубашках – одевались, как на праздник. Ты можешь себе представить Кереса или Василия Васильевича Смыслова без галстука и выглаженной накрахмаленной рубашки? Невозможно.

- Сейчас некоторые организаторы стали подписывать контракты с участниками, где оговаривается одежда.

- Ну и слава Богу! Вот видишь! Я-то об этом говорил сто лет назад, а до людей доходит, к сожалению, слишком поздно.

- Женские шахматы: это красиво или это уродство? Чрезмерное интеллектуальное напряжение без акцента на сексуальность, модные аксессуары, спортивное тело – не пахнет ли это убожеством?

- Не знаю, не знаю. Я видел массу шахматисток, начиная с моей артистки, которая играла в «Благословите женщину», чемпионки мира Саши Костенюк… Красавица! И мой интервьюер – тоже красавица. И вообще, я всю жизнь, ну, по крайней мере, последние двадцать лет, играл в основном с женщинами, и все они красивые.

- С кем, например?

- С Машей Манаковой играл очень часто. У меня есть помощница Катя (забыл, как ее фамилия) по Думе – мы с ней играем. С Машей Фоминых пару раз играл. С Макарычевой. Я играю с шахматистками, шахматистами, которые сильнее меня. Поэтому мне это очень полезно.  

- Какой у вас стиль игры?

- Зависит от настроения. И от выпивки. Если выпью – играю агрессивно. Я спросил Марка Тайманова, может ли шахматист перед серьезной партией выпить. Он ответил: «Вполне можно! Рюмочку. Не бутылку, конечно, но рюмочку – можно, даже побольше».

- Почему Костенюк не стала суперзвездой, как Шарапова или Курникова?

- Во-первых, чтобы стать суперзвездой, нужно заниматься спортом суперпопулярным. А во-вторых, нужно иметь абсолютные данные.

- Есть множество красивых, привлекательных шахматисток, которые становятся чемпионками Европы, мира, и дальше не хотят себя раскручивать. С ними что-то не так или как раз все в порядке?

- Что значит «не хотят раскручиваться»?

- Они могли бы сниматься в журналах, фильмах, рекламах…

- Ну кто будет снимать шахматистку? Если она не суперкрасавица. Кого интересуют шахматы в сегодняшнем мире? Никого. Шараповой бы тоже никто не интересовался, если бы она не играла в теннис, где видно не столько лицо, сколько фигуру, сексапильность. Коротенькие юбочки… Вообще, это очень сексапильный вид спорта. И один из самых популярных.

- В последнее время распространены шахматные браки. Но они недолговечны. Это связано с характером деятельности супругов или просто совпадение?

- Вообще, это странно.

- Странно что?

- Ну, эти шахматные браки. Почему надо обязательно шахматисту на шахматистке? Футболист на футболистке не женится же! (смеются все присутствующие). Артисты – это да! Ну… Я в этом не копенгаген…

* * *

- Оглядываясь назад, что бы вы изменили в своей жизни?

- Нет, в моей жизни все было более-менее правильно, со множеством ошибок.

А вот со страной происходило много глупостей. В 91-м году мы должны были пойти по китайскому пути. И были бы сегодня могучей державой, такой, как Китай: экономической, интеллектуально развитой, с такой наукой, с таким спортом, и прочее, и прочее. А мы пошли по пути, который нам подсказывали иностранные советники – американские, французские, норвежские...

- А они ошибались или…

- Конечно, если мы пришли ко всеобщей нищете, к упадку всех искусств, к упадку спорта, в частности – шахмат, то это значит, что мы пошли по неправильному пути. Что нам мешало пойти по китайскому? Не продавать все, а наоборот: скупать все! Не разрушать то, что есть, а наоборот. Так обидно! Если бы к власти тогда пришли не Ельцин с Гайдаром, а два, или один хотя бы, умный образованный человек, мы сегодня были бы такой же мощной державой, как Китай. Только Китай ведь ни на чем это делает! Из аграрной нищей страны превратился в сегодняшний Китай. А мы-то уже были богатой страной, с богатейшими ресурсами. Так кто бы с нами мог сегодня соревноваться? Никакая Америка, никакой Китай. А мы с чего начали?

- Кому на Руси жить хорошо?

- Только ворам! Всё! На этом мы закончили. У меня вышел двухтомник. Один том называется «Черная кошка», второй – «Страна воров». А который час, кстати?

- (один из присутствующих) Девять двадцать две.

- У вас стоят часы. Показывают три часа.

-  Почему они стоят? Может, батарейка кончилась?..

- Станислав Сергеевич, если бы вы свою жизнь представили в виде фильма, как бы такой фильм назвали?

- (Сергей Петелин, помощник Карпова) «Вертикаль»!

- Ну да, «Вертикаль», наверное.

Фото - Photosight.ru


  


Смотрите также...

  • Илья Левитов о Владимире Крамнике: "Если человек не чувствует в себе потребности играть за сборную, когда его зовут, я считаю, искусственно не надо заманивать. ... Мы не знаем его мотивации играть в шахматы. У кого-то флаг, у кого-то еще что-то. Может быть, он просто профессионал: садится и каждую партию играет как последнюю..."

  • У Лукоморья, братцы, скучно…
    И зритель смотрит равнодушно,
    Как исполнителей квартет
    Танцует скорбный менуэт.

    Там Гельфанд с Камским ходят кругом,
    Завороженные  друг другом…
    Борис силен, вооружен,
    Но он не лезет на рожон.

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Отчего так в России Советы  шумят?
    И без них вроде все, да и всё понимают;
    Чуть не смену в гостиной шахклуба сидят -
    Бесконечно себя повторяют.

    Я приник к монитору и зрелищу рад!
    Может это лишь все, что я в жизни узнаю.
    Стрелы критики в стан РШФ не летят,
    Почему - хорошо понимаю.

  •  

    Непомнящему

    Он  выиграл, не глядя, фотосессию,
    А значит, форма прежняя придет.
    Ян заиграет вдохновенно, весело,
    И «Кельвин Кляйн» не подведет!

  • Имею обыкновение читать комментарии, появляющиеся на сайте. Значительная часть из них наводит на определенные мысли. 

    И вот, не будучи сотрудником сайта, а являясь, скорее, «вольноопределяющимся», хотелось бы четко и беспристрастно донести до народа истину, коей она мне видится.

  • Chess-News подсчитывает суммы

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • В честь столетия со дня рождения Михаила Ботвинника Банк России выпустил соответствующую юбилейную серебряную монету достоинством в два рубля. 

  • Замечу, и не для проформы,
    Что есть секрет хорошей формы,
    И я им точно овладел.

    Чтоб не остаться не у дел,
    Так сразу раскрывать не стану -
    Пожалуй, нужно «застолбить».
    Иначе Карлсена прибить
    Сумеет Вася не спеша,
    А мне навару  -  ни шиша.