Наливай!

Пятница, 09.09.2016 01:16

Прилетает одесский КВНщик из Нью-Йорка в Баку. Берёт такси:
- Пожалуйста, Ереванский проспект, дом 3.
Водитель поперхнулся:
- Слушай, да, нет такой улицы...
- Как нет?!
- Брат, где ты знаешь такую улицу?
Одессит в растерянности. Достаёт телефон, набирает армянское радио:
- Скажите, пожалуйста, где в Баку находится Ереванский проспект?..

Закончить этот придуманный, но основанный на реальных событиях анекдот предоставляется право вам, читатель. Пишите в комментариях, что же ответило армянское радио. А затем сам одессит выберет лучший вариант, и мы вручим победителю сувенир от Chess-News.

Пока думаете - свежие впечатления - уже мои, не одессита - по следам шестого игрового дня.

Эта девушка своей улыбкой заразила половину игрового зала (до другой половины флюиды не дошли просто ввиду огромного размера арены). Дочь президента Азербайджана Лейла Алиева. Младшая, Арзу, уже посещала главное шахматное событие года, настала очередь старшей.

Вслед за Лейлой улыбнулись не только руководители Олимпиады. Улыбнулся Андрей Филатов, глядя на расположившегося удобно на игровом столе Яна Непомнящего (позёр выиграет потом шестую подряд); улыбнулся Евгений Бареев, который, кажется, никогда так не был счастлив, как за первой доской сборной Канады; с широкой улыбкой заскочил на вахту за секунду до включения часов Владимир Крамник; наконец, сиял Борис Постовский, но он сияет всегда, чем и привлекает нашего фотографа Михаила Шолудько.

Пока пара тысяч голов продумывают дебютные стратегии, Филатов то и дело наведывается к матчу США - Украина. Всё ещё ищет в стане американцев Каспарова? В другой раз перешёптывается с Рублевским - вероятно, тот ему докладывает, что Саша и Валя делают что-то не то, но ведь это только начало, шеф...

За спинами Каруаны и Накамуры появляется Бареев. Он вообще в последнее время как-то ближе к США. Отработав ничью с Сергеем Жигалко, Евгений Ильгизович ещё долгое время превосходно себя чувствует в роли наблюдателя за основными матчами. А между тем ведомая Бареевым канадская сборная идёт вровень с Украиной и Россией - шутка ли...

В экспозиционном зале льётся рекой вино - постарались грузины. Кто не успел, тот опоздал - напитки со знаком качества заканчиваются быстрее, чем многим хотелось бы. Разливают лично Нона Гаприндашвили и Нана Иоселиани; в компании дегустаторов - Генна Сосонко, Михаил Ходарковский и все-все-все.

Украина неплохо ведёт матч с Америкой, и кажется, о проигрыше речи идти не может. Но Пономарёв и Коробов из своих небольших "плюсов" не выжимают ничего, а Каруана начинает постепенно переигрывать Эльянова, и чем дальше, тем больше зрителей собираются вокруг этой решающей партии. Заканчивается дуэль аншлагом, и только Александр Сулыпа, понимая положение подопечного, расслабленно сидит в сторонке и полагается на судьбу. Судьба решает: песню "Не валяй дурака, Америка" команде Джона Дональдсона споёт кто-то другой.

Сам Дональдсон похож не на шахматного, а скорее на баскетбольного тренера, и что-то в его облике есть от финансового брокера. Протокол о выигранном матче подписывает так, будто осуществляет очередную сделку. Абсолютная невозмутимость, ни одного лишнего слова, движения - значение имеет только дело; эмоции - а что это вообще такое?

Полная противоположность - Рублевский: как только Гиря делает счёт матча равным, капитан подбегает к ней, поздравляет и начинает выплёскивать всё, что накопилось. Из ста сорока слов в секунду и ударов в минуту Ольга узнаёт, где и как у неё было выиграно, но это всё второстепенно; главное - девушка в эти мгновения счастлива.

Китаянки не могут одолеть румынок, а грузинки - основную команду хозяев. "А ведь были времена, - качает головой супруга президента ЕШС Марина Милорава, - когда счёт 4-0 в матче Грузия - Азербайджан был вполне предсказуем..."

Были времена... А всё-таки жаль, что вино закончилось.

Вы ещё не забыли, что с вас окончание анекдота?


  


Комментарии

Хочу воспользоваться

Счет: 5

Хочу воспользоваться возможностью и рассказать немного о Джоне Доналдсоне, которого Евгений упомянул в своем репортаже. У меня есть материал о Джоне под названием Captain John, но я его опубликую позже. А пока некоторые выжимки.

Джон Доналдсон - личность в своем роде уникальная. Среди тем или иным образом причастных к Олимпиаде, таких больше нет. Он не только капитан команды, международный мастер, выдающийся тренер, но и один из крупнейших шахматных историков современности. Джон автор/соавтор книг об Акибе Рубинштейне, Александре Алехине, Имре Кениге, Олафе Ульвестаде, Фрэнке Андерсоне, Мирвалдасе Юрсевскисе, Элмарсе Земгалисе и Роберте Фишере (несколько)
"Мой отец, Уильям Доналдсон, был директором филадельфийского зоопарка с 1979 до самой своей смерти в конце 1991 года, - написал мне Джон в одном из своих писем. - Он долгие годы работал в городском правительстве, а руководство зоопарком стало работой, о которой он мечтал всю свою жизнь...". Я еще тогда подумал: каким гармоничным и удивительным был бы наш мир, если бы все люди занимались тем делом, о котором мечтали и к которому имели призвание... Полазив по Интернету, я нашел много материалов об отце Джона, которые не оставляли сомнений: Джон несет по жизни все то, что в него вложил его замечательный отец. Уильяму Джону Доналдсону (это полное имя Джона), наверное, повезло в жизни больше, чем его отцу: он всегда занимался тем, что ему нравилось - шахматами.
Джон родился в 1958 году в Лос-Анджелесе, прожил около 20 лет в дождливом Сиэттле, штат Вашингтон, откуда перебрался в студенческий городок Беркли в Северной Калифорнии. Сразу же после окончания в 1982 году университета штата Вашингтон по специальности историк, Джон полностью посвятил себя шахматам. Международным мастером Джон стал еще в 1983 году. Дважды, в 2002 в Lindsborg и в 2003 в Stratton Mountain, он выполнял гроссмейстерские нормы. Увы, гроссмейстером он так и не стал, и я, честно говоря, не уверен, что ему это нужно.
Российские любители шахмат впервые услышали имя Джона Доналдсона в 1988 году, и шахматы здесь были совсем не при чем. На Олимпиаде в греческих Салониках капитан американской сборной Джон Доналдсон покинул команду за несколько туров до финиша. Ну, покинул и покинул. Big deal, как говорят в Америке. Проблема была в том, что покинул Салоники Джон не один, а в компании звезды мировых женских шахмат Елены Ахмыловской, с которой закрутил роман. Ахмыловская прямо перед очередным туром исчезла из расположения советской команды. А ситуация по тем временам ужасная, так как диапазон возможных причин варьировался от провокаций зарубежных спецслужб до бегства из-за железного занавеса по примеру В.Корчного, Л.Альбурта, И.Иванова и Т.Лемачко. Но уже через несколько часов американская мужская команда сообщила, что у них “исчез” капитан команды Джон Доналдсон.
Как результат побега Доналдсона и Ахмыловской, cкандал получился большой. Перестройка и Гласность уже шагали по стране, и по-старинке замолчать побег одной из лучших шахматисток страны и мира не представлялось возможным. Как водится, по заданию своей "курирующей" организации выступил А.Рошаль. Не помню точно его слов, но смысл сводился к следующему: "Они что, не видели перемен, происходящих в нашей стране? Зачем было так, втихаря, убегать? Надо было все сделать открыто, законно, а мы бы их еще и поздравили". Как можно было открыто и законно выйти замуж за иностранца в тогдашнем СССР Рошаль не уточнил. Помню, что Рошалю красиво и убедительно ответил главный редактор журнала "Шахматы в СССР" гроссмейстер Ю.Л.Авербах. Он перечислил все те "изменения", которые якобы произошли в стране, а вывод его звучал чуть ли не как "правильно сделали, что убежали". И, действительно, политбюрошного вида, с хрущевскими манерами Е.К.Лигачев еще пёр во власть, как танк. Того и гляди, сместил бы Горбачева. Да и сам СССР еще мог отравить жизнь любому на пару лет.
Зная, что Джон Доналдсон и Елена Ахмыловская уже давно были не вместе - ныне покойная Елена Ахмыловская была тогда замужем за международным мастером Георгием Орловым, от которого имела сына и с которым проживала в Сиэттле - я никогда не затрагивал эту тему в наших с Джоном разговорах. Но однажды, решив удивить Джона редким изданием, показал ему книгу Александра Фрадкина "Взлет" (Красноярск, 1980), посвященную раннему периоду жизни и творчества Ахмыловской.
Полистав книгу и внимательно рассмотрев все фотографии, Джон неожиданно спросил: "Яков, скажи, почему на фотографиях из советских книг и журналов Элина (так он произнес имя Ахмыловской) всегда получается хуже, чем в жизни?" Не зная, что ответить, я что-то промямлил о низком качестве печати, но затем добавил, что полковник Батуринский, например, всегда получался лучше, чем был на самом деле. Ответ явно пришелся Джону по душе, и он рассмеялся.
Ну и т.д.

Евгений, пожалуйста, передайте Джону привет от "The world champion of collecting game biographies" (он так подписал мне одну из своих книг), и, надеюсь, на его лице появятся какие-то эмоции.

Мне очень неудобно писать под

Счет: 7

Мне очень неудобно писать под таким развернутым рассказом Ирушки всего одно слово, и, возможно, меня сочтут легомысленным и поверхностным, но.. Таня!!! :)

Не боюсь, что меня сочтут

Счет: -5

Не боюсь, что меня сочтут глубокомысленным, но, увы, Таня и Аня далеки от нас. 

Ответ армянского радио - А ви

Счет: 1

Ответ армянского радио - А ви шо прямо из Одесси к своему тезке Крамнику в гости намерени явиться?!

- Там же, где продаются

Счет: 1

- Там же, где продаются грузинские сабли

Смотрите также...

  • За девять олимпийских дней у автора этих строк накопилось немало фотографий, предназначавшихся для сайта, то есть для вас, но по разным причинам не попавших в публикации. Устав косо смотреть на главреда, я предложил ему собрать часть из них в отдельный репортаж. Зная о его склонности к цензуре, боялся нарваться на отказ, если не на увольнение. Но - о, чудо! - начальник дал добро. Надеюсь, снимки придутся вам по вкусу, и вы узнаете о бакинском празднике ещё что-то, чего до сих пор не знали.

  • Из самой дальней по береговой линии гостиницы до места игры автобус довозит за двадцать минут при полицейском сопровождении. Движение, как сентябрьское небо, совсем безоблачным не назовёшь, но кое-где дорогу для участников искусственно (и искусно) открывают, а где-то для кортежа выделены специальные полосы. У входов в Кристальный зал не замечено даже подобия людской пробки, что для первого игрового дня Олимпиады с двумя тысячами участниками есть более чем приятная неожиданность.

  • И снова наш фотокорреспондент посетил командные первенства России в сочинской гостинице "Жемчужина". На сей раз Михаил Шолудько обнаружил в игровом зале не только знакомые лица, но и героиню сверхпопулярной нынче песни Сергея Шнурова. Рука не дрогнула, фотокамера осталась цела. И вот что в итоге получилось.

  • Руслан не лукавит: при счёте 1-1, когда его партия с Томашевским перевернулась, напряжение нещадно подскочило. Места выбывших один за другим Коробова, Непомнящего, Грищука и Волокитина не остаются вакантными и гостеприимно принимают всех, кто желает стать свидетелем драмы.

  • Все гостиницы, в которых жили (как жаль: пора использовать режущее слух и душу прошедшее время) участники и гости Олимпиады, расположены в большей или меньшей близости от бульвара - самой фантастической части Баку, облик которой меняется с каждым годом, месяцем, днём. И хотя темпы реконструкции в последнее время ощутимо замедлились - об этом, во всяком случае, мне поведал самый надёжный из всех существующих источников - таксист, - знаю точно: свой город не всегда узнают даже сами его жители.

  • В Сочи в эти дни проводятся сразу несколько командных турниров чемпионата России: здесь и две главные мужские лиги, и соревнования женщин, и ветеранов, и юношей и девушек. Свидетелем всего действа стал наш фотокорреспондент Михаил Шолудько. Ему есть чем поделиться с вами.

  • Украине чемпионство было нужнее. Ну и что, что США сорок лет ждали - Россия вон четырнадцать ждёт, и ничего, ещё подождёт. Украина тоже не развалится, но сейчас ей хотелось победы, может быть, как никогда. Нам остаётся только гадать, с какой стати цифры (судьба) решили иначе. Не выиграй, скажем, Германия свой матч у Эстонии в последнем же туре - а шансы на это имелись вполне реальные, - и пресловутый коэффициент качнулся бы в сторону жёлто-голубых. Впрочем, это "если бы" выступает наружу всегда при такой системе выявления сильнейшего.

  • Один из многочисленных автобусов занимает привычное место у Кристального зала за 25 минут до начала тура. Выхожу из него и первым встречаю Джона Дональдсона с пакетом в руках, в пакете - банки с напитками, такие, как в рекламе "не день Бекхэма". Чей же сегодня будет день или не день? По обыкновению степенно и невозмутимо капитан американской сборной шагает по направлению к игровому залу и о чём-то беседует с более старшим попутчиком, которого я, увы, не распознаю.

  • Всё было сделано с запасом, и большим. Уехать из гостиницы на открытие можно было начиная с 14.45 по местному времени, время начала церемонии в пригласительных стояло 18.30 - очевидно, чтобы спокойно стартовать в семь. Автобусов огромное количество, места хватает всем; в течение трёх часов участники и гости Олимпиады постепенно добирались до Национальной гимнастической арены, где их встречали и провожали многочисленные приветливые волонтёры. Опоздать, заблудиться или угодить в давку было невозможно.