Сразу о главном

Четверг, 01.09.2016 12:47

От своего кресла Qatar Airways с самой удобной в мире встроенной подушкой - шейным позвонкам было так комфортно, а стройная мулатка в фирменной пилотке так улыбалась, что вставать и покидать самолёт решительно не хотелось - до крайней двери аэропорта имени Гейдара Алиева, выйдя за которую я выключил трансляцию в Перископе и вкусил вечерний, но всё ещё свежеобжаренный бакинский воздух, - проскальзываю как нож сквозь масло. Паспортный контроль, организаторская стойка, багажная лента, другая стойка с её бумагами, списками - всё это занимает считанные минуты. Как такое возможно в самый насыщенный день приезда участников Олимпиады?

Чувствую себя Рошалём, гастролирующим королём (случайная рифма в честь 80-летия со дня рождения "шахматного гуру"). Вспоминаю, как десять лет назад мы - нас было немало, таких разных журналистов, знакомых и не очень, иных уж нет, а те далече - спланировали в Элисте чартером, обеспеченным Кирсаном Илюмжиновым. Да, в послужном списке Кирсана Николаевича есть и такие жесты; обратный чартер Элиста - Москва - уже с чемпионом мира Крамником на борту - он тогда тоже организовал.

И вот стоим в аэропорту, уже встреченные хлебом и солью в буквальном смысле, но чего-то ждём. Из какого-то специального коридорчика - полагаю, там вообще один-единственный проход, но в тот момент он превратился в специальный - выходит Рошаль с портфелем, в то же мгновение над его головой возвышаются две руки, держащие ленточку с прикреплённым к ней бейджом, где не читая читается: V.I.P. Голова Рошаля автоматически наклоняется - вся, кроме носа, - легко попадает в кольцо, а тело при этом не останавливается и, уже аккредитованное, продолжает свой путь к персональному автомобилю, вестимо. За все секунды три, что продолжается это действие, ни одна мышца на лице VIPа не шевелится - всё происходит совершенно естественно, как и должно быть, и никак иначе быть не может. Рошаль промчался своим особым путём, а мы все продолжили чего-то ждать, опьянённые хлебом и солью.

Вот я на мгновение и мню себя Рошалём, замечая, как в "предбаннике" аэропорта представители по большей части экзотических стран-участниц олимпиады ожидают своей очереди на выход явно дольше меня. Разве что никакую петлю на шею мне пока не вешают. Зато находится фамилия в списке - а это вообще самое главное. Без фамилии в списке ты никто. Отпечатан на бумаге - ты человек, с которым много людей знают, что делать; не красуешься ни в одной графе - ты такое же пустое место, как эта бумага. Так устроена организация крупномасштабного шахматного мероприятия.

Рядом с собой у инфо-стойки замечаю шахматисток из Исландии и думаю: Шорту они наверняка приглянулись бы (если это хотя бы немного претендует на остроту, то круг её понимающих, вероятно, ограничен теми, кто хоть в малейшей степени следит за футбольными событиями). И что вы думаете? Первый, кого встречаю в автобусе - Найджел!

Ах, как сложилась бы поездка до гостиницы без его волшебной, вкуснейшей, сладкой-пресладкой трескотни... Как известно, самый распространённый язык в мире - ломаный английский, и шахматный мир вовсе не является исключением. Исключением является Шорт, который не просто разговаривает на чистейшем английском, но и каждой своей интонацией подчёркивает грамматическое совершенство языка, наслаждается конструкциями, которые из его уст кажутся такими же простыми, как шахматы в исполнении сильнейших гроссмейстеров. Существует теория, согласно которой успех "говорящей головы" в экране телевизора напрямую зависит от темпа его речи. Большое искусство попасть в такой темп, который надолго задержит у экрана внимающего тебе зрителя. Найджел Шорт - идеальная "говорящая голова". Если бы в свои пятьдесят с лишним он не мотался по олимпиадам, мог бы стать звездой телеэкрана, на худой конец - реализовать себя в шахматно-комментаторской профессии. И совсем бесподобен был бы в роли преподавателя английского - даже не знаю, нужно ли ему для этого исключать из своего лексикона такие звукосочетания, как "факофф"...

Обо всём этом успеваю подумать, пока четверть часа из окна автобуса вглядываюсь в тёмное бакинское небо, в меру контрастирующее с ярким светом всё более осовременивающегося города.

"Бульвар-отель". Что рядом ведётся стройка, знаю заранее, а предупреждён - значит вооружён. Сама по себе пятизвёздочная гостиница - из тех, что не понравились бы Грищуку, но этим её минусы ограничиваются. На стойке регистрации впервые ощущаю заминку. Шорт уже проверяет содержимое мини-бара в номере, пока вежливый господин в чёрном костюме при галстуке держит в руках мой паспорт. "Какие-то проблемы?" - интересуюсь просто для поддержания коммуникации, заранее зная ответ. Опытным гостям Азербайджана хорошо известно: проблем здесь не бывает. Случиться может всё что угодно - отключится вода, перегорит лампочка, не откроется окно, потеряется багаж, в конце концов не достанется номер вообще, пойдёте ночевать на бульвар без отеля, - но проблем у вас не будет. Это главное, что нужно знать о стартующей сегодня Олимпиаде. 


  



Смотрите также...

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • Из Батуми после завершения турнира Гран-При многие перебрались в Тбилиси. Ваш корреспондент последовал тем же путём.


    Если вы решитесь на путешествие из главного грузинского курорта до столицы (или наоборот) на поезде, то вашему взору откроются и более живописные виды. Не судите строго, но эти виды я в этот раз проспал.

  • М.МАНАКОВА: Руслан, можно с тобой поговорить?

    Р.ПОНОМАРЁВ: Можно.

    М.МАНАКОВА: Ты здесь надолго?

    Р.ПОНОМАРЁВ: До завтра.

    М.МАНАКОВА: Ну, как впечатление от увиденного?

  • Е.СУРОВ: В эфире Генна Сосонко, сейчас перерыв в матче Каспаров-Шорт. Генна, как проходит матч, в какой атмосфере? Расскажите нам, пожалуйста, передайте атмосферу.

  • М.МАНАКОВА: Найджел, скажите, пожалуйста, несколько слов о новом президенте Английской шахматной федерации… Как его имя, я забыла?

    Н.ШОРТ: Эндрю Полсон.

    М.МАНАКОВА: Точно! Что вы думаете об этом?

  • Е.КЛИМЕЦ: Здравствуйте, это Chess-News. Закончил свою партию в девятом туре Теймур Раджабов, он сейчас находится рядом со мной, и мы зададим ему несколько вопросов. Вы уже рассказали на пресс-конференции о том, что в целом довольны выступлением, может, не все получилось, как в некоторых партиях. Но не будем повторяться, а спросим у вас следующее. Вы сейчас уже взрослый состоявшийся человек, состоявшийся шахматист. Но в свое время вы прошли путем шахматного вундеркинда.

  • Запись прямого эфира: 20.12.2015, 20.10
    Длительность - 12 минут.

    Е.СУРОВ: Московское время 20 часов 10 минут, у нас экстренный выход в прямой эфир, и вместе со мной на связи из Катара героиня (не побоюсь этого слова) первого тура – независимо от каких-либо ещё результатов, - Нино Бациашвили. Нино, приветствую!

    Н.БАЦИАШВИЛИ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: С нами Владимир Крамник. Приветствую вас! Скажите, когда две партии белыми на старте, есть ли у вас какая-нибудь особенная стратегия? Ясно, что таких случаев в вашей практике, наверное, было бесчисленное количество в разных турнирах. Надо ли по максимуму набрать очки на старте? Или это всего лишь обычный турнир?

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Запись прямого эфира: 06.12.2015, 17.45
    Длительность: 19 минут

    Е.СУРОВ: 17.45 московское время, это прямой эфир Chess-News, и на связи Сильвио Данаилов из Лондона. Сильвио, почему из Лондона, а не из Афин?

    С.ДАНАИЛОВ: Потому что я не член президентского Совета. Я сейчас нахожусь в Лондоне на супертурнире.

    Е.СУРОВ: А вам интереснее сейчас в Лондоне на супертурнире или было бы интереснее там, в Афинах?