Счастье есть!

Среда, 03.08.2016 18:06

Случай – великое дело: держи наготове приманку. И на незримый крючок клюнет, где вовсе не ждешь.
Овидий

После моего предыдущего текста у вас могло сложиться впечатление, что счастья в жизни нет. Некоторые полагают, что этот посыл неверен: счастье есть! Другие придерживаются промежуточного мнения: на свете счастья нет, но есть покой и вольво. Их, конечно, тоже можно понять.

Еще в XVIII веке русский драматург и поэт Яков Княжнин писал:

«Счастье строит всё на свете,
Без него куды с умом:
Ездит счастие в карете,
А с умом идешь пешком».

А в советском фильме «Доживем до понедельника» главная героиня говорит: «Счастье - это когда тебя понимают».

До нее то же самое, правда, было сказано Конфуцием, но дело не в этом, и Вячеслав Тихонов не заморачивается.

Я думаю, что в шахматах как раз наоборот: счастье - это когда тебя не понимают.

Дискутировать на этот счет можно бесконечно, но скажу твердо: в шахматах, как и в жизни, следует не только создавать благоприятные возможности, но и не упускать подвернувшийся счастливый случай.

Размышляя на тему везения и счастья в шахматах, автор вспомнил и перевел для вас рассказ гроссмейстера Доннера. Речь в нем идет о партии голландца с Теодором Гицеску, игравшейся на моих глазах в главном турнире в Вейк-ан-Зее (1974).

Это был мой первый сильный гроссмейстерский турнир, и течение его я хорошо помню до сих пор. Победил в турнире американец Уолтер Браун, а Доннер занял второе место.

Остается добавить, что спонсором турнира, известного сегодня под названием Тата, тогда являлся сталелитейный концерн Хоговен.


Хейн Доннер

Притча о сперматозоиде

У следивших за Хоговен-турниром по газетам могло создаться впечатление, что госпожа Фортуна была особенно благосклонна к автору этих строк. Шахматные писаки с таким рвением утверждали, что совершенно проигранные позиции с Тимманом, Форинтошем и Гицеску принесли мне три очка, будто я обокрал их лично.

Это совершенно предвзятое мнение. Против Тиммана после ошибки в дебюте я действительно стоял плохо, но «совершенно проиграно», как это представлялось им, уж явный перебор. Находясь под тем же впечатлением, Тимман поспешил и решил форсировать события, в то время как позиция требовала постепенного наращивания давления.

С Форинтошем в какой-то момент я стоял действительно проиграно, хотя найти выигрыш было и не так просто. Когда же   преимущество испарилось, он, не желая мириться с этим, упрямо искал выигрыш и проиграл в конце концов. Так и бывает с пижонами.

Что же касается Гицеску... М-да, здесь можно сказать, что случилось чудо, но чудеса встречаются в шахматах чаще, чем многие думают.

Хейн ДОННЕР - Теодор ГИЦЕСКУ
Хоговен турнир 1974, Вейк-ан-Зее

1.d4 Nf6 2.c4 g6 3.Nc3 Bg7 4.e4 d6 5.Be2 0-0 6.Nf3 e5 7.d5 Na6 8.Be3 Nh5 9.g3 f5 10.exf5 gxf5 11.Nh4 Nf6 12.0-0 Nc5 13.Ng2 Nce4 14.Nxe4 Nxe4 15.Qc1 Qf6 16.Rb1 f4 17.gxf4 Bh3 18.f5 Qxf5 19.Kh1 Kh8 20.f3 Bxg2+ 21.Kxg2. Белые неудачно разыграли дебют, и после 21…Bh6 возникла следующая позиция.

Понятно, что слона брать нельзя из-за мата в несколько ходов, поэтому белые вынуждены перейти в проигранный эндшпиль без пешки. Наличие на доске разноцветных слонов в данном случае только еще больше подчеркивает преимущество черных.

В дальнейшем черные могли не раз сыграть сильнее, в частности, не обязателен был размен слонов на 37 ходу (сильнее было 37...h4), да и 40... Кf5 выигрывало без проблем.

Отложенная позиция тоже была легко выиграна (партии в то время откладывались и на соревнованиях в Советском Союзе доигрывались в специальные дни, или, как было принято в большинстве турниров на Западе, спустя два часа. – Г.С.)  

Последовало 41… Rb2 42.Rхh5 Kg6?? Самое естественное 42...Rхb3 43.Kg4 Rg3+ 44.Kхf4 Rc3 должно было привести к победе, хотя некоторая точность от черных и требуется. Вероятно, мой соперник не нашел за анализом кристального пути к выигрышу, и это объясняет в какой-то степени совершенно сверхъестественные события, последовавшие в партии.
43.Rg5+ Kh6 44.Kg4 Rg2+ Во всех книгах Королевской библиотеки в Гааге не найдется вопросительных знаков, которые можно поставить к этому ходу. Мое объяснение злосчастного решения таково: в течение двухчасовой паузы Гицеску так и не смог увидеть ничего форсированного и по дороге в турнирный зал внезапно решил перейти в «выигранный» пешечный эндшпиль. Такого рода решения случаются, особенно если анализ не дал ясного результата. Но объяснение, что здесь имело место вмешательство самого Сатаны, пусть оно и менее рационально, представляется мне более логичным.
45.Kхf4 Rхg5 Не буду задаваться вопросом, могли ли черные еще спасти партию, если бы не стали меняться, но находящийся во власти нечистой силы Гицеску моментально побил ладью.
46.hxg5+ Kg6 47.Kg4 a6 На 47...с5 следует 48.dхc6 bхc6 49.b4 d5 50.b5 и дело кончается матом на g8.
48.Kf4 c5 49.dxc6 bxc6 50.b4 Kg7 51.Kf5 Kf7 52.g6+ Kg7 53.Kg5 d5 54.cxd5 cxd5 55.Kf5 d4 56.Ke4 Kxg6 57.Kxd4 Гицеску сдался. 1-0

Редкое благоухание стало обволакивать турнирный зал и дальше, дальше, вплоть до виднеющихся вдали доменных печей. Окружившие мой столик свидетели ВЕЛИКОГО ЧУДА, без сомнения, случившегося в результате вмешательства ТОГО, кто создал этот и все остальные миры, тут же стали спрашивать меня, не является ли это чудо знаком для моего возвращения в лоно Святейшей Церкви. (Родом из протестанстской семьи, посещая церковь в детстве ежедневно и по два раза в воскресенье, Доннер впоследствии полностью отошел от религии. Г.С.)

Нет, ответствовал я, ибо Тот, кто создал, создает и будет вечно создавать все миры, и о Ком можно говорить только с придыханием, не хочет, ни чтобы я служил Ему, ни чтобы я верил в Него или восхищался Им, потому что Он – мой Друг, мой Союзник, и с Ним вместе я могу перешагнуть через любую стену.

Последнее раскрывает квинтэссенцию шахмат: это игра счастья. Шахматист может только ждать и уповать, что ему во время партии представится счастливая возможность. Элемент счастья присутствует постоянно в нашей игре, но понимают это только самые опытные, ко всем же прочим это понимание приходит исключительно с годами.

Такое признание я должен был бы оставить при себе, чтобы не вводить в смущение многочисленных любителей шахмат. Они, без сомнения, согласились бы, что элемент случайности играет огромную роль в их игре, но верили, что это не относится к гроссмейстерам, всё видящим и всё понимающим. Я оставляю этим наивным душам их иллюзии, но мы-то знаем, что это совсем не так.

Каждый шахматист постоянно ищет свой шанс. Из этого следует, что выигрыш партии в результате неожиданно свалившегося на тебя слепого счастья приносит значительно больше удовлетворения, чем победа в результате корректной игры. Если «корректная игра» существует вообще; я по крайней мере с годами стал понимать, что сыграть партию, которая подошла бы под такое определение, вообще невозможно.

В Вейк-ан-Зее я был очень доволен партией против Рее, причем не только результатом, но и тем, как мне последовательно удалось довести ее до логического конца. Так думал я.

Впоследствии, беспристрастно подвергнув партию анализу, я обнаружил совершенно иное. Я действительно стоял превосходно после дебюта, но избранный мною в дальнейшем план был абсолютно неверным и оказался успешным только потому, что Рее тоже не понимал происходящего на доске. Когда же у меня в конце концов стало совершенно выиграно, я зевнул самым ужасным образом, после чего Рее мог выиграть, но прошел мимо своего счастья. Обратите внимание: это произошло за два хода до того, как он сдал партию.

Такое случается со мной постоянно. После партии понимаешь, что неправильным было едва ли не всё, и на самом деле я не сыграл ни одной пристойной партии. Но, может быть, этого и не надо хотеть, потому что выигрыш подобного рода не приносит полного удовлетворения. Нет, настоящая радость охватывает тебя, если выигрываются такие партии, как против   Гицеску.

Я бы сказал, что здесь кроется нечто эротическое. Это единственная радость, которую можно противопоставить раздражению и отвращению к самому себе, которые непременно присутствуют, кстати, в жизни любого шахматиста.

Счастье в шахматах играет особую роль и в совершенно другом смысле. Я наблюдал это другое слишком часто и до сих пор не устаю ему удивляться. Попробую объяснить, что я имею в виду на следующем примере.  

Притча о сперматозоиде

Когда сперматозоид после долгой гонки с миллионами своих собратьев приближается к яйцеклетке, он должен преодолеть последнее препятствие: проникнуть вовнутрь. Яйцеклетка окружена трудно преодолимой оболочкой, и чтобы пробраться туда, сперматозоид должен пожертвовать своим содержащим кислоту хвостиком. Но сделать это в одиночку он не в состоянии: у него недостаточно кислоты, чтобы разрушить оболочку, и он нуждается в помощи коллег. Он уверяет других сперматозоидов, что они должны сделать для него эту работу. Завлекает ли он их фальшивыми посулами или, быть может, в дело вступают гомосексуальные отношения, это наука еще не установила. Так или иначе, другие выполняют за сперматозоид эту грязную работу.

То же самое в шахматах. Для победы в турнире абсолютно необходимо, чтобы другие поработали за вас. Когда в 1963 году я достиг лучшего результата в своей карьере (победа в главном турнире Вейк-ан-Зее впереди Бронштейна, Авербаха, Ивкова, Матановича, Пармы, Пильника, Штальберга и других гроссмейстеров - Г.С.), я был обязан этим только и исключительно Пильнику. Во втором туре он проиграл мне как дитя, чтобы потом выиграть у Бронштейна, Пармы и в последнем туре черными еще и у Ивкова. Они и поделили в итоге второе место, отстав от меня на пол-очка. Пильник сам мало что приобрел от этих побед, но получается, что сделал это для меня и только для меня. В Хоговене в этом году произошло нечто похожее, когда в предпоследнем туре Планинц проиграл Лангевегу. В итоге я занял чистое второе место, испытывая чувство глубокой признательности по отношению к Лангевегу.

Может случиться, конечно, и абсолютно противоположное. Встречаешься в шестом туре, например, с проигравшим до этого пять партий кряду, и естественно именно ты делаешь с ним ничью, да и то после того как на протяжении длительного времени имел вдрызг проигранную позицию. Но чувства благодарности к сопернику здесь не испытываешь, скорее глубокого раздражения. Однажды в подобных обстоятельствах я не смог совладать с нервами и начал громко ругаться. Такому поведению нет никакого оправдания, и этими строками я приношу оскорбленному мои глубочайшие извинения.

Да что это я, всё о себе да о себе, следует воздать должное и победителю Вейка этого года: Уолтер Браун выиграл турнир в блестящем стиле. Американец играет всё сильнее и сильнее и принадлежит уже, без сомнения, к мировой элите. Он опередил второго призера на полтора очка, не прибегая к помощи других сперматозоидов. Нет, Браун обязан успеху только себе самому.

Ах, в конце концов, это была всего лишь притча.


Добавлю в заключение: иногда счастье, сжалившись, приходит к «слезогонителям», с их постоянными - мне всегда не везет, другого я и не ждал, почему это всегда происходит только со мной, другим вот зевают, а мне хоть бы полпешки кто-нибудь подарил... Порой счастье посещает нытиков, ипохондриков, боязливых, пессимистов. Но все же в подавляющем большинстве случаев счастье приходит к оптимистам.

Ян Хейн Доннер не был сильным гроссмейстером. Но он был оптимистом.


  


Смотрите также...