Евгений Свешников: "Вынужден подать в суд на Российскую шахматную федерацию"

Время публикации: 09.04.2011 01:32 | Последнее обновление: 09.04.2011 20:28

Е.СУРОВ: Это Chess-News, и я беседую с гроссмейстером Евгением Свешниковым, который считает, что Российская шахматная федерация ущемляет его права как гражданина России. Расскажите, Евгений Эллинович, в чем суть ваших претензий.

Е.СВЕШНИКОВ: Суть вот в чем. Ряд шахматистов, будучи российскими гражданами, состоят в рейтинг-листе других федераций (в моем случае это Латвия). Но при этом они хотят играть в чемпионатах и турнирах, проводимых на территории России. А в соответствии с недавним абсурдным решением Российской шахматной федерации им запрещают это делать. И я вынужден подать в суд на РШФ. Я сам состою в федерации с 1965 года. С 1966-го являюсь членом сборной России. В 80-е годы был лидером этой сборной. Одиннадцать лет я получал стипендию члена сборной страны. И с 1995 года получаю пенсию как заслуженный спортсмен России. У меня есть удостоверение «Гроссмейстер СССР», «Гроссмейстер России»...

В соответствии с Уставом шахматной федерации России я плачу членские взносы. Люди, которые меня дисквалифицируют, ничего этого не имеют. Юридически они никто в шахматной федерации.

Е.СУРОВ: Как никто? Они же руководители.

Е.СВЕШНИКОВ: Кто их поставил? Каждый член шахматной федерации должен платить взносы, это написано в Уставе. Ну, ладно, мы закроем на это глаза. Может, у них членство такое, что за них как за исполнительную дирекцию платят. Бог с ним. Я просто хочу сказать, что я гражданин России.

Но с 2005-го года идут разговоры: "как так, они играют за другие страны?" Во-первых, мы играли только на Олимпиаде. А Олимпиаду я не считаю спортивным соревнованием. Это шахматный праздник, фестиваль, на который приезжают люди, встречаются… Вот в последнем таком фестивале от России играло семь или восемь команд. В каком спортивном соревновании такое возможно?! Скажем, сейчас люди из исполнительной дирекции РШФ ездят на Олимпиады. Я был и вице-президентом РШФ, и членом президиума, и ни разу за счет федерации на Олимпиады не ездил. А ездил за свой счет. А теперь я нашел возможность ездить за счет другой страны. Так в чем дело? Ну, еще при этом я немножко шахматы двигаю… Хотя, конечно, удовольствия большого от этого не получаю. Это не то, что я защищаю честь Латвии. В последний раз я просто играл с сыном в одной команде.

Латвия не является конкурентом для сборной России, это несерьезно. В 2002-м году я приехал на Олимпиаду в качестве тренера. Меня встретил Каспаров и сразу заинтересовался: а кого я тренирую? Когда он узнал, что тренирую я сборную Туниса, ответил: ну, этих можно. То есть, когда я тренирую не конкурентов, это не проблема. Сейчас же меня стали наказывать за то, что я играю за команду, которая никакого отношения к конкуренции сборной России не имеет. Более того, я даже условие поставил, чтобы меня ни в коем случае не ставили играть против сборной России. То есть, я не несу никакой опасности. А опасность я несу как тренер. Я уже много раз обращался в РШФ, чтобы меня использовали в работе с детьми. Устал писать.

Все мои просьбы игнорируются. Только в этом году я тренировал молодежные сборные Армении, Израиля, до этого – Румынии, Словении. Я конкурентов готовлю потому, что мне здесь Российская шахматная федерация не дает работать.

Е.СУРОВ: А почему? Чем объясняют?

Е.СВЕШНИКОВ: А потому, что у них здесь кормушка открылась. Они кормят только тех, кто лояльно к ним расположен. Если что-то не так, если кто-то не складывает лапки вот таким образом – «я слушаю, я слушаюсь» - такого не пустят. Если человек имеет собственное мнение, то его не пустят к этой миске. А кто от этого страдает? Дети. Им аукнется, что лучшие гроссмейстеры-тренеры не работают в России. Аукнется через несколько лет. Через мои руки прошло все поколение российских шахмат. Вот сейчас Поткин стал чемпионом Европы – он достаточно долго со мной занимался. Костенюк, экс-чемпионка мира, тоже со мной занималась. У меня есть грамота за подготовку чемпионов мира среди юношей. Еще в советские времена через меня прошли Чехов, Широв, Акопян… Представление на заслуженного тренера уже пять лет валяется. И Федерация не может донести его до Спорткомитета. Почему? Не потому, что конкретно к Свешникову плохое отношение. Просто здесь бардак. Сколько у нас появилось заслуженных тренеров за последнее время? Нету. Полный бардак в этом вопросе. Один человек сидит и указывает: «я вот этого, этого и этого возьму». Вот, например, сейчас есть решение о том, чтобы с молодежными сборными страны занимались знаете кто? Ребятишки, которые играли в Высшей лиге первенства России. С ними договор заключен. А ведущие гроссмейстеры, которые имеют опыт работы, отстранены. И что мы будем иметь в итоге? Я недавно разговаривал на эту тему с Юрием Львовичем Авербахом, он говорит: это безумие. Правильно говорит. Кто принял эту глупость, надо узнать.

Е.СУРОВ: Если все-таки вернуться к главному вопросу. Смотрите. Российская шахматная федерация просто установила свои правила. Она же не против лично вас что-то делает. И вы, кстати, не единственный пострадавший.

Е.СВЕШНИКОВ: Их не так много, но это вопрос не принципиальный. Сейчас происходит так: сидит какой-то чиновник (не обязательно даже шахматист) и пишет законы. Сидит и пишет. Кто он и откуда берет те или иные законы? Я должен это знать.

Е.СУРОВ: А вот конкретного человека, который придумал этот закон, ущемляющий ваши права, вы знаете?

Е.СВЕШНИКОВ: Мне говорят так: это – к Левитову, он подписал. Левитов отсылает или к Барееву, или к Ткачеву. А там говорят, что это ФИДЕ… То есть, они фамилии не называют. Им стыдно за свои действия. Они не хотят брать ответственность на себя. А любой человек, который готовит изменения в законы, должен подписываться. Он должен объяснять, почему он это делает, и отвечать за свои действия. И должен понимать, что его могут наказать.

* * *

Е.СВЕШНИКОВ: Россия защищается не от того, от чего нужно. Защищаться нужно совсем от другого, и меры принимать совсем другие. Почему сборная России не занимает первых мест на Олимпиаде?

Е.СУРОВ: Потому, что Свидлер в последнем туре проиграл Сальгадо. А если бы не проиграл, не говорили бы о том, что Россия не занимает первые места.

Е.СВЕШНИКОВ: Да ладно… Нет, дело не в одной партии. Они же за последние девять лет не выиграли ни одной Олимпиады. Это происходит потому, что такое выросло поколение. Они не понимают, что такое команда. В России нет командных соревнований. В сборной нет командного духа. Шахматисты все сильные, но лидера нет. Когда лидером был Каспаров, все держалось на нем. А сегодня лидера нет. Тренер назначается по остаточному принципу: если он лоялен к руководству – все, он годится. А если имеет свою точку зрения – не годится. Вот сейчас заняли на Олимпиаде второе место. Я вам скажу, что в этом большая заслуга Баха, который сумел обеспечить переход Карякина в нашу федерацию. Представьте себе на секундочку: взять Карякина и перебросить его в команду Украины. Разница будет разимая, правильно?

Е.СУРОВ: Это правда. Сергей, в основном, добывал победные очки на Олимпиаде.

Е.СВЕШНИКОВ: Он и очки добывал, и из команды-конкурента ушел. То есть, тут все здорово сработало. В общем-то, смена тренера – Долматова на Бареева – оказалась положительной. Результат стал выше. Но надо не забывать, что здесь поработал и Бах. При Бахе, кстати, и чемпионаты России возродились, стали интересными. Но при Бахе были другие минусы. Чемпионаты-то были хорошими, а отборов к ним в регионах нормальных не было. Командных турниров тоже не было. Сейчас главное достижение РШФ – детский чемпионат в Дагомысе (сейчас он в другом месте будет).

Для того, чтобы нам стать первой страной в спортивном плане, нужно изменить систему Олимпиады. То, что происходит сейчас – это, извините, даже соревнованием трудно назвать. Это лотерея – четыре доски всего. Когда играли на шести досках, это была совсем другая ситуация.

Е.СУРОВ: А чем она принципиально отличается? Что, четыре доски не могут соревноваться?

Е.СВЕШНИКОВ: При четырех досках велика вероятность случайности. Для этого все и делается. Нужно иметь длинную скамейку, чтобы это было действительно соревнование стран. Вот как играется товарищеский матч сборных Китая и России – это уже более-менее нормальное спортивное соревнование. Надо менять количество досок, тогда у России будет больше шансов. Но прежде всего, нужно подумать о том, как сделать так, чтобы то, что делается в России, не становилось достоянием других. Тем более, бесплатно. Шахматные партии надо закрывать.

Е.СУРОВ: Это вы возвращаетесь к вашей давней идее об авторском праве. О ней можно долго спорить, давайте это перенесем на другой раз.  

Е.СВЕШНИКОВ: Согласен, это вопрос отдельный и длинный. Я просто говорю, что это одна из причин. Почему, предположим, китайцы стали играть сильнее? У них же нет ни тренеров, ни такой системы шахматного образования, которая есть у нас, ни книг… За счет чего? За счет партий, которые играются в чемпионатах России. Они их бесплатно получают, изучают, и с помощью компьютеров доводят это все до ума. Вообще, к сожалению, в нашей федерации не проводится анализ, почему Россия не занимает первых мест. И вот поэтому они пытаются улучшить ситуацию, изгоняя шахматистов, представляющих другие федерации. Но это неправильный метод!

* * *

Е.СВЕШНИКОВ: Самое главное. Вопрос о том, могут ли граждане России, состоящие в рейтинг-листе других федераций, играть в чемпионатах России, обсуждался пятого августа 2005-го года на президиуме РШФ. И президиум во главе с Александром Жуковым решил: нужно следовать Конституции России, в которой сказано, что все граждане России равны и не может быть дискриминации по месту жительства, вероисповеданию, и так далее.

Е.СУРОВ: Статья 19 Конституции Российской Федерации. Основываясь на ней, вы и подаете иск в суд?

Е.СВЕШНИКОВ: Конечно! Именно эту статью президиум РШФ и учитывал. Бах тогда вел заседание, и он это все прекрасно помнит. Он сказал: мол, мне без разницы, как вы решите, главное, чтобы это было законно. И они обратились в Спорткомитет, и там им сказали однозначно: надо следовать Конституции России. Кстати, и Устав РШФ говорит о том, что все члены федерации имеют право выступать во всех соревнованиях, которые она проводит. Вот, например, Левитов пишет мне в своем ответе…

Е.СУРОВ: А вы ему писали письмо?

Е.СВЕШНИКОВ: Конечно, и у меня оно есть. И ответ тоже. Вот он. 


И письмо в городскую шахматную федерацию Челябинска, откуда я родом. 

Меня сейчас не пускают в ветеранский турнир. Но я полгода назад сделал заявление о том, чтобы мне поменяли рейтинг-лист (вместо «Латвия» написали «Россия»). Раньше достаточно было устного заявления. Более того, я сейчас чемпион России по быстрым шахматам. Там нет рейтинг-листа. Там нет чемпионатов мира, Европы, там нет сборной России. И мне сейчас говорят: «мы готовим сборную России». Какую сборную России?! Зачем обманывать людей? Нет сборной России по быстрым шахматам. Есть только внутренний чемпионат. Так и допустите меня! А они решили, что не будут пускать. У них ум за разум зашел. Они чиновники, и они не хотят уступать. А уступить-то надо здравому смыслу и закону. Я их пытаюсь убедить: говорю, что не хочу с ними судиться.

Е.СУРОВ: А что они вам отвечают?

Е.СВЕШНИКОВ: Они сказали: мы подумаем, посоветуемся с юристами. Теперь вот я приехал в Москву за свой счет на три дня, чтобы посоветоваться с юристом и составить исковое заявление. Нашел то решение президиума федерации, все документы собрал. Мне бы книжки писать шахматные, детей учить, а я занят вот этим… Знаете, почему я вообще все это затеял? Суд – последнее дело, которое отнимает массу сил, энергии, здоровья, я это хорошо знаю на своем опыте. Но я хочу показать, что в России законы могут соблюдаться. И что не надо бояться идти в суд защищать свои права.

Е.СУРОВ: А если для вас одного сделают исключение и примут в турниры – это вас устроит?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет. Не устроит. Мы, кстати, советовались по поводу «исключений» для отдельных лиц с Машей Манаковой, моей ученицей. Она точно также является пострадавшим лицом. Когда-то вышла замуж за гроссмейстера из Сербии, уехала туда, родила сына и жила около десяти лет в той стране. Потом разошлась, вернулась с сыном в Москву, здесь она возглавляет женскую комиссию Московской шахматной федерации, преподает, и так далее. То есть, она в шахматной жизни. Между прочим, чемпионка Москвы позапрошлого года. Но она не может поменять сейчас федерацию. Почему? Потому, что она десять лет играла за сборную Сербии, и Сербия ей готова платить пенсию. Ей осталось три года до пенсии. Россия ей пенсию не даст. Но она гражданка России, живет здесь и занимается российскими шахматами. А ее выкидывают. Глупость невероятная. Зачем? Во имя чего? Ее жизнь сложилась так. И ей помочь надо, а ее топят. По-хорошему, две федерации должны в таких случаях договариваться между собой, чтобы она не теряла того, что заработала.

И вот на вашем сайте кто-то написал в комментариях, не поставив подпись: мол, она и рыбку хочет съесть… Вот я по жизни редко дрался. Но этому человеку я бы с удовольствием съездил по физиономии. Но я боюсь, что он не назовется…

Е.СУРОВ: А зачем вы обращаете внимания на анонимные комментарии?

Е.СВЕШНИКОВ: Я вообще анонимщиков за людей не считаю. Если человек не ставит своего имени, то, что бы он интересного ни сказал, я с ним разговаривать не буду. Я даже попробовал вычислить, кто же это оскорбил девушку. Мужчина моих лет? Не может быть. Молодой парень? Я лучшего мнения о нашем молодом поколении. Молодая девушка, которую Манакова где-нибудь обыграла – тоже вряд ли. Скорее всего, это какая-то старая бабушка, выжившая из ума.

Е.СУРОВ: Подождите, тут уже могут быть намеки. Мы тоже умеем соображать и дедуктивный метод применять, и бабушек из шахматного мира не так много знаем…

Е.СВЕШНИКОВ: Но это точно не мужик моих лет. Сто процентов.

Е.СУРОВ: Но бабушку же не станете бить?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, бабушку бить не буду. Придется забрать свои слова назад. Но я и говорю, что она выжившая из ума, потому что нормальный человек так не напишет.  

* * *

Е.СВЕШНИКОВ: Давайте я про себя немного расскажу. В 1985-м году так случилось, что я развелся с женой и собрался переехать в Москву. Выписался из квартиры в Челябинске, оставив ее жене. В Москве меня не прописали в квартире у матери. Я стал судиться с Моссоветом, затем прошел все инстанции вплоть до Верховного суда. Но и он мне отказал в праве проживания у матери. Практически меня выгнали в Латвию. Я там женился, у нас родились двое детей. Но суд мне отказал. Моссовет рассыпался от борьбы со мной. Да-да, вы не смейтесь. Короче говоря, не я виноват, что Ельцин отделил Латвию от России.

Е.СУРОВ: Ну, Ельцин, не Ельцин – давайте не будем об этом.

Е.СВЕШНИКОВ: Я считаю, что виноват Министр иностранных дел Козырев. Но ладно. Так случилось. Тем не менее, я остался в шахматной федерации России. Меня за Латвию никто не брал, хотя я был чемпионом этой страны. Но я гражданин России. Потом мы, граждане, стали возмущаться: как так, мы живем в Латвии, а нас не берут в команду? И Международный Олимпийский комитет решил, что, оказывается, и не граждане могут играть. И не граждане стали играть за сборную Латвии. Вот и вся история. И я никакого зла и ущерба России не нанес. Более того, я работаю по-прежнему в России, с детьми. С 1995-го года я на пенсии российской. Сейчас, например, отобраться в чемпионат Европы или мира я могу только из России. За свои деньги – у меня пенсия 150 Евро – я не могу поехать ни на одно из этих соревнований. Если бы мне раньше сказали, что нельзя быть там и там, я бы перестал платить взносы в шахматную федерацию Латвии и остался бы только членом РШФ.

Е.СУРОВ: А сейчас вы не можете так сделать?

Е.СВЕШНИКОВ: А сейчас с меня требуют 5 000 Евро! Или подождать два года. А что такое два года? Я буду выброшен из ветеранских шахмат – как раз сейчас, когда я могу стать чемпионом мира и Европы. Вы понимаете, что это полный бред? Илюмжинов создал контору, которая хочет зарабатывать деньги на гроссмейстерах. Смотрите, какая ситуация. У нас в России крепостное право было отменено ровно 150 лет назад, в 1861-м году. И вот сейчас РШФ вместе с ФИДЕ решили преподнести сюрприз к 150-летию: гроссмейстеров – закрепостить. «Нет, вы можете, только заплатите». Я поздравляю с гениальной придумкой и Илюмжинова, и РШФ.

Е.СУРОВ: «Вы можете, только заплатите» - это сейчас формула жизни не только в шахматах, а везде. 

Е.СВЕШНИКОВ: Но шахматы нельзя равнять со спортом! У нас только маленькая часть спортивная. А вот классические шахматы – это вообще не спорт. Это и наука, и искусство. Мне говорят, что это демагогия. На самом деле, это не демагогия. Нас, шахматистов, хотят подогнать в прокрустово ложе спорта. Но мы никогда не жили по законам спорта. У нас всегда был свой Устав. И надо, чтобы он соблюдался.

* * *

Е.СУРОВ: Хорошо. Все-таки, что вы сейчас хотите?

Е.СВЕШНИКОВ: Я хочу, чтобы РШФ соблюдала Устав – раз; решения предыдущих президиумов – два; Конституцию РФ – три. И хочу, чтобы решения принимались в определенном установленном порядке, и чтобы этот порядок не нарушался. Чтобы решения принимались не единолично, кулуарно, а демократическим путем.

Е.СУРОВ: Насчет соблюдения Устава. Только что была принята новая редакция Устава РШФ. Вы ее читали?

Е.СВЕШНИКОВ: Я руководствуюсь пока старой версией. Основные положения остались те же. Там есть некоторые изменения, но не могут поменять резко все. И поэтому решения предыдущей федерации должны оставаться в силе, они не отменены. Мне сказал Левитов: «Ну и что, это было решение Президиума, а сейчас у нас Правление».

Е.СУРОВ: Юридические лазейки всегда найдутся.

Е.СВЕШНИКОВ: Не найдутся. Суд это не примет. Потому что они преемники той федерации, и должны соблюдать ее решения. У них есть единственный шанс выиграть суд – административный ресурс. Другого нет. Закон на моей стороне. Если бы они заранее предупредили о готовящихся изменениях и дали переходный период, то какие были бы проблемы? Никаких. Я поменял бы рейтинг-лист. То есть, я ничего незаконного не совершил. Меня не за что наказывать.

А самое противное вот что. Мой друг, адвокат помогает мне в суде. В Латвии он защищал Василия Кононова, советского партизана, которого власти Латвии обвинили в военных преступлениях. А в России он будет защищать Свешникова. А от кого? От Шахматной федерации России. Чувствуете, какая интересная альтернатива? Зачем мне это надо? Чтобы Каспаров поднял меня, как флаг, и говорил, что в России нет демократии? Мы с Каспаровым политические антиподы. Он гениальный шахматист, и, конечно, я его никогда не назову своим врагом, он мне по-человечески симпатичен. Но в политике мы антиподы. И получается, что сейчас вроде как я на его стороне.

А что произошло с Карповым? Его РШФ обидела. Причем, обидела серьезно. Он национальный герой России в шахматах. В 50 лет его чествовали в Большом театре. Присутствовали 120 губернаторов, больше сотни депутатов Госдумы, мэры городов… И что мы имеем сегодня? Мы же не можем зайти в Спорткомитет. На нас, шахматистов, смотрят, как на изгоев. Шахматы стали ненавистны для власти. Давайте посчитаем, сколько клубов закрылось за последние годы в России. Почему теряется интерес к шахматам? Очень просто: уменьшается количество клубов, рабочих мест. Почему многие гроссмейстеры оказались в рейтинг-листе других федераций? А потому, что у них был выбор: либо бросить шахматы, либо сохранить профессию, но поехать за рубеж и там попытаться найти рабочее место. Так надо снять перед ними шляпу за то, что они не бросили свою профессию. Но они не потеряли гражданство России. Они готовы вернуться, но их не очень-то ждут здесь. Может быть, этим объясняется то, что сейчас у нас тренерами становятся не самые достойные люди?     

Всю свою жизнь я служил российским шахматам. И, наверное, заслужил право играть в чемпионатах страны среди ветеранов. Кстати, вот вам такая история. В прошлом году я сыграл в первенстве России среди ветеранов по быстрым шахматам, и стал победителем. Приехал в восторге от этого турнира. Надо отдать должное организаторам – Комиссии ветеранов во главе с Евгением Андреевичем Васюковым. Блестяще все организовано. Турнир, с которого не хотелось уезжать. Я приехал в радостных чувствах и рассказываю об этом Левитову. И говорю: «Вы знаете, Корчной проявил интерес. Можно ли его пригласить?» Он говорит: «Конечно, пусть приезжает, мы все оплатим». Я звоню Корчному, он с удовольствием принимает приглашение. Разве чемпионат не выиграл бы от этого? А теперь Левитов говорит мне: мол, вот, недавно принято такое решение, Корчной не может играть. И меня, тем самым, ставит в неудобное положение. Звоню Корчному, он: как же так, они же обещали...

* * *

Е.СВЕШНИКОВ: Я готов вынести этот вопрос на всеобщее рассмотрение. Пожалуй, вам трудно через Интернет опросить федерации городов и областей. Тогда я предлагаю вам вариант проще: опросите чемпионов мира, ведущих специалистов в шахматах. И если они скажут «нет» - я не буду согласен, но я подчинюсь. Для меня они авторитет.

Е.СУРОВ: Как известно из недавней истории с выборами президента ФИДЕ, мнение чемпионов мира уже никого не интересует.

Е.СВЕШНИКОВ: А вот это очень плохо. Поэтому у нас шахматы и деградируют. Руководство федерации не дружит с чемпионами – это неправильно. Я думаю, что РШФ должна обязательно помириться с чемпионами. Ну, с Каспаровым – не знаю, там вопрос более сложный. Но Карпов – герой России. Нельзя так поступать со своими героями. А своих ветеранов обижать просто некрасиво. Незаконно – это один вопрос, но то, что это некрасиво, настолько очевидно…


  


Смотрите также...