Майя Чибурданидзе: "Пусть снова главенствует талант!"

Понедельник, 13.06.2016 19:09

С Майей Чибурданидзе мы встретились в тбилисском Дворце шахмат, где проходит экспериментальный турнир по системе, которую она сама придумала.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Начнём сначала. Когда я много играла на Олимпиадах и во всех командных турнирах, то на себе испытывала все трудности. Самое большое количество энергии отнимается во время подготовки, всё нервное напряжение, все стрессы у шахматиста случаются именно тогда. Когда ты уже играешь, становишься более или менее спокойным. А самое страшное – это подготовка перед партией. Надо посмотреть, с кем играешь, проанализировать, потом наметить, что будешь играть, потом надо всё повторить, потом всё время держать в голове варианты: так будет хуже, а так лучше, а там равенства нет, а если белыми играешь, то там равенство, преимущества нет, и так далее. И такие стрессы всегда сопутствуют шахматисту. Многие не знают, но мы-то, шахматисты, знаем, что каждая партия для нас - это как для обыкновенного человека экзамен. Но экзамен он сдаёт сколько раз в жизни? А у нас каждая партия – это экзамен, где ты тратишь свои нервы и энергию.

Е.СУРОВ: Я думаю, что даже больше энергии тратится, чем на экзамене в учебном заведении.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Конечно! И это очень плохо действует на здоровье шахматистов, изнашивает нервную систему. Поэтому мы должны всё делать для того, чтобы шахматисты были здоровы, а шахматы превратились не просто в игру, а творческое интересное занятие, которое развивает ум, сообразительность и может показать способности и талант человека.

Когда я играла, думала: как хорошо было бы, если бы мне сразу дали позицию, и я пошла играть, и не надо было бы готовиться. Потом я, конечно, забыла эту идею, тогда всё это казалось нереальным, да и не думала об этом всерьёз, это была просто мечта.

И вот недавно, когда мы с Георгием Гиоргадзе наметили этот турнир, он спросил: "Может быть, ты придумаешь что-то новое, интересное, оригинальное?" И вдруг у меня в голове всплыла эта идея. Я поделилась ей с Георгием, ему понравилось, и он начал над ней работать.

В чём суть моей системы? Подготовка сводится к нулю.

Е.СУРОВ: На всякий случай поясним, что имеется в виду подготовка к конкретной партии, а не вообще в шахматах.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да, конечно, к конкретной партии во время соревнований. Тогда компьютер уже не играет никакой роли, его значение сводится практически к нулю. Ты просто приходишь на игру за десять минут и садишься за доску (конечно, по жеребьёвке ты уже знаешь, с кем играешь). А непосредственно перед началом партии достаёшь номер, который обозначает соответствующую позицию. Показываешь этот номер, и судья или ассистент уже знает, что такой-то номер соответствует такой-то позиции. Расставляется позиция на доске и начинается игра. По этой системе могут начинать и белые, и чёрные, в зависимости от того, какая выпала позиция.

Е.СУРОВ: А что за позиции? Откуда они берутся?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Я их составляю. Моя идея в том, чтобы соблюдалось некое равенство, или у белых чуть получше, как обычно бывает. Но, конечно, чтобы у чёрных было не намного хуже. И чтобы позиция была оригинальная, чтобы её можно было решать не проторенными путями. Сейчас уже все знают наизусть новоиндийскую, защиту Нимцовича и такие дебюты, где компьютер уже всё сделал. А я стараюсь составить интересные позиции, которые мало встречаются.

Е.СУРОВ: Значит, вы сами составляете каждую позицию?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да. Для этого турнира я отобрала сто двадцать позиций. Ни одна из них не должна повториться в ходе турнира.

Е.СУРОВ: Это позиции типа миттельшпильных?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нет-нет, это позиции, которые могут возникнуть с первого по пятнадцатый ход. Позиция может начаться и с четвёртого хода, и с двенадцатого, но не больше пятнадцатого.

Е.СУРОВ: То есть это всё-таки ближе к дебюту?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да. Я выбираю неопределившиеся позиции, в которых нужно выбрать путь развития, ставлю игроков перед выбором. И здесь на первый план уже выходит талант, эрудиция и широкий кругозор. Потому что если этого в шахматах не имеешь, то будешь всё время терпеть фиаско. А если у тебя хорошее понимание, если ты знаешь шахматы – а ты должен знать именно шахматы, а не компьютерные варианты зубрить и забивать ими голову...

И что получается? Шахматист избавляется от стресса, его оперативная память избавляется от большой нагрузки. И семьдесят процентов всей этой энергии переходит целиком на творчество. Голова у тебя свободна, ты не знаешь, какую из пяти тысяч, например, позиций ты вытащишь, поэтому ты свободен и думаешь только о том, как разобраться в этой конкретной позиции. При этом повышается профессионализм, а ведь шахматист должен быть широким профессионалом, он должен знать много позиций, должен знать шахматы. Если мы возьмём образно треугольник, где каждая из его вершин – это шахматист, тренер и компьютер. Раньше как было? Шахматист главный, а компьютер и тренер ему помогали анализировать. Сейчас всё перевернулось – компьютер оказался на вершине, а шахматист и тренер внизу. То есть компьютер из слуги и помощника превратился в господина и тащит шахматы. А здесь я свожу его функции к нулю. Меняются и функции тренера: он готовит шахматиста, учит его шахматам и даёт общее образование (не без помощи компьютера, разумеется). Как музыкант должен не только знать Шопена или Моцарта и уметь их сыграть, но должен взять любую ноту…

Е.СУРОВ: Юрия Лозу тоже нужно суметь сыграть.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да, любую композицию! Так и шахматист должен разбираться в любой позиции. Я думаю, что в этом и есть предназначение шахмат – они должны развивать голову, способности, мастерство, и именно это должен показывать шахматист. Творчество и талант должны выходить на первый план. А зубрёжка и всё это… Сейчас получается, что просто компьютерные программы борются друг с другом. Если у тебя программа сильнее и ты больше знаешь, где оценка плюс или минус, а мой компьютер слабее и не показал правильно, то ты меня потом тащишь в это и, конечно, выиграешь. Сейчас мастер может бороться на равных с гроссмейстером, если подготовится, просмотрит его репертуар, они будут играть новоиндийскую до 25 компьютерных ходов, а потом уже невозможно его обыграть. А здесь сразу всё оседает, кто слабее – пойдёт вниз, а настоящий шахматист, с пониманием, сразу пойдёт наверх.

Е.СУРОВ: Предвижу логичный вопрос публики. Придуманы же шахматы Фишера. Чем вы превзошли Фишера?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Я не превзошла Фишера, просто мои шахматы начинаются с обыкновенной позиции, с привычной, только как бы уже сделаны несколько ходов вперёд.

Е.СУРОВ: А это не могут быть позиции, которые шахматисты всё равно будут уже знать?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нет, это невозможно знать. Сейчас у меня сто двадцать позиций, и участникам турнира не так просто разобраться. Допустим, кто не играет староиндийскую, видит позицию в первый раз, и здесь надо уже работать головой. И между прочим, партии получаются более зрелищные. Сразу видно, какие у каких шахматистов минусы, как они "плавают", как не могут разобраться – это очень интересно! Но это и поднимет их профессионализм, они будут намного лучше и заниматься, и изучать шахматы. Мне кажется, что в этом какое-то спасение шахмат.

И работа тренеров поменяется – они будут учить детей или взрослых шахматистов до определённого момента. Во время соревнования тренер уже не вмешивается, довёл их до партии – и всё.

Е.СУРОВ: Тогда вы оставляете без работы именно секундантов на время турнира?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Как раз нет. Они должны подготавливать игрока, знать его противника, заниматься шахматами. Я думаю, что нельзя ловить соперника узким репертуаром, это нечестно. Все должны быть в равной ситуации. И уже только от тебя зависит, насколько ты силён, насколько сообразителен, талантлив, какое у тебя мастерство.

Е.СУРОВ: Правильно ли я понимаю, что сейчас проходит некий тестовый турнир, но вы хотите, чтобы это внедрялось и в более серьёзные турниры?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да, я очень этого хочу. Тем более, что это рассчитано больше на серьёзные шахматы с классическим контролем, а не на быстрые. Это будет прекрасно и для олимпиады, ведь сколько там мучаются! Там десять-пятнадцать команд борются за призовые места, а остальные просто играют для удовольствия. И зачем им там надо мучительно готовиться? Пусть просто играют в шахматы. А готовиться надо дома.

Е.СУРОВ: Возникает вопрос: кому придумывать позиции на той же Олимпиаде? Там же огромное число команд и партий.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Это очень легко. Могу сказать, что я сама готова подобрать пять тысяч позиций. А пять тысяч никто не может выучить. Здесь, как в шахматах Фишера -  нажимаешь, выходит позиция, и ты ставишь эту позицию. То же самое. Проходит та же жеребьёвка за десять минут, потом судьи ставят необходимые позиции на досках. Такая система очень развивает шахматы, они становятся более популярными, более зрелищными, и за этим очень интересно наблюдать!

Е.СУРОВ: А сама формула турнира может быть совершенно обычной? Например, круговик или швейцарская система?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да, абсолютно, это может быть и на матчах, и на олимпиадах, и в закрытых турнирах – везде. Формат турнира может быть любой.

Е.СУРОВ: И как долго вы вынашивали эту идею?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Я не вынашивала, я всегда, пока играла, думала об этом: вот было бы хорошо, если бы можно было не готовиться.

Е.СУРОВ: Ну, об этом все мечтали, а озвучили вы.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Я полтора месяца работала над этими позициями, и для меня это было не так трудно.

Е.СУРОВ: А не получится так, что кому-то досталась более простая позиция, а кто-то вынужден ломать голову в более сложной?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Я старалась, чтобы все позиции были достаточно сложные. Хотела охватить все дебюты. Конечно, допустим, скандинавскую я не могла взять, потому что там явное преимущество у белых. Или есть такие дебюты, где изначально положение чёрных заметно хуже. Я стараюсь соблюдать какое-то равновесие. Это очень интересно, когда шахматист играет своей головой, за этим здорово наблюдать! Ты бы видел, как кто-то приходит, допустим, видит Каро-Канн, а он всю жизнь играет 1.d4 и не имеет вообще никакого представления о Каро-Канне!

Е.СУРОВ: Но ведь может же быть и такое. Возьмём условный Каро-Канн. А я специалист по Каро-Канну, мне эта позиция будет знакома, и я ведь всё-таки буду в выигрыше.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Ну, может быть, один раз из тысячи ты вытянешь этот Каро-Канн, а у меня там пять тысяч позиций. Конечно, один раз может повезти.

Е.СУРОВ: А сколько туров уже прошло в этом турнире?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Мы играем отдельно мужской и отдельно женский турниры, в два круга, то есть получаются мини-матчи такие. Сегодня три тура прошло.

Е.СУРОВ: С каким контролем?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: 35 минут. Мы решили дать полчаса и по пять минут на то, чтобы сориентироваться в начальной позиции. С трёхсекундным добавлением на ход.

Е.СУРОВ: И какова реакция? Есть уже отзывы?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Как я вижу, на первые ходов десять тратится по тридцать минут, а потом начинается блиц. Очень интересная система, сам понаблюдай, потом увидишь.

Е.СУРОВ: Вы знаете, в шахматном мире есть очень много людей, можно сказать ретроградов, которым что бы ни предложили, они на это будут отвечать: мы всю жизнь занимались такими шахматами и других не хотим…

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: А это те же шахматы. Я же фигуры не меняю, как в фишеровских шахматах, а просто ставлю готовую позицию, которую ты должен играть. Потому что это нечестно, когда ты изучаешь одно и то же и соревнуешься в подготовке. Если бы я играла только с тобой, то это было бы оправдано. Но когда подключается компьютер, когда куча тренеров, а компьютер выдаёт уже всё готовое... Очень тяжело играть под напором и под стрессом. И я хочу освободить шахматистов от этого стресса.

Е.СУРОВ: Чтобы в шахматы снова вернулась борьба интеллектов.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да-да, и чтобы компьютер не умертвил этот творческий подход и мышление шахматиста. Пусть компьютер помогает изучать шахматы, анализировать позиции. Но вмешиваться в игру он не должен.

Е.СУРОВ: Давайте представим, что все шахматы перешли на эту систему. Как, по-вашему, будет строиться подготовка шахматиста? Дебютом с первых ходов он уже не занимается?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Почему же? Он может изучать любые варианты, системы, схемы. Дебюты ведь те же самые. Пусть он знает главные идеи, системы, направления. Например, он может изучать позиции с изолятором, как они разыгрываются, может изучать староиндийские схемы. Главное, что у него уже будет более широкий кругозор, не будет узкого репертуара, и он будет более профессионален.

Е.СУРОВ: Не помню уже кто, но кто-то предлагал такой выход: играть по нормальным правилам, с дебютом, но перед каждым туром делать жеребьёвку, кто с кем играет.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Такой подход тоже есть, но это более трудно. Тогда не получается провести круговой турнир.

Е.СУРОВ: Да, действительно.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: А в моей системе как бы раскрываются все шахматы.

Е.СУРОВ: Расскажите, как и чем вы сейчас живёте?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Как всегда живу. Меня затянул этот шахматный турнир. Я сегодня такая радостная и охотно даю интервью. Даже когда стала чемпионкой мира, я так не радовалась, как сейчас! Мне всё это так интересно, так забавно. Самой это очень нравится, и я почему-то уверена, что эта идея имеет будущее.

Е.СУРОВ: Но всем же хочется знать о вас ещё что-нибудь, кроме шахматных фигур.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: У меня столько интересов, Женя, что я не могу тебе всё перечислить. Я даже изучаю чай. Ты можешь себе представить, я – профессионал по чаю! Знаешь, какая это наука – знать, какой чай и когда заваривать, как делать, на каком градусе. И вообще изучать географию чая, его происхождение – это так интересно! И таких интересов у меня полным-полно.

Е.СУРОВ: Вы меня поймали, потому что вот тут я не могу серьёзно поддержать беседу.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Второй интерес у меня – нетрадиционная медицина, с различными методами лечения. Потом я открыла для себя, что почти все заболевания человека (можно сказать, 98 процентов всех заболеваний) от наличия паразитов. И, к сожалению, медицина как-то закрывает на это глаза.

Е.СУРОВ: Что это означает – "паразиты"? Это те, кто меня окружают?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нет, внутри человека живут паразиты, их около пятисот видов. Там и глисты (гельминты), и бактерии, и вирусы, и грибки – это всё паразиты. Они паразитируют на организме человека, впитывают всё от него и отравляют его токсинами. И от них все болезни. Как с ними бороться? Если человек правильно строит свою жизнь, питание и гигиену, то он облегчает себе существование. Из-за того, что в последнее время экология у нас плохая, паразиты стали агрессивными. Если раньше они не могли проявлять свою агрессивность или проявляли её после шестидесяти лет (всегда же говорили, что старый человек слаб перед болезнями), то сейчас человек уже с малых лет становится ослабленным. Паразиты становятся агрессивными, и уже с двадцати пять лет в организме человека нарушается баланс. Вообще в организме человека должен соблюдаться баланс, а для него даже паразиты нужны, потому что они тоже делают полезные вещи. Но если баланс нарушается, они становятся агрессивными и съедают человека. Ты даже удивишься, но обыкновенная простуда или воспаление лёгких, или тот же кашель – это всё, на самом деле, паразитарные явления. Вообще мир паразитов – удивительное явление!

Вот это мой второй интерес. А есть ещё третий четвёртый… Я так довольна, что я имею время и возможности заниматься такими вещами.

Е.СУРОВ: Майя Григорьевна, а как бороться с внешними паразитами и с внешней агрессией? Я имею в виду, не в широком, не в политическом смысле. Вот у меня, например, такая теория – я её серьёзно не обдумывал, но интуитивно это чувствую. Что очень много болезней от внешней обстановки, от того, кто тебя окружает.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Совершенно верно. И мне, например, помогает вера. Я знаю, например, что человек живёт не только в этой жизни, и здесь не всё заканчивается, душа бессмертна. Поэтому к этой жизни надо относиться более спокойно. Здесь не всё кончается, не надо всё здесь хватать. Главное, чтобы совесть была чиста, человек жил по совести, и я в это верю. И это помогает. Тогда ты не включаешься в эту жизнь, тогда тебя стрессы не съедают, и ты как-то более спокоен. Это всё равно что ты сидишь в лёгкой лодке, тебя волны катают туда-сюда, но ты не уходишь на дно. Надо как-то легко всё это воспринимать. А если человек живёт только этой жизнью, для него всё здесь кончается, тогда всё бессмыслица, и тогда, конечно, ты всё время нервничаешь и переживаешь. А надо довольствоваться малым, и тогда всё будет хорошо.

Е.СУРОВ: Здесь я умолкаю, а то мы так далеко уйдём…

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Это точно! Но я просто сказала, как я это понимаю, своё мнение.

Е.СУРОВ: Я понимаю. Через веру преодолевать всё это.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да. Просто жалко тех людей, которые живут только этой жизнью, потом умирают, и для них всё кончено. Это ведь тяжело.

Е.СУРОВ: Скажите, а грузинский чай хороший?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Грузинский чай был хороший. А после перестройки всё пришло в упадок, плантации все вырубили, там, где можно было, засадили всё другими культурами. Сейчас уже опять стали всё это возобновлять. Но всё же китайский, японский чай – это другая традиция, потому что они изучали всё это не только веками, но и тысячелетиями, у них богатые традиции. Конечно, у них многое зависит не только от местности, где растёт чай, на какой почве, на какой высоте, в каком климате, но ещё и от обработки. Когда уже готовый собранный материал специально обрабатывается – тут мы, конечно, уступаем. Но надо учиться.

Е.СУРОВ: У нас недавно была подробная беседа с Дреевым, и он между чаем и кофе предпочитает кофе, причём утверждает, что десять чашек в день – это абсолютно нормально.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Десять – это, конечно, ужасно. Конечно, кофе хорош в меру, если он взбадривает человека. Но чай имеет более широкий спектр действий – у него много целебных свойств, он антиоксидант, защищает человека от многих болезней, от рака, есть чай, который выводит токсины. Если его правильно заваривать и правильно употреблять, то он очень хорошо помогает, начиная с органов пищеварения и заканчивая головой. Даже есть японский чай Гёкуро, его называют "чай гениев", он чистит головной мозг. Так что чай не только вкусный и хороший напиток, но и очень оздоровительный. К сожалению, чай, что продаётся у нас, пакетированный, пить нельзя. Потому что обработка чая – это специальная процедура. Например, в Китае есть специальные бамбуковые подносы, на которых чай просеивается, перерабатывается. И та пыль, что оседает после переработки, как раз забрасывается в машинку, которая пакетирует её, и потом этот мусор продаётся. А люди его пьют.

Е.СУРОВ: То есть надо покупать листовой чай и заваривать?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да, обязательно листовой чай и обязательно свежий. Сейчас в Россию уже начали завозить хороший чай, но если он стоит на прилавках больше года, то он просто превращается в траву. Чай должен быть односезонным. И это тоже надо знать, это целая наука, которая меня захватила.

Потом я очень люблю заниматься историей Востока, например, Китая и Индии. Там такое раздолье, начиная от культуры и традиций и заканчивая кинематографом! Это всё мне очень интересно, и я нахожу в этом большое удовлетворение.

Е.СУРОВ: Вы счастливый человек! Вы были чемпионкой мира, уже всего достигли, и теперь вместо шахмат занимаетесь столькими интересными вещами!

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Как раз шахматы мне когда-то и дали свободу действий. Теперь у меня есть возможность не думать, как бы приз заработать. У меня есть минимум, чтобы я могла спокойно жить и заниматься своими любимыми делами. Вот я этим и занимаюсь. А сейчас если эта моя идея пройдёт, и я буду больше заниматься шахматами, искать позиции…

Е.СУРОВ: А может, не надо?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нет, это очень интересно, Женя, ты же ещё не смотрел партии…

Е.СУРОВ: Нет-нет, я не про это, я за вас беспокоюсь.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: А ты за меня не беспокойся, я умею и в ту, и в другую сторону отвлечься.

Что тебе ещё рассказать интересного? У меня много интересов. Религия – это ты и так хорошо знаешь. Книги...

Е.СУРОВ: Смотрите, сейчас существует так называемая научная точка зрения, что шахматы не только не полезны для мозга, но даже вредны.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Они вредны именно из-за компьютера, потому что у человека есть обыкновенная память и оперативная память. Оперативная память запоминает сразу и  ненадолго. И вот эта оперативная память у человека очень сильно перегружается, когда он смотрит в компьютер и зубрит варианты. Что мы делаем, когда готовимся к конкретной партии? Смотрим, какие варианты или схемы нам даёт компьютер, и запоминаем, чтобы потом за доской их разыграть. Некоторые для этого во время партии бегают в туалет... Правда, сейчас это запретили. Ты представляешь, какое это напряжение на мозг человека?! Поэтому в последнее время я заметила, что среди шахматистов развились психические заболевания.

Е.СУРОВ: И вы это связываете именно с тем, о чём вы говорите, - что приходится запоминать варианты?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Конечно. Это же невозможно. Даже для обычного человека получать такой большой поток информации – это очень вредно. Надо всего в меру. Сейчас мир так устроен, что информацию, которую раньше человек получал за год, теперь он может получить за день. И организму трудно с этим справляться. И в шахматах то же самое, даже ещё хуже. За одну партию сколько он должен держать в голове вариантов! Особенно если это шахматист высокого уровня. Это очень вредно, я с этим согласна. И моя система так работает, чтобы всё это снять, убрать всё лишнее, чтобы только остались шахматы.

Е.СУРОВ: У вас хорошая нешахматная память?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нормальная. Не могу сказать, что очень хорошая или очень плохая.

Е.СУРОВ: Какое последнее стихотворение вы выучили?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Поэзию я не люблю, в принципе. Когда читаю поэтические строки, чувствую, что человеческая мысль загнана в какие-то рамки, и это на меня действует. Я не могу читать дальше.

Е.СУРОВ: Понятно. А какая мысль тогда не загоняется в рамки? Шахматная ведь тоже загоняется...

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Загоняется именно компьютером. А если свободно играть… Представь, что ты свободный шахматист, тебе дали позицию, и ты играешь, ты ничем не скован. А когда ты выбираешь, то ты скован своими схемами.

Е.СУРОВ: Хорошо, а если мы не берём начало партии, то как шахматисту вообще проявить свою фантазию, развить её? Многие ведь не уходят от примитивных схем не только в дебюте, но и вообще не могут широко мыслить. Фантазия вообще нужна в шахматах?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Я думаю, что надо решать этюды, задачи. Такие вещи развивают фантазию.

Е.СУРОВ: А вы не думаете, что пока эта ваша система внедрится, пока шахматы найдут свою оптимальную форму, современные технологии дойдут уже до того, что невозможно станет играть в шахматы из-за подсказок?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Тогда шахматы надо будет выбросить. Ведь в чём состоит функция шахмат? Чтобы человек работал своими мозгами, решал те или иные задачи, правильно? Зачем они придуманы? Чтобы бороться с соперником, играть с ним, а не принести компьютер, чтобы он играл вместо него. Поэтому технологии-то будут развиваться, но если мы не дадим технологиям превалировать над нами…

Е.СУРОВ: Но я имею в виду читерство.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: А при чём тут читерство?

Е.СУРОВ: А вот, предположим, я захочу вас побороть.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: А как ты сможешь меня побороть, если мы вытащим позицию до того, как…

Е.СУРОВ: Очень просто, Майя Григорьевна. Вы, видимо, далеки от современных технологий. У меня просто в глазном яблоке будет компьютер.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Ну и что? А мы тебя проверим, определим и вытащим его из твоего глаза!

Е.СУРОВ: С помощью изобретённой вами аппаратуры?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да! Нет, ну так это уже каждый сможет... В общем, мне не нравится, что компьютеры повсюду. Тебе же не нравится, когда компьютер придумывает музыку? Это другая музыка. И шахматы тоже для людей, а не для компьютеров. Они для того и придуманы, чтобы тренировать мозг, научить мышлению, развивать фантазию. А если компьютер возьмёт всё в свои руки, то зачем тогда нужны шахматисты? Компьютеры всё равно играют лучше нас, вот пускай тогда они и играют.

Е.СУРОВ: Вы сами компьютером пользуетесь? Не для шахмат, а для жизни.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Да, пользуюсь. Но мне не нравится, что компьютер полностью вошёл в нашу жизнь. Он нужен нам как помощник, как источник информации, а не как господин, который всё время нас заставляет на него смотреть, а мы не можем выйти из-под его давления и влияния. Поэтому мы должны подчинить его себе и правильно использовать. Если поставить вопрос именно так, тогда он очень хороший помощник, он даёт бесценную информацию на любую тему, какая тебе интересна. Особенно интернет в этом плане даёт столько информации!

Е.СУРОВ: А в соцсетях вас нет?

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нет, вот этого я терпеть не могу! Терять время на болтовню – это вообще ужас!

Е.СУРОВ: Ну, извините, что занял у вас полчаса.

М.ЧИБУРДАНИДЗЕ: Нет, наоборот, видишь, как я с удовольствием с тобой поговорила.


  


Комментарии

Ой, не нравится мне

Счет: -3

Ой, не нравится мне подзаголовок. Не слушал само аудио, но сильно подозреваю, что главная идея - чтобы не надо было работать. Профессиональные шахматы - тяжелый труд, и лично я не понимаю почему ленивые должны быть в равных условиях с трудолюбивыми (кстати, не только в шахматах).

Что касается компьютеров, то рапид дает на данный момент очень хороший баланс между знаниями и трудолюбием с одной стороны и талантом и интуицией с другой. А те, у кого есть и то и другое - сильнейшие в любой ситуации. Велосипеды надо изобретать, но не в данном случае.

Вот это уже другой разговор.

Счет: 5

Вот это уже другой разговор. Если у человека по прочтению подзаголовка не возникло желания прослушать интервью, то можно говорить о его (подзаголовка) неудачности. Все остальные критерии - сомнительны.

Правда, ещё более сомнителен жанр, в котором солирует Конёк: "Не слушал, но напишу своё мнение". Лучше бы всё-таки сначала послушать...

Будет текст - посмотрим

Счет: -2

Будет текст - посмотрим насколько сильно я ошибся. По заголовку + подзаголовку поставил бы деньги на то, что шахматы предлагают чем-то подменить (например, изменить начальную позицию).

Евгений, то есть как это -

Счет: 1

Евгений, то есть как это - сомнительны? Одним из "остальных" критериев является правдивость. По-вашему, (под)заголовок, который вызывает желание прочесть/прослушать, но вводит в заблуждение - удачный?

Откровенно говоря, не вижу

Счет: 1

Откровенно говоря, не вижу тут предмета для дискуссии. "Правдивость" - не критерий, а правило по умолчанию. Основная же задача (под)заголовка - сделать так, чтобы читателю стало интересно. Если ему не стало интересно - значит, можно задуматься.

Евгений, если в такой

Счет: 2

Евгений, если в такой формулировке, то, конечно, согласен. Главное, чтобы с этим согласилось большинство российских источников информации (пока что этого не наблюдается, поэтому лично мне пришлось от них отказаться). Что самое страшное, этим подходом заражаются неокрепшие умы, которые растут с мыслью, что "передёргивать" и попросту нагло врать - это нормально. Насколько понимаю, это практически неизбежное последствие безграничной власти спецслужб.
 
По поводу того, что задача (под)заголовка - завлекать, тоже не поспоришь, хотя при этом нужно всегда соблюдать правило по умолчанию, т.е. правдивость. В условиях цейтнота и нехватки ресурсов это бывает сложновато, но если (под)заголовок не придумывается, а помочь некому, то, хоть и нежелательно, но лучше уж выставить что-нибудь банальное, чем ввести в заблуждение. Я вижу это так.
 
И спасибо за интересное интервью. По-моему, ценный текст в противовес нынешнему культу суеты, спешки и прогресса "ради прогресса". Лично мне из сказанного экс-чемпионкой мира многое близко (при том, что я неверующий, а чай хоть и уважаю, но предпочитаю хороший кофе).

Не всем нравится слушать,

Счет: 2

Не всем нравится слушать, иначе бы Вы сами потом не выкладывали текст. Вот и выходит, что тема "подзаголовков" получила дополнительное развитие. :)

Почему "трудолюбивые"

Счет: 3

Почему "трудолюбивые" авиаконструкторы должны работать больше, чем "ленивые" шахматисты? Ответ простой: потому что шахматисты в среднем получают существенно меньше инженеров, а доход их нестабилен.
Не знаю, что предлагает Чибурданидзе - дождусь текста, и подзаголовок тут ни при чём - но велосипед изобретать, может быть, действительно не надо. Шахматы Фишера потихоньку набирают популярность и рано или поздно получат общественное признание, несмотря на активное (как явное, так и скрытое) сопротивление отдельных деятелей.

Я сравнивал трудолюбивых

Счет: -2

Я сравнивал трудолюбивых шахматистов с ленивыми шахматистами, при чем тут авиаконструкторы? Мы - не часть уравнения.

Что касается шахмат Фишера - дырку от бублика вы получите, а не Шарапова.

Посмотрим лет через

Счет: 2

Посмотрим лет через пять-семь. Уж не надеетесь ли вы запретить их законодательно, когда ничего другого вам не останется? :)

Зачем такие сложности? На них

Счет: -2

Зачем такие сложности? На них просто никто не даст серьезных денег ...

На Земле более 7 миллиардов

Счет: 2

На Земле более 7 миллиардов человек, из которых около 15 миллионов - долларовые миллионеры. И так-таки за 5-7 лет не найдётся ни одного желающего? Yeah, right.

Миллионеры редко бывают

Счет: -3

Миллионеры редко бывают идиотами. Хотя бывают, конечно. Миллионер-неидиот не даст серьезные деньги на шахматы Фишера, а миллионер-идиот не даст деньги на что-то, в названии чего есть слово "шахматы". :)

Вся идея шахмат Фишера - это чтобы гроссмейстеру Девяткину и его соратникам не надо было работать.

Подразумевается, что работа -

Счет: -1

Подразумевается, что работа - это общественно полезный труд.
А к чему пенять на нежелание учить теорию? Личное дело каждого.
И шахматы Фишера - паллиатив. Он не спасает от движков.
Реальная альтернатива - Каменные шахматы Владимировича-Мариньона.

Безусловно, каждый из 15

Счет: 2

Безусловно, каждый из 15 миллионов миллионеров сочтёт своим долгом спросить совета премудрого Конька-Горбунка, прежде чем распорядиться своими капиталами :)

Неужели неясна принципиальная

Счет: 3

Неужели неясна принципиальная разница между авиаконструкторами и шахматистами в данном контексте?

Уважаемый Андрей! Возможно

Счет: -2

Уважаемый Андрей! Возможно (умножьте на 10) лет через 50-70 (в лучшем случае). Дело не в сопротивлении "отдельных деятелей", а в традициях. Есть игра - шахматы, с тысячелетней историей и есть "шахматы Фишера", которые кроме фигур и ходов, кардинально различающиеся. Они будут идти параллельно, возможно через какое то время даже будут более популярны (что хочешь может быть), но не заменят. Есть же игры, чем то похожие на шашки, ну и что. Шахматы - это игра со своими правилами. Даже, хотя бы совсем немного уменьшить время игры в классику (хотя очень многие, в том числе шахматисты (недавно Со об этом сказал) не могут.

Уважаемый Рафшам! Во-первых,

Счет: 5

Уважаемый Рафшам! Во-первых, где я говорил о замене? Во-вторых, почему бы не вспомнить, что современным классическим шахматам (расстановка №518) предшествовал шатрандж, а шатранджу - чатуранга? Не вернуться ли нам к этим играм из уважения к традициям предков?

Прослушал интервью. Не

Счет: -2

Прослушал интервью. Не согласен с Майей Григорьевной о причине психических заболеваний среди шахматистов. Считаю, что они - от паразитов, а лечить их следует, как и другие, правильно заваренным чаем.

Нелюбовь к поэзии в принципе

Счет: -2

Нелюбовь к поэзии в принципе - признак просветления.

Замечательное интервью!

Счет: -1

Замечательное интервью! Однако Майе Григорьевне следовало бы знать народную мудрость: "рижского скребка чаем не выведешь". Будем надеяться, что борьба с внешними паразитами вскоре станет одним из главных интересов великой грузинской шахматистки.

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, вот участники турнира в Вейк-ан-Зее едут в Роттердам, и рядом со мной в автобусе главный арбитр Павел Вотруба. Приветствую вас!

    П.ВОТРУБА: И я вас приветствую!


    Запись прямой трансляции в Periscope

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Мы по-прежнему в Шамкире, и вместе со мной тренер Фабиано Каруаны – уже можно сказать, что многолетний, - Владимир Чучелов. Здравствуйте! Вы сегодня не очень довольны тем, что ваш подопечный фактически упустил победу или, по крайней мере, очень хорошие шансы на первую победу в турнире.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, вместо со мной две очень красивые девушки. Одна из них действующая чемпионка мира Александра Костенюк, и ее дочка Франческа. Александра, у меня к вам такой вопрос. Через несколько дней вы едете в Турцию на чемпионат мира отстаивать свое звание. Зачем вам нужно было все, что здесь происходило, на Гоголевском бульваре?