Давид Навара: "Уважаю хороших и умных людей"

Среда, 08.06.2016 13:30

Е.СУРОВ: Давид, приветствую! Мы сейчас в Праге, встречаемся за час до начала очередной партии с Раппортом, и я хочу вас попросить. Давайте сразу договоримся: если, не дай бог, она пройдёт для вас неудачно, то я не виноват.

Д.НАВАРА: Да, здравствуйте! Я приветствую всех слушателей и хочу извиниться за то, что за час до интервью у меня возникли некоторые проблемы со здоровьем. Но теперь уже всё в порядке, и я надеюсь, что это больше не повторится.

Е.СУРОВ: Давид, я вас здесь вижу не только сегодня, но и в другие дни (по крайней мере, один раз видел точно) задолго до начала партии. Скажите, зачем вы так рано приходите?

Д.НАВАРА: Во-первых, у меня в контракте прописано, что я должен приходить минут за десять до начала тура. А ехать к месту игры мне надо минут сорок. И когда я выхожу заранее, чтобы не опоздать, я, чаще всего, приезжаю на полчаса раньше. А полчаса плюс десять минут – это и получается сорок минут.

Е.СУРОВ: Точный математический расчёт.

Д.НАВАРА: Да, мой отец математик.

Е.СУРОВ: Кстати, его я тоже здесь видел. Он каждый день ходит, поддерживает вас. Для вас важна его поддержка?

Д.НАВАРА: Да.

Е.СУРОВ: Давид, вчера пришла скорбная весть из Швейцарии, которая затмила все остальные события, в том числе и ваш матч, - скончался Виктор Корчной. Вы можете что-нибудь сказать о нём? Какие у вас о нём воспоминания?

Д.НАВАРА: Он, конечно, великий шахматист. Удивительно, что он усиливался даже в том возрасте, когда у других игроков начинался спад. Удивительно, как он продолжал играть и бороться за доской, когда у него уже был серьёзный возраст. Он внёс большой вклад в мировые шахматы. И поскольку мы находимся в Чехии, я хочу отметить, что он в 1969 году осудил то, что армия Варшавского договора вошла в Чехословакию на год раньше. Тогда на это требовалась гражданская смелость. Я бы не хотел слишком углубляться в политику и заниматься ей, но я это ценю.

Е.СУРОВ: А мы и не о политике говорим, а о человеческих качествах.

Вы же играли с Виктором Львовичем?

Д.НАВАРА: Да, неоднократно.

Е.СУРОВ: И какие воспоминания остались о партиях с ним?

Д.НАВАРА: В целом положительные. У меня с ним бы хороший счёт. Вспоминается партия на Олимпиаде в Кальвии в 2004 году. Конечно, тогда он играл напряжённо, но после партии мы ехали вместе в гостиницу и дружески беседовали об этой партии. Было интересно, он как-то преобразился и стал приятным человеком.

Е.СУРОВ: Ну, если у вас с ним хороший счёт, то я не уверен, что он всегда после партий был приятным человеком.

Д.НАВАРА: Не всегда. Кстати, есть одна забавная история. Мы тогда играли в первый раз матч в Праге в 2002 или 2003 году (уже не помню точно). Тогда он мне проиграл. После партии, когда шли комментарии для зрителей, он вернулся и сказал, что должен был продолжать так-то, в чём, конечно, был прав. Я ответил, что там получалась неясная позиция, и, кстати, тоже был прав. На это он ответил: "Она неясная только для вас". И мне, конечно, запомнилась эта фраза.

Е.СУРОВ: Да-да. Вообще из всех его подобных многочисленных реплик я делаю вывод, что он, может быть… Вообще ведь человек посвятил всю свою жизнь шахматам, таких аналогов очень трудно найти. Вы можете найти подобный аналог?

Д.НАВАРА: Гроссмейстер Властимил Янса в Чехии продолжает играть и сражаться в турнирах, а ему 73 года. Он по-прежнему много заниматься шахматами. Но на самом деле аналогов мало, да.

Е.СУРОВ: Мне почему-то кажется, что именно в случае с Корчным это было не зря. Потому что он не просто посвятил всю жизнь шахматам, он в них понял много того, что не поняли и не могут понять другие. Мне так кажется. А как вы считаете?

Д.НАВАРА: Согласен. У него было глубокое понимание шахмат, очень интересный, разнообразный стиль игры.

Е.СУРОВ: А вы разбирали его партии, серьёзно анализировали?

Д.НАВАРА: Не особенно. Я когда-то купил его книгу "Мои пятьдесят пять побед чёрными", и она мне понравилась, очень хорошая книга.

Е.СУРОВ: А ваш собственный стиль больше похож на стиль какого шахматиста?

Д.НАВАРА: Трудно сказать. Пытаюсь быть универсальным, хотя, конечно, у меня есть сильные и слабые стороны.

Е.СУРОВ: Между прочим, Вконтакте пару часов назад один из читателей как раз спросил:  какие у вас слабые и сильные стороны как у шахматиста?

Д.НАВАРА: Трудно сказать. Расчёт чаще всего бывает моей сильной стороной. Но когда я в плохой форме, то он превращается в слабую. А что касается остального, то я люблю играть, например, ладейные эндшпили. Думаю, что интуиция у меня тоже хорошая, если исключить какие-то типы позиций. А слабые стороны… В каких-то стратегически сложных позициях я себя чувствую не очень хорошо. И ещё у меня некрепкая нервная система. А вообще-то не хочется сейчас говорить о своих слабых сторонах.

Е.СУРОВ: А вы уже сказали! Кто-нибудь другой на вашем месте сразу же ответил бы, что не хочет давать соперникам какие-то козыри против себя. А вы всё сразу рассказали. Вы искренний и открытый человек.

Д.НАВАРА: Спасибо, я стараюсь быть таким.

Е.СУРОВ: Процитирую ещё один вопрос из Вконтакте: "Какие качества в других шахматистах вам нравятся, а какие вы презираете?".

Д.НАВАРА: Я уважаю хороших и умных людей.

Е.СУРОВ: Независимо от того, чем они занимаются? Не только шахматистов?

Д.НАВАРА: Да, не только шахматистов. А что презираю? Я не знаю. Можно назвать разные нехорошие качества. Мне приятны умные хорошие люди, у которых есть чувство юмора, которые не унижают других, можно долго ещё перечислять.

Е.СУРОВ: Могу ли я предположить, что презираете вы тех, у кого отсутствует всё вышеперечисленное? Или хотя бы одно из них?

Д.НАВАРА: Я бы не сказал, что презираю, но, конечно, разговаривать с такими людьми не так уж приятно.

Е.СУРОВ: Один из вопросов Вконтакте возвращает нас к теме чемпионата Европы. Человек интересуется: "Как вы считаете, нужно ли вообще проводить турниры в странах, которые либо не признаны, либо частично признаны в мире?".

Д.НАВАРА: Лично у меня с этим проблем нет, мы там играли в шахматы. Но я думаю, что проблема не в том, что Косово частично признана Россией, ведь к русским там относились, по-моему, нормально. Проблема была с Сербией, это я признаю. Но такие проблемы могут быть во многих других странах. К сожалению, это факт. Во многих даже европейских странах есть проблемы в отношениях с соседними странами.

Что я ещё хочу сказать на эту тему? Если мне что-то и не нравилось на чемпионате Европы, то это просто у организаторов не было опыта в проведении таких мероприятий. Всё-таки Косово – не шахматная держава. Но они старались, исправляли ошибки. Сначала всё было хаотично (и я бы видел проблему именно в этом), но потом ситуация улучшилась.

Е.СУРОВ: Давид, а какие вообще проблемы, на ваш взгляд, сейчас актуальны в шахматах? Читерство давайте вынесем за скобки - все понимают, что это проблема номер один. А вот вы можете сказать что-нибудь такое, о чём ещё не говорили, а вам очень хочется?

Д.НАВАРА: Не знаю. Во-первых, я не в курсе, о чём раньше все говорили. Во-вторых, я не настолько оригинален и не думаю, что смогу придумать какую-то по-настоящему важную тему.

Е.СУРОВ: Придумывать не надо. Что вас на самом деле волнует?

Д.НАВАРА: Допустим, мне не нравится правило "зеро толеранс". Конечно, надо стараться приходить вовремя – в этом уважение к шахматам и к соперникам, чтобы шахматы получали своих спонсоров. С другой стороны, по-моему, "0" за опоздание – это слишком жёсткое наказание, особенно когда игроки добираются до игрового зала издалека. Как, например, я сегодня.

Е.СУРОВ: Давид, но всё это говорит нам сейчас человек, который никогда в жизни на партию не опаздывал.

Д.НАВАРА: Опаздывал. Но это было совпадение нескольких очень глупых случайностей. Просто даже если человек приходит в среднем на полчаса раньше (а я всё-таки не прихожу на полчаса раньше), то в какой-то раз всё равно можно опоздать. Это может быть какая-то пробка, может что-то случиться с метро и так далее. Такое может случиться с каждым. Кстати, когда я опоздал, тогда же опоздал и судья.

Е.СУРОВ: А что случилось тогда? И где это было?

Д.НАВАРА: В последний раз это был матч Высшей лиги, думаю, лет двенадцать лет. Но я опоздал и в другой раз, позже, когда моя немецкая команда опоздала на тур из-за того, что не разобралась с навигацией. Такое тоже было. Но в принципе ничего страшного не случилось, такое может случиться с каждым. Важно, чтобы это не происходило регулярно. Но думаю, что в любом случае не надо наказывать "нулём".

Е.СУРОВ: Хорошо, вам не нравится "зеро толеранс", которое, кстати, во многих турнирах уже отменено, в частности, на чемпионате Европы.

Д.НАВАРА: Это хорошо.

Е.СУРОВ: А ещё что?

Д.НАВАРА: Не знаю. Больше не могу придумать ни одной вещи.

Е.СУРОВ: Вы просто позитивный человек, думаете обо всём и обо всех хорошо. Вы даже слово "презирать" с трудом выговариваете.

Д.НАВАРА: Да, оно мне не очень нравится.

Е.СУРОВ: Потому что мысли материальны? Если негативно думать, то негатив  случается?

Д.НАВАРА: Не знаю, это какие-то сложные философские вопросы.

Е.СУРОВ: Хорошо, вопрос попроще. Спрашивают о шахматах Фишера – что вы о них думаете?

Д.НАВАРА: Я очень люблю шахматы Фишера. Лет десять я время от времени занимался в Чехии их популяризацией, и в это время участвовал в открытом чемпионате страны по шахматам Фишера – это был турнир из семи туров, игрался один день, там участвовала пара гроссмейстеров и международных мастеров. Первый приз, по-моему, был 80 евро. Я его не всегда выигрывал, но других турниров у нас, к сожалению, не было. Был Майнц, были другие турниры, но не такие представительные. Просто если в этом турнире общий призовой фонд 200 евро, то… Конечно, дело не в деньгах, но я бы с удовольствием зарабатывал игрой в шахматы Фишера, если бы у меня был выбор. Я помню высказывание Левона Ароняна на эту тему, и я с ним согласен. Но, к сожалению, такой возможности нет. Я пытался популяризировать шахматы Фишера, но результата никакого не заметил, к сожалению. И тогда я занялся теорией обычных шахмат.

В принципе мне хотелось бы играть творчески, с какой-то новой позицией, но когда такой возможности нет, надо приспосабливаться к реальному миру.

Кстати, я ещё хотел сказать, что помню высказывание гроссмейстера Портиша. Он сказал, что ему шахматы Фишера всё-таки не очень нравятся, поскольку там надо некоторое время добираться до нормальной позиции, а потом просто играть в нормальные шахматы. Но я с этим не согласен. По-моему, там своеобразные дебютные позиции, и не надо стараться любой ценой получить что-то, похожее на обычные шахматы. Это несколько другая игра, но шахматное понимание там остаётся.

Е.СУРОВ: В общем, если составлять списки тех, кто за шахматы Фишера и против шахмат Фишера, то вас можно смело вносить в список "за".

Д.НАВАРА: Конечно, "за".

Е.СУРОВ: Давид, я вспоминаю наш прошлогодний разговор. Вы, может быть, не всё помните из него…

Д.НАВАРА: Ничего не помню.

Е.СУРОВ: У вас шахматная память? В шахматах вы, видимо, много помните?

Д.НАВАРА: Да. Но если вы мне зададите вопросы, но я на них отвечу так же, как и в прошлом году. Быть может, я и припомню какие-то моменты того разговора.

Е.СУРОВ: Мы тогда затрагивали тему личной жизни. А у нас на сайте не так давно появилась, но не пошла рубрика "Сердечный гамбит".

Д.НАВАРА: Алина Бивол её делала.

Е.СУРОВ: Да, но, к сожалению, не продолжила. Я всё пытаюсь найти какой-то игровой формат этой рубрики. Лично вы не готовы как-то активно в ней поучаствовать? Допустим, мы вам пару найдём. Или, может быть, она сама как-то найдётся.

Д.НАВАРА: Не знаю, подумаю. Но у меня личной жизни по-прежнему нет. Как-то капитан одной из моих бывших команд предложил мне позвонить одной женщине, которая тоже ищет кого-то. Может быть, из этого что-нибудь получится, может быть, нет. Но я ищу какого-то серьёзного знакомства. Просто я слишком много занимаюсь шахматами, всё время где-то играю, и мои мысли постоянно сконцентрированы на шахматах, так что это трудно.

Е.СУРОВ: Дамы и господа! То есть не дамы и господа, а только дамы. Господ, насколько я понимаю, не надо?

Д.НАВАРА: Не надо.

Е.СУРОВ: Дамы, если вам нужен вот такой человек, приятный во всех отношениях, но шахматист, то пишите нам, и, может быть, что-то получится. Может быть, Chess-News как-то посодействует устройству личной жизни.

Давид, а сны вам снятся какие-нибудь?

Д.НАВАРА: Да, но я редко их запоминаю. Кстати, часто бывают шахматные. Когда я учился в вузе, их было не так уж много – всё-таки тогда я шахматам уделял намного меньше времени, чем сейчас. Тогда я играл по восемьдесят партий в год, кажется, хотя и это немало. Позднее стал играть по сто тридцать, теперь уже опять поменьше, но всё-таки это тоже не просто.

Е.СУРОВ: А те сны, которые вы помните, они какие?

Д.НАВАРА: Не знаю, трудно сказать.

Е.СУРОВ: Направление? Например, страшные?

Д.НАВАРА: В детстве бывали очень пессимистичные сны, я был боязливым мальчиком. А сейчас разные. Бывает, мне снится, как ни странно, что я участвую в турнире и опаздываю на тур, не успеваю добраться в игровой зал.

Е.СУРОВ: Это всё "зеро толеранс" вановато.

Д.НАВАРА: Мне это снилось даже до "зеро толеранс".

Е.СУРОВ: Спасибо, Давид! Будем следить за матчем, и желаю вам всего наилучшего.

Д.НАВАРА: Спасибо! До свидания.


  


Комментарии

Хорошее интервью-умного

Счет: 6

Хорошее интервью-умного человека.

Цитата - "Тогда на это

Счет: 6

Цитата - "Тогда на это требовалась гражданская смелость. Я бы не хотел слишком углубляться в политику и заниматься ей, но я это ценю.

Е.СУРОВ: А мы и не о политике говорим, а о человеческих качествах." (конец цитаты)

Гражданская смелость = это категория человеческих качеств.

Интервью хорошее, Е.Сурову и Д.Наваре респект

В Давиде присутствует редкое

Счет: 6

В Давиде присутствует редкое сочетание детской трогательной непосредственности и взрослого, зрелого понимания жизни. Очень приятный молодой человек!

В любом человеке есть и

Счет: 3

В любом человеке есть и хорошее, и плохое. В Давиде плохое вообще сложно найти! Евгений, в следующем интервью спросите Давида: есть ли у него отрицательные человеческие качества! (Хотя Давид прочитает этот вопрос и ответ будет готов!)

Есть! Очень много

Счет: -3

Есть! Очень много плохого???для него самого в наш г.. мир.

Спасибо всем за похвальные

Счет: 6

Спасибо всем за похвальные отзывы! На самом деле, у меня иногда просматрывается какая-то психическая незрелость. Однако странно, что на нее указывают чаще всего люди, которых с трудом можно назвать зрелыми.
У меня, конечно, есть плохие качества.
Слишком уж часто жалуюсь на плохое самочувствие. Часто стараюсь сказать что-то остроумное, а получается глупость. Иногда бываю мнительным. Также у меня в некоторой мере присутствует какая-то скрытая агрессивность, хотя я ее достаточно хорошо контролирую.

Что касается Виктора Львовича, то он мне на самом деле сказал "Only for you!" в ответ на "The position is unclear.", поскольку дискуссия протекала на английском. Он всегда пытался в процессе анализа добраться до истины и такая расплывчатая оценка его не устроила.

Как известно: наши

Счет: 3

Как известно: наши достоинства - продолжения наших же недостатков, и наоборот)

"Позиция неясная только для

Счет: 6

"Позиция неясная только для вас"...Невольно вспомнился совместный комментарий Свешникова
и Корчного к закончившейся вничью партии между собой.Свешников:"Черным предстоит трудная
защита".Корчной:"Зато белым предстоит трудная атака".

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Мы находимся в Праге. Давид, здравствуйте!

    Д.НАВАРА: Добрый день!

    Е.СУРОВ: Здесь очень красивые места, но мы не в первый раз, и вы не в первый раз, наслаждаемся этими видами. Давид, вы играете матч, который каждый раз для вас складывается неудачно. Соперники разные, а результат, можно сказать, один и тот же. Что вы на этот раз приготовите?

  • Е.СУРОВ: Давид Навара вместе со мной, я Евгений Суров, это Chess-News. Давид, ну что, расстроены, что столь короткий матч завершился досрочно?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: Родос, последний вечер клубного чемпионата Европы, мы уже слышим Давида Навару – он сегодня выступает и в роли победителя, и в роли переводчика. А также рядом со мной Петр Болеслав – капитан команды-победительницы. Я вас обоих приветствую и поздравляю с победой!

    Д.НАВАРА: Добрый вечер! Спасибо!

  • Е.СУРОВ: О, Давид Навара! Здравствуйте!

    Д.НАВАРА: Здравствуйте!

    Е.СУРОВ: Вы живёте в красивом городе. Впрочем, я вам, по-моему, уже говорил это.

    Д.НАВАРА: Да, спасибо.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Запись прямого эфира: 20.12.2015, 20.10
    Длительность - 12 минут.

    Е.СУРОВ: Московское время 20 часов 10 минут, у нас экстренный выход в прямой эфир, и вместе со мной на связи из Катара героиня (не побоюсь этого слова) первого тура – независимо от каких-либо ещё результатов, - Нино Бациашвили. Нино, приветствую!

    Н.БАЦИАШВИЛИ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, вот участники турнира в Вейк-ан-Зее едут в Роттердам, и рядом со мной в автобусе главный арбитр Павел Вотруба. Приветствую вас!

    П.ВОТРУБА: И я вас приветствую!


    Запись прямой трансляции в Periscope

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.