Сильвио Данаилов: "45 минут каждому на партию, один-два раза в туалет. Всё!"

Воскресенье, 27.03.2016 19:42
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 27.03.2016, 17.00
Длительность - 50 минут.

Е.СУРОВ: Московское время 17.02, это прямой эфир Chess-News, спасибо всем, кто подключается! Зовите своих друзей и знакомых, у нас планируется жаркий час, потому что сейчас на прямой связи вместе со мной Мария Манакова, и у неё там гость. Мария, вечер добрый!

М.МАНАКОВА: Здравствуйте всем! Сегодня – особый день, а завтра будет ещё особенней, два решающих тура. Здесь куча народа, всё просто битком набито, мест особых нет, опять-таки совершенно негде припарковаться. Переполнен игровой зал, переполнен холл, где сидят люди, пришла куча народа, много известных шахматистов, вот такое тут прямо-прямо! Ну и страсти, конечно, тут кипят, прямо ощущается энергетика борьбы! Так что в Телеграфе очень интересно.

А у меня здесь, рядом со мной, человек, которого вы все, конечно, хорошо знаете, и который… В общем, чего представлять, это Сильвио Данаилов, официальный менеджер Топалова. И у меня к собеседнику очень много вопросов. Я уже могу начинать его мучить?

Е.СУРОВ: Ой, Мария, начинайте, а мы будем слушать, как вы его мучаете.

М.МАНАКОВА: Хорошо. Сильвио, у меня к вам много и шахматных вопросов, и нешахматных. Давайте сначала поговорим про Веселина. Для него, понятно, турнир сложился неудачно, но он в какой-то момент вдруг стал выглядеть хорошо. Стал весёлым, начал выходить к публике – то есть его в какой-то момент "отпустило". Как вы думаете, в какой момент и почему?

С.ДАНАИЛОВ: В принципе, на этом турнире одна задача – выиграть. Если не выиграешь, большой разницы между вторым и последним местом нет. Так что когда он понял, что шансов выиграть турнир и выйти на матч у него нет, то он, конечно, расслабился. Это нормально.

М.МАНАКОВА: А почему не сложилось у него на этом турнире, как вы думаете?

С.ДАНАИЛОВ: (неразборчиво). Конечно, начинать с проигрыша довольно неприятно. Вы видите, что выиграть партию очень тяжело даётся. После этого он очень нервно сыграл с Ароняном белыми, хотел сразу отыграться, но тоже получилось неудачно. А после такого начала, когда у тебя "-2", очень тяжело что-то изменить.

М.МАНАКОВА: То есть он слабее других играет? Или если бы заново сейчас турнир начался, то он бы сыграл лучше, и результат был бы другой?

С.ДАНАИЛОВ: Трудно сказать. Каждый турнир сам по себе. В принципе, как говорил мой первый шахматный тренер, у каждого в таблице столько очков, сколько он заслужил. Так что я думаю, что ситуация сейчас такая.  А что будет, тяжело предсказывать.

М.МАНАКОВА: Скажите, а чего ему хватило, почему так получилось? Он что, не так готовился, не так подошёл к старту? В чём проблема?

С.ДАНАИЛОВ: Часто всё решают детали. Скажем, он выиграл турнир в Норвегии, начав с победы в худшей позиции с Карлсеном. У Магнуса упал флаг, и Веселин потом начал играть хорошо и выиграл весь турнир. Так что иногда всё решают маленькие детали. А иногда очень важна психология. Когда не сложилось вначале, это очень тяжело. Первая партия многое решила, потом он очень бездарно проиграл Ароняну, а потом уже было очень тяжело. Так что часто всё решают маленькие детали, которые понятны только игрокам.

М.МАНАКОВА: Но вы какой-то вывод сделаете после этого? Или вы скажете: "Ну что, маленькие детали, мы так и будем дальше работать, и выводов никаких не делаем". Или вы скажете: "Ну, Веселин, ёпрст!". Что вы скажете?

С.ДАНАИЛОВ: В таких ситуациях очень важна уверенность в себе. Это очень многое решает. Когда нет такой уверенности, когда начинаешь пропускать удары, тяжело идти вперёд. А выводы… Какие могут быть выводы? Ещё раз говорю: в этом турнире важно только одно место – первое. И если ты не занимаешь первое место, то уже никакого значения не имеет, второй ты или восьмой. А выигрывает один человек, который должен играть очень сильно и очень хорошо готовиться. Это же не обычный турнир. Все обычные турниры – скажем, Norway Chess, Сент-Луис, Лондон, Вейк-ан-Зее, туда-сюда, - все эти турниры не имеют большого значения. Но этот – имеет значение. Он самый важный за последние два года. Значит, надо его выиграть. Если ты его не выигрываешь, то всё остальное пустые разговоры.

М.МАНАКОВА: Скажите, пожалуйста, меня вот ещё что интересует. Он же мог поехать на этот турнир с женой, с детьми, с секундантами. Но он поехал с вами. Вы на него так позитивно воздействуете или что? Почему именно вы?

С.ДАНАИЛОВ: Непростой вопрос… В принципе, на таких турнирах мы пробовали разные системы. Приезжали и с большой командой – четыре-пять человек, и семь, и восемь, по-разному. Но обычно большие группы отбирают много энергии. Слишком много разговоров, слишком много общения… В общем, непонятно, что хорошо, а что плохо.

Но всё-таки он же не был фаворитом здесь. После Ананда он самый старший игрок, так что… Ему было просто интересно сыграть. От турнира претендентов отказаться трудно, даже если всего один процент, что ты выиграешь его.

М.МАНАКОВА: Скажите, пожалуйста, такой немножко неделикатный вопрос. Когда комментатора Шипова спросили, бывают ли договорные матчи на турнирах, то он ответил: "Ну вот представьте. Возьмём, условно говоря, Топалова. И приходят к нему, например, перед партией с Карякиным, люди в номер и спрашивают: "Готовы ли вы за деньги проиграть?". Поэтому у меня такой вопрос: приходили ли к вам перед партией с Карякиным? И если бы пришли, то что бы вы ответили?

С.ДАНАИЛОВ: Конечно, никто не приходил. Я уже двадцать пять лет в больших шахматах, и я никогда такого не видел и не слышал. Во всяком случае, на высоком уровне. На низком уровне я не знаю, может быть, такие дела и были, но на высоком уровне я никогда о таком не слышал. Может быть, какая-нибудь ничья – это да. Но просто так – такого нет. Не могу даже подумать о том, чтобы кто-то пришёл, и ответить на ваш вопрос не могу, потому что это в принципе невозможно!

М.МАНАКОВА: А почему невозможно? И есть ли такая сумма, за которую вы бы отдали партию?

С.ДАНАИЛОВ: Если говорить теоретически, то всё возможно. Но вероятность этого близка к нулю. И я считаю, что этот разговор не имеет большого значения, потому что все люди, которые наверху в шахматах, мягко говоря, небедные. Тяжело пойти к ним и сказать: "Я хочу купить у тебя партию". Потому что все эти люди очень хорошо зарабатывают, при этом последние двадцать лет они играют на высшем уровне. Так что всё это… Скажем, если это сумасшедшая сумма… Порядка пяти-десяти миллионов… Но такого не может быть, потому что нет такого матча, который окупил бы. Призовой фонд матча миллион, так что это смешно!

М.МАНАКОВА: То есть мысль вы всё-таки допускаете? Как говорится, улыбнуло.

Расскажите теперь об условиях турнира. Вы довольны условиями проживания, питания?

С.ДАНАИЛОВ: Да, очень доволен. Мы были приятно удивлены, хотя и ожидали от организации только хорошее. Всё замечательно! Кроме ресторана. Мы были там только раз. Питание там хорошее, просто нужно долго ждать. Ну, и конечно, не нравится видеть игроков по десять раз в день, это утомляет. Но, слава богу, в Москве есть тысяча мест, где можно хорошо покушать. Я думаю, что в будущем организаторам нужно просто дать деньги игрокам и забыть об этом, а не организовывать еду в ресторане, потому что это неудачно. Но это маленькая проблема. А в общем организация замечательная, мне очень нравится всё. Я даже не ожидал такого и хочу поздравить Илью Мерензона и его команду с отличной организацией. Всё замечательно! Абсолютно никаких замечаний нет.

М.МАНАКОВА: Тогда у меня такой вопрос: вы когда там питаетесь, все шахматисты видят друг друга?

С.ДАНАИЛОВ: Да, мы же едим в одном зале, и это неприятно: видишь всех на завтраке, на обеде, на ужине, а потом ещё с ними играешь партию – кошмар вообще! Каждый ведь хочет не видеть других, и это нормально.

М.МАНАКОВА: Просветите нас чуть-чуть: игрокам дают прямо номер люкс? Мне вот интересно.

С.ДАНАИЛОВ: Думаю, что да, у игроков номер люкс, но он такой, обычный, ничего сумасшедшего в нём нет. Делюкс называется. Очень хороший номер, но ничего такого, это не сьют.

М.МАНАКОВА: И зал для игры у вас тоже сплошной плюс? И ещё у меня, конечно, вопрос про трансляцию. Довольны ли вы, и считаете ли вы, что организаторы на правильном пути в том, что взяли права на трансляцию себе?

С.ДАНАИЛОВ: В зале для игры я не был, потому что членам команды игроков запрещено там быть. Да-да, сейчас какие-то новые правила – всем тренерам, командам игроков запрещено там быть. Веселин говорил, что зал очень маленький, там практически нельзя двигаться. Но это небольшая проблема, он говорил, что всё окей, всё нормально. Второй вопрос – про трансляцию. Конечно, я сам давно боролся за эти права. Так что то, что эти права взяты, и в том, что делает Мерензон, я его абсолютно поддерживаю. Я сам давно за это боролся, ещё в 2010 году, когда организовал в Софии матч на первенство мира Ананд – Топалов. Тогда я боролся, но, к сожалению, проиграл в суде ChessBase в Германии. Я подавал на них суд за то, что они не хотели платить и просто воровали тот продукт, который сделал я. Но сейчас мне Мерензон сказал, что юридически ситуация изменилась, и если ты подаёшь в суд с похожими проблемами, то ты выигрываешь. Так что сейчас никто не хочет с этим баловаться, и я считаю, что это правильно. Ты платишь организатору – и у тебя все права. Если ты хочешь что-то взять от меня – пожалуйста, плати. А так ты практически просто воруешь. Ты берёшь мои ходы, мой продукт бесплатно и продаёшь своим клиентам – это же наглое воровство! Раньше такая проблема была: все считали, что интернет – это бесплатно, туда-сюда. Но сейчас это изменилось и стало жёстче.

М.МАНАКОВА: Вы говорите "ходы мои". Но ведь игроков, по сути, обязали подписать контракты. И у меня вопрос: а был ли конкурс на проведение турнира? Может, быть, если бы условия были лучше, то какой-нибудь шахматист сказал бы: "Я хочу другое, меня эти условия не устраивают". А тут у них вообще был выбор или нет? Мой вопрос, скорее, про конкурс.

С.ДАНАИЛОВ: Этот вопрос надо задать ФИДЕ, они проводят конкурсы. Я думаю, что был какой-то конкурс, но не было никаких кандидатов на организацию турнира. Поэтому нашёлся армянский спонсор, который хотел, чтобы Аронян играл. А конкурс был, просто не было желающих в нём участвовать.

М.МАНАКОВА: То есть конкурс был из одного человека. Отлично! Скажите, а в чём выгода для армянских спонсоров? И вообще, есть ли выгода у спонсоров? И может ли вообще быть выгода у спонсоров от вложения денег в шахматы?

С.ДАНАИЛОВ: Может, если всё поставлено на профессиональном уровне. Но это большая борьба – ведь у тебя все права, вся реклама. Когда никто не ворует, тогда можно. Но пока идёт борьба в судах, потому что все считают, что всё должно быть бесплатно и для кого угодно. Но сейчас ситуация изменилась. Я не знаю, надо узнать цифры. Потому что, условно говоря, если ты имеешь миллион просмотров вживую, то у тебя никто не имеет права копировать. Тогда ты можешь продать рекламу, продать продукт, и у тебя есть аудитория. Но если у тебя всё воруют, то какая может быть прибыль? Конечно, нет.

М.МАНАКОВА: Топалов охотно идёт на общение с прессой, с публикой, чего нельзя сказать о некоторых других шахматистах. Скажите, вы на стороне кого? То есть нам нужно понять гроссмейстеров, которые, например, после партии не хотят общаться? Или всё-таки вы на стороне того, что надо общаться с прессой как можно больше для раскрутки шахмат?

С.ДАНАИЛОВ: Конечно, надо общаться и надо иметь чёткие правила. Вы знаете, как в теннисе? Закончен матч – теннисист весь потный, но он отвечает на вопросы, и это обязательно, иначе ему выпишут штраф. А в шахматах… Что значит – не хочет? Надо установить чёткие правила. Но это уже работа ФИДЕ. Если ФИДЕ или какой-то организатор ничего не делает, то, конечно, игроки не будут работать. Но если ты их заставишь и скажешь: "Парень!".. Например, в случае с Накамурой. Не пришёл на конференцию – всё, штраф. И тогда он поймёт и в следующий раз придёт, и будет улыбаться.

М.МАНАКОВА: Мне на днях дал интервью Артём Тарасов, и он сказал, что возможен формат, при котором шахматы могут быть телегеничными, интересными для телевизионщиков. Вы с ним согласны, что можно придумать такой формат? Или всё-таки шахматы абсолютно безнадёжны в телевизионном плане.

С.ДАНАИЛОВ: Конечно, можно. Но тогда это должны быть быстрые шахматы и хорошие комментарии, и ещё надо разработать ставки – это следующий этап. А без ставок не получается. А в ФИДЕ сидят одни «моралисты», которые говорят, что не надо ставок, потому что пострадает наш имидж. Но это глупость! Какой имидж, когда денег нет! Надо выработать такую систему ставок, как в футболе, как в других видах спорта. Скажем, после каждого хода или на результат за время партии, или на результат турнира, и так далее. Тогда будет интерес, тогда ты можешь уже заработать денег и можешь пытаться продать на телевидение. Иначе это будет как культура.

М.МАНАКОВА: Очень интересная мысль. Я ещё раз вспомнила интервью с Тарасовым, он рассказал, что была какая-то история, когда Илюмжинов предложил Каспарову войти с ними в альянс, то есть предложил ему какую-то долю. И меня это поразило! Я не знала, что Каспаров – настолько мощная фигура, что ему даже предлагают альянс! В связи с этим у меня вопрос: это действительно так? И ещё: может, там есть что-то такое?.. Может, за ним кто-то стоит? Может, Америка? А здесь стоит Россия. И это противостояние Америки и России, или это я слишком сильно загнула?

С.ДАНАИЛОВ: Не думаю. С этой стороны историю я не знаю. Не верю, чтобы дошло до этого. Может быть, у них были какие-то договорённости, а они не договорились. Но я думаю, что это мелочь. Если ты главный, и у тебя есть все права, то ты можешь делать всё, что хочешь. Но если ты ничего не делаешь, то ничего и не будет.

М.МАНАКОВА: Понятно. То есть там нет таких страстей-мордастей на политическом уровне?

С.ДАНАИЛОВ: Может быть, что-то и есть.  Но я думаю, что если там и была какая-то история, то это слишком преувеличено. Я не думаю, что то, что Тарасов рассказывает, было именно так. Конечно, Тарасов – интересный человек, но всю подноготную этой истории мы не знаем: было или не было и что было вообще. Это было очень давно.

М.МАНАКОВА: Давно – значит, всё забылось.  И я ещё хочу спросить вас насчёт проблемы читерства, она сейчас очень актуальна. Если бы у вас была власть что-то сделать, чтобы читерства не существовало вообще, что бы вы сделали? И вообще, возможно что-то сделать для шахмат в этом плане?

С.ДАНАИЛОВ: Конечно, возможно. Но это надо делать на более профессиональном уровне и вкладывать инвестиции, а никто не хочет давать деньги – это дорогое удовольствие. Но это разговор слишком… Я думаю, что я мог бы что-то сделать, но в этом интервью мы не охватим всю проблему. Для этого надо сделать отдельное интервью на тему читерства. Надо просто вкладывать деньги – и всё будет возможно.

М.МАНАКОВА: Во что вкладывать?

С.ДАНАИЛОВ: На высшем уровне читерства нет и никогда не было. Читерство было на маленьких турнирах – швейцарки всякие, это да, я понимаю. Но на высшем уровне я никогда не видел и не слышал.

М.МАНАКОВА: Ну а на маленьком уровне? Вы хоть намекните! Или вы уже высоко, и вам до нас, мелких людишек, дела нет? Хотелось бы услышать от вас какой-то рецепт.

С.ДАНАИЛОВ: Рецепт? На швейцарках трудно с этим бороться, потому что ты же не можешь отключить весь зал, проверять всех. Но, в принципе, довольно легко будет убрать все телефоны и закрыть туалеты. И тогда этот вопрос решится на 99%.

М.МАНАКОВА: Вот такой ответ я получила от Сильвио Данаилова. Женя, ты слышишь нас?

Е.СУРОВ: Да, я рад, что обо мне тоже вспомнили.

М.МАНАКОВА: Я уже думала, что у вас там телефон отключился. Есть вопросы у матросов?

Е.СУРОВ: Конечно. Но я бы хотел, чтобы Сильвио меня тоже услышал.

М.МАНАКОВА: Тогда давай я передам Сильвио тебе, а то, по-моему, я из него все соки выпила. А пока передаю трубку, Сильвио, скажите, как вообще болгары реагируют, что они говорят? Вы связывались с ними? Что они говорят про турнир, наблюдают ли, следят ли? Что там происходит?

С.ДАНАИЛОВ: Конечно, они наблюдают. Но сейчас, когда они поняли, что Веселин не может выиграть, интерес упал. Но, в принципе, конечно, все следят за турниром, каждый день новости, и так далее. Но они ожидали, что он будет лучше играть. Когда показывается такой результат, интерес, конечно, падает.

Е.СУРОВ: Сильвио, добрый вечер!

С.ДАНАИЛОВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Я рад вас слышать. Вы, наверное, уже на каком-то чемоданном настроении. Чемодан собираете?

С.ДАНАИЛОВ: Нет, ещё нет. Почему я должен уже собираться? Вчера я был в Большом театре, смотрел супер-оперу "Дон Карлос". Погода замечательная, и в Москве всё замечательно, я наслаждаюсь пребыванием здесь. Мы находимся в гостинице в таком районе, что ни о каких чемоданах не думаю, вообще не спешу!

Е.СУРОВ: Здорово! Я как раз хотел вас спросить: вам в Москве вообще нравится проводить время, комфортно здесь?

С.ДАНАИЛОВ: Да, очень нравится. Я давно не был в Москве. Последний раз был, когда игрался матч Пономарёв – Иванчук, в 2002 году. И тогда мы жили в той же самой гостинице, только тогда она называлась "Москва", а сейчас – "Four seasons". Тогда я тоже хорошо провёл время. А сейчас просто замечательно! Всё очень изменилось, и я провожу время очень приятно.

Е.СУРОВ: Москва с тех пор изменилась?

С.ДАНАИЛОВ: Центр – да. Я же не могу гулять по всему городу. А в центре всё чисто, много хороших мест. Нам нравится.

Е.СУРОВ: А кроме театра ещё где-то бывали?

С.ДАНАИЛОВ: К сожалению, нет. Ну, ещё в ресторане, где мы ежедневно обедаем, и в торговом центре "Охотный ряд", ну и в стороне от него немножко гуляем, где Кремль, вокруг него.  К сожалению, нет времени, есть другие дела.

Е.СУРОВ: А в Мавзолей, где лежит дедушка Ленин?

С.ДАНАИЛОВ: В Мавзолей не успели. Думаю, что 29 марта пойдём туда, когда будет день отдыха. Не знаю, будут ли тай-брейки.

Е.СУРОВ: Понял. Теперь по поводу того, что вы сказали. Вы сказали, что проблему читерства в швейцарских турнирах решит закрытие туалетов. Ну а как же шахматистам-то?.. Ну… Куда?..

С.ДАНАИЛОВ: Что значит "шахматистам"? Я много раз рассказывал, и ещё расскажу. Был финал "Ролан Гаррос", играли Надаль и Федерер, тай-брейк. Решалась судьба титула. Надаль попросил у арбитра разрешения пойти в туалет. Арбитр ему сказал "нет". Это было показано по телевизору, видел весь мир. И Надаль остался и продолжил играть. Поэтому что значит "как"? Можно один-два раза сходить в туалет. Всё, остальное время – это твоя проблема. И забрать у всех все телефоны. Всё забираешь и закрываешь туалеты. Конечно, раз за партию – пожалуйста, иди. И всё, проблемы нет.

Е.СУРОВ: Вы знаете, я не хотел бы углубляться в какие-то медицинские вопросы, но у каждого человека есть свои определённые физиологические возможности. Каждый организм может во время партии вести себя по-разному.

С.ДАНАИЛОВ: Во-первых, я думаю, что очень длинный контроль, поэтому тяжело. Нужно уменьшить контроль. Я считаю, что сорок пять минут на партию человеку, и никаких добавлений. Добавления – это вообще полная глупость! Потому что это отнимает единственный спортивный элемент – цейтнот. Мы не можем видеть нормальный цейтнот. Тридцать секунд – это очень большое добавление. Если ты нормальный мастер, то ты можешь за тридцать секунд сделать двадцать хороших ходов. Это добавление надо убрать. Почему его ввели? Потому что Фишер сказал! Когда он это говорил, он уже был сумасшедший. Но Фишер сказал, и все: "А-а-а-а!" – как будто он бог. Это глупость! Надо давать по сорок пять минут каждому. Полтора часа на партию – и всё! Полтора часа в кино, полтора часа в футболе, полтора часа в хоккее, а в шахматах пять часов! Кто это будет смотреть? Это смешно! Сорок пять минут тебе, сорок пять минут мне. И всё, садись играй. Сколько можно гулять? Ты не можешь гулять, ты не можешь по двадцать раз бегать в туалет. Ты сходишь один раз за полтора часа – и всё. Правильно? И тогда будет намного интересней, намного динамичней и намного спортивней. А так – сидишь, пьёшь кофе, гуляешь, смотришь не знаю куда… Это смешно! Как в музее.

Е.СУРОВ: Скажите, а Веселин все ваши взгляды разделяет? Скажем, на контроль, на читерскую проблему? Или в чём-то вы расходитесь?

С.ДАНАИЛОВ: Обычно мы всё обсуждаем, и обычно наши мнения совпадают. Иногда, правда… Скажем, у меня была такая идея. Я сказал, что берлинский вариант надо запретить или играть один раз за турнир. А он сказал, что это неправильно. Так что здесь мы расходимся. Это, конечно, всё в шутку. Но, скажем, берлинский вариант уничтожает ход  е4, правильно? Или, скажем, предложение ничьей. Я считаю, что это предложение – абсолютная глупость!

Е.СУРОВ: Вот в этом я с вами согласен.

С.ДАНАИЛОВ: Игрокам не надо общаться между собой. Ни в одном виде спорта игроки не общаются между собой! И не предлагают друг другу: "Давай закончим нашу встречу". Это смешно, это давно надо было запретить! Тридцатый ход, сороковой ход – всё это полная глупость. Игроки не могут между собой общаться. Скажем, вы смотрите партию Топалов – Каруана. Каруана предлагает ничью в очень интересной позиции! Сорок первый ход, позиция дикая, богатая, там может случиться тысяча вещей! Но он имеет право предлагать ничью. Веселин дико устал, и он соглашается. Но мы пропустили прекрасный эндшпиль, который мог случиться! И там один из них, скорей всего, ошибся бы и проиграл. А зачем это допускать? Очень просто – я делал это в Болгарии тысячу раз. Никакого предложения! Когда уже на доске битая ничья, судья приходит и фиксирует. И всё! Я не понимаю, это же настолько просто! Почему все дёргаются с этим всем – тридцать ходов, сорок ходов… Это глупость!

Е.СУРОВ: А как вы думаете, как вообще бороться с консерватизмом в шахматах? Потому что есть группа шахматистов - в том числе и гроссмейстеров, - которая против любых изменений. Что бы вы сейчас ни говорили, кто бы что ни предлагал по улучшению шахмат во всех смыслах, они говорят: "Это же вековые традиции! Как можно?! В этом же вся суть шахмат! Сто лет назад предлагали ничью, и двести лет назад, и триста – как можно сейчас взять и отменить?!". Вот как вообще изменить сознание людей?

С.ДАНАИЛОВ: Нет-нет, никаких изменений! Никакое сознание не может быть изменено, потому что это всё пустые разговоры. Должна быть сильная профессиональная организация, или сильная ФИДЕ, которая будет устанавливать жёсткие правила. Но сейчас ФИДЕ – это политическая организация. А когда это политическая организация, то у неё, конечно же, другие интересы – сидеть на своих стульях по сто лет. И их не интересует развитие шахмат, их интересует, чтобы они остались при власти. И всё время идёт какая-то мелкая политика. А если ты установишь чёткие правила: "Парни, здесь сорок пять минут! Парни, надо галстук, надо костюм, надо общаться с прессой, надо то, то и то" – что игрокам останется? Они будут отказываться? Конечно, они будут соглашаться, и в результате всё будет прекрасно. Но когда нет чётких правил, когда нет сильных организаторов и сильной ФИДЕ – тогда, конечно, они будут философствовать: "Есть традиции, и это, и другое". Смешно.

Е.СУРОВ: А берлинский вариант вы, наверное, не любите, потому что его возродил Крамник в больших шахматах?

С.ДАНАИЛОВ: Нет-нет-нет… Я считаю, что он гениально возродил его и выиграл таким образом у Каспарова. Это была совершенно гениальная идея! И благодаря этому варианту он выиграл матч. Просто этот вариант фактически убивает ход 1.е4. Веселин тоже часто играет его. Да его в последнее время просто все стали играть, потому что сейчас компьютер очень мощный, а вариант солидный. Но он всё равно уже становится… Понимаешь, каждый турнир ты видишь два-три "берлина". Из-за этого всё время  получаются ничейные позиции. Я просто в шутку сказал, что надо разрешать его играть раз в турнир, а потом уже играть другое. Но конечно, мы никак не можем свои предложения воплотить в жизнь, это всё научная фантастика.

Е.СУРОВ: Сильвио, теперь скажите вот что. Время от времени появляется какая-то скупая информация о том, что в Болгарии против вас ведётся какое-то дело. Ваши недоброжелатели то и дело пишут что-то на эту тему в твиттере. Но хотелось бы понять, что вообще происходит. Вы можете рассказать, какая у вас сейчас ситуация?

С.ДАНАИЛОВ: Ситуация очень простая. Я был президентом Европейского союза четыре года – тогда союз был независимой организацией. Я сделал очень много вещей. Работал с Европейским парламентом, с ЮНЕСКО. Я был против этой власти ФИДЕ, голосовал против них, всё время был в оппозиции. Сейчас они идут против меня. Просто этот процесс они связали с какими-то мелкими болгарскими ребятами, которые борются за власть. Никаких дел там нет, и ничего не будет. Они просто мечтают. Ну, пусть мечтают, пусть радуются.

Е.СУРОВ: То есть это просто какое-то заказное дело?

С.ДАНАИЛОВ: Да, это дело "Макро и его друзей", они на меня наезжают. Макропулос и его служители – Зураб [Азмайпарашвили] и все эти ребята. Они идут на меня через европейский союз, через ФИДЕ, придумывают какие-то глупости. А в Болгарии есть маленькая оппозиция из двух человек, которая ничего не может сделать, только кричит. Но ничего не будет. И это смешно.

Е.СУРОВ: А на вас вот так катят бочку (простите за такое жаргонное выражение) почему? Какую опасность вы для них представляете?

С.ДАНАИЛОВ: Во-первых, они мстительные люди. Когда ты против них, но они тебя испугать не могут, купить не могут, я человек со своим мнением, всегда говорю то, что мне нравится, а они так не привыкли. Они привыкли, чтобы люди их боялись, чтобы служили им. Это такие люди. За те четыре года, что я был президентом Европейского союза, я вёл независимую политику. И конечно, когда я сказал, что на следующих выборах буду кандидатом в президенты ФИДЕ, они решили меня политически уничтожить. Но это их проблема.

Е.СУРОВ: Я знаю, что вы не верили, что следующий матч на первенство мира пройдёт в США. Вы были удивлены, когда об этом было объявлено официально?

С.ДАНАИЛОВ: Я сто раз уже слышал всякие официальные объявления. Я хочу это увидеть. Когда увижу, тогда поверю. Президент ФИДЕ под санкциями в Штатах, и там пройдёт матч? Я не верю. Но может быть, всё будет. Когда увижу, тогда поверю. А все эти "Я объявил!" ничего не значат. Я тоже могу много чего объявлять. Могу объявить, что у меня сто миллионов в Болгарии, - и что потом?

Е.СУРОВ: А что вы вообще думаете по поводу текущей ситуации в ФИДЕ? Всё-таки увидим мы досрочные выборы президента? Если да, то когда? И кто вообще может встать на место Илюмжинова?

С.ДАНАИЛОВ: Понятия не имею. Честно говоря, я уже не очень сильно интересуюсь этими делами, потому что на меня так повесились эти парни, что мне уже даже неприятно смотреть на их лица. Что они будут делать, меня мало волнует. Они будут бороться, конечно, чтобы не было выборов. А если эти выборы всё-таки будут, то я считаю, что самым логичным будет кандидат из России – типа Филатова или кто там ещё есть, кого они придумают. Но они федерацию не выпустят из своих рук. Будет российский президент. По крайней мере, у меня такое ощущение.

Е.СУРОВ: Раз вам даже смотреть на них неприятно, то я делаю вывод, что и говорить вам о них тоже неприятно.

С.ДАНАИЛОВ: Очень неприятно! Я эту тему просто закрыл. Они так мерзко и безобразно себя ведут, что я просто стараюсь не видеться с ними, не смотреть на них и не хочу иметь с ними никаких дел!

Е.СУРОВ: Извините тогда, что испортил вам настроение! Могу порекомендовать вот что. Там рядом с вами сидит Мария Манакова, на неё можно просто посмотреть, и, может быть, настроение улучшится.

С.ДАНАИЛОВ (смеётся): Нет, настроение у меня отличное. Кроме игры Веселина, здесь всё замечательно. Так что я очень хорошо чувствую себя в Москве. Просто когда я их вижу, мне неприятно, но, слава богу, я не хочу с ними иметь никаких дел, и не буду иметь никаких дел в ближайшем будущем.

Е.СУРОВ: Скажите, а вы ещё мечтаете о том, чтобы Веселин вышел на матч на первенство мира? Или вы думаете, что эта страница его жизни уже в прошлом?

С.ДАНАИЛОВ: Одно дело – мечтать, другое дело – реальность. Всё-таки когда приходится играть третий претендентский турнир… Неуспешными были Казань, потом Ханты-Мансийск, и вот сейчас. Возраст даёт о себе знать, сейчас молодые ребята очень сильно играют, очень хорошо готовятся, они голодные, они амбициозные, у них есть всё. Так что надо быть реалистом. Я думаю, что будет тяжело. Но если у тебя есть шанс в турнире претендентов, ты должен попытаться реализовать этот шанс и сыграть на своём лучшем уровне. Но сейчас, как видно из игры и результатов, нереально мечтать о таких вещах.

Е.СУРОВ: Теперь ещё скажите мне такую вещь. Вот "Агон" работает на эту линию с правами на трансляцию, и вы уже сказали, что вы их поддерживаете в этом. Но вы не ревнуете? Вы же были практически первым, кто всё это предлагал, пытался внедрить. Но вас ведь не слушала шахматная элита и большинство шахматистов, они не понимали, о чём вы говорите, и не прислушивались к вам. А тут мы видим, что некоторые уже согласны с этим, и эта идея, исходящая от "Агона", уже не имеет такого неприятия, как это было в вашем случае.

С.ДАНАИЛОВ: Ну, как сказать…

Е.СУРОВ: Когда вы это предложили, вас не поняли.

С.ДАНАИЛОВ: Любой мир, в принципе, консервативен, не только шахматный. Люди не хотят перемен. То же самое и в шахматах. Чтобы пробить какую-то новую идею, ты всегда сначала встречаешь отпор. Я помню, когда заговорил про софийские правила - это было в 2005 году. Я сказал: "Давайте не будем предлагать ничью". В ФИДЕ была такая полемика, все кричали: "Нет! Как? Мы турниры с такими правилами не будем обсчитывать!" Я говорил: это как? Турнир 21-й или 22-й категории, встречаются шесть лучших игроков мира, и вы не будете считать рейтинги? Это же сумасшествие. Вот такие тогда были крики. А сейчас, через десять лет, вообще все считают, что софийские правила – это естественно. Так что мир консервативен, и новые идеи пробиваются очень трудно. И новаторам в принципе очень тяжело. Но я недавно посмотрел ещё раз гениальный фильм "Александр" Оливера Стоуна о Македонском. И там в конце Энтони Хопкинс говорит об Александре, что у него были такие идеи, такое мышление, он опередил время на много лет вперёд. Просто его никто не понимал, и уставшие от его новых идей люди просто его убили. Потому что люди хотят жить по-старому. Так что я рад и горжусь тем, что я первый начал и пытался это пробить. Никакой ревности к "Агону" у меня нет, я поздравил Мерензона, сказал, что желаю ему успехов. Ситуация в юридическом смысле изменилась, сейчас всё по-другому, и я рад, что шахматы могут идти вперёд. А то, что я не успел… Первым всегда тяжело пробиться, они испытывают самые большие трудности.

Е.СУРОВ: Маша, чувствую, что после всего того, что сказал Сильвио, у тебя к нему ещё что-то накопилось.

М.МАНАКОВА: Нет, я сидела, слушала, как он отвечает, и восхищалась, глядя на него. Он это делал очень открыто! И восхищалась тобой, что ты смог его открыть. А то он вначале как-то не очень открывался.

Е.СУРОВ: Тогда я хочу напоследок его кое о чём попросить. Сильвио, вы как вообще относитесь к российским любителям шахмат, в частности, московским? Я бы хотел, чтобы вы сказали им какое-то напутствие или пожелали что-нибудь.

С.ДАНАИЛОВ: Я к ним очень хорошо отношусь. У нас здесь очень много фанатов. Хотя многие и не верят, но есть много людей, которым нравится игра Веселина, нравится, что мы делаем для шахмат. Так что я думаю, что это ложное впечатление, как будто нас здесь не любят. Это глупости! Конечно, некоторые нас не любят, считают, что мы скандальные, и так далее. Но ведь есть и много людей, которые нас уважают и любят за то, что мы сделали для профессиональных шахмат. Так что я тоже уважаю российских любителей, люблю их, желаю им успеха! И считаю, что турнир получился очень хорошим, с хороший игрой, у них есть шанс, чтобы Сергей [Карякин] вышел на матч. И я им желаю, чтобы они любили шахматы, поддерживали шахматы, потому что мы нуждаемся в поддержке любителей, мы нуждаемся в аудитории, в красивых шахматных партиях. И интерес болельщиков для нас очень важен. Так что – всего хорошего, наслаждайтесь этой прекрасной игрой, и я надеюсь, что будет хорошее будущее для нашей любимой игры.

Е.СУРОВ: Спасибо, это был Сильвио Данаилов, который вскоре уедет из Москвы без скандала. А мы так ждали!


  


Комментарии

Какое-то неуважение к

Счет: 2

Какое-то неуважение к нормальному, т.е. классическому формату. Тогда уж логичнее на блиц перейти, а то и просто кости или монетку бросать...

Зато Конек будет ликовать!

Счет: -1

Зато Конек будет ликовать!

Пока Топалов выигрывал -

Счет: 0

Пока Топалов выигрывал - Данилова все устраивало...

Мягко говоря, тяжеловато

Счет: 5

Мягко говоря, тяжеловато слушать такое качество звука. Почти пятьдесят минут подряд приходилось напрягаться, вслушиваться и улавливать каждое шипение и дребезжание. Особенно учитывая то, что собеседник говорит с акцентом. Кстати, уже не первый раз обращаю на это внимание в интервью Манаковой. Неужели профессиональный журналист, интервьюер, который целенаправленно идёт "вылавливать" интересных людей для взятия интерьвью, не может позволить себе более высококвалифицированной техники, чем обычный телефон с встроенным диктофоном? Неужели даже простой, нетелефонный диктофон - это такая редкость, сложность и дороговизна? Всё время складывается впечатление, что это - интернетный ролик снятый кем-то на бегу по какому-то поводу. Увидел-услышал что-то интересное, пока бежал в магазин за хлебом - выхватил телефон из кармана, заснял, записал, и дальше побежал. Обидно как-то.

Не вдаваясь в детали (по

Счет: 4

Не вдаваясь в детали (по примеру Карякина: оправдываться - не наш путь), отвечу, что за любые неудобства слушателей/читателей сайта отвечает главный редактор. Так что все претензии следует сразу направлять по адресу.

Почему цейтнот должен быть

Счет: 3

Почему цейтнот должен быть каким-то "особым спортивным элементом"? В тот же покер или
нарды играют вообще без часов,и ничего,обходятся как-то.И откуда считается,что 5 часов игры в шахматы-это долго? В теннисе,например,пятисетовые поединки длятся ничуть не меньше,и тем не менее все смотрят.Повторю еще раз,что в первую очередь обращают внимание
на ранг турнира и силу участников,а игру сотых номеров не будут смотреть даже 20 минут.
Ну и "закрыть туалеты",конечно,позабавило...

"Тридцать секунд – это очень

Счет: 6

"Тридцать секунд – это очень большое добавление. Если ты нормальный мастер, то ты можешь за тридцать секунд сделать двадцать хороших ходов." Неплохо выло бы показать это. Я в последнее время здорово наигрался в блиц, а делать нормальные (или хоть какие-то) ходы за 2 секунды не очень получалось. И рейтинг в блице у меня не самый низкий - 2739. Да и в быстрые теперь наигрался. Игра интересна, но качество партий заставляло желать лучшего. На мой взгляд, быстрые шахматы и блиц должны сушествовать рядом с классикой.

30 секунд-более чем

Счет: 4

30 секунд-более чем достаточно,чтобы поставить мат или выиграть в легко выигранной позиции и не просрочить время,но мало,когда позиция неясная и нужно играть на одних добавках.А вообще нужно обратить внимание,что в любом виде спорта изменения предлагают
не сами спортсмены,а люди,давно бросившие тот или иной вид спорта,или вообще не занимавшиеся ими.Вот они и стараются чуть ли не каждый день вносить всё новые и новые
предложения,и если хоть одно из них будет принято,сразу появляется шанс войти в историю.
Пустячок,а приятно...

И если ты не занимаешь первое

Счет: 2

И если ты не занимаешь первое место, то уже никакого значения не имеет, второй ты или восьмой.

Let's look at Giri, and his last round incentives. For simplicity, if he wins to go to +1 and finishes (say) 3rd-4th he wins 65000 euros. If he loses, he falls to -1 for 7th and 25000 euros. It's easy to say 2nd to 8th are all the same, but I don't think it's the absolute reality. Is the 40000 euros difference that irrelevant to these guys? I realize that players at this level often make more income from their individual sponsors than from prize funds, but it's still a significant amount.

...что все люди, которые наверху в шахматах, мягко говоря, небедные. Тяжело пойти к ним и сказать: "Я хочу купить у тебя партию".

In tennis, Djokovic claims to have been offered $200000 by gamblers in 2007 to throw a match, and various tennis players much richer than top 10 chess players have accepted such bribes. It's not the same of course, and it depends on the circumstances, but I'd guess that approximately 1/4 of that amount (50000) would suffice to sway an otherwise uninvolved chess player to at least consider fixing a result (losing a game) at this level in chess. Which is a hundred times less than the "5 to 10 million" that Danailov suggests would be needed. Maybe he didn't quite know how to respond to such an indelicate (неделикатный) question in an extemporaneous setting, but there is (quite) an immense exaggeration in his proposed figure.

Other than this, although I disagree with him a lot, it's still always interesting to hear Danailov's opinions.

Смотрите также...

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Длительность: 18 мин. 45 сек.

    Е.СУРОВ: Мы в Тромсё, Сильвио Данаилов вместе со мной, добрый вечер! Он чуть-чуть уставший после всего, что случилось, после всех процедур. Сильвио, я вам сразу хочу сказать – и буду с вами честен и откровенен, - я не знал заранее, чем закончатся выборы президента ЕШС, но практически в самом начале Олимпиады, как я вас здесь увидел, и позже тоже, я по вашему лицу всё уже понял. Ваше лицо вас выдавало, как я понял, вы всё уже знали заранее. Правда ли, что вы уже смирились с поражением на выборах?

  • Здание Телеграфа в Москве, восьмой день турнира претендентов.

    М.МАНАКОВА: …Не выпускали?

    И.НАУМКИН: Нам сказали, что там игроки проходят, заставили ждать.

    М.МАНАКОВА: Ну, сначала игроки ходят в туалет, а потом…

    И.НАУМКИН: Нет, я сначала вошёл, а потом не мог выйти сюда, к тебе.

  • Запись прямого эфира: 06.12.2015, 17.45
    Длительность: 19 минут

    Е.СУРОВ: 17.45 московское время, это прямой эфир Chess-News, и на связи Сильвио Данаилов из Лондона. Сильвио, почему из Лондона, а не из Афин?

    С.ДАНАИЛОВ: Потому что я не член президентского Совета. Я сейчас нахожусь в Лондоне на супертурнире.

    Е.СУРОВ: А вам интереснее сейчас в Лондоне на супертурнире или было бы интереснее там, в Афинах?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Вейк-ан-Зее, Chess-News, Сильвио Данаилов, приветствую вас. Получается, вы уже в двенадцатый раз в Вейке?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?