Что делать, если турнир не складывается? Рассуждают Веселин Топалов, Марк Дворецкий

Суббота, 26.03.2016 12:00

Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

В.ТОПАЛОВ: На самом деле, я думаю, что Гири – это единственный игрок, который в этом турнире ни разу не получал позицию хуже, ни в какой момент.

М.МАНАКОВА: Кстати, да, комментаторы так и говорят.

М.ДВОРЕЦКИЙ: Гири и Свидлер в первой половине турнира выпускали постоянно выгодные позиции и перевесы, то есть реализация была совсем никуда. Как минимум три таких шахматиста…

М.МАНАКОВА: Каруана, Свидлер, Гири.

М.ДВОРЕЦКИЙ: Да.

М.МАНАКОВА: А вы видели шутку о том, что Гири выпускает книгу "Мои пятьдесят памятных ничьих"?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Тогда уж "Моя серия из пятидесяти ничьих". (смеются).

В.ТОПАЛОВ: Подряд!

М.МАНАКОВА: Похоже, что да.

В.ТОПАЛОВ: Если он сейчас сделает ничью, это будет уже двенадцатая. И ещё в Вейк-ан-Зее у него было не знаю, сколько. По-моему, в Вейк-ан-Зее он проиграл одну партию и выиграл две из одиннадцати. То есть там было восемь ничьих, и здесь – если это сейчас тоже будет ничья – двенадцать, итого двадцать ничьих из 23 партий. Ну, бывает.

М.МАНАКОВА: А что бывает? У него какой-то комплекс?

В.ТОПАЛОВ: Не думаю.

М.МАНАКОВА: А что тогда?

М.ДВОРЕЦКИЙ: На самом деле, это действительно интересно, потому что он ведь молодой парень, достаточно боевой, достаточно умный. Так что непонятно, почему вдруг так…

М.МАНАКОВА: Какой-то страх перед успехом? Такое ведь тоже бывает?

В.ТОПАЛОВ: Может быть, страх победы?

М.МАНАКОВА: Да. А сейчас партия Каруана – Аронян…

В.ТОПАЛОВ: Здесь должна быть ничья.

М.ДВОРЕЦКИЙ: Вообще-то у Каруаны был солидный перевес.

В.ТОПАЛОВ: Да. У них теоретическая дискуссия.

М.МАНАКОВА: Кстати, здесь многие прерывают игру, когда там ещё есть вагон борьбы. Почему? Боятся?

В.ТОПАЛОВ: Кто, например?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Я бы не сказал, что это обычное явление здесь. Здесь это редко бывает.

М.МАНАКОВА: По-моему, когда Свидлер играл с вами, Веселин.

В.ТОПАЛОВ: Когда? А, нет-нет, тогда я предложил ничью в позиции, которая, видимо, у меня была тогда «+1».

М.МАНАКОВА: Даже так?

В.ТОПАЛОВ: В эндшпиле у меня был перевес, но я предложил ничью, потому что считал, что должен был повторять ходы. А потом оказалось, что там был перевес. Но это бывает. Это не он, это я виноват.

М.МАНАКОВА: А Каруана вчера мог играть с вами дальше?..

В.ТОПАЛОВ: Вчера, по-моему, форсированный эндшпиль был ничейный. Просто был длинный вариант, поэтому он и предложил ничью.

М.МАНАКОВА: Веселин, а как можно себя перебороть, если турнир не идёт? Что нужно сделать? Это же нужно совершить какую-то революцию внутри себя?

В.ТОПАЛОВ (пожимает плечами).

М.ДВОРЕЦКИЙ: В какой-то мере да. У меня в книжке, кстати, описывается этот приём, "зигзаг", который иногда помогает.

В.ТОПАЛОВ: Смыслов говорил, что когда плохая форма, то просто не надо играть турнир.

М.ДВОРЕЦКИЙ: А если это выясняется уже в ходе турнира?

В.ТОПАЛОВ: Да, если турнир длинный, то это проблема (смеются).

М.МАНАКОВА: А что тогда, приходится прямо домучивать? Или всё-таки можно собраться и...

М.ДВОРЕЦКИЙ: У меня описан эпизод, когда, например, Саша Мотылёв начал турнир «Б» в Вейк-ан-Зее не очень хорошо. Так он просто пошёл и со своим секундантом Вокаревым искупался в Северном море.

В.ТОПАЛОВ: У-у-у!

М.ДВОРЕЦКИЙ: И после этого он начал выигрывать и занял первое место и попал в главный турнир.

М.МАНАКОВА: Так что нужно для этого?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Нужно как-то выбить себя из сложившейся неблагоприятной колеи.

М.МАНАКОВА: А как выбить?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Есть разные средства. У меня есть несколько эпизодов о том, как я это делал. Например, посоветовал Юсупову во время юношеского чемпионата мира, и ему это помогло. Там же описывается, как это Рошаль с Макарычевым сделал. То есть у меня описывается несколько эпизодов такого рода. Но это такая творческая процедура, тут надо каждый раз угадать. Ведь можно ещё хуже сделать, на самом деле. Так что можно и не угадать.

М.МАНАКОВА: То есть хуже тоже может быть?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Естественно. Это же какие-то резкие и даже рискованные шаги, которые могут и ещё хуже сделать, а могут изменить настрой и помочь избавиться от… Потому что когда человек играет неудачно, у него создаётся какой-то фон. Как у Высоцкого в песне: "Попал в чужую колею глубокую". И чтобы выбраться, нужно резкое движение.


* * *

М.МАНАКОВА: Веселин, а знакомо ли вам такое чувство, что играют люди на турнире, и уже все чувствуют, что какой-то человек будет чемпионом? И он сам это чувствует, и остальные это чувствуют.

В.ТОПАЛОВ: Не знаю. Но здесь не тот случай. Здесь я ничего не чувствую.

М.ДВОРЕЦКИЙ: Здесь всё может быть.

В.ТОПАЛОВ: Здесь каждый день всё меняется.

М.ДВОРЕЦКИЙ: Может быть, в Сан-Луисе в какой-то момент Веселин это почувствовал.

В.ТОПАЛОВ: Я, может быть, и чувствую, что буду последним, но не знаю, кто будет первым (смеётся).

М.МАНАКОВА: Но на каких-то турнирах такое бывает?

В.ТОПАЛОВ: Да. Но здесь я такого не вижу.

М.ДВОРЕЦКИЙ: А потом обычно мы не думаем, что вот, я займу первое место. У меня был эпизод, я помню, что играл Первую лигу чемпионата СССР. Я как-то хорошо начал, в первом туре Смыслова обыграл. А потом был какой-то неудачный момент, проиграл две партии подряд, что-то занервничал немножко. А мне Разуваев - мы с ним жили в одном номере – сказал: "Чего ты ноешь? Ты разве не видишь, что это – твой турнир? Это твой турнир! И у тебя здесь всё будет хорошо". И действительно, я там сыграл хорошо, нормально, вышел в Высшую лигу, и всё такое.


* * *

М.МАНАКОВА: А бывает, что во время партии какие-то нешахматные мысли отвлекают?

В.ТОПАЛОВ: Всё бывает.

М.МАНАКОВА: И это, конечно, очень плохо?

В.ТОПАЛОВ: Ну, не знаю. У нас много времени на партию, так что…

М.МАНАКОВА: А во влюблённом состоянии вы лучше играете?

В.ТОПАЛОВ: Не знаю. Не думаю.

М.МАНАКОВА: Как это "не знаю"? Ладно, шучу.

В.ТОПАЛОВ: Это Разуваев говорил, что если эмоции позитивные, тогда это хорошо, а если нет – тогда плохо. Это мнение Разуваева.

М.МАНАКОВА: Вы согласны с этим мнением?

В.ТОПАЛОВ: Думаю, да.

М.МАНАКОВА: Марк Израилевич, а вы прописывали своим подопечным вести личную жизнь во время турнира?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Что значит "прописывал"? Это же личная жизнь, я-то тут при чём? (смеётся)

М.МАНАКОВА: Но вы им рекомендовали?

М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну, к таким вещам рекомендаций не дают. Люди сами разбираются.

В.ТОПАЛОВ: И никто не спрашивает.


  


Комментарии

Никто не спрашивает, кроме

Счет: 5

Никто не спрашивает, кроме Маши Манаковой =)
Нормальное интервью, благо Крамник не упомянут.

Смотрите также...

  • М.МАНАКОВА: Анатолий Евгеньевич, здравствуйте! Мы безумно рады вас видеть и безумно рады, что вы к нам зашли! Как вы приняли такое решение – сюда прийти?

    А.КАРПОВ: Я работаю напротив, так что мне близко.

    М.МАНАКОВА: Ну и какие ваши впечатления?

    А.КАРПОВ: Турнир интересный, партии интересные.

    М.МАНАКОВА: А вы следите за партиями в интернете?

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • М.МАНАКОВА: Руслан, можно с тобой поговорить?

    Р.ПОНОМАРЁВ: Можно.

    М.МАНАКОВА: Ты здесь надолго?

    Р.ПОНОМАРЁВ: До завтра.

    М.МАНАКОВА: Ну, как впечатление от увиденного?

  • Здание Телеграфа в Москве, восьмой день турнира претендентов.

    М.МАНАКОВА: …Не выпускали?

    И.НАУМКИН: Нам сказали, что там игроки проходят, заставили ждать.

    М.МАНАКОВА: Ну, сначала игроки ходят в туалет, а потом…

    И.НАУМКИН: Нет, я сначала вошёл, а потом не мог выйти сюда, к тебе.

  • М.МАНАКОВА: Это президент Московской шахматной федерации.

    В.ПАЛИХАТА: А это будет видео?

    М.МАНАКОВА: Да.

    В.ПАЛИХАТА: Здравствуйте!

    М.МАНАКОВА: Здравствуйте! А вы пришли купить сувенирчики?

    В.ПАЛИХАТА: Обязательно! Детям, сотрудникам, себе лично. Вот сейчас еду за границу и буду там демонстративно носить. Пропагандировать шахматы.

  • ...К.ИЛЮМЖИНОВ: У всех участников турнира претендентов одинаковые шансы, все равно подготовлены, а победит тот, кто будет просто более психологически выдержан, и у кого будет больше желания, наверное.

    М.МАНАКОВА: А что вы называете "более психологически выдержан"?

  • М.ЮРЕНОК: Веселин, вы выиграли турнир. Я поздравляю вас.

    В.ТОПАЛОВ: ?

    М.ЮРЕНОК: Вы поделили первое место, но получите кубок, мне сказали.

    В.ТОПАЛОВ: А-а...

    М.ЮРЕНОК: Потому что у вас коэффициент лучший.

  • Запись интервью из Телеграфа: 15.03.2016.
    Длительность - 19 минут.

    М.МАНАКОВА: Здравствуйте! Можно пару слов для Chess-News?

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Пожалуйста!

    М.МАНАКОВА: Какие у вас впечатления, когда вы сюда пришли?

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Я пришёл пять минут назад, поэтому о впечатлениях ещё рано говорить. Вот встретил знакомых, побеседовал с ними, а это всегда хорошо. Так что пока впечатления хорошие.

  • Москва, вечер пятницы. Три великана шахмат наблюдают за окончаниями двух партий 12-го тура турнира претендентов: Свидлер - Гири и Каруана - Аронян. А также дают ответы на некоторые жизненные вопросы.

  • Запись прямого эфира: 15.03.2016, 16.30.
    Длительность - 16 минут.

    Е.СУРОВ: 16.27 московское время, прямой эфир Chess-News, и у нас из Телеграфа Мария Манакова.

    М.МАНАКОВА: Да, я здесь.

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Так что сегодня там интересного происходит?