Президент и Патриарх

Вторник, 22.03.2016 17:37

«Глубокоуважаемый Михаил Моисеевич!

Сердечно поздравляю Вас с восьмидесятилетием. Вы стали первым советским чемпионом мира по шахматам, в течение многих лет одерживали великолепные спортивные и творческие победы, внесли неоценимый вклад в воспитание шахматной смены. Служение шахматному искусству Вы постоянно сочетаете с большой научной работой, в которой хочется пожелать Вам наилучших результатов и творческого удовлетворения.

Дорогой Михаил Моисеевич, здоровья, благополучия и успехов Вам во всех Ваших начинаниях.

М. Горбачев
Москва, 17 августа 1991 года».


Эту телеграмму вместе с бутылкой шампанского вручил юбиляру в брюссельской гостинице SAS посол Советского Союза в Бельгии. Горбачеву оставалось находиться у власти сорок восемь часов, а в декабре того же года страна, шахматным символом которой на протяжении десятилетий был Ботвинник, прекратила свое существование.


* * *

В 1991 году в Брюсселе проводились четвертьфинальные претендентские матчи на первенство мира, и Михаил Моисеевич был приглашен в Бельгию в качестве почетного гостя. Все это время я был рядом с ним, нередко выполняя роль переводчика.

По приезде в Брюссель Ботвинник дал интервью еженедельнику «Свободная Голландия». Отвечая на вопрос журналиста, что он думает об изменениях в Советском Союзе и о Горбачеве, юбиляр только пожал плечами: «Вы хотите, чтобы я критиковал человека, который только что прислал мне поздравительную телеграмму с днем рождения?..»

Вечером следующего дня был пышный банкет в его честь.

Речи. Цветы. Подарки.

Именник дул на свечи огромного торта. Оркестр играл «Happy birthday to you». Вспышки фотоаппаратов, стрекот кино и телекамер. Он стоял, склонив мраморную голову, я представлял ему выстроившихся в длинную очередь поздравлявших, переводя пожелания здоровья и долгих лет. Изредка улыбка появлялась на его лице, он с поклоном благодарил, кого по-английски – сэнк ю вери мач, кого по-голландски – данк ю вэл. Многих и по-русски. Ведь среди участников матчей, кроме Ананда, Шорта и Тиммана, были Карпов, Корчной, Юсупов, Иванчук, Гельфанд, не говоря об их секундантах и помощниках.


Поздравления Василия Иванчука

Потом Патриарх поднялся на балкон, я переводил ответную благодарственную речь его, а на следующий день мы смотрели прямую телетрансляцию из Москвы пресс-конференции ГКЧП.

Голландский журналист, задержавшийся в Брюсселе, взмолился о продолжении интервью. Неожиданно легко Ботвинник согласился. На этот раз он был более откровенен.

«Вы только что получили телеграмму от Горбачева. Сегодня он находится под домашним арестом в Крыму. Власть в стране в руках Временного комитета. На улицах Москвы танки. Что скажете по этому поводу?»

«Телеграмма от президента Советского Союза – большая честь для шахмат, - отвечал Ботвинник. - Это не имеет ничего общего с политикой. А так - у меня только два желания. Первое: чтобы не началась гражданская война. Второе: чтобы в стране улучшилась экономическая ситуация. Что же касается танков, то их, как я понимаю, не используют ведь против гражданского населения. Все, что сейчас происходит, следствие перестройки. Перестройка резко ухудшила ситуацию в Советском Союзе. Из-за Горбачева и Ельцина нас теперь ожидает голод.

Волнуюсь ли я? Я советский человек, и меня, конечно, интересует все, что происходит в Советском Союзе. Я беспокоюсь о судьбе советских людей, но пока ведь нет речи о гражданской войне? А то, что люди дискутируют с танкистами, так ведь никто же не стреляет. До тех пор, пока никто не стреляет, мы можем быть спокойны. Вы говорите, что Горбачев в Крыму? И что? Я не раз бывал в Крыму, это прекрасное место для отдыха.

Как Запад должен реагировать? Это дело Запада, я не должен ломать голову над этим. Единственный совет, который я мог бы дать: ни одна страна не должна вмешиваться во внутренние дела другой страны.

Нет, я не дипломатичен в своих ответах, я говорю, что думаю. И никогда не ставил свою подпись под коллективными письмами. Никогда! Я не подписался ни под письмом в защиту Анджелы Дэвис, ни под коллективным письмом советских гроссмейстеров, осуждающих Корчного. Это не в моих привычках - подписываться под письмами, где выражены мысли других.

А что я не выказываю эмоций, так сейчас не время их выказывать. В Советском Союзе было всего довольно, в настоящее же время у нас нет ничего. Экономическая ситуация в стране катастрофична. Да, то, что происходило в стране в последние шесть лет, мне не нравится...

Вы говорите, что один из первых введенных декретов Комитета - декрет о цензуре? Отлично. Это надо было сделать давно. Запрещены забастовки? Тоже понятное решение.

Я не специалист в делах политики. Я смотрю только на результаты, и результаты эти катастрофичны. Горбачев и Ельцин уверяли, что с введением капитализма Советский Союз станет так же богат, как и западные страны. Что же произошло? Советский Союз теперь походит на какую-то южноамериканскую или африканскую банановую республику. Полный хаос, никакого порядка! Почему это произошло? Раньше уверяли, что Советский Союз экспортирует коммунизм на Запад. Этого давно уже не происходит. Теперь Запад экспортирует капитализм в Советский Союз. Но ведь невозможно просто так взять и заменить одну систему другой. Я абсолютно уверен, что требовался длительный постепенный процесс врастания одной системы в другую.

Что значит для меня коммунизм? Без сомнения, очень много. Доннер сказал однажды, что пусть Ботвинник и коммунист, но он коммунист со своими собственными идеями. Да, в тридцатые годы я тоже верил Сталину, но после его смерти, когда стала известна правда о методах его правления, я всегда говорил, что думал. Да так говорил, что наверху на меня смотрели как на диссидента. Пусть Сталин и наделал много ошибок, но я до сих пор считаю, что Октябрьская революция имела огромную положительную роль. Ленин был коммунистом в лучшем смысле слова и совершенно незаслуженно подвергается сегодня критике. И проблемы начались не с Ленина, а с тех, кто пришел после него, извратил его идеи...»


* * *

Со времени тех событий прошло почти четверть века. Первый и единственный президент Советского Союза только что отпраздновал восьмидесятипятилетие, а Михаила Моисеевича Ботвинника уже давно нет с нами.

В конце жизни он сказал: «Да, я коммунист в духе первого коммуниста на Земле – Иисуса Христа». Что имел в виду Ботвинник? «Какой же вы, батенька, путаник!» - наверняка сказал бы ему человек, создавший партию, членом которой он состоял до конца жизни.

Но какой бы смысл Ботвинник не вкладывал в эти слова, был он идейным, с твердыми (очень часто наивными, а то и очевидно ошибочными) принципами человеком, в отличие от подавляющего большинства обладателей партийных билетов, «убеждения» которых полностью зависят от цвета окружающей их среды, что и подтверждает история России XXI века.

Ботвинник мечтал спасти от развала советскую экономику с помощью мощного компьютера, и проект «Пионер» должен был помочь ему в этой цели. Страсть, с которой он боролся за эту идею, он сохранил до самого конца. Последнее публичное выступление Ботвинника состоялось 13 апреля 1995 года, ему оставалось жить меньше месяца.

«Когда экономикой управляет компьютер, на нее не влияет ни чиновник, ни бюрократ, ни рэкет, – сказал тогда Ботвинник. - Понятное дело, у администрации эта программа не пройдет. Они часть власти не отдадут компьютеру. Им это невыгодно. В 1993 году я ходил в Совмин, там чиновник мне сказал: “Я бы эту вашу работу запретил”. Эти в моей работе не заинтересованы».

Несмотря на то что в последние годы что-то оттаяло в его обледеневшем сознании, оставались там и огромные айсберги, которые не могли подвергнуться таянию ни при каких обстоятельствах. В последних числах февраля 1995 года, за два месяца до смерти он надиктовал статью, в которой не раз встречается вопрос: что же было делать?

Этим «что же было делать?» оправдывается политика Сталина, который «действовал со всей жестокостью и лет за пятнадцать вполне в этом преуспел», и то, что «для сильной власти ему нужно было сильное государство, и здесь Сталин действовал также весьма последовательно».

Объясняя разгром и миллионные потери советской армии в первые месяцы войны, говорил - «стиль Сталина был похож на стиль игры тех шахматных мастеров, которые попадают в трудное положение, но затем играют с большой силой».

В мартовском календаре памятных дат две стоят почти рядом — день рождения Горбачева и день смерти Сталина. Поздравил ли бы сегодня Михаил Моисеевич Ботвинник первого президента Советского Союза с юбилеем, что сделал Горбачев четверть века тому назад? Или, наоборот, оказался бы пятого марта среди возложивших венки у кремлевской стены?

Радовался ли бы тому, что кровавого диктатора в России сегодняшнего дня ценят все больше, называя «величайшим политиком XX века», а Горбачева не ругают только ленивые?

Гипотетические вопросы, конечно, но почему-то кажется мне, что если уж Патриарх не всегда ходил в ногу при системе, в которой ему пришлось прожить почти всю жизнь, далеко не все показалось бы ему в розовом свете в России 2016 года.

Нет, стадного чувства у него не было. Зато всегда  присутствовали твердость, решительность и чувство своей абсолютной и единственной правоты. На этих качествах  базируются выдающиеся достижения человека, которому столь многим обязаны российские шахматы, и сто пятый день рождения которого мы тоже отмечаем в этом году.


  


Смотрите также...

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Сегодня, 17 августа исполняется 105 лет со дня рождения шестого на планете и первого советского чемпиона мира Михаила Ботвинника. Круглая дата - хороший повод, чтобы вспомнить о великом шахматисте. У каждого свои воспоминания и ассоциации. А мне хочется рассказать об одном интервью с Патриархом, которое оказалось последним в его жизни.

  • Каждое утро, запивая таблетки, принимаемые от того и от сего, запрокидываю голову и вижу изображения людей, которые были в свое время известны всему миру. Осушив стакан воды, перехожу к кофеварке, мурлыча по обыкновению – «сталинской улыбкою согрета, радуется наша детвора...»

  • И вновь продолжается бой,
    И сердцу тревожно в груди.
    И Гельфанд такой молодой,
    И Виши Ананд впереди!

    Перебирая старые фотографии, обнаружил сделанную в августе 1991 года в Брюсселе. В столице Бельгии проводились тогда четвертьфинальные кандидатские матчи на первенство мира.

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Этот разговор состоялся у нас с Игорем Ботвинником в сентябре 2005-го. Интервью планировалось для газеты "Гудок" по случаю десятилетия со дня ухода из жизни Михаила Ботвинника, но в конечном итоге так и не было опубликовано. Е.С.

  • Я не писатель, а больше рассказчик. Но пришло время и что-то написать.

    Сегодня день рождения моего первого тренера Попова Геннадия Николаевича. Ну как первого тренера? Намного больше, чем просто тренера. Он был мне тренером, наставником, отцом в каком-то смысле. Я верю, что он дан мне Богом. И хотел бы поделиться теми правилами, которым я научился у своего учителя.

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, уникальное событие на Chess-News – в прямом эфире чемпион мира Вишванатан Ананд. Я приветствую вас.

    В.АНАНД: Здравствуйте.

  • В журнале "Большой город" опубликованы воспоминания Юрия Авербаха, где знаменитый гроссмейстер, в частности, дал ряд оценок личности шестого чемпиона мира Михаила Ботвинника, столетие со дня рождения которого отметил шахматный мир:

  • Регулярно читая разнообразных авторов и общаясь с людьми из шахматного мира, я заметил, что никто никогда всерьез не затрагивал ту тему, которую я хочу предложить вашему вниманию.