"Кому нужна чемпионка мира на полгода?" Зураб Азмайпарашвили в прямом эфире в свой день рождения

Время публикации: 16.03.2016 21:43 | Последнее обновление: 22.03.2016 04:38
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 16.03.2016, 18.15.
Длительность: 27 минут.

Е.СУРОВ: И снова на прямой связи Телеграф, Москва, Мария Манакова и турнир претендентов. Маша?

М.МАНАКОВА: Да, я здесь. Рядом со мной – именинник. А я думаю: что такое количество VIP-ов понабежало сегодня? Что-то явно происходит! Прямо страшно заходить в помещение стало! А сегодня у Зураба Азмайпарашвили день рождения. Я напоминаю, что он – президент Европейской шахматной федерации, великий шахматист, был чемпионом Европы. И вообще он чемпион-перечемпион, столько у него титулов, что все и не перечислить.

Е.СУРОВ: А можно сразу спросить, сколько ему лет исполнилось?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Женя, об этом не спрашивают, об этом Википедия пишет.

Е.СУРОВ: Хорошо, будем читать Википедию. А она иногда обманывает.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Иногда обманывает, но в данном случае я не та фигура, чтобы ложную информацию давать.

Е.СУРОВ: Ну хорошо. А VIP-ы, как они поздравили? Деньги подарили или что?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: VIP-ы поздравили… Интереснее всего было поздравление от президента Российской шахматной федерации. Он подарил мне коллекцию вин из собственного виноградника, который у него во Франции. Видишь как интересно. А остальные по-разному поздравили, как это обычно бывает. И действительно, насколько я понимаю, без застолья не обойтись. Может, не сегодня – мне всё-таки ещё работать.

Е.СУРОВ: В выходной?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Может, и в выходной.

Е.СУРОВ: Вы Машу Манакову пригласите, она работает лучше, чем любой ваш VIP.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Не знаю, не знаю. Но Машу – обязательно! Она сейчас на меня смотрит, не слышит, о чём мы говорим, ничего не понимает. Маша, сказали, что тебя нужно пригласить.

Е.СУРОВ: У Маши был к вам вопрос.

М.МАНАКОВА: Да-да. Во-первых, Зураб, вы здесь в качестве инспектора. Вообще хотелось бы понять, что вы здесь делаете, извините за наглость.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я супервайзер. Не знаю точный перевод, наверное, это можно перевести по-разному. Вот когда ты в аэропорту уезжаешь куда-то, то там стоят такие люди на проходе, которые тебя пропускают. А над ними есть супервайзеры. Вот и у меня такая должность. Но на самом деле это такая позиция, когда ты, представитель ФИДЕ, на этом турнире контролируешь все вопросы, которые касаются, в основном, игроков, их безопасности в плане того, что… Например, сегодня очень актуален вопрос читерства. Но и не только. Это и вопросы размещения, и как обустроен игровой зал, и разные другие вопросы.

М.МАНАКОВА: И что вы думаете по поводу организации и этого игрового зала? И вообще, как всё организовано?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Знаете, я бы не стал давать такую однотипную оценку, потому что надо учитывать очень многие факторы. Начнём, скажем, с отеля. К нему претензий быть не может, потому что это один из лучших отелей Москвы. Безусловно, размещение игроков, включая завтрак и всё прочее, - это всё замечательно. Дальше. К ресторану "Арагви", который только-только будет открываться, но пока не открыт, претензий тоже нет. Там замечательно готовят. Есть, правда, такой момент, что из-за того, что ресторан пока ещё не открыт, выбор блюд иногда ограничен. Но шахматисты особо не жалуются, поэтому я считаю, что всё нормально. Если они пожалуются – тогда надо блюда добавлять, а если нет – то нечего и добавлять.

Третий момент – игровой зал. Он находится в здании Телеграфа. Как оно рассматривается? Это одно из самых крупных исторических зданий города Москвы. Это мы помним ещё с детства. И помним, что когда у нас деньги кончались, то мы писали своим родителям, и они всегда деньги присылали на Телеграф. И моё личное ощущение от здания, где мы сейчас расположены – это то, что зал сам по себе небольшой, зрителей очень мало. Если бы здание было больше, зрителей, наверное, тоже было бы больше, а так здесь мало зрительских мест, всего 35. Для игроков тут есть определённые неудобства. Главная из них, как я понимаю, - это неудобно ходить в туалет. Там всё перекрывается, потому что в этом помещении нет большого количества туалетов. Это минус помещению. Но, с другой стороны, а что ты сделаешь? Помещение уже старое, и оно не переделанное на сегодняшний лад.

С другой стороны, если играть в обычном зале, чтобы это было бы уже не историческое здание, а какое-то новое, и не на Тверской, а в другом месте, то там тоже были бы свои неудобства. Поэтому тут надо ещё учитывать концепцию того, в какой стране и в каком городе ты находишься. Если ты находишься в Нью-Йорке, то жаловаться на всё не приходится, потому что ты и так уже находишься в Нью-Йорке. А здесь Москва, тоже один из крупнейших городов мира. Поэтому когда всё в центре, всё рядом, то это имеет свои положительные моменты. И обращать внимание на какие-то минусы… Это надо делать со скидкой. Вчера, например, я проходил по Тверской и увидел большую рекламу этого соревнования прямо на Телеграфе. И это замечательно, что прямо в центре Москвы можно увидеть такую большую рекламу! Мы же тоже учитываем, что это всё находится не где-то в какой-то деревне. Всё это имеет значение.

Я не буду анализировать эту ситуацию со стороны прессы, но мне всё-таки кажется, что организаторы сделали немножко жёсткие условия, практически запретив онлайн. Хорошо ли это, плохо ли это – давайте будем анализировать после того, как пройдёт турнир. Потому что всё-таки они находятся сейчас в тестовом режиме. Если это принесёт плоды для тех задумок, которые они обещают и сделают, то, может быть, это будет хорошо в будущем. Если не принесёт – тогда посчитаем, что это было ошибочное решение, и будем продолжать жить так же, как и жили. Какие ещё моменты?

М.МАНАКОВА: Трансляция обрывается иногда.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Вот это плохо, жалуются многие, я знаю. Но тут я говорю, организаторы обязаны в каждодневном режиме выправлять положение. Я не говорю, что есть организаторы, у которых в самом начале всегда всё супер. Об этом вы даже не думайте, таких вообще нет в мире! Но, в основном, отличаются в хорошую сторону те организаторы, которые по ходу процесса выправляют все вещи, чтобы через несколько дней – а уже поры бы, наверное, - этих проблем и этих ситуаций не было. Но в целом я бы не сказал, что… Вот я и минусы анализирую, и плюсы анализирую, и мне всё-таки хочется в плюс идти. Но опять же, организация "Агон" достаточно молодая, она на пути какого-то поиска. И я всегда считаю, что как ребёнку надо помогать, так и организатору надо помогать, надо идти на компромисс, на какие-то вещи закрывать глаза, а какие-то положительные вещи поощрять, чтобы в будущем они работали ещё лучше.

М.МАНАКОВА: У меня в связи с этим вопрос. У меня такое очень сильное ощущение, что все шахматы сейчас как будто направлены на интернет и на интернет-пользователей. Понимаете, да? А мы, журналисты, здесь как будто низшая каста. Это что, будущее у шахмат такое, что сейчас уже неважно, что будут писать о них в газетах или журналах, а важно, что получит интернет-пользователь, который увидит всё на официальном сайте, здесь и сейчас. Это такая тенденция?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет, я бы не сказал, что это тенденция, это тестовый режим, абсолютно новый для меня, потому что  раньше практически на всех сайтах это транслировалось, а сейчас это запрещено делать, и разрешено только на одном – официальном – сайте. Я по натуре более либерален в этих вопросах, мне нравится, когда всё это освещают многие, и здесь я вижу проблему шахмат, вижу, что идёт проблема со спонсорством. Вот организатор считает, что это помогает будущему спонсорству, и мне кажется, что надо дать шанс организатору воплотить его мечту в жизнь.

С другой стороны, вопрос: верить или не верить? Опять-таки, мы в данный момент находимся не в церкви, идёт тестовый режим. Если это не оправдается, то я считаю, что через пару турниров организатор должен извиниться и начать искать другие пути, более близкие к прессе. И не обижать прессу, а, наоборот, поощрять её.

Да, я с вами соглашусь, что здесь нет идеальных условий для журналистов, и даже пресс-центр, честно говоря, практически наполовину отсутствует. Я говорю, что многие вещи здесь мне не нравятся. Допустим, есть ложа для VIP-ов, там хорошо сидеть и смотреть, но кроме VIP-ов есть ещё и другие люди. А вы ещё задали вопрос по поводу интернет-зрителей. Безусловно, шахматы сейчас приобретают и должны приобрести интернетное значение, и это единственная скидка, которую я делаю организатору. Организатор борется. Пока я, к сожалению, должен отметить, что никто – ни США, ни Европа – не смог привлечь реального спонсора из-за того, что у нас есть только интернет. Если им это удастся, то это будет революционный прорыв. Поэтому давайте немножко подождём и будем немножко снисходительны к тем моментам и к тому дискомфорту, который мы испытываем.

М.МАНАКОВА: Мы с Женей как раз хотели кого-нибудь поймать и спросить – вот вас поймали, – здесь такие дорогие билеты. С чем это связано и в чём идея организатора?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Во-первых, как я уже отметил, в зале очень мало мест. А чем меньше мест, тем дороже должны быть билеты. Но, с другой стороны, когда в зале мало мест, то я не думаю, что дорогие билеты – это реальный доход организатора, который что-то ему компенсирует. Потому что мы знаем затраты на этот турнир, затраты очень большие. Поэтому я не знаю, какие цели преследовал организатор, делая большие цены на билеты. Я думаю, что он боролся с тем, чтобы не было больших очередей за покупкой билетов или толпы в зале, потому что, повторяю, зал очень маленький.

Е.СУРОВ: Зураб, я в продолжение того, о чём вы говорили, хочу задать вопрос. Понятно – некий тестовый режим и так далее. Но в таких соревнованиях… Я, кстати, не знаю, какой бюджет у этого турнира, но подозреваю, что немаленький, достаточный для определённого рода действий, скажем. Так вот, не логичнее ли проводить тестовый режим перед турниром? Что-то тестировать, просто этим заниматься. А уже сам турнир вывести как некий продукт, готовый к употреблению. Я, например, могу сравнить с телепередачей. Не может такого быть, чтобы какой-то телепроект выходит в эфире – и в эфире же его и тестируют. Нет, над ним работают до выхода  в эфир, а в эфире должна появиться конфетка.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Женя, если об этом говорить, то нужно вернуться к вопросу о том, какой компания имеет опыт проведения соревнований. Опять же, они же не проводят все соревнования в мире.  Они проводят только эти, единственные элитные соревнования в мире: претендентский турнир, матч на первенство мира и так далее. Поэтому тут у них нет такого опыта, чтобы где-то проводить такой тестовый режим и сделать всё заранее. Единственное, в чём я с тобой согласен, - даже для меня было немножко удивительно то, что объявления о том, что они запрещают всем сайтам передавать трансляцию онлайн, последовало буквально перед началом турнира. Я думаю, что это вызвало небольшой шок у всех. Конечно, нормально было бы об этом сообщить заранее. Потому что у меня, скажем, есть свой сайт, и я хочу заплатить и купить трансляцию партий. Сам же организатор говорит, что они хотят, как в футболе. Трансляция идёт - все покупают, все смотрят чемпионаты мира по футболу или кубки УЕФА, и так далее. Но мы смотрим это всё у себя дома. Я – у себя, у вас российское телевидение показывает. Они всё это покупают, и они имеют доступ к покупке. Поэтому перед трансляцией и появляются спонсоры у тех, кто будет транслировать. Когда ты делаешь это объявление за день до начала – это совсем другое дело. Очевидно, что это просто никто не может купить. Если у них была именно такая цель – чтобы никто не покупал, то тогда они полностью оправдали эту цель. Но если у них цель – продавать, то они должны заранее готовиться и назначать цену. Я даже не знаю, кто-то в курсе вообще, сколько это стоит? Никто не знает.

Е.СУРОВ: Никто не объявлял.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Это, безусловно, минус. Но мы работаем, Женя! Если я буду наезжать на организатора и говорить, что у них только одни минусы, а они всё-таки делают довольно большую работу во многих направлениях… Поэтому я делаю скидку. Я не знаю, прав я или нет, но я хочу, чтобы… Я понимаю, ты как журналист абсолютно против всего, что они делают. Но я как президент Европейского шахматного союза считаю, что если у них этот момент пройдёт – и дай бог, чтобы они заработали деньги, дай бог! – значит, шахматы будут интересным продуктом, который можно продать.

М.МАНАКОВА: А на чём они деньги зарабатывают в этом случае, я не очень понимаю?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Кто зарабатывает?

М.МАНАКОВА: Они. Вы говорите, что если они заработают деньги, то слава богу. А на чём они заработают?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Если будут большие траты, то в будущем они найдут способ, как это продать. Или для рекламодателя большие траты – это его интерес. Так что пускай они проверяют, какой будет трафик. Я думаю, что на сегодня трафик не очень большой.

Е.СУРОВ: Я бы хотел ещё вернуться чуть-чуть назад – к матчу на первенство среди женщин. Я помню, как мы с вами примерно полтора года назад говорили, и вы уже тогда довольно-таки резко высказывались о том, что не должно быть такой глупой системы, когда есть две чемпионки – одна по одной системе, а другая настоящая. Собственно, этот матч только подтвердил всю нелепость этой системы.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Да, я остаюсь при своём мнении. Опять-таки, вот будет президентский Совет. Я надеюсь, что Хоу Ифань приедет, я надеюсь, что именно она задаст этот вопрос: кому нужна Хоу Ифань на полгода чемпионкой мира? Кому это нужно, что это за пиар? Я не понимаю ФИДЕ! Они принимают решение: полтора года Хоу Ифань – не чемпионка мира, а полгода – чемпионка. Все понимают, что в шахматах Хоу Ифань – это реально Бобби Фишер. Она уже три раза стала чемпионкой! Станет и пять раз, по тем полугодовым нормам. А почему тогда Карлсен в других условиях? Он что, в другой рубашке родился? Я считаю, что это абсолютно неправильно! И я не знаю, как убеждать руководство ФИДЕ, чтобы они что-то сделали. Я понимаю, что коммерчески будет намного сложнее, но…

М.МАНАКОВА: А почему коммерчески сложнее?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Коммерчески сложнее потому, что добавляется лишнее кандидатское соревнование.

М.МАНАКОВА: Но это же можно назвать как отбор к матчу.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Например, когда проводится женский чемпионат мира, я говорю: давайте сделаем это Кубком, как для мужчин. А они говорят, что Кубок намного сложнее будет продать. Я думаю, что, честно говоря, продать даже чемпионат мира нелегко, спонсоров немного. Просто определённые люди над этим работают. Я знаю, что Кирсан очень много работает, постоянно бегает, кого-то ищет, уговаривает, чтобы провести чемпионат мира по нокаут-системе. А если бы просто сунули организатору Олимпиады, я думаю, что они бы никуда не делись и провели. Да, нужно было бы выкинуть лишний миллион. Но если они выкидывают пятнадцать миллионов, то шестнадцать, наверное, выкинут тоже. Просто добавляется ещё кандидатский турнир. Его, конечно, сложнее провести, но тут единственная сложность – чисто в нахождении денег. Поэтому раз система уже сама по себе идёт, особых жалоб нет, только такие, как я, иногда выступают… А я выступаю потому что они мои коллеги, и я считаю, что они находятся в неравных условиях, и это неправильно. Я не кричу, что женщины во всех сферах деятельности на сто процентов важнее – я  не говорю об этом. Я не сторонник сегодняшнего феминистского движения, но они заслуживают равный призовой фонд, это однозначно.

М.МАНАКОВА: Женя, мне понравилось, как Зураб сказал: "Если они на Олимпиаду выкидывают пятнадцать миллионов, то уж и шестнадцать выкинут". Слово "выкидывают" – и шахматы!

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: "Выкидывают" в том смысле, что они вынуждены их потратить. Мне что, нравится просить пятнадцать миллионов? Это никому не нравится. Но когда ты просишь пятнадцать миллионов, и тебе их дают, то тебе и шестнадцать дадут.

М.МАНАКОВА: А можно ли ожидать, что после этого турнира шахматы встанут на путь того, чтобы стать продуктом? То есть на нас не будут "выкидывать" деньги, а организаторы будут зарабатывать на этом. Может, и спонсорам будет это выгодно. Как вы считаете?

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Я думаю, что это вопрос к компании "Агон". Интересно будет проверить, сколько они денег заработают в будущем. Если они заработают деньги, я это буду только приветствовать, потому что это будет означать, что они на правильном пути. Ну а если не заработают – значит, не получилось. Тогда всё пойдёт как обычно – нужно будет искать через знакомства, договариваться… Потому что на эти соревнования люди дают достаточно большие деньги. И, к сожалению, те спортивные соревнования, которые не идут по телевидению, спонсоров не привлекают.

М.МАНАКОВА: Жень, у тебя ещё есть вопросы? Я хочу уже пожелать Зурабу…

Е.СУРОВ: Давай, желай. Пожелания от Марии Манаковой!

М.МАНАКОВА: Зураб, я желаю вам всяческих побед. Желаю, чтобы у вас никогда не было так, чтобы вам приходилось просить выслать вам телеграфом деньги, чтобы у вас всегда были деньги, и чтобы вы только сами высылали их.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Ну, это было в детстве.

М.МАНАКОВА: Здоровья вам и любви!

Е.СУРОВ: И поцелуй!

М.МАНАКОВА: Поцеловать? Нет, здесь жена рядом. Нет-нет-нет…

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Нет-нет, обязательно!

М.МАНАКОВА: Обязательно? Ну хорошо… (целует) Слышал? Передаю трубку, чтобы ты тоже поздравил.

Е.СУРОВ: Зураб, Мария мне передала трубку, чтобы я тоже поздравил. Значит, я тоже сейчас вынужден искать какие-то слова.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Спасибо! Мне было приятно, когда Мария меня поцеловала. Но тебе как мужику разрешается воздержаться.

Е.СУРОВ: Но я шлю воздушный поцелуй, по радиоэфиру.

З.АЗМАЙПАРАШВИЛИ: Спасибо!

Е.СУРОВ: Спасибо и успехов!


  


Комментарии

китаянке Хоу Ифань, чтобы

китаянке Хоу Ифань, чтобы регулярно и почаще получать свои призовые.

Как, собственно, и Карлсен

Как, собственно, и Карлсен хочет, призывая разыгрывать первенство почаще, почаще.

Зураб, уж вам ли, "нет-нет,

Зураб, уж вам ли, "нет-нет, сначала размен", подручному Резинового Бидзины, рассуждать, кто нужен, а кто не нужен?

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Здание Телеграфа в Москве, восьмой день турнира претендентов.

    М.МАНАКОВА: …Не выпускали?

    И.НАУМКИН: Нам сказали, что там игроки проходят, заставили ждать.

    М.МАНАКОВА: Ну, сначала игроки ходят в туалет, а потом…

    И.НАУМКИН: Нет, я сначала вошёл, а потом не мог выйти сюда, к тебе.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • М.МАНАКОВА: Руслан, можно с тобой поговорить?

    Р.ПОНОМАРЁВ: Можно.

    М.МАНАКОВА: Ты здесь надолго?

    Р.ПОНОМАРЁВ: До завтра.

    М.МАНАКОВА: Ну, как впечатление от увиденного?

  • Запись прямого эфира: 13.03.2016, 18.10
    Длительность - 18 минут.

    Е.СУРОВ: 18.08 московское время, это прямой эфир Chess-News. Сейчас мы связываемся с Телеграфом, где проходит третий тур турнира претендентов. На месте событий находится наш корреспондент Мария Манакова. Мария, приветствую!

    М.МАНАКОВА: Я здесь! Здравствуйте всем!

  • Запись прямого эфира: 15.03.2016, 16.30.
    Длительность - 16 минут.

    Е.СУРОВ: 16.27 московское время, прямой эфир Chess-News, и у нас из Телеграфа Мария Манакова.

    М.МАНАКОВА: Да, я здесь.

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Так что сегодня там интересного происходит?