Евгений Свешников: "Пора провести ревизию правил! Я готов..."

Время публикации: 16.03.2016 20:29 | Последнее обновление: 22.03.2016 04:38
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 16.03.2016, 16.15
Длительность: 55 минут.

Е.СУРОВ: 16.18 московское время, это прямой эфир Chess-News и – снова Телеграф! Куда ж мы от него денемся? Там проходит турнир претендентов, очередной тур, и Мария Манакова с места событий. Здравствуйте!

М.МАНАКОВА: Здравствуйте! Я тут сижу в пресс-центре, ем орешки, запиваю чаями и кофеями и всё-таки верю во всеуничтожающую силу журналистики. Когда написал Гик об отсутствии еды и питья, оно появилось. Вчера Эдуард Львович Дубов говорил, что нет нигде таблиц, а сегодня она уже есть. Правда, её тут написали мелом на какой-то непонятной доске, но теперь хотя бы здесь, в пресс-центре, можно увидеть результаты. Для любителей такую таблицу ещё не сделали, но я надеюсь, что сделают. То есть всё-таки организаторы прислушиваются к нашим воплям, и слава богу!

Cегодня обратила внимание на Топалова, с какой уверенностью он чувствовал себя в самом начале, как уверенно разыграл дебют… Сейчас, по-моему, как-то уже не очень уверенно. В общем, необязательно быть слишком уверенным в себе, чтобы получить хорошую позицию. А вообще сейчас рядом со мной сидит великий и всеми нами (во всяком случае, мной) любимый Евгений Эллинович Свешников. Хочу напомнить, что это человек, который берёт какую-то тему и начинает рьяно её отстаивать. На него смотрят как на чудака, если не сказать грубее. А потом выясняется, что он был прав. Так получилось, например, с челябинским вариантом. Помните, Евгений Эллинович, как над вами смеялись? А сейчас его просто все играют, и это один из важнейших дебютов на 1.е4. Он также кричал на каждом, извините, перекрёстке по поводу авторских прав на партию. А теперь мы своими глазами видим, что авторское право вводится и, собственно, ввелось на этом турнире на партии. Правда, пока на трансляцию. Евгений Эллинович, скажите, пожалуйста, это то, о чём вы мечтали, или нет?

Е.СВЕШНИКОВ: На самом деле, это очень серьёзная проблема, и её надо было решать двадцать лет назад. Мы прохлопали всё это время ушами или уж не знаю, чем ещё. Но положение профессиональных шахматистов резко ухудшилось за эти годы, и сейчас просто нужна реанимация профессиональных шахмат. А для этого нужно отдать в собственность партии прежде всего тем людям, кто их создаёт. И то, что сейчас делает "Агон", - это, конечно, попытки что-то изменить, и я это приветствую. Делается это, может быть, неуклюже, но, тем не менее, делается. Хотя бы засвечена проблема, её видят все. Собственно, люди вкладывают миллионы долларов, они хотят на этом заработать – и это правильно. Это показывает, что у шахматных партий есть коммерческая ценность.

М.МАНАКОВА: Евгений Эллинович, тогда у меня вопрос: а не выкручивание ли это рук? Потому что это ведь официальный чемпионат мира, и, может быть, эти условия не устраивают шахматистов? Может быть, они не хотят за эти деньги продавать свои партии, но им приходится, потому что это – отбор на чемпионат мира с Карлсеном. Что вы на это скажете?

Е.СВЕШНИКОВ: Логичное серьёзное возражение, я с этим согласен. Но они ведь подписали контракт? Они могли сказать об этом заранее, что им это не годится.

М.МАНАКОВА: Нет – тогда их исключают из списка.

Е.СВЕШНИКОВ: Ничего подобного!

М.МАНАКОВА: Тогда ведь их заменят!

Е.СВЕШНИКОВ: Кем заменят?

М.МАНАКОВА: Крамником.

Е.СВЕШНИКОВ: Абсолютно не так! Тогда просто должны будут изменить условия. Это обсуждаемый вопрос. Ребята, которые у нас играют, должны отстаивать свои права, в конце концов, нанимать адвокатов. Так что это нормальный процесс. Другое дело, что надо сначала всё-таки договариваться. Я не думаю, что эта проблема не решаема.

М.МАНАКОВА: Но если всё управление турнирами в руках ФИДЕ, то они могут тебя просто послать! Не понимаю, о каком обсуждении может идти речь?

Е.СВЕШНИКОВ: Дело в том, что ФИДЕ зарабатывает сейчас совсем не теми приёмами, которыми должна. Единственный продукт, который производит шахматист, – это шахматные партии. Так вот, члены шахматных федераций должны платить нормальные взносы, чтобы содержать профессионалов. А у нас получается так, что первая двадцатка профессионалов живёт за счёт спонсоров, а остальные? Куда они денутся? Если в советском государстве у нас профессионалов было гораздо больше, и все они имели нормальные зарплаты, поэтому и отдавали свои партии. А сейчас происходит просто жуткая ситуация, потому что нормальные профессионалы не могут прокормить семью. То есть профессия уничтожена на сегодняшний день.

М.МАНАКОВА: То есть если сейчас будет введена такая практика, то мы как бы присутствуем перед революцией, правильно?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, это никакая не революция. Я двадцать лет об этом говорю. И Илюмжинов, кстати, в курсе идеи. Мы с ним в 1996 году обсуждали этот вопрос. Он создал комиссию по авторским правам.

М.МАНАКОВА: Так ведь только сейчас это введено.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, она была создана в 1996 году. Там были собраны юристы, и было доказано, что шахматные партии подлежат защите шахматными федерациями.

М.МАНАКОВА: Но ведь только сейчас это происходит в первый раз!

Е.СВЕШНИКОВ: И правильно! И должно было происходить. Но это происходит не в первый раз. Во-первых, это уже было в Сан-Луисе в 2005 году, когда также за просмотр партий нужно было платить по доллару. Когда я узнал это от сына – я просто заметил, что мы не можем посмотреть партии во время первого тура, - я просто захлопал в ладоши! Ну наконец-то! Но потом мне объяснили, что это не дало эффекта, что стало меньше посетителей. На самом деле – а как они хотели? При любом обществе люди просто не успевают приспособиться к нововведениям. Нужен год или два, чтобы люди привыкли к тому, что нужно просто нормально платить, как они платят за интернет, за телефон. И главное – какой способ оплаты?

М.МАНАКОВА: То есть сейчас будет оплата за просмотр партий, будет оплата за вход на турнир, будет оплата больших членских взносов в шахматных федерациях… И вы считаете, что надо приучать шахматистов к такому образу жизни?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, должно быть не так. Может быть, совсем по-другому. Нормальные членские взносы, которые позволят им беспрепятственно смотреть партии.

М.МАНАКОВА: Ах, вот так?

Е.СВЕШНИКОВ: Конечно. Например, я обсуждал эту проблему с Олегом Скворцовым, и он сразу отреагировал очень правильно. Он сказал: "А не имеет значения, кто будет президентом ФИДЕ, важно, чтобы люди платили нормальные взносы – 5-10 евро". Я говорю: "У ФИДЕ нет другого продукта, который она может предложить любителям шахмат. Только шахматные партии. Тем более, если ещё есть трансляции в режиме онлайн с комментариями гроссмейстеров". И это будет покупаться.

М.МАНАКОВА: А я хочу понять, какую выгоду будет иметь шахматист? Рассмотрим ситуацию. На какой-то опен организатор приглашает шахматистов и говорит: "У меня для тебя вот такие условия". И ведь лучшие условия он не предложит, он предложит то, что предлагал всегда. "Но при этом все права принадлежат мне". То есть организатору это выгодно, у него будет шахматный продукт, который он может продать дальше. А что шахматистам? В чём наша выгода? Если мы как раз и должны платить эти взносы.

Е.СВЕШНИКОВ: Я не понимаю, вот чего лично вы волнуетесь? Вам же никто не оплачивает ваши партии?

М.МАНАКОВА: Я же тоже жить хочу.

Е.СВЕШНИКОВ: Во, например, если вы мне не даёте нормальные условия в турнире, то я категорически против трансляции моих партий! Я профессионал. Причём я согласен играть как любитель, но тогда не трогайте мои партии. Вы понимаете, в первой двадцатке всё покупается, а мой труд не хуже, а даже лучше, потому что у меня идей больше, чем у этой двадцатки. Почему моё забирается даром?

М.МАНАКОВА: Не все же такие принципиальные, как вы. Многие будут приезжать на турниры без всяких…

Е.СВЕШНИКОВ: Да и пусть, ради бога, если им так нравится. А я не хочу! Не трогайте моё, не трогайте! Руки прочь! Я готов играть на общих основаниях, только не трогайте моё. Если вы что-то включите в Положение, то мы этот вопрос обсудим. Может быть, я не буду играть в этих турнирах. А если это первенство мира, то тогда дайте мне равные права с другими, у которых вы покупаете. Если я отбираюсь в честном нормальном спортивном отборе, почему я приезжаю на турнир… Допустим, если бы я отбирался по ФИДЕ, то почему мне не дают условий? Почему? Вот я играю на чемпионате мира среди ветеранов. Я с удовольствием готов за себя всё платить! Но не трогайте мои партии! Меня же заставляют платить за всё, и взносы платить, и при этом ещё и забирают партии. Я профессионал, я не могу жить таким образом.

М.МАНАКОВА: То есть сейчас, если есть организаторы, то они не обязаны сидеть на дотациях от государства, и будет меньше проблем со спонсорами, если шахматы будут таким образом самоокупаемы, да? То есть каждую партию и права на трансляцию они смогут продавать.

Е.СВЕШНИКОВ: Вот в Советском Союзе существовала группа профессионалов, и у нас партии забирали. Но мы имели зарплаты, квартиры – и не было вопросов! Теперь нас выбросили в рыночные отношения, но при этом забыли нам отдать нашу интеллектуальную собственность. И в приватизации она не участвовала. А вот с Леонидом Ивановичем Абалкиным, президентом Российской шахматной федерации, я этот вопрос обсуждал, и у меня есть письменное заключение по этому вопросу. И он мне рассказывал, что не раз говорил Горбачёву, что в приватизации нужно обязательно учитывать интеллектуальную собственность. Обязательно! А Горбачёв на это не реагировал, ему это было неинтересно, у него были другие, более серьёзные проблемы. Вот поэтому мы и оказались в такой ситуации. Если Карпов говорит, что в матче на первенство мира призовой фонд стал в тридцать раз меньше! Я вчера его об этом спросил, и он подтвердил. По моим подсчётам – в двадцать, но он экономист, он лучше меня знает. А в целом у профессионалов ситуация за последние двадцать лет ухудшилась, я думаю, в семь-десять раз.

М.МАНАКОВА: То есть можно ожидать, что жизнь профессионалов после этого улучшится? Ваши прогнозы?

Е.СВЕШНИКОВ: Я не знаю. Это нужна очень серьёзная реанимация. Единственное, что можно сделать сейчас, - это отдать партии тем людям, которые их производят. И после этого мы уже будем выстраивать цепочку разумно и нормально. Только таким образом! Кстати, у вас не будет проблем, вы будете получать партии ведущей двадцатки без проблем! Они уже куплены. Никто из них уже не играет без каких-то денег. Но меня не обворовывайте на старости лет.

М.МАНАКОВА: Евгений Эллинович говорит так гладко, у меня аж мозги все набекрень от всего этого! Тут явно есть какой-то подвох, но я не могу поймать. Давайте я подумаю, и мы в следующий раз продолжим этот разговор. А сейчас я хочу вас спросить про организацию. Вы когда пришли, как раз что-то говорили про то, что раньше шахматистов принимали как королей. Что изменилось, скажите, пожалуйста?

Е.СВЕШНИКОВ: Я ощущаю себя немножко не в своей тарелке. Вспоминаю матч на первенство мира между Спасским и Петросяном, 1969 год. Это происходило в настоящих залах, в зале Театра Эстрады, например, или в других таких же. То есть мы находились в театре! Плюшевые кресла, а если пресс-центр, то гроссмейстер – в центре внимания, его обступает со всех сторон пресса. Я вспоминаю, какой колоритной фигурой был Нафдорф. Да и не только. Это было очень интересно!

М.МАНАКОВА: А сейчас?

Е.СВЕШНИКОВ: А сейчас этого всего нет. Вот я пришёл в пресс-центр, и я вообще не вижу шахматных журналистов! Их очень мало. Ну, вот я нашёл столик, где сидят шахматисты. Но это мне, можно сказать, повезло. А ведь я всех знаю. Но этого здесь нет. Здесь какая-то другая атмосфера. Единственный какой плюс, знаете? Вот я сижу, кофе пью, и передо мной четыре доски, и я вижу всё, что делается. А раньше для этого нужно было бежать в зал и смотреть на демонстрационные доски. Вот это – да. Но мне бы хотелось, чтобы рядом с этими досками ещё и лица какие-то были, как это делается уже тридцать-сорок лет.

М.МАНАКОВА: А то, что взимают плату за вход, - это как, нормально?

Е.СВЕШНИКОВ: То, что взимают плату за вход, - это не так страшно. Только плата должна быть не очень большой. Чтобы это не делало различий между людьми, чтобы мог прийти каждый. А плата пусть будет, но она не должна быть очень большой. Всё-таки для России здесь плата велика. Под тысячу рублей – это всё-таки много.

М.МАНАКОВА: Вот мы и поговорили с Евгением Эллиновичем. Главное я у него выпытала. Женя, ты там живой?

Е.СУРОВ: Да, я живой, и у меня есть к нему пара вопросов. Передайте ему, пожалуйста, трубку.

М.МАНАКОВА: Да, конечно. Евгений Эллинович, от Жени вопрос.

Е.СВЕШНИКОВ: Да, слушаю.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, день добрый! Я с удовольствием послушал, что вы сейчас говорили, и хотел бы вернуться чуть-чуть назад. Вы вскользь затронули проблему, которая, на мой взгляд, не менее важна, чем партии и их собственность. А именно: недовольных чем-либо шахматистов очень много, шахматистов, которые считают, что их права в чём-то нарушаются. А тех, кто об этом открыто говорит, просто единицы, их можно посчитать на одной руке.

Е.СВЕШНИКОВ: Тут проблема-то в том, что, во-первых, люди не приучены бороться за свои права. А тех, кто борется, люди, которые имеют деньги, сразу пытаются – раз! – и придавить, чтобы он не выступал. А что тут плохого, если человек защищает свои интересы? Просто надо приучить людей бороться, а это не так просто.

Е.СУРОВ: И как же их приучать?

Е.СВЕШНИКОВ: С детства. Надо приветствовать инициативу, а не гасить её. И критику тоже. Нас этому учили-учили, но про это всё забыли.

Е.СУРОВ: Я согласен с вами, что приучать надо с детства.

Е.СВЕШНИКОВ: Не знаю, я этим никогда не страдал, и то, что думал, то и говорил. Правда, говорят, что это не очень умно и, самое главное, накладно. Я привык защищать свои права в судах, а вот Виктор Львович Корчной как-то мне сказал: "Я не настолько богат, чтобы судиться". И я послушался его и даже как-то дал слово, что больше не буду судиться. А получается, что по-другому нельзя. Как? По-русски, морду бить? Или киллеров нанимать? Я как-то привык по-европейски, подавать в суд. Я это делал и в советском государстве, судился и с советской властью – и с Моссоветом, и с милицией, и со спорткомитетом. А потом пришлось судиться даже с государствами – и с Латвией, и с Россией одновременно. Я защищаю свои права и права своей семьи. А помните завещание, которое написал сыну Капабланка? Я узнал это недавно, но сейчас стараюсь это везде цитировать. Он своему сыну завещал стать адвокатом, чтобы научиться защищать интересы прежде всего свои и своей семьи. Понимаете? Поэтому надо эти азы знать каждому человеку. Я своего сына даже в юридический вуз отправил, чтобы он получил необходимые навыки и знания.

Е.СУРОВ: Здорово! Ну, мы не будем развивать тему о том, как вы поступаете. Вы, конечно, поступаете по-европейски, только подаёте иски в российские суды.

Е.СВЕШНИКОВ: А вы знаете, почему Европа боится России? Да именно потому, что у нас в судах, к сожалению, судят не по закону, а по понятиям. К сожалению, это так. У нас часто законы не действуют. В Европе тоже есть свои проблемы – двойные стандарты, например, там частое явление, - но всё-таки там лучше в этом отношении. А у нас, как говорится, судят по совести.

Е.СУРОВ: Ой ли, Евгений Эллинович? Если бы ещё только по совести!

Е.СВЕШНИКОВ: Ну, почему мы должны обязательно думать о плохом. Мы говорим о хорошем, но совесть, как правильно подсказывает Маша, у всех разная. Вы можете сказать, что у кого-то её нет. Но будем говорить так: шкала ценностей должна быть. Понимаете? Я стараюсь с людьми, с которыми у меня разная шкала ценностей, поменьше общаться. Но иногда вынужден, если они пришли на мою территорию. А моя территория – это шахматы. Если они касаются шахмат, то всё равно им придётся со мной дело иметь. Я могу проиграть суды, но всё равно дело доведу до конца и его выиграю в конце концов. Проигрывая суды, я всё-таки часто добиваюсь того, чего хотел.

М.МАНАКОВА: Так вы недавно добились…

Е.СВЕШНИКОВ: Да. Нас не пускали в чемпионаты России по всем видам, нарушая при этом Устав шахматной федерации. И Верховный суд России отказал мне. Я ведь судился с правлением РШФ, говоря о том, что правление не имела права принимать такие ограничения, потому что это нарушение Устава. Что вы думаете? Суды даже не раскрыли Устав! Даже не раскрыли. Хотя я сколько раз говорил об этом. Более того, я даже в Европейский суд подал, и там меня обнадёжили. Но после девяти месяцев раздумий выдали: «да, всё правильно». Вот так. И я не имел права больше подавать ни в какие суды. Но в конце концов новое руководство шахматной федерации приняли нормальное решение – восстановили нас в правах. Это сделано тихо, без указания на то, что предыдущее руководство было неправо. Возможно, боятся, что я деньги с них потребую? Ведь судебные процессы и услуги адвоката стоили денег…

* * *

Е.СВЕШНИКОВ: Вот у всех спрашивали, какие у кого шансы. Меня вы не спросили. Я бы вам сказал, что пока всё идёт по моим планам. Я считал, что у Серёжи хорошие шансы на победу. Может быть, лучше, чем у других. Но болею я и за Ароняна. Я вчера уже говорил: от его победы выиграли бы все – и шахматы, и шахматисты.

М.МАНАКОВА: А что, в этом случае дальше будут спонсироваться шахматы?

Е.СВЕШНИКОВ: Я думаю, что матч на первенство мира прошёл бы на очень высоком уровне. Ну, и всё-таки в Армении шахматы настолько хорошо развиты. Именно в связи с детскими шахматами, с всеобучем. Там делается такое важное дело, что все мы должны затаив дыхание смотреть на то, что делают в Армении. Если ещё несколько лет назад специалисты из Армении приезжали к нам в Россию учиться всему шахматному делу, то сейчас пора уже россиянам ехать в Армению смотреть, как там делают.

Е.СУРОВ: Скажите, это только мне так кажется, или у вас тоже такое впечатление сложилось, что начало турнира всё-таки несколько вялое? В плане зрелищности.

Е.СВЕШНИКОВ: Я бы не сказал, что вялое. Участники как-то напряжённо играют. Обычно играют сильнее, а сейчас они нервничают. От этого и грубые ошибки. Скажем, вчера Каруана не выиграл такую позицию [у Топалова], что шахматист второго разряда должен был сохранить эту фигуру и выиграть. А он упустил всё своё преимущество и сделал ничью. Или, например, Петя Свидлер имел окончание против Накамуры: четыре пешки, ладья и конь против трёх пешек, ладьи и коня. Выигранное окончание! Из своего опыта знаю, что выигранное. Я играл его и за слабую сторону, и за сильную. И как-то очень просто и быстро Петя сделал ничью. В такой важной партии такое преимущество… Удивительно! Обычно таких вещей такие гроссмейстеры не делают.

Е.СУРОВ: То есть вы считаете, что пока что нервы сказываются?

Е.СВЕШНИКОВ: Нервы, конечно.

Е.СУРОВ: Так во второй половине турнира они ещё больше занервничают.

Е.СВЕШНИКОВ: Очень может быть. И кто сумеет совладать с нервами в большей степени, тот и будет иметь хорошие шансы.

* * *

Е.СУРОВ: С точки зрения дебютов пока что турнир вам нравится? Есть какие-то открытия для вас, интересные идеи?

Е.СВЕШНИКОВ: Вот вчера была очень интересная партия из моего дебютного репертуара. Антимеран, играли Гири и Накамура. Вы знаете, я не полез в свой компьютер, но мне кажется, заключительную позицию с вечным шахом я видел в своих анализах. И таких партий всё больше и больше. Я вспоминаю партию Крамник – Ананд, сыгранную года два назад. В варианте Ботвинника они сыграли вничью, где-то 40 с небольшим ходов – всё по анализу. И у них, конечно, и у меня это всё записано.

Е.СУРОВ: А ещё представьте себе, сколько партий, которых у нас с вами нет в компьютере, а у них есть.

Е.СВЕШНИКОВ: Я вам могу сказать: из всех партий, что я выигрываю белыми, примерно треть я выигрываю дома. Ничего в этом удивительного нет. Привыкайте к этому. Молодёжь действует по принципу: сначала запишем, а потом вспомним. У меня есть фотография со Смысловым с чемпионата СССР 1973 года, и он так и написал: «Я сначала записываю, а потом делаю ход». Правда, сейчас ФИДЕ запретила сначала записывать. Но они меня не спросили. Я тоже сначала записываю, потом исполняю. Так что я не согласен с этим нововведением. Почему я всю жизнь играл так, а потом пришли какие-то люди мне незнакомые и взяли и изменили правила? Почему? Я им не разрешаю, а они меня не спросили. Я не согласен! Вообще пора провести ревизию правил. То, что наделано за последние двадцать лет – именно наделано! – так нельзя. Шахматы – очень консервативный вид деятельности человека. У нас правила менялись раз в несколько десятилетий. А тут за двадцать лет поизменяли столько правил, что ужас.

М.МАНАКОВА: Кто ревизию-то будет делать, Евгений Эллинович?

Е.СВЕШНИКОВ: Да я готов!

М.МАНАКОВА: Но вас туда не позовут.

Е.СВЕШНИКОВ: А зачем меня звать? Я просто объявляю, что я готов делать.

М.МАНАКОВА: Ну, они не отреагируют на это.

Е.СВЕШНИКОВ: Ну почему не отреагируют? Они, в общем-то, не против. Просто им команда нужна! Илюмжинов должен дать команду, и всё. Провести ревизию – и будет всё нормально.

Люди должны обсуждать изменение правил. Смотрите, что у нас происходит: добавили 30 секунд, потом взяли и отменили. И что мы имеем в итоге? Человек, который привык играть с добавлениями – Вася Иванчук – стал пострадавшим! Ну подумаешь, горе какое – одному человеку не дали возможность играть так, как он привык. А простите, меня всю жизнь учили делать рокировку так: сначала ладьёй к королю, потом короля вокруг ладьи. Это в учебниках написано! Нашлись люди, которые взяли и изменили это. Да и честно говоря, почему её нельзя сделать двумя руками? Я вот тут Накамуру поддерживаю. Он не виноват. Он делает ход для удобства двумя руками, потому что ход двумя фигурами – это только рокировка. Ну, ещё взятие. Для чего правила нужны? Как раз для удобства. И почему тогда нельзя делать ход двумя фигурами двумя руками? А если ты фигуру уронил и пережал часы, то тебе поражение засчитывается – такое правило тоже было. И я видел, как людям засчитывали поражение. Я помню, на чемпионате мира по интеллектуальным играм участницы, которые потребовали засчитать поражения своим соперникам, передо мной извинялись. В командном турнире правила позволяют. И Хоу Ифань поставили «ноль», потому что её фигура упала. А какая-то девочка, по-моему, из Австралии находилась в турнирном зале. Прозвучал гонг. Она бежит. У неё там (на стуле) кофточка висит, сумочка стоит. Она бежит – а гонг-то прозвучал, прошло несколько секунд. Ей «ноль» поставили. А на следующее утро не приходит другая, которой поражение не засчитали. Оказывается, китайская команда где-то в городе в пробке застряла. И судья не включил часы, пока китайская команда не оказалась в зале! Как же так? Зачем всё это нужно? Я вообще считаю, что мы, как нормальные люди, должны иметь право выбирать судей. И это всегда было в шахматах. Возьмите турниры претендентов 60х – 70-х годов. Там участники выбирали судей! Так и должно быть. Почему же их сейчас назначают? Кстати, любому судье в нормальном гражданском суде участники процесса могут дать отвод. У нас это сделать не имеют право. Вопрос о читерстве – тоже очень серьёзный вопрос, его тоже надо обсуждать. Но здесь должна быть просто договорённость – мол, я обещаю вам не пользоваться тем-то и тем-то. Если вы хотите всё-таки провести обыск – тогда извините, вы же нарушаете мои права. Я вам пообещал, а вы мне не верите. Значит, должна быть взаимная ответственность. Вы же проявляете ко мне неуважение.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, а вот вы можете прямо конкретно перечислить несколько пунктов правил, которые вы хотели бы изменить в первую очередь?

Е.СВЕШНИКОВ: Рокировка и взятие. Почему это нельзя делать двумя руками? Мне кажется, совершенно логично это делать двумя руками. Второй момент – например, опоздание на партию. Конечно, если это происходит в турнире для элитных шахматистов в каком-то замкнутом пространстве в отеле, в котором все живут – тогда нормально, можно и ввести штрафы за опоздание. Но если вы играете в опен-турнире и живёте в Москве, где-то на другом конце города, то весьма вероятно, что вы можете опоздать, застряв в пробке. Поэтому как было разрешённым опоздание на час, так оно и должно оставаться, ничего тут страшного нет. Приведу очень интересный пример – вот я опоздал на партию на тридцать минут и тридцать секунд. Превысил допустимое. Но, во-первых, партия началась утром…

Е.СУРОВ: Это было недавно на ветеранском турнире Moscow Open.

Е.СВЕШНИКОВ: Да. Я просто проспал. Не спал всю ночь – у меня были проблемы там по жизни очень серьёзные. А под утро я заснул. Меня, естественно, никто не разбудил, а разбудил уже судья в 11.22. Я побежал, но, видимо, уже лет мне много, и этот кросс от отеля до игры я проделал не так быстро и опоздал на тридцать секунд. Мне было поставлено поражение без вопросов.

М.МАНАКОВА: При этом говорят, что вы прекрасно выглядели, были в галстуке. Может быть, эти тридцать секунд как раз ушли на завязывание галстука?

Е.СВЕШНИКОВ: Обрати, Маша, внимание, что я не завязывал галстук, а просто его накинул.

Е.СУРОВ: А, он был развязан? Всё-таки это важная деталь.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет-нет, он завязан, но я его не завязываю. Он постоянно завязан.

Е.СУРОВ: Ну а скажите, за сколько секунд вы завязываете галстук? Вот в такой экстремальной ситуации.

Е.СВЕШНИКОВ: Ну, нормально – за минуту. Но честно говоря, я его завязываю раз в месяц, потому что он у меня находится в завязанном состоянии. И их не так много – три или четыре галстука. Я редко меняю галстуки во время турнира.

М.МАНАКОВА: Евгений Эллинович, расскажите, в какой вы форме потрясающей. Расскажите, как мы плавали с вами, когда на сборах были. В бассейне вы по сколько проплывали – по полтора километра каждый день?  

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, ну почему. Вот сейчас я километр плавал. У меня нога заболела, пришлось ходить в бассейн.

Е.СУРОВ: А где это было и когда?

Е.СВЕШНИКОВ: А вот в Юрмале, сейчас, во время Мемориала Петрова. А что делать, надо же соблюдать спортивную форму.

Е.СУРОВ: А Мария там что делала?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, с Марией – это было давно. Так что к вопросу о её беременности я не имею отношения. Это не ко мне. Мы с ней были на сборах года четыре или пять назад. Она смеётся – кто-то пустил «утку», а она довольна.

Е.СУРОВ: В общем, мы выяснили, что Евгений Свешников чист.

Е.СВЕШНИКОВ: Давайте лучше на шахматную тему, а то смеху будет много…

Е.СУРОВ: А мы хотим посмеяться. Шахматисты пока не дают нам особых поводов посмеяться.

Е.СВЕШНИКОВ: Пока всё продолжается весьма и весьма интересно.

* * *

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, я ничего не могу поделать – вы там что-то говорите, а я думаю только о ваших сборах с Марией. Что ещё там интересного происходило? В бассейне поплавали…

Е.СВЕШНИКОВ: Мы занимались дебютным репертуаром.

М.МАНАКОВА: Безуспешно.

Е.СВЕШНИКОВ: В итоге она сказала, что «это всё не для меня», и наши пути разошлись. Ну ничего, место было очень красивое – Подмосковье, великолепно. У меня до сих пор сохранились фотографии.

М.МАНАКОВА: Это, кстати, Жуков нам сделал, который московский президент.

Е.СВЕШНИКОВ: Большое ему спасибо.

М.МАНАКОВА: Я стала чемпионкой Москвы, и он вот так помог.

Е.СВЕШНИКОВ: И всё-таки ты вышла из чемпионата России в чемпионат Европы и выиграла по моим анализам.  

М.МАНАКОВА: Я вышла в Суперфинал чемпионата России благодаря вашим анализам в Каро-Канне! Это была та партия, и я её выиграла благодаря Евгению Эллиновичу.

Е.СУРОВ: А у кого выиграла-то?

М.МАНАКОВА: У Молчановой. Там буквально пять ходов своих я сделала и выиграла.

Е.СВЕШНИКОВ: Да-да, мы получили то, что надо. То, что доктор прописал.

Что-то я ещё хотел сказать… Столько интересных тем!

Е.СУРОВ: Давайте я вам ещё одну тему подкину, на которую вы ещё не высказывались в нашем эфире. Про Каспарова. А именно – про его дисквалификацию так называемую.

Е.СВЕШНИКОВ: Мне его чисто по-человечески жалко. У нас вообще разный подход к вопросам политики и руководству России. Мне его жалко, но защищать его я бы стал только в том, что зря его дисквалифицировали по фидевским нормативам. Нигде не доказано, что он давал взятку. И думаю, что никто этого доказать не сможет, потому это глупость, конечно. Зачем брать на себя те функции, которые поручено делать другим? Зачем обвинять в том, что он не делал? Человек у нас не виновен, пока он не осуждён. Меня в своё время осудили, даже страшно сказать, по партийной линии… Кстати, очень интересный момент. Мне Маша прислала фотографию, на которой я выгляжу таким шикарным коммунистом под серпом и молотом, и очень грозным. Я даже не думал, что я такой грозный. Очень красивая фотография, сделанная на турнире Moscow Open.

Так вот, мне в своё время сделали по партийной линии выговор с занесением. Так что вы думаете? Я и тех победил! Я их доканал, и выговор отменили. Достал я их. Мне знаете за что выговор сделали? За распространение идеологически вредных фильмов. А это фильмы «Эммануэль», «Случайный попутчик»… Мне пришлось провести экспертизу и доказать, что эти фильмы не несли идеологической направленности против Советского государства. И выговор с меня сняли. Но помогла мне в этом моя партийная организация. Так что партийные организации не всегда выносили осуждающие приговоры. Вот мне вынесли оправдательный. Так что когда Ельцин закрыл мою партийную организацию, я был очень недоволен Ельциным. Очень. Он превысил свои полномочия. Не имел права закрывать партийные ячейки на заводах. С тех пор вот я не дружу с ним.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, большое вам спасибо. Можно вам, как коммунисту, последний вопрос?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, я уже партийные взносы давно не плачу. Я бы вам рассказал о том, как я платил партийный взнос до Тарасова. Помните, был такой Тарасов, который заплатил много-много денег? Так это он у меня научился. За полгода до него я пытался заплатить взнос 50 долларов. Потому что у меня не было доходов в рублях, но были доходы в валюте. И я попытался заплатить. Это колоссальная история – как деньги крутились по райкомам, по обкомам, и в конце концов они вернулись на завод ко мне! Эти 50 долларов, которые я хотел заплатить с турнирного приза, вернулись ко мне. Очень интересная была история. Так что действительно, в этом отношении я честный коммунист!

Е.СУРОВ:  Вы сейчас не будете смеяться, когда услышите мой вам последний вопрос. А вы можете на него ответить только одним словом? Договорились?

Е.СВЕШНИКОВ: Ну, попробую.

Е.СУРОВ: Одним словом. Чей Крым?

Е.СВЕШНИКОВ: Ха… Чей Крым… Одним словом? Наш.


  


Комментарии

Надеюсь,что качественно

Надеюсь,что качественно Свешников в бассейне Манаковой "поставил дебют"!

Ух, какие комментарии здесь

Ух, какие комментарии здесь иногда бывают!...И ведь, вроде, не сделала ничего плохого человеку...

Простите его:). Комплексы,

Простите его:). Комплексы, фрустрация - он уже 5 дней только о Вас и пишет?!

Так после шутки Гика про

Так после шутки Гика про "беременность". мне показалось, что подобные шутки увеличивают аудиторию поклонников репортажей Марии Манаковой! Тем более, что кто-то из редакторов сайта эти шутки сразу повторял в твиттере! Обидеть никого не хотел. А когда речь зашла про бассейн, Свешников расхохотался и сказал: "Я только ставил дебют!" А что в бассейне нельзя качественно "поставить дебют"? только в шахматном клубе? Да,ещё. При Левитове мужская сборная команда готовилась на сборах в бане!

Хорошо. И понимаю, что

Хорошо. И понимаю, что открытые люди особенно подвержены "шуткам", сплетням и неожиданным беременностям в новостях.

Мария! Есть люди, не

Мария! Есть люди, не понимающие юмор, но Вы, как я полагал, к ним не относитесь, удивительно, что Вы поняли шутку в определённом смысле, который я не имел ввиду - у шуток всегда несколько подтекстов! (Кстати, слово "шутка" Вы берёте в кавычки, а беременность нет!) А репортажи Ваши, Мария, действительно хороши и провокационны!

Ох, как же мне нравится одна

Ох, как же мне нравится одна из ваших фотографий, Мария!

"Я как-то привык

"Я как-то привык по-европейски, подавать в суд. <...> у нас в судах, к сожалению, судят не по закону, а по понятиям".

Вспомнилась фраза из фильма "Гараж": "Законным путём идти можно. Дойти трудно". К сожалению, это действительно так.

Да, к сожалению, насчет судов

Да, к сожалению, насчет судов Евгений Эллинович прав.

Вот уже 20 лет Свешников

Вот уже 20 лет Свешников тянет одну и ту же идею про авторские права за партии. Старость уже что ли не позволяет критически посмотреть на свои идеи? Ну не будет никто платить за просмотр партии, как минимум партий Свешникова. Это не теннис и не футбол - нужна другая форма монетизации.

Да,достаточно глупо в таком

Да,достаточно глупо в таком возрасте бить себя в грудь,крича "я профессионал",и пытаться
зарабатывать,продавая свои партии,которые никто не смотрит.Если же в турнирах играет элитный шахматист или игрок,находящийся на подступах к элите,то он,получая условия от организаторов,понимает,что его партии будут распространяться бесплатно.

Эх, Геннадий, видимо, не

Эх, Геннадий, видимо, не ставил Вам дебют Севшников! (А кстати. какой счёт в паре Свешников-Туник? Кто кому "ставил дебют"?)

А сам Евгений Эллинович готов

А сам Евгений Эллинович готов платить за использование в своих книгах чужих партий?

Евгений Эллинович, при всем

Евгений Эллинович, при всем уважении, но предложение ввести интеллектуальную собственность на шахматные партии выглядит абсурдным с точки зрения конечного результата: и популяризации шахмат и рентабельности. У нас в Симферополе шахматисты играют за призовые в виде 200-т грамм дешевого зефира (в буквальном смысле), местные "топ"-игроки(многократные чемпионы и призеры) и два рубля пожалеют на шахматную книгу (от нужды). Какая может быть интеллектуальная собственность?! Единственный вариант - это персональная государственная и/или спонсорская поддержка.

Тут очень тонкая нить - в

Тут очень тонкая нить - в теории Свешников во многом прав, но поскольку реальная жизнь сейчас очень далека от желаемого, то на практике Свешников обязан соблюдать по крайней мере те правила, которые соблюдают другие участники. У нас в Латвии были случаи, когда Свешников выдёргивал провода, не найдя более умную форму протеста против игры на досках DGT. И хотя я могу согласиться с рациональным зерном протеста, всё же вынужден сказать, что если включился в турнир, то надо играть, как все. Организаторы не обязаны предоставлять никакие дополнительные привилегии за пока ещё всего лишь частное мнение. Тут нужна хотя бы официальная поддержка коллег ещё до начала турнира.

Смотрите также...

  • Избранные фрагменты из интервью с Евгением Свешниковым, которое состоялось накануне в прямом эфире радио Chess-News в ходе первого раунда турнира претендентов.

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • Москва, вечер пятницы. Конец 12-го тура соревнования претендентов.

    М.МАНАКОВА: ...А как оцените эндшпиль Свидлер – Гири?

    В.ТОПАЛОВ: Я думаю, ничья, конечно.

    М.ДВОРЕЦКИЙ: Ну конечно. У Гири там опять был солидный перевес, но он, как всегда начал всё упрощать, меняться.

  • Здание Телеграфа в Москве, восьмой день турнира претендентов.

    М.МАНАКОВА: …Не выпускали?

    И.НАУМКИН: Нам сказали, что там игроки проходят, заставили ждать.

    М.МАНАКОВА: Ну, сначала игроки ходят в туалет, а потом…

    И.НАУМКИН: Нет, я сначала вошёл, а потом не мог выйти сюда, к тебе.

  • ...К.ИЛЮМЖИНОВ: У всех участников турнира претендентов одинаковые шансы, все равно подготовлены, а победит тот, кто будет просто более психологически выдержан, и у кого будет больше желания, наверное.

    М.МАНАКОВА: А что вы называете "более психологически выдержан"?

  • Запись прямого эфира: 15.03.2016, 16.30.
    Длительность - 16 минут.

    Е.СУРОВ: 16.27 московское время, прямой эфир Chess-News, и у нас из Телеграфа Мария Манакова.

    М.МАНАКОВА: Да, я здесь.

    Е.СУРОВ: Здравствуйте! Так что сегодня там интересного происходит?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы на матче на первенство мира, я Евгений Суров и рядом со мной Евгений Свешников, который появился очень вовремя. Вы специально так подгадали? Вы знали о том, что сегодня будет разыграно?

    Е.СВЕШНИКОВ: Я не знал. Прилетел сегодня рано утром из Риги. Не думаю, что им сообщили, что я прилетаю. Но удивительно, что самолет долго не хотел садиться, и мы вокруг Внукова минут 20 или 30 летали, потому что посадку не давали. Может быть, какие-то силы противились? Но, тем не менее, вот прилетел.

  • М.МАНАКОВА: Это президент Московской шахматной федерации.

    В.ПАЛИХАТА: А это будет видео?

    М.МАНАКОВА: Да.

    В.ПАЛИХАТА: Здравствуйте!

    М.МАНАКОВА: Здравствуйте! А вы пришли купить сувенирчики?

    В.ПАЛИХАТА: Обязательно! Детям, сотрудникам, себе лично. Вот сейчас еду за границу и буду там демонстративно носить. Пропагандировать шахматы.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.