Моя десятка шахматистов года

Время публикации: 04.01.2016 01:17 | Последнее обновление: 04.01.2016 05:40

(Перевод с английского - Chess-News)

По традиции в начале года журнал "64" проводит опрос среди шахматных журналистов, чтобы определить того, кто получит приз "Оскар" за 2015-й год. Журналистам предлагается назвать десять лучших шахматистов, и прежде чем я озвучу и обосную свой выбор, что я делаю публично уже несколько лет, позвольте поделиться общими соображениями.

2016-й обещает быть ярким шахматным годом. Мы в ожидании турнира претендентов, Олимпиады и матча на первенство мира, который будет не таким одноворотным, как два предыдущих. Всего этого не было в 2015-м.

Запущена серия Grand Chess Tour, но от этого в календаре не прибавилось ни одного супертурнира - Ставангер, Сент-Луис и Лондон существовали и до неё. Одни и те же игроки встречались между собой, некоторые пребывали в плохой форме, а правила серии оставляли желать лучшего. Три участника набрали по сумме турниров больше очков, чем итоговый победитель Магнус Карлсен, который к тому же потерял двадцать пунктов рейтинга по ходу всей гонки.

Что ещё можно вспомнить? Победив в командном чемпионате мира, сборная Китая подтвердила неслучайность успеха на Олимпиаде в Тромсё. Впервые за 25 лет шахматисты из Армении играли в Азербайджане, не в последнюю очередь благодаря дипломатическим усилиям президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова. Но нынче он под санкциями Минфина США и, возможно, ему придётся уйти в тень.

А вот моя десятка шахматистов 2015 года.


10. Янник Пеллетье
Будучи 357-м в мире по рейтингу, сумел в течение пары недель победить Карлсена и Накамуру, который тогда был вторым.


9. Владимир Крамник
Играя на первой доске, внёс наибольший вклад в победу "Сибири" в клубном чемпионате Европы и завершил год на второй позиции в рейтинг-листе.


8. Павел Эльянов
Показал лучший индивидуальный результат года в Кубке мира.


7. Пётр Свидлер
Заслуживал победы в Кубке, но хотя бы отобрался в турнир претендентов. Привёл сборную России к званию чемпиона Европы. В супертурниры Свидлера не приглашали, зато он доказал, что является неофициальным королём шахматного комментария.


6. Максим Вашье-Лаграв
Наконец-то укрепился в первой десятке. Получив по счастливому стечению обстоятельств после отказов Крамника и Со путёвку в Grand Chess Tour, доказал, что достоин места в серии: за три турнира француз набрал в сумме на пол-очка больше, чем общий победитель. Также первенствовал в Биле.


5. Хикару Накамура
Сбавил к концу года, но сначала благодаря победам в Гибралтаре, Цюрихе и Лас-Вегасе поднялся до высоты 2814. Разделил первое место в Ханты-Мансийске, чем обеспечил себе место в турнире претендентов.


4. Аниш Гири
Неуклонно двигался вверх по рейтинг-листу и на сегодняшний день имеет наивысший коэффициент среди участников турнира претендентов, до которого осталось менее трёх месяцев. По сумме турнирных таблиц стал виртуальным победителем Grand Chess Tour с отрывом в полтора очка, а также единственным, кто не проиграл ни одной партии.


3. Левон Аронян
Преодолел чёрную полосу и одержал победу в одном из сильнейших турниров года в Сент-Луисе. Под его предводительством сборная Армении завоевала медали в чемпионатах мира и Европы. Без Ароняна не состоялось бы и событие, которое чуть-чуть сблизило две соседние нации - впервые за 25 лет армянские шахматисты приехали в Азербайджан.


2. Магнус Карлсен
Хоть и не всегда радовал своих болельщиков, остаётся бесспорным чемпионом мира и лидером мирового рейтинга. Выиграл шесть турниров в году - больше, чем кто-либо из конкурентов. Этого было бы более чем достаточно, чтобы возглавить мой список, если бы не...


1. Вэй И
Вот кто мой шахматист года! Взял планку 2700, когда ему не исполнилось даже шестнадцати - исторический рекорд. Его впечатляющая охота на короля Брусона, возможно, стала партией года. Набрал больше всех очков в сборной Китая на чемпионате мира. Выиграл первенство своей страны, турниры в Леоне и Вейк-ан-Зее (пусть даже группу "Б"). Удивительно, что Вэй И не удостоился приглашения ни в один супертурнир! Ситуация, когда организаторы игнорируют молодого китайца с потенциалом чемпиона мира - это позор.


Штефан Лёфлер - опытнейший немецкий шахматный журналист, один из главных организаторов Лондонской шахматной конференции.


  


Комментарии

Но лично Вы читали

Но лично Вы читали биографическую книгу о Народицком? Лично Вы.

Уважаемый Ируска! Ну как вы

Уважаемый Ируска!
Ну как вы не можете понять, что обычным любителям шахмат СОВЕРШЕННО НЕ ИНТЕРЕСНЫ такого рода книги. Я привел ее в пример, только потому, что само написание биографической книги о... ребенке - это просто анекдотичный случай. Это анекдот! Только в воспаленном мозгу родителей могло зародится такое.
Согласен, что было бы нормально написать о нем книгу к примеру через 20-30 лет. Если бы Народицкий чего то добился, то книга была бы о его достижениях, если нет - об упущенных возможностях (хотя кому бы такая книга была интересна кроме Вас-тоже вопрос). Но сейчас Народицкий это ходячий анекдот, и все из-за этой книженции.
И еще. С Вами очень трудно спорить из-за Вашего фанатизма. Поэтому Вы опять начинаете приводить доводы о прочтении каких то книжек, само написание которых я считаю глупостью и пустой тратой времени.

Почему Вы не только не

Почему Вы не только не стыдитесь своей серости, но еще и бравируете ею? Вы с жаром и пылом рассуждаете о том, чего нет! Книги нет!
"Только в воспаленном мозгу родителей могло зародится такое". Ну, скажите об этом отцу Найджела Шорта Дэвиду, написавшему книгу о сыне ("Nigel Short: Chess Prodigy - Найджел Шорт - шахматный вундеркинд") в 1981 году, когда Найджелу было 16. Скажите об этом отцу Майкла Адамса Биллу, написавшему книгу о сыне в 1991 году, когда Майклу не было и 20. По Вашим понятиям выходит, что мать Гавэна Джонса Катя, школьная учительница, совсем ополоумела, выпустив книгу о сыне в 2003 году ("Survival Guide for Chess Parents - Путеводитель для родителе шахматиста)", снабдив 25 партиями сына. А сыну было всего 16 лет: к тому времени он уже наделал много глупостей.
Ну и, наверное, совсем уж идиотом был прикованный к инвалидной коляске Джон Коллинз, поместивший в своей книге о 7 чудо-учениках очерки о Сальваторе Матере и Льисе Коэне. А ведь кроме них в книге повествуется о Фишере, Раймонде Уэнстейне, братьях Бирн и Ломбарди. Да, мало кто помнит сейчас о Матере и Коэне. Но им есть чем гордиться. Например Коэн, с которым Фишер ниграл последние перед матчем со Спасским партии, стал миллионером, известным финансистом. Это в дополнение к званию шахматного мастера.
И чего я вообще трачу на Вас время?
Завтра испоняется 100 лет Паулю Кересу. Пойду-ка я напишу статью о посвященной ему "макулатуре". Все ж больше пользы, чем возиться с серостью.
Кстати, о фанатизме. Мой так называемый фанатизм поддерживается знаниями предмета, Ваша же вопиющая серость - только персональной дуростью.

Я представил себе как сдаю

Я представил себе как сдаю макулатуру в школе, а строгая завхозша спрашивает: "ты прочел эту макулатуру прежде чем называть ее таковой?"

Явно предвзятый ответ...

Явно предвзятый ответ...

«... не понятно зачем пишутся

«... не понятно зачем пишутся биографии серых, ничего не добившихся шахматистов. На западе это принято?!» Воробьев.
На Западе несоизмеримо выше ценность человеческой жизни, поэтому там принято бережное и внимательное отношение к личности. Тем более в такой специфической сфере деятельности как шахматы. Так порою появляются жизнеописания «серых, ничего не добившихся шахматистов». Фишер, к примеру, очень лестно отзывался о стиле и силе, тоже вполне себе сероватых, Ноймана и Харузека, предварительно изучив жизнь и творчество этих игроков. Полагаю, мало кому из чемпионов мира, да и просто гроссмейстеров, приходило в голову заниматься подобного рода исследованиями. Но Бобби был не таков — его интересовало всё, что связано с историей развития шахматной игры, с её мастерами от Филидора до Спасского, и он умел извлекать из всего этого огромную практическую пользу.
Мне доставило большое удовольствие прочитать блестящий пост Якова о Купчике и Торре. Разве нелюбопытно узнать подробности биографий шахматистов, первый из которых побеждал Капабланку, а второй стал автором знаменитой «мельницы» в партии с Ласкером?! Думаю, не бывает неинтересных историй, бывают неинтересные рассказчики. Яков же пишет превосходно! Жалею лишь о том, что делает он это не слишком часто.
У нас в России, если уж писать чью-то биографию, то сразу таких масштабных шахматистов как Ленин или Путин, памятуя о роли личности в истории. Менталитет у народа оригинальный - никуда не денешься! Страна огромная, поэтому и фигуранты должны соответствовать. А,скажем, жизнеописания Нежметдинова или Холмова, вообще, мало кому интересны. Правда, Фишер бы, наверное, с этим утверждением не согласился.

Любопытно, как пожилой Ратмир

Любопытно, как пожилой Ратмир Холмов просто разорвал наших двух локальных звезд - Виктора Володина и Николая Монина. Можно найти в небольших списках партий на сайте chessgames.com. Опыт не пропьешь, хотя я слышал, пил он много.

На самом деле Ратмир

На самом деле Ратмир Дмитриевич пил не так много,как это казалось со стороны.Просто он
быстро пьянел после небольших доз.А "разорвать" мог и более сильных игроков,причем
даже в преклонном возрасте.

Вероятно, вы знали его уже в

Вероятно, вы знали его уже в преклонном возрасте. В молодости человек может больше во многих отношениях, в том числе в отношении выпивки :)

У него и отец и мать работали

У него и отец и мать работали в НКВД. Сам побывал в японском плену. А вот человек был замечательный.
Обещал Штейну спасти его от погрома, если бы такой начался. И ведь спас бы!
По пьяни мог наговорить глупостей. Однажды даже самого Окуджаву послал... Ну и получил однажды оплеуху от сына коммуниста-подпольщика Микенаса, появившись на командную игру "под мухой".
Память о себе оставил добрую и светлую. Есть у меня его книга Rinktinēs Partijos (Избранные партии), изданная в Литве в 1958. Большая редкость сейчас. Единственная биографическая книга, в которой есть партия с будущим президентом страны.

Забавно - как надувают щёки в

Забавно - как надувают щёки в своих воспоминаниях о Холмове люди, никогда в глаза его не видевшие. В 1986-м я играл в полуфинале чемпионата СССР в Пинске. Только трое тогда, из 32-х участников, загоняли в себя здоровье, регулярно посещая бассейн: Ратмир Холмов, Карен Григорян и я.
Григорян, сын классика армянской поэзии Ашота Граши, был широко образованным человеком, Холмов тоже - хотя бумажками из институтов не располагал. Обычно, немного поплавав, мы затем много беседовали на совместных прогулках.
Можно, конечно, сдувая пыль с фолианта, пытаться вычитать из него - что было и чего не было. Мне же довелось встречаться и интересно общаться со многими из тех, о которых хозяин склада только слышал или, в лучшем случае, читал.
Друзья - не стоит писАть против ветра - пусть и дальше "обогащается".

Вспоминается крылатая фраза

Вспоминается крылатая фраза Ратмира Дмитриевича: «А у нас режим — напьёмся и лежим!» И ещё как он с бодуна нанёс Фишеру в «испанке» чёрными Кd4!, поставив коня под пешку с3 и в отличном стиле одержав яркую победу.
Кстати, в эти праздничные дни прекрасно подойдёт его рекомендация к любому застолью — картошечка в мундире с селёдочкой и чёрным хлебушком.

Сравнение Народицкого с

Сравнение Народицкого с Харузеком и Нойманом (имеется в виду Густав Нейман?) пока некорректно. У Харузека и Неймана были крупные турнирные успехи, побеждали сильнейших шахматистов своего времени, в том числе чемпионов мира. Можно сказать, что они входили в элиту шахмат своего времени. Плюс интересный стиль игры. Мимо них Фишер пройти не мог.

Насчет исследований - помнится, Петросян в интервью говорил, как изучал турнирный сборник, кажется Вена - 1898, поминал при этом мастера Липке.

Согласен. Но не забывайте,

Согласен. Но не забывайте, что во времена Харузека и Неймана (кстати, Нойман тоже используется) в шахматы играли сущие единицы, если сравнивать с нашим временем. Да, оба побеждали сильнейших шахматистов своего времени, хотя чемпиона мира, официального чемпиона, победил только Харузек. Это произошло на турнире в Нюренберге в 1896 году. Харузек применил Королевский гамбит и выиграл красивую партию. Но вообще-то в турнире Харузек сыграл неудачно, заняв место в середине турнирной таблицы и проиграв Таррашу в 17 (!) ходов партию, которая послужила основанием для некоторых комментаторов обвинить Харузека в несерьезности и неуважении к Таррашу.
О Харузеке на Западе изданы 3 книги, одна из которых написана россиянином, ныне покойным Виктором Чарушиным, искавшим партии Харузека вся свою жизнь. На русском же не появилось ничего, что не вызывает удивления. Нейману/Нойману посвящена одна из глав в книге Людвига Бахмана "Erinnerungen an deutsche und osterreihische Scachmeister - Воспоминания немецкого и австрийского шахматиста", изданной в самом начале XX века. Другие главы посвящены Цукерторту, Колишу и семейству Паульсен (Луису, Уилфреду и их сестре).
Кто бы их всех сейчас помнил, если бы не эти книги, которые некоторые умники называют макулатурой.
А про Липке книг вообще нет, но я собрал кое-какие материалы и о нем.

Яков, спасибо за информацию

Яков, спасибо за информацию по книгам.

У вас нет планов поделиться материалами о Липке? Любопытный шахматист, отлично выступил на двух конгрессах германского шахматного союза, очень сильных по составу, прилично отыграл крупнейший венский турнир. Имел положительный счет встреч с Таррашем, Яновским. И очень рано завершил карьеру, стал юристом.
Жил долго (умер в 1955 году), не нашел информации, присудили ли ему какое-то звание ФИДЕ.

По Нейману видел статью в 64-ШО, в 70-80-х годах, точно не помню. Приводилась красивая победа над Андерсеном. Андерсена Нейман и в матче побеждал.

Кажется, Гуфельд в своё время

Кажется, Гуфельд в своё время опубликовал статью о Фишере «Почему они проиграли?», где высказал мысль, что фундамент побед Бобби над своими соперниками зиждется в том числе на усвоении им классического наследия старых мастеров. То, что другие искали в анализе или за доской, Фишер уже знал, изучив сборники партий прошлых лет. Идейный багаж 11-го чемпиона мира был на порядок выше его современников.
Давно, когда я смотрел Харузека, то обратил внимание, что венгерский маэстро чёрными в «испанке» предпочитал систему развития с g7-g6 и Сg7, а в Дебюте ферзевых пешек после 1.d4 d5 2.Kf3 e6 3.Cf4 непосредственно играл 3...Cd6! Чем не идея для нынешнего поколения шахматистов?!
К слову,однажды Крамник в интервью отметил, что ему в течение месяца приходится смотреть несколько тысяч партий разных по силе игроков. Что он там ищет? Ответ пришёл из другого времени от Нимцовича: «Прекрасен в шахматах, в конце концов, один лишь мир идей».

После того,как Эйве

После того,как Эйве пожертвовал Алехину коня,чемпион мира снял пиджак."Если бы ты пожертвовал ферзя,он,вероятно,снял бы и штаны"-заметил Керес. (Из последнего эссе
Сосонко о Кересе на соседней ветке).Если бы шахматные книги изобиловали бы подобными
цитатами,они наверняка раскупались бы,независимо от элитности шахматиста.Впрочем,при
тиражах примерно 3000 экз.любая шахматная книга найдет своего читателя.

Надо заметить,что

Надо заметить,что -коллекционирования книг не самое плохое дело) кто то собирает марки или монеты или ещё что либо-у каждого своё хобби) Яков! Не обращайте внимания на нападки некоторых комментаторов) Вы очень образованный и порядочный человек) Удачи Вам и пишите побольше статей тут мы их с интересом будем читать...

Воробьев:"Мне например все

Воробьев:"Мне например все равно. С таким же интересом (а именно НИКАКИМ) можно читать биографические книги, скажем, о слабых гроссмейстерах евреях Девяткине или Тунике."

О вкусах конечно не спорят. К примеру одни любят боевики (я к примеру обожаю вестерны), другие комедию или биографические фильмы. Так что, думаю Воробьев предпочитает "триллеры" с хеппи эндом. Действительно, привлекательнее читать биографии гениев и великих интереснее, чем биографии "обычных" людей. Но ведь, по большому счету, Гений-гениален, что здесь интересного (кроме желтого любопытства конечно), вот борьба обычного, достаточно способного человека ( и шахматиста) который годами (десятилетиями) борется для достижения искомого результата, стойкость духа, тренированность воли (замещающая все то, чем обошла матушка природа), старательность и несгибаемость. Разве они недостойны, чтобы описать их, поделиться неудачами, повторяющимися их года в год, но после каждого из которых встает и продолжает жить?

Р.с. Правда согласен, что писать (и читать) биографию ребенка (даже способного и талантливого) нонсенс. Лучше здесь написать суббиографию родителей ребенка, об их мечтах и борьбе.

А разве есть биографическая

А разве есть биографическая книга о Даниеле? Не знал, и нигде не могу найти.

И не найдете! Такой книги

И не найдете! Такой книги нет. Но персонаж по имени Воробьев с таким жаром доказывал ее ненужность, что я решил, что что-то пропустил))). На самом деле Даниэль написал две книги: о позиционной игре и сложных эндшпилях, которые, кстати, только что вышли на русском языке в издательстве Russian Chess House. Даниэль является, как я уже писал раньше, самым юным шахматным автором в мире. Но биогафической книги о нем нет.
А книга о нем была бы интересна, так как многие родители шахматных талантов не имеют понятия о том, как воспитывать детей так, чтобы они преуспели и в шахматах, и в жизни.
Об американских шахматистах из поколения Даниэля написана только одна книга - отец Робсона написал о сыне книгу, но в ней совсем нет партий. Зато они есть в книгах, написанных родителями Мики Адамса, Найджела Шорта и Гавэйна Джонса, когда те были еще совсем юными. И теперь очень интересно читать эти книги, сравнивая их надежды и чаяния с "конечным продуктом".

Понять родителей, пишущих

Понять родителей, пишущих книги о своих детях, - легко. Но очень сложно понять людей, которые согласны тратить на эти (и другие неинтересные и ненужные) книжки своё время и деньги. Именно это Вам пытаются тщетно объяснить многие люди на этом сайте.

Сорри, действительно я

Сорри, действительно я ошибся, имея в виду коллегу Народицкого по "дарованию" Робсона и его родителей. Суть дела это не меняет. Писать книгу о ребенке и пытаться продать ее, это выше понимания всех нормальных людей, за исключением, разве что, коллекционеров.
Скажите, персонаж по имени iruska, а у американцев есть ли действительно сильный шахматист, после времен Роберта Фишера, о ком интересно почитать биографическую книгу? (натурализованных японцев, филиппинцев, итальянцев и русских не предлагать)

Я бы даже здесь с утилитарной

Я бы даже здесь с утилитарной стороны подошел. Люди собирают старые книги, картины, монеты, марки, ордена, во многом, с инвестиционными целями - со временем они, как правило, только дорожают, причем темпами, обгоняющими инфляцию. Кроме того, они ликвидны-их более-менее легко можно продать или обменять. Но, честно говоря, целенаправленно собирать современную шахматную литературу, которую, скорее всего, можно скачать за разумные деньги из какой-нибудь интернет-библиотеки, это -чистой воды блажь.

А у меня есть почти все

А у меня есть почти все старые биографические книги. Но у старых книг есть тенденция заканчиваться, а мой список разыскиваемых старых книг резко похудел за последние годы.
Впрочем, найти какую-нибудь современную книгу, изданную в Индонезии или Индии не легче, чем изданную в 1900-м в Германии.

Смотрите также...