"Откроем баночку Сахалинской икры, откупорим Севастопольское игристое, всё будет хорошо"

Время публикации: 20.12.2015 22:36 | Последнее обновление: 23.12.2015 23:23
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Артур Нейкшанс, Василий Папин, Леонид Сандлер из Мельбурна.
Запись прямого эфира: 20.12.2015, 14.00
Длительность - 1 час.

Е.СУРОВ: Московское время 14 часов 01 минута, у нас прямой эфир Chess-News, и на связи со мной Мельбурн! А там – я сейчас прочитаю типично австралийские имена – Василий Папин, Леонид Сандлер и Артур Нейкшанс. Всем добрый день!

А.НЕЙКШАНС: Добрый день!

Л.САНДЛЕР: Добрый день Москве! И добрый вечер Мельбурну.

В.ПАПИН: Даже доброй ночи!

Е.СУРОВ: Доброй ночи! У вас ведь сейчас десять вечера с небольшим?

Л.САНДЛЕР: Да. 22 часа 01 минута и 55 секунд.

Е.СУРОВ: Вот такой у нас получается… Если я скажу "русский мир в Австралии", то вы не обидитесь?

Л.САНДЛЕР: Нет.

В.ПАПИН: Может, лучше сказать "русское лето"?

Е.СУРОВ: Точно! "Русское лето в Австралии". Кстати, турнир в Мельбурне уже закончился, но мы ещё не знаем результатов. Давайте тогда уж начнём с информационной части. Чем он закончился для вас, и кто победил?

Л.САНДЛЕР: Организатор турнира Леонид Сандлер докладывает результаты турнира. Я могу сказать, что для меня он закончился немножко сенсационно. Шахматист из Азербайджана Кянан Иззат набрал 7.5 очков из 9 возможных и занял чистое первое место. На втором месте Макс Иллингворт, чемпион Австралии, 7 очков. Оба выполнили норму гроссмейстера. И на третьем месте наш сегодняшний гость из моего города Риги, Артур Нейкшанс. Василий Папин тоже сражался достойно и занял место в середине турнирной таблицы.

Е.СУРОВ: Действительно, неожиданные итоги, потому что Иллингворт лидировал там с таким отрывом, что трудно было представить, что он упустит первое место.

А.НЕЙКШАНС: Честно говоря, я не видел возможности бороться с ними обоими, потому что они оба играли в блестящие шахматы и после восьмого тура оба лидировали – 7 очков из 8. Но если Иллингворту ещё немножко везло, то Кянан Иззат просто легко обыгрывал соперников. Я думаю, что оба игрока полностью заслужили свои нормы, так что они молодцы!

Е.СУРОВ: Артур, скажите, а что вас занесло в Австралию?

А.НЕЙКШАНС: История, конечно, забавная. Два года назад в Австралии играл тоже латышский игрок Нормундс Миезис, и я решил, что тоже хочу туда поехать. Если не ошибаюсь, это был 2014 год, когда в Риге проводился RTU Open, и так получилось, что туда приехал Леонид Сандлер. Я к нему подошёл и спрашиваю: "Какие есть возможности сыграть в Австралии?". На что Леонид сказал: "Давай, я тебя приглашаю на следующий год". Мы тут же начали рассматривать варианты, можно ли это сделать или нет. Но так как это был уже август, и времени особого не было, мы решили отложить это на следующий год. Вот так и получилось, что в этом году у меня было больше времени. И вот я здесь.

Е.СУРОВ: Но вы довольны в целом?

А.НЕЙКШАНС: Конечно, я очень доволен. Австралия – очень красивая страна! Я прилетел сюда 1 декабря, посмотрел Сидней, Мельбурн, проехал по Грейт Оушен Роуд, по Балларат. Это точно не последний раз, когда я сюда приехал, и я собираюсь сюда вернуться в ближайшем же будущем.

Е.СУРОВ: А домой вы возвращаетесь до Нового года, вот прямо сейчас, или ещё продолжите австралийские путешествия?

А.НЕЙКШАНС: Да, я возвращаюсь через два дня. Завтра сыграю ещё блиц-турнирчик вместе с Василием. Я не знаю, будет ли играть сам Леонид?

Л.САНДЛЕР: Обязательно!

А.НЕЙКШАНС: И 22 декабря я возвращаюсь обратно, поскольку обещал семье, что буду дома на Новый год и Рождество. Это для меня святое дело.

Е.СУРОВ: Теперь пришло время вступить в игру Василию Папину. Василий, ещё раз добрый день! И скажите, что же случилось? Почему у вас в этот раз получилось такое относительно неудачное выступление?

В.ПАПИН: Ещё раз доброй ночи! Конечно, стартовал я не совсем удачно, и, к сожалению, турнир для меня не сложился. Наверное, причин несколько. Это и неудачная дебютная подготовка, и неудачная игра, и, видимо, моя форма тоже была далека от совершенства. Поэтому, конечно, тяжело занесли этот турнир себе в актив. Но что поделать? Будем работать дальше и стремиться к более успешным результатам.

Е.СУРОВ: Правильно ли я понимаю (я сейчас спрашиваю обоих гроссмейстеров), что Леонид Сандлер – это главный организатор всех этих соревнований и вообще такой человек, который вас опекает там по полной программе?

В.ПАПИН: В принципе, тут и погода опекает, +42, так что тут и без Леонида жарко, но – да.

А.НЕЙКШАНС: Большое спасибо Леониду, без него этот турнир был бы невозможен. Он делал всё, чтобы мы чувствовали себя комфортно и хорошо. Он организовывает эти турниры уже третий год подряд, и я надеюсь, что собирается делать это и дальше, в будущем. Так что большое ему спасибо!

В.ПАПИН: Действительно, Леонид здесь как бы основное связующее звено, основной "мотор" этого турнира. Я уже третий год сюда прилетаю, с первого турнира, вижу, что всё достаточно непросто. Но, тем не менее, всё здесь организовывается, крутится, вертится. И я надеюсь, что будут и четвёртый, и пятый австралийские турниры.

Е.СУРОВ: Леонид, у вас такой жаркий шахматный период происходит только в это время года? Или же шахматная жизнь в Австралии бурлит и в остальное время? Расскажите немножко об этом.

Л.САНДЛЕР: Вообще то, что шахматная жизнь в Австралии "бурлит" – это немножко громко сказано. Но она бурлит только в летние месяцы, потому что как раз в это время проходит серия турниров, к нам приезжают гроссмейстеры, иногда на месяц-полтора, играют в турнирах, пропагандируют шахматы в школах, приходят на телевидение, на радио. Так что самые горячие месяцы у нас – это декабрь и январь. Хотя есть и ещё один такой "горячий" шахматный промежуток в Австралии – это март и апрель. Например, в следующем году у нас в турнире, который будет проводиться недалеко от Мельбурна, будут играть пять гроссмейстеров. Сначала они играют в таком уикэнд-турнире, а потом перемещаются в "шахматный цирк", как я это называю, в Канберру. То есть мы делаем всё, чтобы гроссмейстерам можно было и сыграть, и посмотреть что-то интересное, и что-то выиграть с точки зрения финансов. На один турнир нет смысла сюда ехать, поэтому нужно собрать воедино несколько турниров, что мы и делаем в декабре и январе. Например, этот турнир, который мы проводим в Мельбурне, идёт уже третий год подряд, и гроссмейстеры, которые на него приезжают, играют также и в разных других турнирах. Это и однодневные блиц-турниры, и турниры по быстрым шахматам, и чемпионат Австралии, который, в общем-то, такой полуоткрытый турнир, в котором принимают участие три-четыре иностранца, если мы их допустим. А мы всегда допускаем в свои чемпионаты таких шахматистов – у нас открытая страна.

То есть у нас традиционно горячее шахматное лето. Температура воздуха, как сказал Василий, в последние четыре дня стояла +35 градусов, а вчера было вообще +42. Ну, Мельбурн – такой город. У нас тут в течение пяти минут температура может упасть с +40 до +20 градусов. Например, сейчас уже произошло небольшое похолодание, и температура около +20 градусов. То есть одним шахматистам стало жарко от того, что они не выиграли турнир, другим, наоборот, что выиграли, но погода, как говорится, шепчет, что она хорошая. И Австралия вообще очень хорошая страна, особенно перед Новым годом.

Е.СУРОВ: А вы сами живёте в Мельбурне?

Л.САНДЛЕР: Да, я сам живу в Мельбурне с 1 сентября 1992 года, если быть совсем точным.

Е.СУРОВ: Вот так вот. А если я спрошу, как вы очутились в Мельбурне, то это будет длинная история в рамках нашего сегодняшнего эфира?

Л.САНДЛЕР: Нет, не будет длинная история, она очень простая. Я вышел из дома в Риге, меня подвезли на железнодорожный вокзал, потом я сел на поезд Рига – Москва, потом сел на самолёт Москва – Мельбурн с остановкой в Сингапуре. И вся эта операция прибытия в Австралию заняла где-то 27 часов. Вот такой короткий ответ.

Е.СУРОВ: Спасибо за столь исчерпывающий ответ!

В.ПАПИН: Евгений, вы знаете, Артур, как ни странно, тоже добирался в Австралию через Москву.

А.НЕЙКШАНС: Да, только с остановкой в Пекине.

Е.СУРОВ: Одним словом, все дороги ведут через Москву.

В.ПАПИН: Через Москву – и в Австралию.

А.НЕЙКШАНС: Кстати, до Москвы я добирался автобусом Рига – Москва, потом самолётом Москва – Пекин – Сидней.

Е.СУРОВ: Василий, осталось выяснить, каким маршрутом добирались вы сами?

В.ПАПИН: А я, собственно, маршрутом Москва – Пекин – Мельбурн.

Е.СУРОВ: Я подумал, что вы сейчас скажете: "А я, собственно, никуда из Австралии и не уезжал". Поскольку я вас вижу во всяких репортажах из Австралии уже не первый год.

В.ПАПИН: Да, в Австралию я езжу уже третий год. Кстати, попал я в саму Австралию достаточно забавно. Потому что перед тем, как попасть в эту самую Австралию, я играл в турнире в Новой Каледонии. Соответственно, у меня был маршрут Москва – Дубаи – Сидней, а потом из Сиднея ещё два часа на самолёте до Нумеа – это столица Новой Каледонии. Новая Каледония – это островное государство, которое находится рядом с Австралией, но относится к Франции. Там, на острове, я играл турнир и выиграл его. И Леонид, который мониторит всё, что происходит в Австралии и вокруг неё, узнал, что я выиграл этот турнир, и сказал: "Раз ты уже добрался до Новой Каледонии, Австралия тут недалеко, так что можно ещё и в Австралии сыграть". И вот так в 2013 году я и попал, собственно, и на турнир, и в саму Австралию.

Е.СУРОВ: Судя по всему, вам понравилось?

В.ПАПИН: Да, первый год был достаточно успешным. Я поделил первое-второе места в круговике, а потом ещё выиграл турнир в Аделаиде, выиграл рождественскую швейцарку в Мельбурне в 2013 году. Всё было достаточно хорошо, и эмоции были только положительные. В 2014-м я поделил уже первое-третье места с двумя шахматистами из Казахстана, потом не очень успешно сыграл в Аделаиде, но снова выиграл рождественский турнир в Мельбурне. А на сей раз я никак не сыграл в круговике, если честно, то сыграл безобразно. Так любит говорить Леонид, у него это любимое словосочетание, что кто-то "сыграл безобразно". Так что начал я с того, что сыграл безобразно. А дальше посмотрим. Впереди ещё чемпионат штата Виктория по блицу, он как раз завтра стартует, потом опять турнир в Аделаиде, а потом опять рождественский турнир в Мельбурне. Вот тогда и будем смотреть: либо чемпионат Австралии, либо перерыв.

Е.СУРОВ: Я, честно говоря, думал, что решение ехать или не ехать в Австралию, вы принимаете, исходя не из турнирных итогов. Или, по крайней мере, не только из них. А вы на них сейчас зациклились, и говорите сейчас только о них.

В.ПАПИН: Просто сейчас мы говорили о спортивной составляющей, а она всё-таки должна присутствовать в разговоре, и пока я озвучил только её. Хотя, безусловно, есть и сопутствующие причины, по которым я, собственно, туда летаю. Это и хорошие люди, и хорошее отношение, и хорошая дружелюбная страна.

Е.СУРОВ: Леонид, вы сказали, что шахматисты, помимо того, что участвуют в турнире, ещё и пропагандируют шахматы, выступают на телевидении и радио. А что они за это получают?

Л.САНДЛЕР: Они за это получают, как говорят классики, от мёртвого осла уши. На самом деле, они получают удовольствие. Например, людей приглашают на радио, что довольно редко бывает в той же России, кроме радио Chess-News. Я внимательно слежу за шахматной жизнью в России и, кроме вашего сайта, никаких радиошахматных сайтов нет, кроме комментариев Шипова. Если говорить объективно. Так что они получают большое удовольствие. К тому же, профессия шахматиста ставится, таким образом, на некий пьедестал, и людям приятно, что о них знают или узнают. Также мы бываем на SBS на русском радио и даже на SBS на латышском радио. То есть люди, которые, допустим, плохо говорят по-английски, могут слушать это на родном языке. Плюс к этому эти люди любят шахматы. Они родились в стране, которой сейчас не существует. Тем не менее, они имеют интерес к шахматной игре, помнят Алексея Степановича Суэтина или Тайманова, которые когда-то рассказывали нам о том, что "тридцать вторая партия была отложена", что "это выигранная позиция для чемпиона", и так далее.

Потом, например, шахматисты едут и дают сеансы в Лесной Средней школе. Например, Василий Папин в прошлом году дал сеанс в этой школе, в которой учится всего лишь 150 детей. И все умеют играть в шахматы. Это крупнейшая школа в мире, которая находится в лесу. Просто сто гектаров леса вокруг, на карте вы её не найдёте! И когда вы приходите в эту школу, то вы видите, что учителя едят с детьми, как говорится, из одного котла. И все умеют играть в шахматы. И задают хорошие шахматные вопросы. И Василий после двух с половиной часов титанической борьбы (кстати, на вашем сайте есть фотография) выиграл все партии. Может быть, пара девочек попросила ничью, и он, как истинный джентльмен, дал им ничью.

Так что вот такая ситуация. Сейчас в Австралии очень важно пропагандировать шахматы, потому что здесь они не являются спортом. Поэтому если у нас появляются какие-то варианты выйти на средства массовой информации, мы ими пользуемся. Как говорит Вася, пиар плохим не бывает, особенно когда речь идёт о шахматах.

Е.СУРОВ: Тогда у меня вопрос к обоим гроссмейстерам. Вы люди ещё достаточно молодые, хотя уже не начинающие шахматисты. Вам вот эти поездки по всему миру, а также многочасовые перелёты, ещё не поднадоели?

А.НЕЙКШАНС: Именно эта поездка?

Е.СУРОВ: Вообще. Хотя ясно, что одна только поездка в Австралию отбирает много сил, наверное.

А.НЕЙКШАНС: Конечно, со временем надоедает. Но всё зависит от того, сколько подряд турниров нужно сыграть. Что касается меня, то я всегда стараюсь брать какую-то маленькую паузу между турнирами. Например, сейчас у меня был достаточно тяжёлый график, я играл в Рейкьявике в командном чемпионате Европы, с 12 по 22 ноября, потом полетел домой на пять дней, потом сразу же уехал на автобусе в Москву, откуда сразу же улетел в Австралию. Я прилетаю домой 23 декабря, и после этого беру, можно сказать, заслуженную паузу. Отдохну немножко, потом сыграю какой-нибудь маленький рапидчик-турнир по пути домой, как сказал бы Игорь Коваленко, в Таллинне на Мемориале Кереса. Но в принципе до Капелле-ла-Гранд я отдыхаю.

Конечно, немножко надоедает. Жизнь профессионального шахматиста нелегка, так что в свободное время буду стараться делать что-то другое.

Е.СУРОВ: Василий, но вас я вижу регулярно вообще в разных точках планеты. Где вас только нет! Вам, судя по всему, такие перелёты нравятся?

В.ПАПИН: Тут всё-таки дело ещё и в том, что "хочешь жить – умей вертеться". Поэтому нужно… Скажем, до Австралии я был в Мексике, сыграл там несколько турниров, потом вернулся в Москву, буквально на одну-две недели, и дальше полетел в Австралию. Конечно, есть проблема джетлага и акклиматизации – это обратная сторона медали. Но ничего, нужно как-то приспосабливаться, потому что сейчас достаточно много турниров проводится, скажем так, в некотором отдалении от России. Поэтому, если принимать в них участие, то нужно быть готовым к трате больших физических сил. Потому что иногда их просто не хватает. Например, конкретно в этом турнире я играл очень плохо, и получалось много ничьих как раз на выходе из дебюта, чего, в принципе, быть не должно.

Е.СУРОВ: Но, судя по тому, что вы регулярно и давно ездите по всему миру, вертеться вы научились?

В.ПАПИН: Но всегда можно ещё лучше вертеться.

А.НЕЙКШАНС: Да, конечно!

Е.СУРОВ: Василий, может быть, это такое случайное совпадение, но где бы вы ни были, я вас часто вижу в одежде с символикой сборной России или просто с российской символикой. Это что, у вас просто такой особый патриотизм? Честно говоря, я из шахматистов знаю только двоих таких. Это Александра Горячкина – но она вообще всегда в форме сборной России, на каких бы фотографиях она ни была. И вот вас я часто вижу.

В.ПАПИН: Во-первых, если вы меня видите в этой форме, значит, я нахожусь в какой-то жаркой стране. Ведь эта форма шилась для студенческой сборной России на Универсиаду в Шеньчжень в 2011 году, где, собственно, мы и выступали. Это достаточно удобная одежда, очень качественно сшита. Фирма, которая шила эту форму, шила её всего для двух сборных на той Универсиаде: для Китая и для России. Качество этой одежды достаточно высокое, и мне в ней просто удобно и комфортно. То есть тут два в одном. Когда я находился в Китае – а я два года работал в Пекине, - то китайский народ с большим воодушевлением подходил ко мне на улице и даже где-то в метро и просил сфотографироваться с российской символикой. И я никогда не отказывал. Так что я могу повторить, что здесь два в одном: во-первых, я действительно люблю свою страну, во-вторых, это удобство и комфорт. Потому что в жарких странах важно, чтобы тебе было комфортно.

Е.СУРОВ: Понял. Тогда что касается одежды. Леонид, я видел на фотографиях, что на ваших турнирах достаточно свободный стиль одежды, нет никаких ограничений по дресс-коду. Это связано как раз с жарой? И вообще, как вы относитесь к тому, что в шахматы могут играть, например, в шортах или вообще в открытой одежде?

Л.САНДЛЕР: Да, у нас иногда бывают довольно жёсткие погодные условия, жарко. Хотя везде, где проводятся турниры, есть кондиционеры. Было бы неплохо, если бы Кирсан Николаевич Илюмжинов или какие-то другие руководители ФИДЕ спустили бы нам какую-нибудь хорошую форму специально для Австралии. Мы бы с удовольствием одели шахматистов в какую-нибудь красивую одежду. Потому что Василий ходит в красивой форме сборной России, и он ещё забыл по своей скромности отметить, что хождение  в этой форме позволяет ему быстро установить контакт с местным населением в любой стране мира – будь то метро в Китае или улицы Мельбурна.

Е.СУРОВ: На русских показывают пальцем?

Л.САНДЛЕР: Например, он из скромности умолчал о том, что пару дней назад, когда мы гуляли, к нам подошли несколько симпатичных девушек и захотели сфотографироваться. Зачем? Просто они хотят узнать, откуда люди приезжают к нам в Мельбурн.

Но вообще вы правильно отметили, что дресс-код у нас не очень соблюдается, его как такового и нет. Люди приходят в том, в чём им удобно. Конечно, в трусах или в плавках никто не играет. Но открытая обувь, которую вы видели на фотографиях, присутствует. Просто когда жарко, то это дополнительная проблема для шахматистов, которые приехали сюда играть.

В.ПАПИН: Евгений, а если вы обратите внимание на фотографии прошлого года, то там вы можете увидеть меня и в пиджаке, и в брюках, и в рубашке, Так что всё нормально.

А.НЕЙКШАНС: Кстати, на открытие я всё-таки жакет надел.

Л.САНДЛЕР: Молодец!

В.ПАПИН: Да, вот Артур был солидно одет.

Л.САНДЛЕР: Я ещё хотел бы вернуться, Евгений, к вашей фразе о том, как трудно путешествовать по всему миру. Когда люди говорят, что мы далеко, я всегда говорю: "Нет, мы не далеко, это вы далеко!". А мы-то близко. У нас-то всё рядом. Скажем, мы с Василием поедем через пару дней играть в Аделаиду. 700 километров на машине для меня – это как в Москве дойти пешком от метро "Кропоткинская" до шахматного клуба на Гоголевском бульваре, 14. Для меня это то же самое.

Е.СУРОВ: А вы хорошо помните карту Москвы.

Л.САНДЛЕР: Конечно, я хорошо помню карту Москвы, хотя последний раз был там в 1998 году, но перед этим бывал там десятки раз, и на матче Карпов – Каспаров, и вообще везде. Так что далеко – это не так страшно. Мы, в общем-то, недалеко, ведь мир – такая маленькая штука. И как правильно Вася говорит, сейчас много турниров по всему миру. Он путешествует по экзотическим странам: Австралия, Венесуэла, Иран. Недавно его приглашали в "Зелёную зону" Ирака, он сейчас думает, стоит ли туда поехать – ведь Багдад тоже солнечный. Так что мир не однополярный, турниров везде много. Я забыл ещё сказать, что Василий является важным фотокорреспондентом, он имеет десятки тысяч фотографий, которые, правда, ленится выставлять в последнее время. А так у него очень хорошие фоторепортажи. Да и Артур ведёт отличный блог на латышском языке.

Е.СУРОВ: Да, я видел. К сожалению, не смог прочитать, но фотографии интересные.

Л.САНДЛЕР: Правда, он выставляет фотографии без комментариев, но когда у него будет больше свободного времени, может быть, он их напишет.

А.НЕЙКШАНС: Честно говоря, мне было лень. Я выложил на Фейсбуке фотографии, но их получилось больше ста, и на каждую что-то написать… Я не знаю, можно быть, дома это сделаю.

Е.СУРОВ: Артур, а это вы просто по велению сердца ведёте свой блог, выставляете фотографии? Вам это просто нравится, помимо того, что ещё сидеть за доской?

А.НЕЙКШАНС: В принципе, да. Но есть ещё причина. Обычно, когда я приезжаю домой, от меня ждут отчёта: что ты сделал, где ты был, что ты видел. И я решил, что раз уж я уехал в Австралию, то мне проще всего будет сделать блог (я уже имел до этого блог), где я буду, может быть, не каждый день, но писать какие-то свои впечатления, вставлять фотографии. И когда приеду домой, если люди начнут спрашивать: "Где ты был, что ты видел?", то я им скажу: "Читайте мой блог".

Е.СУРОВ: А если всё-таки не "читайте мой блог", а вот вы приезжаете домой, и вас родные и близкие просят в нескольких словах рассказать ваши основные впечатления об Австралии, то как вы передадите свои впечатления, какими словами?

А.НЕЙКШАНС: Нормативными? А вообще не знаю. Фантастика. Красиво. Ещё раз хочу сюда вернуться, желательно не один: возьму с собой жену и, может быть, ребёнка. Жить здесь я, наверное, не хотел бы, лучше всё-таки жить в Латвии – родина всегда одна. Но Австралия тоже красивая страна, и я очень рад, что Леонид дал мне такую возможность – приехать сюда.

Е.СУРОВ: Леонид, вы упомянули в своём комментарии Илюмжинова. Я вспомнил, что я вас видел в прошлом году в Тромсё – не в качестве организатора турнира, а в качестве одного из членов команды противника Илюмжинова. Вы продолжаете борьбу против действующего президента ФИДЕ? Вы продолжаете сотрудничество с Каспаровым?

В.ПАПИН: Точнее, продолжаете ли вы вести подрывную работу?

Е.СУРОВ: Да-да, спасибо за уточнение. Именно это я и хотел узнать.

Л.САНДЛЕР: Вообще это звучит немножко смешно. Да, я работал в команде Каспарова, это великий человек, великий шахматист, и я получил большое удовольствие от общения с ним. Благодаря этому я посетил страну, в которой родился и не был 22 года. После Олимпиады в Тромсё я приехал в Ригу и получил огромное удовольствие от этого приезда. Но говорить о том, что кто-то продолжает борьбу, я бы не стал. На данный момент никакой борьбы нет, она идёт немножко в другом направлении. Даже не борьба – это немножко грубо сказано. Например, турнир, который я проводил и где был главным организатором, был спонсирован Kasparov Chess Foundation. Как вы знаете, у Каспарова есть такие некоммерческие шахматные фонды, по-моему, их шесть. То есть мне немного помог с деньгами на этот турнир Kasparov Chess Foundation Asia-Pacific. И это хорошо. А вообще Кирсан Илюмжинов – весьма уважаемый человек в шахматных кругах по всему миру, он президент ФИДЕ уже двадцать лет, с небольшим перерывом сейчас, и непонятно, сколько этот перерыв продлится. А Каспаров – это великий человек, и как личность, и как, само собой, шахматист, его можно только уважать. Но у каждого человека есть свои плюсы и минусы. Кто-то видит мир в чёрно-белом, шахматном, свете. Кто-то видит мир в разноцветном многополярном свете. Но, как говорится, Gens una sumus - "Мы одна семья". То есть подрывной работы, о которой говорит Вася, никогда не было и нет.

Е.СУРОВ: Ну, раз уж вы заговорили лозунгами, то вы сняли с себя сейчас все подозрения!

Л.САНДЛЕР: Подозрений можно и прибавить. Но я хочу сказать, что всё это очень печально. Конечно, хотелось бы видеть такого великого человека и шахматиста, как Каспаров, в мире шахмат. Чтобы он был задействован в них более интенсивно, чем он задействован сегодня. Ну, и к тому же Гарри Каспарова я знаю с 1977 года – я тогда впервые увидел его, когда он выиграл чемпионат СССР среди юниоров, который проходил в Риге. Если мне не изменяет память, ему было тогда 12-13 лет, он выиграл чемпионат до 18 лет. А потом ещё два каких-то турнира. То есть он был дважды чемпионом СССР среди юношей. Я с ним играл вместе на Спартакиаде школьников СССР. Он играл на первой доске сборной Азербайджана, я играл на последней доске сборной Латвии. Так что мне было просто приятно пообщаться с великим человеком. Ну и плюс – посетить родной город Ригу, в котором я не был с 1 сентября 1992 года. Когда Берик Балгабаев спросил меня, как я попал в Тромсё, я откровенно ему сказал: "Очень просто. Есть самолёты, правда, они долго летят до Тромсё, часов двадцать пять. А ещё приходится и в аэропорту сидеть". То есть тут тот же вариант: Мельбурн – Франкфурт – Осло – Тромсё".  Берик – грамотный человек, он, как и вы, всё сразу понял.

Е.СУРОВ: Раз уж мы так часто упоминаем Ригу, то скажите: с турнирами, которые там организует Алексей Широв, вы как-то связаны? Вы вообще сотрудничаете с Алексеем? Это вопрос и Леониду, и Артуру.

Л.САНДЛЕР: Честно говоря, с этими турнирами я не сотрудничаю, я просто смотрю, как обстоят шахматные дела в Латвии. И мне очень приятно видеть, что Алексей за последние несколько лет проводит очень много турниров, особенно по быстрым шахматам. И то, что в Латвии, благодаря Алексею, проводятся десять-двенадцать турниров в год, - это фантастические новости! Там играет множество шахматистов, и мне приятно, что в меру своих небольших возможностей шахматисты Латвии и России приезжают в Австралию и играют турниры. Я надеюсь, что в будущем будет приезжать ещё больше шахматистов из этого европейского региона. И хочу верить, что не буду ждать ещё 22 года – это уже поздно ждать, - чтобы снова приехать в Латвию. Но Артур расскажет вам больше. Он в Латвии шахматист номер три, капитан сборной Латвии по шахматам, он каждый день разговаривает с шахматистом номер один Латвии по рейтингу Игорем Коваленко и шахматистом номер два Алексеем Шировым. Такой расклад сейчас в Латвии на данный момент.

А.НЕЙКШАНС: Что я могу сказать? По большей части именно благодаря Алексею Широву в Латвии начался подниматься уровень шахмат в последние годы. Я считаю, что это очень важное дело – организовывать разные турниры, стараться привлечь туда знаменитых гроссмейстеров, чтобы дать молодым игрокам из Латвии возможность бороться с маститыми гроссмейстерами всего мира. Я считаю, что Широв это делает для того, чтобы вернуть обратно уровень латвийских шахмат. Побольше бы таких людей, как Алексей! Так что большое ему спасибо.

Л.САНДЛЕР: Я хотел бы добавить. Как воспитанник латвийской шахматной школы, я хотел бы видеть Мемориал Таля в Риге, а не в Москве, как это было несколько лет назад. Очень печально, что Мемориала Таля нет в Риге, но я надеюсь, что эта ситуация будет исправлена. Деньги должны найтись, было бы желание с некоторых сторон.

Е.СУРОВ: Леонид, если снова вернуться к Австралии, то ответьте на такой вопрос. Вы приглашаете шахматистов на турниры, которые, в свою очередь, пытаются как-то продвигать шахматы, пиарить их. А какая-то глобальная стратегическая цель есть вообще у австралийских шахматных руководителей? Чего вы хотите достичь в итоге? Чтобы сборная Австралии заняла какое-то место в Олимпиаде? Вошла в десятку? Или что?

Л.САНДЛЕР: Нет, глобальную стратегию шахматных руководителей Австралии можно разбить на несколько этапов. Первый этап: мы хотим, чтобы в ближайшие годы у нас появилось пять-десять новых гроссмейстеров. У нас есть такие люди, которые могут стать гроссмейстерами. Потому что я считаю, что мы сильнее, чем Англия и многие другие страны. У нас есть сильные шахматисты, и они должны иметь возможность играть и сражаться за нормы гроссмейстеров в Австралии. Потому что если они куда-то едут – допустим, в Будапешт или на другие турниры Европы или Азии, - то это стоит больших денег: участие в таких турнирах для шахматистов стоит две-три тысячи долларов. За турниры, которые организовываю я, шахматист (скажем, австралийский международный мастер) платит взнос в пятьсот австралийских долларов, и, как говорится, не выходя из дома, не выезжая из страны, имеет возможность сражаться за норму международного гроссмейстера. В этом году (этот турнир с нормой гроссмейстера играется уже третий год) звёзды легли так, или люди играли так хорошо, что австралийский шахматист Макс Иллингворт стал гроссмейстером, ему была присвоена третья норма. Рейтинг у него выше 2500, и я думаю, что ФИДЕ присвоит ему звание гроссмейстера в конце марта или в начале апреля. А второй австралийский шахматист, девятнадцатилетний Кянан Иззат – я его могу назвать австралийцем, потому что он австралийский студент, хотя сам из Баку, но ему учиться в Австралии ещё пять лет как минимум, а, может быть, и больше, - выполнил вторую норму.

Вот такая стратегия номер один для элитных шахмат – чтобы было как можно больше сильных шахматистов, гроссмейстеров. А вторая стратегия шахматного развития в Австралии – это чтобы десятки тысяч детей играли в шахматы. Из массовости получается мастерство. Хочу сказать ещё, что наша шахматная федерация Австралии готовит доклад для правительства Австралии, который будет издан в следующем году. Это доклад о том, что мы попытаемся протолкнуть шахматы в школьную программу. Это будет очень трудная задача, но работа по этому ведётся. Кстати, в Мельбурне, где я живу (это штат Виктория), пожалуй, самые сильнейшие юниоры нашей страны, и сейчас десятки тысяч детей здесь играют в шахматы в школах. Задача в том, чтобы они продолжали играть в клубах, попытались стать сильными шахматистами. Чемпионами мира все они не станут, может, никто не станет, но, по крайней мере, шахматы помогут им в будущем в их умственной деятельности.

Могу рассказать про себя любопытную историю. Когда я приехал в Австралию и искал работу, я написал в своём резюме, что я – чемпион штата Виктория по шахматам. И работа тут же нашлась, я работал около десяти лет агентом по продаже недвижимости. Потому что работодатель (он был из Австрии) прочитал, посмотрел – ага, шахматист! Надо дать ему шанс, может быть, он грамотный человек. Таким образом, шахматы помогли мне устроиться на работу в новой стране. Вот такие бывают в жизни неожиданные повороты.

Е.СУРОВ: Да, вы сейчас рассказали важную историю вообще для пропаганды шахмат. Ведь детей стоит отдавать во всякие кружки не только для того, чтобы они достигли каких-то результатов и стали чемпионами мира по шахматам. Иногда они могут просто помочь найти работу в какой-либо области.

Л.САНДЛЕР: Безусловно! Вы же понимаете, что это очень важно. Ведь профессиональных шахматистов, то есть людей, которые зарабатывают на жизнь игрой в шахматы, в мире очень мало, по моим подсчётам их наберётся около полутысячи. Для этого, вы сами понимаете, надо быть в первой двадцатке или в первом полтиннике мира, или в первой пятёрке страны, которая уважает шахматы. А если ты просто какой-то средний шахматист, то игрой в шахматы ты не заработаешь. Вот обучением шахматам – это другое дело! Поэтому шахматы могут помочь с самой неожиданной стороны. Мой хороший друг Настя Сорокина сегодня рассказывала, что у неё в школе трёхлетние дети занимаются шахматами. Я тоже здесь учил в двух детских садах детей трёх-пяти лет. Они уже знают, например, как ходит конь, а это гораздо сложнее объяснить им сейчас, чем потом, когда они будут проходить этот предмет в семь-восемь лет. То есть это развивает мозги.

Е.СУРОВ: Я так понимаю, что у нас сегодня совершенно случайно, по совпадению, прошла нить, связывающая два эфира. Оказывается, Анастасия Сорокина, которая была у нас в эфире два часа назад, ваш хороший друг.

Л.САНДЛЕР: Да, она мой хороший друг и, можно сказать, что она шахматистка и судья из Австралии.

Е.СУРОВ: Да что вы говорите! А она говорила, что она из Минска, из Беларуси, рассказывала, как любит свою страну.

Л.САНДЛЕР: Она любит свою страну… Она – шахматистка из Австралии, временно проживающая в Беларуси. Шучу. Она, конечно, шахматистка из Минска, но она играла за Австралию, правда, давно уже не играет в шахматы. Так вот она учит детей в Минске, и поскольку она мой хороший друг, то мне приятно, что её школу посетили такие важные начальники, и даже Кирсан Николаевич сыграл вничью с одной трёхлетней девочкой. Хотелось бы увидеть текст той партии. Может быть, это была защита Кенгуру?

Е.СУРОВ: Это вряд ли. Хотя Анастасия могла научить детей этому, поскольку она – австралийская шахматистка.

Л.САНДЛЕР: Я об этом и говорю! Потому что я слышал, что Кирсан Николаевич был кандидатом в мастера спорта по шахматам СССР, поэтому он должен был девочку победить. Но он, видимо, решил, как джентльмен, уступить маленькой девочке и сыграть вничью.

Е.СУРОВ: И всё-таки интересно: а почему же она учит детей не в Австралии, скажем, не в Мельбурне, а в Минске?

Л.САНДЛЕР: Она учила детей в Мельбурне, вернее, в Голд-Косте. Но в Минске у Насти живёт вся её родня – мама, папа, дядя, она воспитывает дочь, поэтому она живёт там. Но она приезжает к нам в Австралию. Она скромно умолчала об этом, но раз в год она наведывается к нам, на зелёный континент.

Филипович говорил, что знает всех шахматистов с двенадцати-четырнадцати лет. Я думаю, что если дать Насте ещё лет десять, то она тоже будет знать всех. Возможно, она уже знает процентов девяносто от всех шахматистов. Она способный организатор и всегда им была, хороший судья. Ну и плюс она выглядит гораздо более симпатично, чем пан Филипович. Но это другое дело, это я так шучу.

Е.СУРОВ: Вы мне скажите, сколько она вам заплатила за эту пятиминутную рекламу в прямом эфире Chess-News?

Л.САНДЛЕР: Я с ней ещё это не обсуждал. Но, может быть, завтра утром, когда она… Она вообще сейчас очень мало спит, потому что она крутит турнир, она – заместитель главного судьи турнира, где играет восемьсот человек, и все молотят по часам со всего маху. Я смотрел, как даже бедняга Шорт был вынужден выбыть из блиц-турнира.

Е.СУРОВ: То есть в этом Настя виновата?

Л.САНДЛЕР:  Нет-нет, наоборот, она не может быть в этом виноватой по определению. Я просто говорю, что мне очень приятно, что такие молодые люди, как Настя, движутся вперёд и делают такое важное дело для шахмат, как их развитие. И неважно, где это происходит – в Беларуси, в Австралии или где-то ещё. Это очень хорошо, потому что молодое поколение должно медленно, но верно двигаться вперёд. Я знаю уважаемого пана Филиповича много лет, видел его во многих турнирах, и очень здорово, что он передаёт свой громадный опыт таким людям, как Настя.

Е.СУРОВ: Дорогие друзья, сейчас мы слышали настоящего шахматного организатора, поскольку только профессионал использует такой узко специфический термин, как "крутить турнир". Так что знайте, что всё это называется "крутить турнир".

Л.САНДЛЕР: Я знаю, что Алушта находится от нас далеко, но мы в Мельбурне тоже крутим турнир, и это важное дело.

Е.СУРОВ: Теперь у меня вопрос уже к шахматистам. Чего вам не хватило там, в Мельбурне? Скажите, глядя прямо в глаза, к сожалению, не мне, а Леониду.

А.НЕЙКШАНС: Может быть, Василий первым ответит?

В.ПАПИН: Давайте по алфавиту – первый Артур.

А.НЕЙКШАНС: Я не знаю. Очков недобрал, в принципе. А так, для первого раза – я ведь Австралию посетил в первый раз, - впечатления у меня потрясающие. Единственное, что, может быть, у меня получилась такая долговатая поездка: я приехал 1 декабря, а уезжаю 22 декабря. В этом небольшая трудность. А так никаких проблем не было.

Е.СУРОВ: Ну, этот ваш ответ не засчитывается. Василий, а вам чего не хватило?

В.ПАПИН: Наверное, мне не хватило своей игры. Вернее, пока что вообще её не хватает. Но я надеюсь, что… Скоро Рождество, Новый год, мы соберёмся у Леонида, откроем баночку нашей сахалинской икры, откупорим наше севастопольское "Игристое", и всё будет хорошо. На Новый год нам всего хватит! Так что всё будет впереди, всё будет хорошо!

Е.СУРОВ: Какие интересные подробности! Вы, наверное, там уже не первый раз вместе Новый год встречаете?

В.ПАПИН: Да, я буду праздновать у Леонида третий год, в его семье, вместе с его женой Ириной, его сыном Максимусом и котом Кешей.

Е.СУРОВ: И севастопольское "Игристое" уже было предусмотрительно захвачено с собой?

В.ПАПИН: Разумеется! И сахалинское, и севастопольское. Всё наше – с нами! Всё уже стоит у Леонида в холодильнике и ждёт.

Л.САНДЛЕР: Я могу добавить, чего не хватило Артуру. Артур сыграл неплохо, набрал шесть с половиной очков из девяти. Кстати, в 2013-м для выигрыша турнира Василий и Нормундс Миезис набрали по шесть очков из девяти, а в прошлогоднем турнире уже три человека – Василий и два шахматиста из Казахстана, Муртас Кажгалеев и Рустам Хуснутдинов – тоже набрали по шесть из девяти. То есть в этом году гроссмейстер сыграл лучше, чем в прошлые разы. Но так получилось, что сейчас люди играли так, как будто они просто сорвались с цепи. Или как сказал в своём блоге Артур, "они что-то выкурили или что-то съели". Но так бывает, звёзды для них легли красиво. А что касается Василия, то ему не хватило энергии, дебютной подготовки, удачи с точки зрения жеребьёвки. К тому же, я хочу заметить, что и уровень игры поднялся. Сейчас не так просто выиграть партию, никто не подаёт. То, что сегодня знают миллионы, благодаря компьютерным технологиям, раньше знали единицы. То есть уровень сопротивляемости везде возрос, даже в стране диких кенгуру. По крайней мере, у нас в Австралии берлинских эндшпилей никто не играет вообще! Уровень сопротивляемости поднялся, а вместе с ним поднялся и класс шахматистов во всём мире, включая Австралию. Кстати, на прошлой Олимпиаде, в 2014 году, Австралия поднялась над многими традиционными шахматными странами. Если вы посмотрите её результаты, то они раз от раза будут расти. У нас много шахматистов - коренных жителей Австралии, таких как Антон Смирнов, Молтон Ли, который стартует через несколько минут в Катаре и играет в первом туре чёрными с Пономарёвым. То есть у нас есть сильные шахматисты, которые так просто уже не подают, у них уже не так легко выиграть партию в шахматы.

Е.СУРОВ: У меня ещё есть последний вопрос, связанный непосредственно с турниром. Когда на нашем сайте появилась информация, что в турнире шахматисты вот так лихо выполняют нормы, то понятно, что у читателей, а также в комментариях, зародились подозрения. Вы понимаете, да? Ведь нормы могут выполняться разными способами. Вы что-нибудь скажете на этот счёт?

Л.САНДЛЕР: Да, я знаю, что у вас очень специфические читатели сайта. У них всегда гораздо больше подозрений, чем нужно. Но я понимаю, что они все веселятся, когда пишут, ставят лайки друг другу. Это как жить в паноптикуме – такие подозрения, особенно со стороны гроссмейстеров, конечно, звучат смешно. Подозрения мы можем иметь всегда и по любым поводам. Но в этом турнире два человека играли очень хорошо и, поверьте, ребята, которые сидят со мной рядом, не любят и не хотят видеть, чтобы кто-то там выиграл турнир таким образом или выполнял какие-то нормы. Они жёсткие профессионалы, и они борются. А то, что за три турнира, которые я провёл, или "прокрутил", два человека выполнили норму, - так это только в одном турнире было два человека, а два прошлых турнира прошли "порожняком".

Е.СУРОВ: Профессиональные термины у нас используются!

В.ПАПИН: Леонид вообще профессиональный "катала", поэтому...

Л.САНДЛЕР: Короче говоря, получается, что за два турнира никто не выполнил ничего. А за последние три турнира только один человек выполнил норму международного мастера. То есть, грубо говоря, из шести турниров, в которых играло шестьдесят человек, за последние три года случились выполнения трёх норм. Поэтому сравнение с советской Алуштой я прочитал с большим интересом. Что там люди пишут – это просто!.. Мне стало смешно и весело. Если кто-то хочет выполнить норму, из Алушты или откуда-то ещё, то пусть подъедут сюда, заплатят взнос пятьсот долларов, и я их брошу к волкам – местным австралийским шахматистам. Может быть, они и выполнят норму. Но у меня есть сильное сомнение.

Е.СУРОВ: К волкам не надо, но хотя бы к кенгуру.

В.ПАПИН: Нет-нет, сейчас модно подсаживать к тиграм козлов.

Е.СУРОВ: Да, действительно. Артур, мы уже знаем, как проведут Новый год Василий и Леонид. А как вы собираетесь его встретить?

А.НЕЙКШАНС: Честно говоря, не знаю. Наверное, дома, с семьёй, ёлка, подарки. Пойду посмотреть салют в Риге. Но самое главное – семья. Я считаю, что Новый год и Рождество надо проводить с семьёй. Я такой старомодный человек, который всегда старается именно Рождество и Новый год провести дома. Так что я это буду делать.

Е.СУРОВ: А в Австралии на Новый год или Рождество есть какие-то особенные традиции?

Л.САНДЛЕР: Вообще особых традиций нет. Кстати, в Австралии мало кто отмечает Новый год. Местная публика отмечает, в основном, Рождество, которое будет 24-25 декабря. А на Новый год мы хотя бы надеемся, что не будет жары. А так обычно люди приходят в центр города, где-то миллион человек, смотрят разные фейерверки. В общем-то, обычное дело. Плюс у нас обычно 2 января начинается традиционный чемпионат Австралии по шахматам. В этом году он будет проходить в Мельбурне, будет играть человек двести. Думаю, что наш гость Василий Папин тоже будет играть в этом турнире. Поэтому он надеется, что, может быть, когда-нибудь ему дадут почётное гражданство Австралии, ведь он в Австралии уже сыграл огромное количество турниров, давал интервью и имеет мнение обо всех шахматистах и шахматистках Австралии.

Поэтому у нас все люди, как и везде, собираются в кругу семьи. Но, повторюсь, традиционный праздник здесь всё же не Новый год, а Рождество. То есть предпраздничная ситуация как и у всех людей во всём мире. Это старая традиционная страна, здесь гроссмейстеры помогают пропагандировать шахматы. К тому же, как говорил в прошлом году Муртас Кажгалеев, "было бы неплохо посетить все континенты". У многих шахматистов есть такая мечта.

А.НЕЙКШАНС: Это он тоже писал в блоге?

Л.САНДЛЕР: Да, писал в блоге. И он, в общем-то, прав. Василий любит Австралию, мы любим его здесь, он катается тут на велосипеде, мы ходим на футбол, посещаем разные мероприятия. И к тому же, я думаю, что температура +20 градусов, которая у нас сейчас, - это лучше, чем -5, которая сейчас у вас в Москве. Или сколько у вас сейчас?

Е.СУРОВ: Вы меня застали этим вопросом врасплох, поскольку я сейчас не в Москве, но, наверное, как-то так. В любом случае, у вас лучше. Знаете, хорошо там, где нас нет.

Л.САНДЛЕР: Как говорят классики, хорошо там, где вас нет. Конечно, это шутка. Я понимаю Артура, когда он пробыл здесь долго один, без семьи, у него была очень плотная программа, мы совершали поездки, ходили туда-сюда по Мельбурну. Он провёл здесь три недели, и это кажется для него вечностью. А мне кажется, что когда он приехал к нам в Мельбурн 4 декабря, то это было как будто вчера. А для него это кажется вечностью. В чужом месте человека всегда тянет домой, это нормально.

Е.СУРОВ: Леонид, я вам открою секрет: у меня точно такие же впечатления о своей жизни. Как будто одна секунда прошла.

Л.САНДЛЕР: Да. "Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он – за него и держись".

Е.СУРОВ: Вы почти правильно процитировали.

Л.САНДЛЕР: Нет, ну, если вы музыку не выставляете, я должен цитировать классику?

Е.СУРОВ: Василий, а вы не собираетесь переезжать в Австралию на ПМЖ?

В.ПАПИН: Нет, таких планов нет.

А.НЕЙКШАНС: Почему нет?

Е.СУРОВ: Хороший вопрос задаёт Артур: почему?

В.ПАПИН: У меня были предложения от других стран – я сейчас говорю не про Австралию – поменять федерацию и выступать под другим флагом. Но я не собираюсь менять свою Российскую федерацию, собираюсь продолжать жить в России. К тому же мне надо ещё закончить аспирантуру в городе Шахты, защитить диссертацию и уже дальше смотреть вперёд, в будущее.

Л.САНДЛЕР: Я хочу быстренько добавить, что Василий правильно мыслит, как и полагается молодому способному русскому человеку: он должен продвигать свою страну. И я думаю, что он имеет большие перспективы. Возможно, лет через двадцать мы прослушаем этот эфир, если к тому времени ещё останется какая-то ссылка на него, а он уже станет каким-нибудь большим начальником не только в Шахтах, но и где-нибудь в Москве. И вы тогда его вспомните! И тогда это будет важное и ценное интервью. Как говорится, сможете выволочь и приволочь подшитые к делу материалы.

В.ПАПИН: Подколотый и подшитый материал!

Л.САНДЕРС: В принципе, это правильно: молодой и перспективный человек должен жить в своей стране и продвигать свою страну. А играть за какую-нибудь команду Тимбукту всегда можно. Но возникает вопрос: зачем? Вот Артур ещё хочет что-то добавить.

А.НЕЙКШАНС: Что касается австралийских шахмат, то тут нечего добавить. Уровень поднимается, подрастает новое поколение, Макс Иллингворт только что стал гроссмейстером или станет через несколько месяцев, когда ФИДЕ утвердит его на это звание. А вот Антон Смирнов или Молтон Ли, или Бобби Ченг – шахматисты, у которых рейтинг 2400, 2450, - это молодые хорошие парни, которые играют и активно занимаются шахматами. Так что очень приятно видеть, что мой земляк Леонид так серьёзно занимается шахматами здесь, в Австралии, и помогает поднимать уровень австралийских шахмат.

Е.СУРОВ: Я благодарю моих сегодняшних гостей, гроссмейстеров, прежде всего за то, что они вскоре после окончания турнира побеседовали даже не со мной, а со слушателями. Надеюсь, всем было интересно, а кто не слушал, тот прослушает в записи или прочтёт. А Леонида Сандлера я благодарю за то, что он прежде всего разъяснял и дополнял некоторые ответы гроссмейстеров. Например, я теперь точно знаю, почему Василий Папин носит ту или иную одежду с российской символикой. Ну, а этот эфир я, конечно же, сохраню в истории, а то мало ли чего: вдруг Василий действительно станет большим начальником в Москве?

Л.САНДЛЕР: Обязательно станет! И сохраните, Евгений, этот эфир в какой-нибудь капсуле, чтобы он не пропал с течением времени.

Большое спасибо! Сейчас мы будем смотреть, как гражданин Австралии будет сражаться с Русланом Пономарёвым чёрненькими.

Е.СУРОВ: А я пошёл сохранять эфир.

В.ПАПИН: Всех с наступающим Новым годом! Большое спасибо!

А.НЕЙКШАНС: Всего доброго!


  


Комментарии

Россиянин Василий в интервью

Россиянин Василий в интервью два раза подчеркнул, что севастопольское "Игристое" - это НАШЕ. С нетерпением жду кучу негодующих комментариев под общим лозунгом "КРЫМНЕВАШ!"

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!