Распятие в день Рождества

Время публикации: 20.09.2015 19:31 | Последнее обновление: 22.09.2015 07:34

Здравый смысл или формализм? Закон или справедливость? Ответ на эти вопросы пытался найти Ян Непомнящий после того, как уступил в выдающемся, с точки зрения накала, тай-брейке Хикару Накамуре.


Отель "Fairmont", "предбанник" игровой зоны, поздний вечер. Непомнящий подал апелляцию на результат решающей блицпартии. Обоснования следующие: судьи никак не реагировали, когда его соперник сделал рокировку двумя руками (что запрещено), а также когда Накамура, согласно автору протеста, не соблюдал правило "тронул - ходи".

Да, в правилах прописана чёткая процедура, что нужно делать игроку (сначала игроку! - а не судье), когда соперник нарушает правила. Но какова же тогда роль пяти арбитров, окруживших доску во время ключевой партии? - вопрошал Ян.


Из стоящих людей два оператора и один член апелляционного комитета. Остальные - судьи.

"Судьи просто следят", - пояснили пострадавшему члены апелляционного комитета (далее - АК). За чем следят? Для чего? А вот для того, что если игрок обратится к ним с какой-либо претензией, то они должны быть в курсе происходящего и тогда смогут разрешить проблему. А судьи, пишущие ходы, должны только писать ходы и ничего более.

"Что же получается, - возражал Ян, - если соперник в какой-то момент бросит ферзя мне в лицо, арбитр должен продолжать молчать и вместо "ферзь дэ семь" записать "ферзь фэйс Непо"?


Ян был в меру взвинчен, понимал, что АК с большой вероятностью вынесет решение не в его пользу, но был уверен в своей правоте и был готов идти до конца. "Конечно, по-хорошему я должен сейчас не здесь сидеть, а готовиться к завтрашней партии", - говорил он. 


А вот и члены АК, для которых всё-таки нашлась работа: Зураб Азмайпарашвили, Эшам Мохамед Эльгенди и председатель Хорхе Вега. Они только что вышли из комнаты, где совещались и принимали решение.


Для официального оглашения решения его нужно сначала напечатать, и египетский представитель АК ушёл этим заниматься (тоже непростая работа, между прочим!). Но в ожидании Зураб не стал скрывать, что переигровки не будет.


Ян многажды повторял свои аргументы, приводил новые, напирал на здравый смысл, о котором тоже записано в правилах. Но встречал со стороны "боссов" в лучшем случае сочувствие, порой - искусственное. Слишком очевидным было для них это дело.

На мой взгляд, произошёл тот самый случай, который демонстрирует несовершенство шахматных правил. Все правила, как известно, создаются на крови. Возможно, "кровь" Непомнящего послужит толчком к пересмотру и изменению некоторых пунктов. Яну от этого легче не будет, но такова жизнь - "всегда есть пострадавший за правое дело", как сказал Азмайпарашвили.

В чём же несовершенство? Очевидно, что правила когда-то писались для классических, "длинных" шахмат. Затем для быстрых и блица внесли некоторые дополнения и корректировки, которых, как выясняется, недостаточно. Пример Непомнящего показывает, что процедура, которой должен следовать игрок, заметивший нарушение со стороны соперника, не годится, как минимум, для армагеддона, а скорей всего и для обычного блица. 

Правила гласят, что игрок должен остановить часы и обратиться к арбитру. Но понимаете ли вы, что такое тай-брейк Кубка мира? Это колоссальное нервное напряжение, которое может длиться два часа, три, четыре, пять, а как в случае с Непомнящим и Накамурой - все шесть. И вот проходят игроки через все круги ада - рапид, блиц, ещё блиц, - и назначается "партия смерти". Один должен умереть.

Видимо, в этот момент шахматисты разделяются на две категории: те, которые, помимо прочего, следят за правилами и способны, в случае чего, последовать букве закона, и те, которые не могут думать ни о чём, кроме самой игры. Ко вторым относится Непомнящий. "На седьмом часу тай-брейка для меня существует только треугольник: рука - фигуры - часы. И больше ничего", - поясняет Ян, и мне кажется, понять его совсем несложно. 

Очевидно, что в "партии смерти" шахматисты должны следить за игрой, а судьи - за соблюдением правил. А не только наблюдать.

Хотя и здесь, конечно, не всё так однозначно. Например, есть такое простое правило: игрок имеет право сделать ход только после того, как его соперник завершил свой ход, то есть - передвинул фигуру с одного поля на другое и переключил часы. Всем понятно, что в таких поединках, как армагеддон, это правило практически невозможно соблюдать. Оно и не соблюдается. Но представьте, если над доской висит арбитр и останавливает партию при каждом несоблюдении этого правила. Тогда и партии не получится.

В общем, не всё так просто в этом шахматном мире...


Тем временем, оформление решения АК в печатном виде затягивается. Ужин давно потерян. В ожидании Ян ещё раз просматривает эпизод, где Накамура одновременно взялся за короля и ладью двумя руками.


Снова в ожидании. Вега с Азмаем давно ушли, а египтянин в соседней комнате сидит за компьютером и печатает.


Президент АШП всё это время праздновал свой день рождения. Вот он только что вернулся в гостиницу. Такова жизнь, - повторю я. - Кому-то страдать, кому-то праздновать. Кому-то вниз, кому-то наверх.


Вместе с этим решением Эльгенди попытался вручить Непомнящему 500 долларов, которые тот внёс в залог при подаче апелляции, но безуспешно. Большой лист бумаги шахматист взял, а от казначейских билетов зелёного оттенка решительно отказывался. Равно как и отказывался признавать само решение комитета.


Переговоры продолжились, но теперь уже каждый воспринимал их по-своему. У Непомнящего сохранялась надежда что-то изменить, а со стороны собеседника это был просто "дружеский жест" - не бросить молодого человека наедине со своей проблемой и выслушать всё, что он хочет сказать.


Картина напоминала приём у психоаналитика.


Хотите поговорить об этом?..


Ночь. Непомнящему продолжают сочувствовать. Но ему нужно было совсем не это.


  


Комментарии

Особенно забавен во всей этой

Особенно забавен во всей этой истории его тренер - ужасно разговорчивый Поткин.

Жалко, конечно, но доводы

Жалко, конечно, но доводы пострадавшего напоминают реплику из старого советского фильма (роль эпизодическая, но блестяще испоненная Роланом Антоновичем Быковым) со словами: "А ЕСЛИ БЫ ОН ВЕЗ ПАТРОНЫ?"

Утешаться можно (опять же, условно) поговорками типа: "СНЯВШИ ГОЛОВУ, ПО ВОЛОСАМ НЕ ПЛАЧУТ" - или: "УЧЕНЬЕ - СВЕТ ..." - ну и всякими там "ПОСЛЕ ДРАКИ КУЛАКАМИ НЕ МАШУТ" - хотя, повторяю, жалко пострадавшего. Но в блице и не такое бывает!

Нет, не жаль. Позорная

Нет, не жаль. Позорная истерика Непомнящего буквально на ровном месте. Подумаешь, сделал рокировку двумя руками, все так всю жизнь играли. Вообще давно пора изобретать новый гаджет для блица, на подобие сдвоенного монитора в центре стола. Будут себе игроки тихо щелкать мышами и никаких сцен у фонтана.

Как вообще после всех

Как вообще после всех скандалов: 1) покупки рейтинга 2) взятия хода назад 3) драки на олимпиаде 4) туалетного скандала можно вообще ставить Азмайпарашвили в жюри?

Дело в данном случае точно не

Дело в данном случае точно не в Азмайпарашвили.Может быть,нужно правила не усложнять,а,
наоборот упростить,чтобы не возникали на ровном месте то проблемы с рокировкой,то
с превращением пешки.Тогда,глядишь,и протестов поубавится,и исход партии будет определяться на доске,а не за её пределами.

Если действовать строго по

Если действовать строго по букве талмудического закона, то, нарушив правила, Накамура обязан-таки был дать Непомнящему по фейсу, как жертве данного игрового эпизода. Такова логика "мудрецов".

Смотрите также...