Беня, принц Датский

Вторник, 04.08.2015 02:51

До своего восьмидесятилетия, выпавшего на 4 марта этого года, знаменитый датский гроссмейстер Бент Ларсен не дожил. Он умер в возрасте 75 с половиной лет 9 сентября 2010-го. В газетах писали, что причиной смерти стала опухоль мозга, хотя было известно, что у Ларсена диабет второго типа, да и вообще его здоровье в последние годы оставляло желать лучшего. Но проживавший в Буэнос-Айресе Ларсен старался выглядеть молодцом, излучал оптимизм, к которому за годы шахматной карьеры приучил многочисленных поклонников во всем мире.

75 лет для шахматиста - это много или мало? Если сравнивать со сроком, отпущенным Леониду Штейну - современнику Бента Ларсена, прожившему почти вдвое меньше, то это, безусловно, много. Но в истории шахмат были индивидуумы, жившие дольше, гораздо дольше. Среди шахматистов поколения, к которому принадлежал Ларсен и с которыми неоднократно и яростно сражался за шахматной доской, ныне здравствуют Виктор Корчной, Борис Спасский, Марк Тайманов, Фридрик Олафссон, Пал Бенко, Лайош Портиш, Вольфганг Ульман, Артуро Помар, Борислав Ивков, Оскар Панно, Уильям Ломбарди, Д-р Энтони Сэйди и некоторые другие. И, как говорится, дай им Бог! Увы, кто-то, как Светозар Глигорич и Ларри Эванс, ушли совсем недавно.

Известных шахматистов в Дании было не так уж и много. Самым первым датским шахматистом, получившим международную известность, оказался Северин Фром (1828-1895), разработавший гамбит в ответ на Дебют Берда: 1. f4 e5 2. fxe5 d6 3. exd6 Bxd6.

Все изменилось после того, как в начале 1920-х в Дании поселился великий Арон Нимцович, во многом благодаря которому и появилось новое поколение датских шахматистов: Эрик Андерсен (1904-1938), Бьерн Нильсен (1907-1946), Карл Рубен (1903-1938), Хольгер Норман-Хансен (1899–1984), братья Йенс (1907-1980) и Харальд (1911-2005) Эневольдсены, Альфред Кристенсен (1905-1974)... Есть книги о жизни и творчестве некоторыx из них, давно ставшие библиографической редкостью.

Эти шахматисты, конечно, не были реальной угрозой ведущим игрокам того времени, но время от времени "выстреливали" во время редких местных турниров и выступлений на шахматных Олимпиадах.


Эрик Андерсен

      Карл Рубен

Хольгер Норман-Хансен

Бьерн Нильсен

Братья Эневольдсены

Досталось однажды и самому Нимцовичу. В 1933-м на смeшанный турнир мастеров в Копенгагене пригласили Гесту Штольца и Гидеона Штальберга из Швеции. Нимцович сыграл вничью со Штольцем, победил Штальберга и почти всех датских мастеров. Почти...

Вот что написал Бент Ларсен в датском шахматном журнале Schaakbulletin в 1983 году:

«Йенс Эневольдсен какое-то время был сильнейшим шахматистом Дании. Он завоевал титул международного мастера, победив в матче Тартаковера (Копенгаген, 1948 - Я.З.). Колоритный персонаж с собственными взглядами, очень приятный в общении, он написал превосходные книги и многочисленные журнальные статьи. Он выиграл свой первый национальный чемпионат позже, в 1940-м. В 1933 году он все еще был молодым и перспективным шахматистом, которого ожидала первая Олимпиада. Нимцович считал его младшего брата Харальда более талантливым! (Боже, какое совпадение: еще в одной датской семье младшего брата Харальда, будущего выдающегося математика, считали более талантливым футболистом, чем старший брат, которого звали... Нильс Бор! - Я.З.).

В Копенгагене Эневольдсен сыграл свою "бессмертную" партию, которую Тартаковер объявил самой красивой за последние десять лет. Эта партия оказалась одной из последних прокомментированных Таррашем. В 1935-м (на Олимпиаде в Варшаве – Я.З.) Файн спросил Эневольдсена: "Вы победили Нимцовича. Не было ли это причиной его смерти?"».

 [Event "Copenhagen Politiken"] [Site "Copenhagen"] [Date "1933.05"] [Round "5"] [White "Enevoldsen, Jens"] [Black "Nimzowitsch, Aaron"] [Result "1-0"] [ECO "A46"] [PlyCount "79"] [EventDate "1933"] [EventType "tourn"] [EventRounds "6"] [EventCountry "DEN"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1999.11.16"] 1. d4 Nf6 2. Nf3 e6 3. e3 c5 4. Bd3 Nc6 5. c3 Be7 6. O-O b6 7. a3 O-O 8. e4 d5 9. e5 Nd7 10. Qe2 Re8 11. Bf4 a5 12. Nbd2 c4 13. Bc2 b5 14. Ne4 Nf8 15. Ng3 Bd7 16. h3 Ra7 17. Nh2 b4 18. axb4 axb4 19. Rxa7 Nxa7 20. Ra1 Nb5 21. Bd2 Qb6 22. Ng4 bxc3 23. bxc3 Na3 24. Rxa3 Bxa3 25. Nh5 Ng6 26. Ngf6+ Kh8 27. Nxg7 Rg8 28. Nxh7 Kxg7 29. Qh5 f5 30. exf6+ Kf7 31. Ng5+ Kxf6 32. Qf3+ Ke7 33. Qf7+ Kd8 34. Qxg8+ Nf8 35. Nh7 Qb2 36. Nxf8 Qxc2 37. Nxe6+ Ke7 38. Bg5+ Kd6 39. Qf8+ Kc6 40. Qxa3 1-0

Да, будущий выдающийся психоаналитик Ройбн Файн, тогда еще только начинавший свой стремительный подъем к самому подножию шахматного Олимпа, пошутил как-то уж очень мрачно. Шуточка с могильным привкусом. Партия Д.Эневольдсен - Нимцович игралась в мае 1933 года, а перед Рождеством 1934-го Нимцович попал в больницу, откуда уже не вышел, покинув наш мир 16 марта 1935 года.
Интересно, о чем думал писавший этот комментарий Бент Ларсен, зная, что Нимцович и Йенс Эневольдсен уже 3 года как… покоятся в одной могиле?

Именно так. Нимцовича в Дании помнят, его памяти посвящaются турниры. Уже упоминавшийся Бьерн Нильсен, однажды победивший Алехина (Мюнхен 1941), написал о Нимцовиче объемную книгу (1945), а Йенс Эневольдсен не захотел расставаться с Нимцовичем и после смерти, завещав похоронить себя рядом с великим маэстро! И похоронили (в 1980-м): их могилы не просто рядом - они похоронены в одной могиле на кладбищe Bispebjerg Kirkegaard в Копенгагенe как ближайшие родственники!


Фото Д-ра Майкла Негеле c сайтa chesshistory.com

Самое удивительное, что Нимцович и Йенс Эневольдсен не были учителем и учеником в обычном понимании этих слов. И партий они сыграли считанное количество - одну турнирную и несколько в сеансах одновременных игры во время датских гастролей Нимцовича в начале 1920-х. Посетила меня, признаюсь, одна шальная мысль, навеянная разницей в возрасте у Нимцовича и Йенса Эневольдсена в 21 год. Но нет, не был Нимцович отцом Йенса, не был. Так почему же два шахматиста похоронены вместе?

Ответ оказался прост. Нимцович и Йенс Эневольдсен были друзьями. Об этом я узнал из книг и статей Эневольдсена, изданных после войны, а также из материалов о других датских шахматистах. Йенс много писал о Нимцовиче, рассказывал анекдоты - добрые и озорные (не так зло и обидно, как написал о Нимцовиче в своей книге в самый разгар борьбы с "безродными космополитами" Ф.И. Дуз-Хотимирский).

Родтвенников у Арона Нимцовича в Дании не было. Отец скончался еще в 1918 году, мать, Эстер Рабинович, умерла в 1937-м, брат Яков Исаак умер молодым в 1926 году, братья Оси Лейб и Бенно погибли вместе с семьями от рук нацистов в 1941-м в Риге. Была еще старшая сестра Тиля, проживавшая в Киеве, но ее судьба мне пока неизвестна. В настоящее время живы внук брата Якова и внучка сестры Тили. После войны ухаживать за могилой Нимцовича было некому. Да, конечно, были друзья и редкие любители шахмат, приходившие на могилу, но родственников заменить они не могли.

Уверен, именно об этом и думал благородный Йенс Эневольдсен, решивший не разлучаться со своим великим другом и после смерти. Наверняка у братьев Эневольдсенов были и есть родственники, ухаживающие за местaми их последнего успокоения (мне рассказывали, что на могиле Йенса всегда есть живые цветы). Необычная история "двойной могилы" - именно так называют место погребения Нимцовича и Йенса Эневольдсена в некоторых публикациях - хорошо известна среди шахматных историков и коллекционеров Запада. 

Я бы мог еще долго рассказывать о Нимцовиче и датских шахматистах довоенного поколения, но эта статья о Бенте Ларсене и посвященных ему книгах. Поэтому самое время перейти от шахматной эпохи Арона Нимцовича к эпохе главного героя, тем более, что лучшие годы Йенса Эневольдсена пришлись на границу этих эпох.

В 1951 году Ларсен неудачно выступил в Бирмингеме на самом первом чемпионате мира среди юношей. Победил Ивков, a Ларсен разделил четвертое место, проиграв три партии, в том числе двум первым призерам - Бориславу Ивкову и Малколму Баркеру.

Ларсен так описал свои ощущения в своей знаменитой книге "50 избранных партий" (о ней речь впереди): "Если принять во внимание, как слабо я был подготовлен, дележ четвертого места можно считать поразительно хорошим результатом".

На следующем чемпионате мира среди юношей в 1953 году в Копенгагене Ларсен снова не добивается успеха: дележ пятого места, поражения от Клауса Дарги (дважды - в предварительной группе и финале), победителя турнира Оскара Панно, Джеймса Шервина и Фридрика Олафссона.


Бент на чемпионате мира 1953 года (фото из журнала Skakbladet)

Между этими двумя юношескими чемпионатами Ларсен принял участие в нескольких турнирах. О них можно прочитать в его книге. Но по каким-то известным только ему причинам, Ларсен ни словом не упомянул еще одно соревнование, в котором участвовал. А ведь оно имело символическое значение - практически передавался жезл лучшего шахматиста Дании.

В том же счастливом для человечества 1953-м году 18-летний Бент Ларсен сразился в матче с тогда еще четырехкратным (1940, 1943, 1947 и 1948) чемпионом страны, участником многих Олимпиад, международным мастером Йенсом Эневольдсеном.


"Вам привет от Нимцовича!", или В начале новой эпохи (фото из журнала Skakbladet)

Матч состоял из шести партий. Первые три после упорной борьбы завершились вничью, но в четвертой Бент Ларсен победил черными в открытом варианте испанской партии. В следующем поединке Ларсен снова переиграл соперника. В защите Грюнфельда он пожертвовал фигуру и получил неотразимую атаку, ...чтобы через несколько ходов совершить роковую оплошность, позволившую Эневольдсену сравнять счет. Последняя партия закончилась, как и весь матч, вничью. Несмотря на равный счет, было совершенно очевидно, что Ларсен оказался моральным победителем матча, и будущее датских шахмат принадлежит ему, ему одному. Так и началась эпоха великого Бента Ларсена.

Дальнейшая шахматная биография Ларсена хорошо известна. Я лишь буду добавлять кое-какие штриxи, рассказывая о книгах.

Этот библиографический обзор - первый в своем роде. Даже всезнающий швейцарский историк Эдвард Уинтер не составлял подобного списка. Поэтому заранее прошу простить меня за возможные ошибки и упущения.


* * *

1969

Bent Larsen: “50 Udvalgte Partier 1948-69 - 50 Избранных Партий 1948-69” (Samlerens Forlag, на датском языке)

Самую первую книгу о себе и своем творчестве написал сам Ларсен. В 1969-м еще не было ясно, кто сильнейший шахматист Запада. Соперничество Фишера и Ларсена продолжилось и на литературном поприще. В том же году издательством Simon and Schuster в Нью-Йорке была выпущена блестящая биографическая книга Роберта Фишера и Ларри Эванса "My 60 Memorable Games - Мои 60 Памятных Партий", ставшая одним из самых ярких событий за всю историю шахматной литературы.

Как и за шахматной доской, Бент Ларсен ответил быстрым и решительным контрударом. В его книге было на десять партий меньше, но в целом она практически ни в чем не уступала книге Фишера.

Книга Ларсена читается легко: яркие и четкие характеристики многочисленных персонажей шахматной сцены, элементы психологии, биографические откровения... А какие партии! Победы над довоенными звездами Бернштейном и Элискaзесом, лучшими представителями советской шахматной школы Бронштейном, Геллером, Петросяном, Таймановым, Спасским и Гипслисом, западными звездами Фишером, Глигоричем, Штальбергом, Георгиу, Олафссоном, Портишем, Унцикером. И Ларсен еще поскромничал. О системе отбора партий для книги он подробно рассказал в одной из глав.

"Книга охватывает двадцать с лишним лет, и многие читатели, возможно, сочтут удивительным, что больше половины партий относятся к 1964-1967 годам, - пишет Ларсен. - Не знаю, сыграл ли я за эти годы столь значительную часть своих лучших партий, но могу твердо сказать, что за это же время сыграл немало своих лучших турниров!"

Самыми интересными, на мой взгляд, являются главы, рассказывающие о выступлениях Ларсена в 1966 и 1967 годах.

В 1966-м в калифорнийском городке Санта-Моника, совсем рядом с Лос-Анджелесом, состоялся двухкруговой супертурнир, собравший великолепный состав: Петросян, Спасский, Фишер, Ларсен, Портиш, Решевский... Спонсором турнира был выдающийся виолончелист Грегор (Григорий Исаакович или же Григорий Павлович, как больше нравится) Пятигорский, спешно покинувший революционную Россию вместе с Рахманиновым и другими музыкантами. Разбогатев, Пятигорский тратил деньги и на шахматы, спонсировав два крупнейших международных турнира и матч-турнир 1968 года (Штейн, Решевский, Горт).

Ларсен блестяще начал, став единоличным лидером, но потом набрал только пол-очка в пяти турах. По ходу турнира он победил Фишера и дважды Петросяна. Вы представляете, что это значит - победить труднопробиваемого чемпиона мира Петросяна и белыми, и черными?! Mission impossible! Так вот, Ларсену это удалось. Он не просто дважды одолел "железного" Тиграна, он его попросту "убил"! В партии первого круга Ларсен разгромил соперника, пожертвовав ферзя за пешку! Петросян сдался на 30-м ходу.


Петросян еще не знает, что его ожидает ужасный разгром (фото из датского журнала Skakbladet)

Во втором круге Ларсен победил Петросяна в староиндийской защите в строго позиционном стиле. Трудно припомнить случай, когда Тигран Вартанович проигрывал обе партии одному и тому же сопернику в одном соревновании. Но такой случай был: Корчной победил Петросяна дважды в матче Москва - Ленинград за год до турнира в Санта-Монике. В 1970 году Фишер выиграет у Петросяна две первые партии на Матче века в Белграде, а потом еще четыре подряд в финальном матче претендентов в Аргентине, но Петросян уже был экс-чемпионом мира.


За анализом Фишера и Ларсена наблюдает чета Пятигорских

Конечно же, Петросян был крайне уязвлен поражениями от Ларсена. Но надо отдать ему должное: он не стал избегать новых встреч с обидчиком. Уже через несколько месяцев на Олимпиаде в Гаване Петросян не уклонится от партии с Ларсеном (он откажется играть с Фишером, который почти одолеет заменившего Петросяна Спасского) и ... чуть было не потерпит новое поражение. Комментируя эту партию в своей книге "Petrosian vs. the Elite - Петросян проти Элиты" (Batsford 2006), Раймонд Кин написал: "Важно отметить, что в двух предыдущих партиях между этими соперниками, сыгранными во Втором Кубке Пятигорского в Санта-Монике, победил Ларсен, поэтому для Петросяна было жизненно важно по крайней мере не проиграть в третий раз. Ранняя жертва качества может рассматриваться как настоящее испытание для "железного" Тиграна".

Ларсен играл вдохновенно и энергично, вынудив Петросяна к его фирменной жертве качества. Датчанин мог выиграть, но не увидел решающего продолжения на 35-м ходу, после чего три далеко продвинутые пешки черных решили судьбу партии в пользу чемпиона мира.

В дальнейшем победы в противостоянии этих гроссмейстеров приходились в основном на долю Петросяна. Естественно, о поражении в Гаване прочитать в книге Ларсена не удастся. Бент едва упоминает Олимпиаду, указывая на "период необъяснимой слабости", приключившийся с ним.

Интересный факт: и Ларсен, и Корчной (а заодно и Фишер) не получили приглашения на крупнейший международный турнир в Москве, состоявшийся в мае-июне 1967 года. Турнир тот был посвящен 50-й годовщине большевистского переворота и собрал почти всех сильнейших шахматистов того времени. Естественно, что на подобном турнире должен был победить представитель социалистического лагеря, но Фишер с Ларсеном гарантировать этого никак не могли. Вот их и не пригласили, хотя оба в это время года были свободны, как ветер, и выразили желание сыграть в турнире. А нечего обижать Тиграна Петросяна, a заодно и Рону Яковлевну! Обо всем этом я расскажу более подробно в своей публикации, посвященной незабвенному Леониду Штейну.

В 1967 году случилось невероятное: Ларсен победил в четырех подряд крупнейших международных турнирax! Сам герой заявил, что "такой серии побед не знала история шахмат". Hа турнире в Гаване Ларсен набрал 15 очков из 19, значительно опередив советскую группу преследования, состоявшую из Тайманова, Смыслова и Полугаевского. Ларсен включил в книгу четыре свои партии из этого турнира, но мог включить и больше (это сделают другие авторы книг о Ларсене). В канадском Виннипеге Ларсен делит 1-2 места с Клаусом Даргой, но опережает Спасского и Кереса. А затем пришла пора Межзонального турнира в Сусе. "После того как Фишер вышел из соревнования, больше некому было бороться за лавры победителя, главной целью был выход в турнир претендентов", - написал Ларсен в главе "Год 1967-й, фантастические результаты". В Сусе Ларсен набрал 15.5 очков из 21, опередив Геллера, Корчного, Глигорича, Портиша, Решевского, Горта и, увы, Штейна. И, наконец, Бент взял верх на турнире в испанской Майорке, опередив Ботвинника, Смыслова, Портиша, Глигорича, Ивкова и других. Ничего вся советская шахматная гвардия не могла поделать с неуловимым датчанином!

Часто приходится слышать и читать рецензии, что, мол, Ларсен пишет в книге очень нескромно о своей персоне, слишком уж выпячивая свои таланты и достижения. Мне так не кажется. Очень скромная книга по нынешним стандартам.


1970

Bent Larsen: “Larsen’s selected games of chess - Избранные шахматные партии Ларсена” (London: Bell&Sons, на английском языке; New York: McKay, на английском языке)

Пару дней назад в разговоре со мной Д-р Энтони (Тони) Сэйди, хорошо знавший Ларсена и проигравший ему во всех их турнирных партиях, отметил, что Ларсен говорил и писал на восьми (!) языках. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сам Бент и перевел свою биографическую книгу на английский язык.

Книга была одновременно опубликована в Англии и Соединенных Штатах меньше, чем через год после датского издания. В обеих странах издана одинаково. Хотя обложка твердая, на ней нет никаких заголовков. Поэтому я и привожу титульный лист английского издания. Впоследствии книга была переведена на русский, немецкий ("Ich spiele auf Sieg - Играю, чтобы победить", Zürich: Kühnle-Woods, 1971), французский ("Mes 50 meilleurs parties d’echecs", Paris: Payot, 1972) и испанский ("Yo juego para ganar – Играю, чтобы победить", Barcelona: Bruguera, 1974) языки.

Все эти переводы практически одинаковые. Исключение составляет издание на немецком: для него Ларсен прокомментировал дополнительнo десять партий.
     


1972

Бент Ларсен: "50 Избранных Партий 1948-1969" (“Физкультура и Спорт”, серия "Выдающиеся Шахматисты Мира", на русском языке)

Всего-то три года понадобилось советской цензуре, чтобы дать добро на перевод книг Фишера и Ларсена на русский язык. Правда, за это время один разромил другого со счетом 6-0 в принципиальном матче претендентов в американском Денвере и вышел на Петросяна, которому тоже не оставил никаких надежд в финальном матче. Обе книги вышли из печати в тот момент, когда матч Спасский - Фишер был уже совсем рядом. 

Предисловие под названием "Ларсен, каким я его вижу" написал Лев Полугаевский. Завершает русское издание послесловие перeводчика, в котором рассказывается о выступлениях Ларсена в турнирах и матчах, состоявшихся после публикации оригинала.

И Лев Харитон (Фишер), и ныне покойный Валерий Мурахвери (Ларсен) грамотно перевели книги на русский, очень близко к оригинальным текстам. У Харитона я, как ни старался, не нашел ни единой помарки. У Мурахвери нашел несколько неточностей, но совсем незначительных. Правда, я сравнивал перевод Мурахвери с английским изданием, а он переводил с датского.

Например, переводя на русский язык комментарии Ларсена к партии с Троянеску (Вагенинген, 1957), Мурахвери называет Октавио Троянеску (да, тот самый румынский военврач, сыгравший таинственный матч с Игорем Бондаревским после сдачи Ростова советскими войсками) "доктором наук из Румынии". В английском же переводе самого Ларсена Троянеску назван как "Rumanian doctor". Правда, Ларсен тоже не совсем корректен: надо было дать Троянеску титул MD (Medical Doctor), что было бы более правильным.

Есть и еще одна неточность, сильно позабавившая меня. В главе "Нежелательный перерыв" Ларсен сетует на два года, проведенные в рядах датской армии. "С осени 1961 по осень 1963 я был солдатом. Об этой странице моей жизни я не могу сказать ни одного доброго слова", - пишет Ларсен (ему бы послужить те же два года в "непобедимой и легендарной"!). Потом добавляет: "Дважды за это время я получил право оторваться от исполнения высшего долга и сыграть в международных турнирах". И далее идет описание турниров, а также ситуации с невыдачей визы Ульману. В английском же тексте есть еще одна фраза, которую Мурахвери "почему то" не перевел. Вот она: "During this period I was twice granted leave (which I made up later by serving extra time) to participate in an international chess tournament". Все дело в словах в скобках, которые переводятся как "которое я вернул, отслужив лишнее время". Оказывается, время, проведенное Ларсеном на международных турнирах, не засчитывалось в срок службы! Вот вам и "солдат спит, служба идет"! Интересно, как бы отреагировали на такое условие все выпускники советских или российских спортивных рот!?

К слову, вызывает удивление столь негативное отношение Ларсена к армии. Дело в том, что ходили упорные слухи (правда, неподтвержденные), что во время службы в армии датчанин обучался в школе переводчиков NATO - организации, одно название которой вызывает у значительной части чувствительных россиян раздражение, граничащее с неврозом.

А где еще "Беня" мог так хорошо выучить русский язык?! Сам видел его интервью по советскому телевидению в 1973 году во время Межзонального в Ленинграде. Ларсен был в приподнятом настроении - он только что победил югослава Иосипа Рукавину при помощи простой, но красивой жертвы ладьи на поле f2.


"А для тебя, родная..." (из книги "Bent Larsen's Best Games", 2014)

Почему-то считалось, что немногочисленные советские книги (не более 10-15 в год по всему Союзу) по своему содержанию превосходят те, что публиковались на Западе. Я, еще живя в СССР и просматривая в Информаторе списки книг зарубежных издательств, относился к подобным заявлениям с большой долей иронии. Думаю, что после переиздания биографических книг Фишера и Ларсена в СССР, всем стало очевидно - даже в области шахматной литературы Запад не уступал Советскому Союзу.

Объяснить иллюзии советских любителей шахмат довольно просто: советские книги постоянно переиздавались на Западе, а вот с работами западных авторов в СССР такое случалось крайне редко. Разве можно было издавать в Союзе книги, например, Ройбна Файна или Сэмуэля Решевского? Вспоминается характеристика, данная выдающемуся профессору-психоаналитику Файну гроссмейстером Котовым, как известно, получавшим зарплату сразу в двух ведомствах. Ничуть не лучше критики "проклятых вейсманистов-морганистов" со стороны сторонников "мичуринской агробиологии".

Но не буду привередничать. Книги Фишера и Ларсена были великолепным подарком всем любителям шахмат, тем редким "глотком свободы", который просто не мог оставить равнодушным. Была одна, но почти неразрешимая проблема - как достать обе книги. Их можно было найти на черном рынке, но цены для меня, московского школьника, были ужасно высокими. Книга Фишера у спекулянтов стоила 25 рублей, Ларсена - 15. С Ларсеном мне повезло - я случайно купил эту книгу в букинистическом магазине, а вот "Мои 60 памятных партий" так и остались недостижимой мечтой... на территории СССР. Теперь у меня каких только нет изданий знаменитых книг Фишера и Ларсена!

Маленькая деталь. Хотя книга Ларсена и проиграла "Фишеру" в цене (9 копеек по номиналу и 10 рублей на черном рынке), "зато" её тираж был выше аж на 25 тысяч экземпляров (75 тысяч против 50). Видимо, это было связано с тем, что Ларсен был более лоялен к советским шахматистам, чем Фишер, который часто и справедливо обвинял их в нечистоплотной игре.

Как известно, Советский Союз не подписал и не признавал до начала 1980-х пакт о защите авторских прав (authors' rights), вследствие чего не имел юридического права переиздавать книги Фишера и Ларсена. Позднее Илюмжинов хвастался, что заплатил Фишеру за весь Советский Союз сто тысяч долларов из собственных средств. Интересно, а Ларсену кто-нибудь заплатил? Я не yвидел в его книге пресловутый значок (буква "C" в кружочке). В переведеннoй на русский язык книге Эдмара Медниса "Как побеждали Бобби Фишера" ("Прогресс", 1981), такой значок есть. Соблюдены и авторские права Раймонда Кина на его книгу о Нимцовиче. А вот как насчет Ларсена?..


1975

Paul Keres, Ivo Nei: “4x25. Robert Fischer, Boriss Spasski, Viktor Kortsnoi, Bent Larsen” (“Eesti Raamat”, на эстонском языке)

Великолепная книга Пауля Кереса и Иво Нея, лучшая из когда-либо изданных в Эстонии. "Прощальный поклон" легендарного эстонского гроссмейстера Кереса, чье имя появляется в предисловии уже в траурной черной рамке.

Авторами прокомментированы сто партий - по 25 Фишера, Спасского, Корчного и Ларсена. Особенно интересны комментарии к партиям Ларсена, сыгранным после 1969-го. Напомню, что в книге датчанина последняя, пятидесятая партия датируется 1969 годом (победа в 15 ходов над болгарином Милко Бобоцовым), хотя в русском издании, благодаря послесловию переводчика, можно проследить за выступлениями автора вплоть до 1971 года.

Впрочем, не менее интересно сравнить комментарии Ларсена с комментариями шахматистов из Эстонии и к партиям, которые приведены в обеих книгах. Завершают издание партии из неудачного для Ларсена Межзонального турнира в Ленинграде 1973 года и победного турнира в Маниле, состоявшегося в том же году, но чуть позже.

Мне никогда не забыть того дня, когда, совершая еженедельный поход по книжным точкам в центре Москвы, я неожиданно наткнулся на книгу Кереса и Нея в магазине "Книги Народов СССР" на улице Кирова. Прошло почти сорок лет. Нет уже ни улицы Кирова, ни этого магазина, ни Ларсена с Фишером, а книга, давно ставшая библиографической редкостью, продолжает напоминать о годах юности.

Меня всегда удивлял тот факт, что эта великолепная книга не была переведена на основные европейские языки. Был, правда, перевод комментариев к партии Фишер - Матанович (1968) в журнале "Шахматы в СССР", но этим все и ограничилось. И только десять лет назад книга была переиздана в Испании, но об этом чуть позже.


1978

Eric Brondum: “Bent Larsen – the Fighter - Бент Ларсен - Боец” (Dansk Skakforlag, на английском языке)

Превосходная работа датского автора, да еще и изданная на английском языке.

Брондум: "Бент Ларсен - oдин из наиболее интересных и динамичных шахматистов за последние двадцать лет. И странно, что никто не извлек выгоду из этого факта, хотя это может быть объяснено тем, что самая лучшая книга о Ларсене уже написана, и написал ее сам Бент Ларсен!

Цель этой книги - показать Ларсена по-другому, а также собрать партии, сыгранные к настоящему моменту. Вы увидите, что большинство из них принадлежит периоду 1966-77 годов. Я воздержался от того, чтобы назвать книгу, например, "Лучшие Партии Ларсена", так как это было бы субъективной оценкой, вероятно, противоречащей мнению самого мастера в отношении его лучших творений. К тому же, так называемые "лучшие партии" могут быть еще не сыграны! Надеюсь, книга доставит читателю такое же удовольствие, которое испытывал я, составляя ее".

Брондум справился со своей задачей, как говорится, на все сто! В книге 75 великолепных партий Бента Ларсена. Есть не только победные, но и одна ничейная - с Ботвинником, на московской Олимпиаде 1956 года. К счастью для Ботвинника, ему удалось уйти от поражения, но уже тогда, в 1956 году, стало ясно, что в мире шахмат появился еще один большой талант.


Олимпиада в Москве, 1956 год. Ботвинник пока еще спокоен... (фото из датского журнала Skakbladet)

Ларсен блестяще выступил на той Олимпиаде: возглавляя команду Дании, он набрал 77.8% очков и завоевал титул гроссмейстера. Он победил в одиннадцати партиях, шесть завершил вничью и лишь одну, Уильяму Фэирхерсту - кавалеру Ордена Британской Империи за инженерные заслуги в области проектирования мостов - проиграл.

Особенно досталось от Ларсена легендарной команде Израиля (Черняк, Порат, Алони, Д-р Орен), долгие годы выступавшей одним составом и сотворившей сенсацию двумя годами раньше, сыграв вничью с "бронепоездом" по имени СССР. В Москве Ларсен в полуфинале обыграл Йосефа Пората, а в финале - заменившего его Моше Черняка (правда, израильтяне брали верх в матчах с датчанами и там, и тут).

В книге Брондума среди поверженных Ларсеном гигантов советских шахмат появились еще три имени - друзья по жизни Леонид Штейн и Виктор Корчной, а также экс-чемпион мира Василий Смыслов. Ларсен победил Штейна на так называемом Матче Века в Белграде в 1970 году. В четвертом, последнем, туре Штейн заменил заболевшего (и зевнувшего фигуру туром ранее) чемпиона мира Спасского. Эта партия навевает печальные мысли: Штейн, игравший черными свою излюбленную старойндийку, не увидел выигрывающего продолжения, отступив конем вместо f7 на c6. Ларсен блестяще провел эндшпиль и победил. Больше за шахматной доской им встречаться уже не пришлось (2-1 в пользу Ларсена).


На этой фотографии из книги "Bent Larsen - the Fighter" партия только начинается. Казалось, им еще играть и играть…

Книгу Брондума еще можно купить, но уже очень недешево.


1983

Dražen Marović: "Veliki Majstori Šaha: Larsen" (Šahovska Naklada, на сербско-хорватском языке)

Эта книга вышла в бывшей Югославии под номером 32 в знаменитой "зеленой серии". Написал её большой знаток в области литературы, учитель итальянского, испанского и английского языков, мастер Дражен Марович. Всего было издано 34 книги, самая последняя посвящена творчеству Каспарова. В книге, посвященной Бенту Ларсену, ровно сто партий, сыгранных за период с 1951 по 1980 годы. Большинство приводится без комментариев.


1992

Bent Larsen: Bent Larsen - Master of Counter-Atack - Бент Ларсен - Мастер Контратаки (Batsford, на английском языке)

Несмотря на новое название, это все та же биографическая книга Бента Ларсена. Просто пришло время нового издания на английском языке. Издательством Batsford было выпущено несколько книг в серии, посвященной выдающимся шахматистам прошлого и настоящего. Например, вот эти:

Все бы ничего, да уж больно описательная нотация, используемая в серии, утомляет. И кто ее только придумал...


1995

Stellan Persson: “Bent Larsen I 1947 –1956 - Бент Ларсен в 1947 - 1956 годах” (Dansk Skakforlag, на датском языке)

Этo исследование шахматного историка и писателя из Швеции Стеллана Перссона поистине бесценнo для поклонников творчества датского гроссмейстера. В невзрачного вида брошюрке собрана вся доступная информация о юных годах Ларсена, начиная с его первых турниров и заканчивая полным драматизма матче с Фридриком Олафссоном за звание чемпиона Скандинавии. Приведены не только партии турниров и матчей, которые сам Ларсен в своей книге, по вполне понятным причинам, лишь кратко упоминает (если вообще упоминает, как, например матч с Д.Эневольдсеном), но и турнирные таблицы и интересные факты биографии.

Вниманию читателя предлагается 174 партии, из которых в книгу самого Ларсена попали только десять, включая партию 13-летнего Бента с Лауридсеном. Большинство партий приводится без комментариев, остальные прокомментировал Эрик Брондум, автор книги "Bent Larsen - the Fighter".


1997

Niels Jorgen Jensen: “Larsen spiller Bird - Ларсен играет дебют Берда” (Eleprint, на датском языке)

Дебют Берда, иллюстрированный 66 партиями Бента Ларсена - полутеоретическая, полубиографическая книга датского теоретика и мастера Нильса Йоргена Йенсена.

Несмотря на небольшую популярность дебюта Берда, Ларсен продолжал играть его на протяжении почти всей жизни, не обращая особого внимания на уровень своих соперников. Как известно, герой моего повествования был очень упрям в своих шахматных предпочтениях, и применение дебюта Берда - тому еще одно подтверждение.

Когда думаешь о Ларсене, играющем дебют Берда, почему-то сразу вспоминается его партия из Межзонального турнира 1964 года в Амстердаме с Борисом Спасским. Ларсен: "Чтобы не пережить то же самое в настоящей партии (перед этим Бент проиграл Леониду Штейну - Я.З.), я решил придать ей необычный характер уже первым ходом! Весь турнир я начинал свои белые партии ходом 1.е4. Дебют слона, венская партия, разменный вариант защиты Каро-Канн, разные любопытные схемы в сицилианской - все это удалось блестяще, но больше этими вариантами удивить было невозможно. И вот я начинаю свою последнюю партию белым цветом - дебют Берда, который большинство мастеров не особенно жалует, не играет и не знает. Я-то знаю его хорошо и имею в нем много оригинальных идей. Сейчас я встречаюсь со Спасским, посмотрим, что за идеи может показать он". Спасский упустил ничью и проиграл, но, интересно, сыграл бы Ларсен этот дебют, не будь тогда абсурдного правила, ограничивающего количество участников от одной страны? Этой страной был СССР, и абсурдное правило стоило участия в матчах претендентов Леониду Штейну и Давиду Бронштейну.

В 1958 году Ларсен провалил Межзональный турнир в Портороже, заняв шестнадцатое место, но победил Тиграна Петросяна, чем и открыл их личный счет. В той партии Ларсен применил дебют Берда!

Кроме Петросяна и Спасского этим дебютом Ларсен побеждал Глигорича, Кавалека, Георгиу, Билека, Аронина... Но и был нещадно бит Фишером, Найдорфом, Олафссоном, Карповым, Бобоцовым, Удовчичем, Шмидтом... И хотя Ларсен набрал в дебюте Берда 67 процентов очков, все-таки результат этот был достигнут в основном за счет не очень сильных соперников.

Но, как бы там ни было, книга, безусловно, очень интересная. Все партии, сыгранные за период 1955-1995, тщательно прокомментированы.


2003

Bent Larsen: “Bent Larsen’s Best Games of Chess - Лучшие Шахматные Партии Бента Ларсена (Harding Simpole, на английском языке)

Еще одно переиздание классической книги Бента Ларсена. И снова под измененным названием. Неужели таким образом издательство Harding Simpole рассчитывало продать как можно больше экземпляров? И зачем надо было включать в название слово "лучшие", ведь после 1969 Ларсен сыграл большое количество отличных партий?

Был шанс избавиться от описательной нотации, но - нет, всё как и раньше.


2005

Гарри Каспаров: "Мои Великие Предшественники: Фишер и Звезды Запада" (Рипол Классик, на русском языке)

Выдающееся исследование тринадцатого чемпиона мира, посвященное его предшественникам на шахматном троне, а также тем, кто стоял на самых подступах к шахматному Олимпу. Многотомная работа Каспарова в сотрудничестве с Дмитрием Плисецким было переведено почти на все европейские языки и получило высокую оценку специалистов. Из тех, кто не стал чемпионом мира, самые большие очерки посвящены Корчному, Штейну и Ларсену, что, на мой взгляд, вполне закономерно. Каспаров, вне всяких сомнений, выделяет именно этих шахматистов среди послевоенных звезд. Уверен, что они близки ему не только в шахматном, но и в чисто человеческом плане. Что бы ни говорили их недруги, а также противники самого Каспарова, но перечисленные шахматисты - люди высокопорядочные, не расположенные к конформизму с властями или нечистоплотным поступкам.

За долгие годы я пересмотрел немало материалов, посвященных Ларсену, перечитал воспоминания о нем многочисленных шахматистов, но никогда и нигде не нашел что-нибудь его порочащее. Да, Ларсен был в чем-то наивен (например, он не до конца понимал всю сущность советского режима - читайте воспоминания Рона Гросса в самом конце статьи), но он никогда не шел на компромисc со своей совестью.

Говорят, с ним всегда было легко договориться. Лишь однажды он проявил неуступчивость: в 1970 в Матче Века ни за что не соглашался отдавать Фишеру первую доску. И ведь был прав. В то время его турнирные успехи значительно превосходили фишеровские, он дважды играл в полуфиналах матчей претендентов, в то время как Фишер таких матчей вообще не играл. И самое главное - Ларсен был первым, кто побеждал в официальных матчах ФИДЕ советских шахматистов, Геллера и Таля.

Первая партия, которую комментирует Каспаров, Ларсен - Геллер (Копенгаген, 1960) - знаменательная. Сам Ларсен ее подробно прокомментировал в своей книге, а чуть позднее назвал "одной из лучших, когда-либо сыгранных”. Но мне эта партия кажется особенно важной потому, что именно после нее Ларсен почувствовал, что может не только на равных играть с лучшими советскими шахматистами, но и побеждать их. Если бы не служба в армии и не глупейшее решение Датского шахматного союза, не пославшего Ларсена на зональный турнир, успехи датчанина в противостоянии с ведущими советскими игроками были бы еще значительнее (он, вероятно, мог стать претендентом уже в 1962 году). Справедливости ради надо отметить, что у Ларсена положительный личный счет был лишь с Бронштейном, Геллером и Штейном, с которым, увы, сыграл всего три партии, но датский гроссмейстер долгое время вел в счете против Таля и Полугаевского.

Каспаров прокомментировал 16 партий Ларсена. Многие, которые комментировал сам Ларсен, Каспаров изложил по-новому. Где-то оценки двух комментаторов совпадают, а где-то - нет. Замечательно!

Я не буду долго распространяться по поводу эссе, которое Каспаров посвятил Ларсену. Скажу лишь, что чемпион мира мастерски прочитал лекцию на тему "Что нужно знать о Ларсене и его роли в шахматах во второй половине ХХ века". Особенно мне понравились слова, сказанные Каспаровым в самом конце: «"Беня" - так ласково назвал Спасский своего давнего друга-соперника, одного из самых колоритнейших шахматистов двадцатого века. Это была эпоха личностей! Думаю, что такие фигуры, как Бент Ларсен, очень нужны шахматному миру: без них он становится серым и скучным. Посмотрите на нынешних супергроссмейстеров: где он сейчас, этот ларсеновский колорит? А творцы уровня Ларсена, при всех их спортивных недостатках, всегда выделялись из общей массы, играя в настоящие шахматы и двигая их вперед. "Принц датский"... Мне кажется, это сравнение подчеркивает трагизм фигуры Ларсена, его историческую обреченность в матчах с шахматными королями».

Спасибо Каспарову за заголовок для этого библиографического обзора.
 

Huergo, Anchorena, Alcorta, Rubinetti: “Homenaje al GM Bent Larsen al cumplir 70 años - Дань восхищения гроссмейстеру Бенту Ларсену в его 70-летие” (Jockey Club, на испанском языке)

Наиболее труднонаходимое издание о Бенте Ларсене. 60-страничная брошюрка, выпущенная аргентинским Jockey Club (напомню, в этом клубе в 1927 году игрались две партии матча Капабланка - Алехин; был скандал из-за шума в зале), стала неуловимой для коллекционеров. Иногда она появляется на различных аукционах, но тут же исчезает, будучи проданной за очень крупную сумму. В брошюре можно найти факты биографии Ларсена, некоторые партии, поздравления гроссмейстеров и членов клуба.


Празднование 70-летия Ларсена в Jockey Club. Буэнос-Айрес, март 2005 (ChessBase)

После развода со своей датской женой Ларсен женился на адвокатессе из Аргентины и с 1982 года жил в этой латиноамериканской стране.


Бент Ларсен в 2008 году (ChessBase)


Бент и его жена Лаура. Январь 2010 года (ChessBase)


Keres, Nei: “4x25 : Fischer, Spassky, Korchnoi, Larsen (Editorial Chessy, на испанском языке)

Отличная книга Кереса и Нея переиздана в Испании. Не прошло и 30 лет... Испанское издание идентично эстонскому.

2010

В ознаменование 75-летия Ларсена в Дании был выпущен специальный номер журнала Skakbladet (2010/Extra), увы, на датском языке.

Великолепное издание - дань уважeния маленькой и благородной страны своему национальному герою. В этом выпуске есть всё, абсолютно всё, что нужно знать датским любителям шахмат о Бенте Ларсене.

Вот основные заголовки:

"Бент Ларсен - это воля к победе"
"Бент Ларсен сказал..."
"Человек, не знающий страха"
"Общая доктрина Ларсена"
"Несравненный одиночка"
"По следам Бента Ларсена"
"Понимание современных шахмат"

Меня больше всего заинтересовали воспоминания самого Ларсена под названием "1. Октябрь 1947". Ну, и конечно, я не мог пропустить списки книг и статей, написанных Ларсеном и ему посвященных.


2012

Bob Long: “The Chess Gangs of New York and London. Larsen – the Hammer – Шахматные Банды Лондона и Нью-Йорка. Ларсен - молоток" (Thinkers’ Press, на английском языке)

Забавная американская серия, самым большим достоинством которой являются необычные обложки, нарисованные сыном издателя, Робом Лонгом. Как-то непривычно видеть Пауля Кереса с автоматом наперевес, Ботвинника в виде советского криминального  авторитета... Ларсену еще повезло - он персонаж положительный. Правда, непонятно, зачем Супермену, пусть и шахматному, лупить молотком шахматную ладью.

В предисловии издатель, Боб Лонг, объяснил, каким образом Ларсен удостоился почетного права стать членом "банды": он играл в New York Open. Да, действительно, Ларсен неоднократно посещал нашу страну. У него были хорошие отношения со всеми ведущими шахматистами Соединенных Штатов, включая Фишера и Решевского.

В книге Лонга 76 партий "молотка", снабженныx легкими комментариями. "Ларсен переколотил весь шахматный мир. Просмотрите его партии и вы убедитесь в этом. “Впечатляющий” - слово бедное и недостаточное, чтобы описать Бента Ларсена", - написал Лонг в своем кратком предисловии. Нельзя не согласиться.


2013

Craig Pritchett: “Chess Secrets: Great Chess Romantics: Learn from Anderssen, Chigorin, Réti, Larsen and Morozevich - Секреты Шахмат: Великие Шахматные Романтики - Учитесь у Андерсена, Чигорина, Рети, Ларсена и Морозевича” (Everyman Chess, на английском языке)

В этой книге, написанной двукратным чемпионом Шотландии, ее лидером на нескольких Олимпиадах и многолетним шахматным корреспондентом газеты Herald, творчеству Ларсена уделено не так уж и много места. Обычная проблема всех книг, пытающихся охватить творчество сразу нескольких крупных шахматистов. Но Притчетт - опытный автор, и эта книга уже не первая, написанная им для серии "Секреты Шахмат".

Для своей книги, посвященной шахматным романтикам, Притчетт выбрал тех, чей артистизм выражает глубокую личную приверженность обнаружению истин, неразрывно связанных с красотой на шахматной доске.

Великолепные партии, хороший биографический очерк, качественные комментарии - что еще нужно, чтобы вспомнить Ларсена!?


2014

Larsen: “Bent Larsen’s Best Games. Fighting Chess with the Great Dane - Лучшие Партии Ларсена. Боевые Шахматы с Великим Датчанином” (New in Chess, на английском языке)

Здесь я позволил себе сделать то, чего никогда не делал ни в одном из своих библиографических обзоров - нарушил хронологический порядок. Сделал я это для того, чтобы избежать путаницы в описании следующего издания.

Начну с названия. Нельзя было называть книгу "Лучшие Партии Ларсена", так как книга охватывает период до 1977 года включительно, а Ларсен сыграл большое количество великолепных партий и после. И уж точно не стоило включать в название фразу "Great Dane" - ведь это же порода огромных собак, называемых в России догами.

Итак, то, чего ждали и на что надеялись любители шахматного творчества Бента Ларсена, свершилось. Издательством New in Chess  oпубликовано продолжение классической книги Ларсена "50 Избранных Партий 1948-1969". Но самое интересное заключается в том, что сам Ларсен продолжение не писал...

В 2006-м, еще при жизни Ларсена, испанский гроссмейстер Ромеро Холмс опубликовал первый том испанского издания - "Bent Larsen: Todas Las Piezas Atacan - Бент Ларсен: Все Фигуры в Атаке". Эта коллекция содержит 74 партии, проанализированные Ларсеном, последней из которых стала победа над Мигелем Кинтeросом в Маниле в 1973 году. В 2009-м была опубликована немецкая версия этой книги.

Тем временем Ромеро Холмс получил от второй жены Ларсена, Лауры, большое количество статей Ларсена, которые тот опубликовал в различных газетах и журналах. Материалы были опубликованы в 2012 году во втором томе книги "Bent Larsen: Todas Las Piezas Atacan - Бент Ларсен: Все Фигуры в Атаке".

Эта версия на английском языке базируется на испанском двухтомнике, который содержит также несколько статей Ларсена о других шахматистах. Хотя эти статьи, безусловно, интересны и познавательны, редакция New in Chess решила ограничить издание только партиями самого Ларсена. Именно поэтому в книгу не включены некоторые статьи гроссмейстера, а знаменитая "Гений по имени Фишер", вошедшая в испанское и немецкое издания, приведена в сокращенном виде.

Первая часть книги Ларсена, как известно, заканчивалась партией-миниатюрой, выигранной черными у сильного болгарского гроссмейстера Милко Бобоцова (Бюзум 1969). Глава "О моем стиле" завершалась словом "десерт", которым Ларсен назвал вышеупомянутую миниатюру. Так вот, продолжение начинается сразу же после "десерта" - Ларсен начинает рассказывать о провале на турнире в Сан Хуане (Пуэрто Рико): "После написания книги я полетел в Пуэрто Рико, где играл ужасно. Турнир в Сан Хуане я закончил шестым. Большая разница между работой в кабинетной тиши и игрой в турнирном зале..."

И Ларсен сразу же переходит к турниру на Майорке (ноябрь-декабрь), в котором одержал блестящую победу, несмотря на три (!) поражения от Спасского, Горта и Мекинга. И в книге появляется новый персонаж - гигант советских шахмат Виктор Корчной, которого Ларсен впервые побеждает на Майорке в интересной партии.

Потом следуют главы "От Лугано до Золингена 1970", "Межзональный на Майорке 1970", "Майорка 1971", "Тиссайд 1972", "Моя Первая Победа над Смысловым"...

Я всё ждал и надеялся увидеть победу Ларсена над Фишером на Межзональном турнире 1970 года, но так и не дождался. Из этого межзонального в книге всего две партии - с Мекингом и Нараньей. И если четвертьфинальный матч с Ульманом описывается довольно подробно - детально комментируются две партии, - то о провальном поединке с Фишером ни слова! Как будто матча в американском Денвере и вовсе не было.

Ларсен крайне редко в своей книге высказывался на политические темы. В первой части упоминает ситуацию с восточногерманским гроссмейстером Ульманом, не получившем визу для участия в зональном турнире. Во второй политики тоже почти нет. Лишь кое-что в главе "Тиссайд 1972":

"За пару дней перед началом турнира, который был объявлен в Англии сильнейшим по составу со времен Ноттингема-1936, пришла телеграмма из Москвы, уведомлявшая о том, что ввиду непредвиденных обстоятельств советские шахматисты Таль и Васюков не смогут принять участие в турнире".

"Причин, которые привели к неучастию советских шахматистов, мы, вероятно, никогда не узнаем, - продолжает Ларсен. - Возможно, есть какая-то связь с выдворением московского корреспондента "Times" двумя неделями позже. Подавляющее большинство организаторов шахматных турниров не желают смешивать шахматы и политику, но иногда этого невозможно избежать".

Во второй части книги Ларсена случается то, чего нельзя было даже предположить, изучая первую часть: появляются не только многочисленные ничьи, но и проигранные партии. Сначала это поражение в результате грубой ошибки в партии с Любоевичем на турнире в Лас-Пальмасе (1974), а затем поражения от Васюкова в Маниле (1974) и Портиша в Лас Пальмасе (1976). Нет, явно не Ларсен писал продолжение. Альфонсо Ромеро Холмс, к сожалению, не уловил дух и букву книги Ларсена. Ведь сам датчанин иногда предлагал другое название первой части своей книги: "Играю на победу!"

Bторая часть включает более 25 глав, 75 партий, сыгранных между 1969 и 1977 годами, фотографии и турнирные таблицы.

Если будет еще продолжение, то в нем наверняка появится и тогдашний чемпион мира Карпов, которого Ларсен обыграл дважды. Подождем...

2006 2012

Larsen: “Todas Las Piezas Atacan - Бент Ларсен: Все Фигуры в Атаке”, Vol 1 and Vol. 2 (Eitorial Chessy, на испанском языке)

Как я уже говорил, испанское издание во многом совпадает с изданием на английском языке. Разница лишь в том, что в испанском есть статьи Ларсена, посвященные другим шахматистам. Включена нашумевшая статья о Бобби Фишере, для которой Ларсен прокомментировал две свои партии с ним (Порторож-1958 и Цюрих-1959), а также 22 партии, сыгранные Фишером против ведущих шахматистов мира. Есть статьи, посвященные Паулю Кересу, беспроигрышной серии Михаила Таля в начале 1970-х (до поражения от Балашова), тогда еще молодым российским звездам Карпову, Тукмакову, Ваганяну, Балашову и Кузьмину, шахматистам Дании...


2009

Bent Larsen: “Alle Figuren Greifen An - Бент Ларсен: Все Фигуры в Атаке”, Band I (SchachDepot Verlag, на немецком языке)

Первый том немeцкого издания идентичен первому тому испанского. Приведены 74 партии Ларсена, а также его статьи.


2014

Lakdauala: “Larsen move by move - Ларсен ход за ходом” (Everyman Chess, на английском языке)

Издательство Everyman Chess три года назад приступило к изданию книг в серии "Move by Move" - "Ход за Ходом". В этой серии выпускаются не только дебютные монографии, но и биографические книги. Уже опубликовано десять таких, шесть из которых (Капабланка, Крамник, Ботвинник, Карлсен, Корчной, Ларсен) написаны моим земляком Сайрусом Лакдауалой.

Лакдауала - международный мастер, победитель турниров American Open и Аmerican National, многократный чемпион Калифорнии, автор многочисленных книг. Его рейтинг Эло где-то в районе 2400+. Лакдауала пишет на очень красивом и интеллигентном языке, используя многочисленные образы из истории, литературы, кино и телевидения. Благодаря Лакдауалe вся серия пользуется большой популярностью, а количество книг непрерывно растет.

Самая последняя книга, которую написал Лакдауала, посвящена нашему герою - Бенту Ларсену. Это не просто коллекция из 59 партий, это еще и учебник для шахматистов клубного уровня с рейтингом в диапазоне 1600-2200. Комментируя каждую партию, Лакдауала задает вопросы, на которые сразу же сам и отвечает, подкрепляя подробными вариантами, человеческими и компьютерными. Автор не оригинальничает: все партии Ларсена, включенные в книгу, широко известны и сыграны против всемирно известных шахматистов.

Лакдауала: "Когда автор комментирует партии легендарного шахматиста, то он невольно становится хранителем его наследия. Книга, как и портрет, должна стремиться к тому, чтобы раскрыть важные истины о предмете исследования, в данном случае - образе мышления и партиях гроссмейстера Бента Ларсена - одной из наиболее творческих, нестандартных и влиятельных шахматных сил двадцатого столетия".

В книге шесть частей:
1. Ларсен в атаке.
2. Ларсен в защите и контратаке.
3. Ларсен в позициях с инициативой.
4. Ларсен в неустойчивых позициях.
5. Ларсен и накопление мелких преимуществ.
6. Ларсен в эндшпиле.

Есть победы героя над всей верхушкой советской шахматной машины: Ботвинником, Смысловым, Талем, Петросяном, Спасским, Карповым, Геллером, Бронштейном, Корчным, Таймановым, Штейном и Полугаевским. Нет победы над Каспаровым, которую подменяет ничья в Тилбурге, 1981 - единственная партия в книге, не выигранная Ларсеном.

Каким-то непонятным образом в коллекции партий Ларсена не попадали две его победы над Михаилом Ботвинником, одержанные на турнире в голландском Лейдене в 1970 году. Обе партии очень поучительны. В одной из них игравший белыми Ларсен был стратегически переигран.

ЛАРСЕН - БОТВИННИК

Ботвинник не нашел выигрывавшего партию хода 33... g5, сыграл 33...Qd8? и затем еще после нескольких ошибок попал в безнадежное положение.

Лакдауала дает очень точное примечание к 33-му ходу: "В жизни есть два вида барьеров:
1. Один, базирующийся на реальности, требует конкретного решения;
2. Воображаемый барьер, и всё, что требуется - осознание того, что преодоление возможно.
Похоже, Ботвиннику помешал барьер номер 2. Он не верит в то, что находится комбинация, тогда как реальность говорит об обратном".

По каким-то понятным только ему причинам, Ларсен искренне радовался победам Карпова над Корчным. Даже написал о матче в Багио книгу, в которой явно симпатизирует "пареньку с рабочей окраины". Но в личных встречах с Карповым Ларсен в свойственной ему манере играл на выигрыш. Карпов этим неоднократно пользовался, но дважды "попал под раздачу". Особенно унизительным было поражение на "Турнире Звезд" 1979 года в Монреале.

Лакдауала по поводу дебютного выбора Ларсена: "1.е4 d5. Эта непостижимая партия сильно повлияла на меня, заставив обратиться к скандинавской защите, которую я играю по сей день. Сейчас скандинавская, может быть, и является одним из главных направлений, но тогда это начало рассматривалось как сомнительное, а использование в партии с действующим чемпионом мира граничило с оскорблением - хотя и не таким, как 1.е4 а6!?, примененным Майлсом для победы над тем же Карповым!"

Чего греха таить, я радовался каждому поражению Карпова (и не я один!), и такие поражения высокопоставленного комсомольца проливались бальзамом на мою душу. Через год Ларсен вновь порадовал меня и всех поклонников своего таланта, победив чемпиона мира на турнире в Тилбурге. Правда, на этот раз в Русской партии, но снова черными! Каспаров написал, что примененная Ларсеном дебютная новинка "дала жизнь целому направлению мысли в русской партии".


Нокаут комсомольца (фото из журнала Skakbladet)

Интересно, что единственная победа над Спасским в этой книге одержана Ларсеном не на Межзональном турнире в Амстердаме (1964), а в проигранном им полуфинальном матче претендентов в шведском Мальме (1968).

Есть и две победы над Фишером. Особенно интересна та, что одержана на Межзональном турнире в Лас-Пальмасе в 1970 году. Хоть она уже приводилась в собраниях шахматных партий Ларсена (Брондум, Каспаров), но мне очень хотелось увидеть эту партию именно в книге калифорнийского мастера. Все признают, что партия проведена Ларсеном с большим подъемом, но упускают одну деталь - ход борьбы и ее результат сослужили датчанину плохую службу. Уверен, Ларсен постоянно вспоминал эту партию при подготовке к матчу с Фишером в Денвере и слишком уж уверовал в себя. А как было не вспоминать, если он переиграл Фишера в оcтрой сицилианской схватке, начисто опровергнув его план, начатый ходом 12.h4. Геллер в 1967-м дважды побеждал Фишера черными в сицилианке, но оба раза проходил через проигрыш. У Ларсена же не было даже “чуть хуже”.

Книга прекрасно издана: мелованная бумага, превосходная графика, множество диаграмм. Именно такие книги позволяют лучше и глубже понять тот вклад, который внесли ушедшие гении в нашу непредсказуемую игру.


* * *

Жизнь скоротечна. Веселый и энергичный человек превращается в медлительного и рассудительного старца. Ничего с этим не поделаешь, так уж устроено. Читая воспоминания современников о молодом Ларсене, я с трудом представлял его в том солидном, полном увeренности в себе человеке, каким увидел его в первой половине 1970-х.

Очень интересно рассказал о молодом Ларсене американский национальный мастер Рон Гросс в интервью, помещенном в превосходной биографической книге Пала Бенко, на которую я уже неоднократно ссылался.

Я перевел небольшой отрывок из этого интереснейшего интервью.

Итак, слово Рону Гроссу: "Я любил Ларсена. У него было сильно развитое чувство юмора, он всегда с радостью болтал с любителями во время сеансов одновременной игры, шутил, рассказывал невероятные истории, был стильным и утонченным. Он был чудесным парнем. Его единственной проблемой были твердые моральные устои. Он был в ужасе от женщин, хотя и привлекал их. Был очень стеснительным, что необычно для красивого мужчины, к тому же превосходного рассказчика...

Когда мы все (Ларсен, Гросс, Бенко и Эванс - Я.З.) околачивались в Комптоне, Эванс любил строить из себя крупного специалиста в области женского пола, вгоняя Ларсена в краску. Ларсен - настоящий игрок, обожавший побеждать в шахматы, карты... во всем. Но Бенко играл блиц лучше всех нас, Ларсен был лучшим в картах, поэтому Эванс старaлся превосходить в чем-то другом.

Например, Эвансу нравилось затевать разговор о совместном походе в бордель в Мексике. Бенко отказывался, так как не хотел тратить деньги (он совсем недавно попал на Запад после бегства в Исландии - Я.З.), тогда как Ларсен приходил в ужас от этой затеи и не желал в этом участвовать! Бенко всегда жил по средствам, Ларсен соответствовал своим правилам, а Эванс искал во всем приключения - ему хотелось испытать всё (прекрасные женщины, риск в картах) по полной".

Отвечая на вопрос "почему Ларсен дистанцировался от него?", Гросс сказал: "Я не уверен, но у нас была пара "моментов". Первый случился в 1957 году, когда мы жили вместе (к тому времени Ларсен съехал из мотеля, принадлежавшего Эвансу, и поселился в моей квартире). Я выступал за местный шахматный клуб и играл против Ирвинга Ревайза, сильного калифорнийского мастера. Ревайз победил меня в четырех предыдущих партиях, поэтому мне очень хотелось взять реванш. Я играл превосходно и мог легко выиграть. Ларсен наблюдал и, казалось, получал удовольствие. Партия была отложена, и Ларсен поздравил меня с удачной попыткой. К сожалению, вместо того, чтобы записать ход, немедленно выигрывающий партию, я вместо этого записал ход, оказавшийся грубой ошибкой (мы играли в цейтноте, и я не мог долго думать над решением)! Он сказал мне, что я проигрываю после этого хода, но я отказывался верить. Мы пошли домой, он расставил позицию на доске и показал, как я буду уничтожен. Начал смеяться и назвал меня идиотом за то, что не последовал его совету (а советовал он мне сразу после цейтнота успокоиться, расслабиться и отдохнуть). Я был ужасно зол на самого себя, но, видя, как он получает удовольствие от создавшейся ситуации, в шутку заявил: "Сейчас пойду и заменю свой записанный ход". Ход был в конверте, оставленном в клубе.

Ларсен набросился на меня! Он потерял контроль над собой! Это выглядело так, будто он достал значок ФИДЕ. Начал напыщенно говорить о том, как почетно быть гроссмейстером ФИДЕ, как важно следовать правилам ФИДЕ. Он продолжал и продолжал, думая, что я действительно намеревaюсь сжульничать и подменить ход.

Я старался убедить Ларсена, что пошутил, но осадок остался, когда мы пошли спать. На следующий день я встретил Ревайза и поведал ему всю историю, сказал, что записал идиотский ход и сдаю партию, что Ларсен подумал, будто я действительно планировал проникнуть в клуб и подменить ход. Ревайзу всё это показалось смешным. К сожалению, Ларсен думал, что всё серьезно в моем "плане" и требовал у меня телефонный номер Ревайза, чтобы предупредить его о моих темных намерениях. Я дал Ларсену телефонный номер Ревайза, сообщив, что уже сдал партию, но он все-таки позвонил удостовериться, что я действительно сдался!

Второй "момент" случился в 1966 году, когда Ларсен приехал для участия в Кубке Пятигорского. Я сказал ему, что занимался с Фишером, но Бобби секундант был не нужен. Я спросил Ларсена, не нужен ли ему секундант, сказав, что был бы счастлив предложить любую помощь. Он почувствовал себя оскорбленным. Думаю, он подумал, что если Фишер отклонил мою помощь, то было бы неприлично для него принять мое предложение. Бент сказал: "Я бы никогда не взял себе секунданта!" Конечно, не в моих силах было ему помочь, так как я явно уступал ему в классе, и он всегда вынужден был мне всё объяснять. Но мое предложение было абсолютно невинным, просто он мне нравился, и я хотел помочь старому другу.

В 1968 году Ларсен вернулся в Штаты, чтобы сыграть в U.S. Open в Аспене, Колорадо. Он сказал мне, что ему нравится приезжать в США и побеждать американских мастеров. И добавил - цитирую: - "Я получаю большое удовольствие от этого". Ларсен любил опрокинуть стаканчик перед сном, после чего, откинувшись на спинку стула, вести разговоры о шахматах и/или политике (он знал много о мировой политике). В один из вечеров я, Тарьян и Браун зашли к Ларсену в номер, где у нас случился жаркий спор на тему: есть ли необходимость для NATO контролировать происходящие после войны события. Ларсен был категорически против NATO. В это время я многое знал о NATO, и это его раздражало, так как я находил серьезные аргументы в поддержку своих взглядов. В конце концов мы решили, что уже поздно, и пора спать, после чего все разошлись.

На следующее утро, когда я вышел на завтрак, все газеты пестрели гигантскими заголовками о советском вторжении в Чехословакию. Ларсен еще спал (он всегда вставал поздно). Я рванул к нему на этаж с парой газет и стал колотить в его дверь. Наконец он открыл и было видно, ему не нравится, что его разбудили. "Гросс, о чем Вы думали, когда будили меня столь рано?".

Наверное, я был перевозбужден, потому что бросил ему в физиономию газеты и произнес: "Помнишь, о чем мы говорили прошлым вечером? На, погляди на эти заголовки!"

Ларсен был потрясен. Его лицо изменило цвет. Он открыл шторы, сказал, что ему надо почитать, попросил меня удалиться, чтобы он мог обдумать ситуацию. С тех пор он был холоден и непредсказуем по отношению ко мне. Иногда был настроен дружески, но иногда был груб и недоступен".

Прочитав эти воспоминания, я подумал: а что Ларсен сказал бы сейчас? Снова твердил бы о ненужности NATO?

Несколько лет назад в одном из своих писем ко мне Виктор Львович Корчной написал: "Они, западные гроссмейстеры, они все не очень глубокие политики, но все до единого с левацким душком. Вспоминаю: Меран, советская вакханалия. Творится чертовщина. Я говорю об этом, а ведущий журналист Бент Ларсен отвечает: "А ты докажи!" А у меня доказательства не прямые, а косвенные. Казалось бы, это не суд, встань на минуточку на позицию человека, с которым ты сыграл десяток партий, знаком с формой его мышления - ни за что! Это Ларсен, человек с колоссальным объемом информации. Нужно что-то, чтобы человек начал, захотел соображать..."

Как же Вы, дорогой Виктор Львович, правы. Во всем.

Как бы там ни было, Ларсена уже нет в этом мире. Хотелось бы, чтобы мы все запомнили его таким, кaкой он на следующей фотографии, обнаруженной международным мастером и историком Джоном Дональдсоном в архиве недавно умершей Жаклин Пятигорской (Ротшильд), вдовы Грегора Пятигорского.


Улыбающийся 23-летний Бент Ларсен в самом центре во втором ряду. Вы узнали кого-нибудь еще?


  


Комментарии

Восхитительная

Счет: 10

Восхитительная фундаментальность. Яков, огромное Вам спасибо за Ваш труд!

Очень содержательно, но имя

Счет: 3

Очень содержательно, но имя одного из братьев Эневольдсен - Йенс (а не Дженс).

Книжку Кереса "4 по 25" я безуспешно искал в Таллинне и Пярну в 1975-76, а после эмиграции Корчного она стала раритетом.

Спасибо автору, мгновенно

Счет: 3

Спасибо автору, мгновенно заменившему имя Эневольдсена на Йенс.

А вот ТАРЬЯН в русской прессе был почему-то ТАРДЖАН (хорошо, что не ТАРЗАН!)

Читал не отрываясь до конца.

Счет: 7

Читал не отрываясь до конца. Посреди рабочего дня. Отложив на время все другие заботы и интересы. Спасибо, Яков!

Интересно, почему-Беня?

Счет: 0

Интересно, почему-Беня? Ларсен же вроде не еврей?

У Спасского специфический

Счет: 3

У Спасского специфический юмор.

Безусловно, огромный интерес

Счет: -5

Безусловно, огромный интерес представляет процитированное письмо Виктора Львовича Корчного к автору статьи Якову Зусмановичу:

//Несколько лет назад в одном из своих писем ко мне Виктор Львович Корчной написал: "Они, западные гроссмейстеры, они все не очень глубокие политики, но все до единого с левацким душком. Вспоминаю: Меран, советская вакханалия. Творится чертовщина. Я говорю об этом, а ведущий журналист Бент Ларсен отвечает: "А ты докажи!" А у меня доказательства не прямые, а косвенные. Казалось бы, это не суд, встань на минуточку на позицию человека, с которым ты сыграл десяток партий, знаком с формой его мышления - ни за что! Это Ларсен, человек с колоссальным объемом информации. Нужно что-то, чтобы человек начал, захотел соображать..."//

Автор восклицает вдогонку:

//Как же Вы, дорогой Виктор Львович, правы. Во всем.//

…однако почему-то воздерживается от приведения документального доказательства правоты своего кумира в том, что касается советской вакханалии и чертовщины в Мерано:

http://i18.servimg.com/u/f18/17/22/31/45/image102.jpg

Чем еще можно объяснить подобные умолчания автора, если не его желанием законсервировать наиболее непрезентабельные черты совка на постсоветском пространстве?

Дорогой Валерий! Спасибо за

Счет: 2

Дорогой Валерий! Спасибо за меранскую ссылку. Изучил ее. Остался вопрос: почему "судные" "страшные" дни сыграли на руку русскому Карпову против (полу)еврея Корчного?

Уважаемый Иноземцев, думаю,

Счет: -3

Уважаемый Иноземцев, думаю, что из Анатолия Евгеньевича Киппура такой же русский, как из Виктора Львовича Корчного – еврей. Оба являются действительными членами одного и того же коммунистического интернационала и живут по одному и тому же вавилонскому календарю.

Вот, как "судные" и "грозовые дни" 1-10 тишри сыграли на руку Корчному в Багио:

http://i18.servimg.com/u/f18/17/22/31/45/image101.jpg

Об этой советской вакханалии автор статьи Яков Зусманович также предпочел умолчать.

Яков, если позволите, задам

Счет: 2

Яков, если позволите, задам вам пару вопросов.
1. Тарьян. В русскоязычной шахматной литературе я встречал только Тарджан. Как всё-таки правильно?
2. Испанский гроссмейстер Ромеро Холмс. Я залез в рейтинг-лист на сайте ФИДЕ и нашел: Romero Holmes, Alfonso. Фамилия пишется на латинице точь-в-точь как фамилия известного сыщика, героя книг. Но по-испански она должна читаться как "Ольмес", то есть Альфонсо Ромеро Ольмес.
Проверьте, пожалуйста.

Присоединяюсь к вопросу

Счет: 2

Присоединяюсь к вопросу насчет Тарьяна/Тарджана (уточнение: в СССР писалось и так, и сяк).

Я с удовольствием отвечу на

Счет: 2

Я с удовольствием отвечу на Ваши вопросы, тем более, что помню Вас, Manowar, как одного из немногих нормальных людей на chessglum.
1. Здесь трудно решить, что правильно - Тарьян или Тарджан. В советских изданиях использовались оба перевода фамилии американского шахматиста, но ближе к началу 1980-х стало доминировать написание "Тарджан". В книге о межзональном турнире в Риге (1979) используется только это написание.
Но есть и другое мнение. Эта фамилия может быть не только армянской, но и неармянской. Если фамилия принадлежит армянину, то, вероятно, она может произноситься и писаться как "Тарьян". Американский же шахматист, как выяснилось года два назад, не армянин, а еврей. Поэтому, произношение и написание "ТАРДЖАН" будет более правильным в данном конкретном случае.
Я же действовал по привычке. У меня перед глазами всплыла диаграмка из партии американского шахматиста с Карповым. Карпов простым ходом заматовал соперника. Но там фамилия американца - кажется, это был "64" - была написана как "Тарьян".
2. Честно говоря, я даже не имел понятия, что может быть по другому. Я всегда считал, что он - Холмс, так как следовал написанию на English (Romero Holmes, Alfonso).

Все эти поблемы с написанием являются трудноразрешимыми. Я часто вижу как и в наших книгах страшно коверкаются имена и фамилии шахматистов из СССР/России, особенно, когда пытаются написать не только имя и фамилию, но еще и отчество(!).

Между

Счет: 3

Между прочим,Тарджан-олимпийский чемпион 1976 года в Хайфе,того самого турнира,который
бойкотировал СССР.Именно так правильно звучит его фамилия,так и стали его писать в СССР,начиная
с упомянутого межзонального-1979.Удивительно,что он не играл в шахматы несколько десятков лет,а на старости лет вдруг заиграл.

Кто знает, почему Джеймс

Счет: 2

Кто знает, почему Джеймс Тарджан предпочел работу библиотекаря (самого настоящего, профессионального, а не какого-то там коллекционера!) в публичной библиотеке Санта-Круза профессии шахматиста... Может, надоели все эти разъезды и нервотрепки, постоянная борьба за рейтинги и призы... Вообще-то, было бы замечательно его увидеть, так как до Санта-Круза всего-то около 100 миль. А какие там места! Какие секвойи, от одного запаха которых можно свихнуться! Рядом знаменитый Монтеррей с его великолепным заливом и ... школой переводчиков с русского языка (Ларсен, похоже, в такой школе и учился), 17-Mile Drive с его неподражаемыми пейзажами, Кармел, в котором когда-то мэром был сам знаменитый Dirty Harry - Клинт Иствуд.
Так что мы с Джеймсом Тарджаном почти ... уже хотел сказать, земляки, но вспомнил, что земляками, согласно российской версии Википедии, являются уроженцы одной местности. Так что Джеймс Тарджан - мой калифонийский сосед (спасибо, zenit!) и ... соплеменник (спасибо GM Игорю Бердичевскому и его готовящейся к выходу колоссальной энциклопедии "Евреи в Шахматах"!).
God Bless America!

Мне, конечно, крайне неловко,

Счет: 0

Мне, конечно, крайне неловко, зная мнение автора об Империи Добра как о теплице для талантов со всего мира, но выскажу крамольную мысль, что в "капиталистическом раю" США работать сереньким библиотекарем экономически намного прибыльнее, чем быть ярким талантливым гроссмейстером-практиком даже урожденному американцу, не говоря уже об иммигрантах.

Викисловарь: Земляк 1.

Счет: 3

Викисловарь:
Земляк
1. человек, рождённый с кем-нибудь в одной местности, области, государстве.
2. фамильярное обращение к соотечественникам своего социального круга.

Википедия:
Земля́к (жен. землячка) — уроженец одной с кем-н. местности (Словарь Ожегова).

Можно было написать "мой калифорнийский сосед" или еще как-нибудь.

Добротная

Счет: -1

Добротная шахматно-историческая статья, изрядно подпорченная воинствующим антисоветизмом автора, который он старается продемонстрировать где только можно и даже на грани неуважения к герою статьи: это надо же, чудак Ларсен хорошо относился к Карпову и плохо к НАТО, вот то ли дело "мудрые и объективные", а так же "грамотно политически подкованные" Корчной, некто Гросс и сам автор статьи.

Любопытен пассаж автора о виолончелисте Пятигорском. Вот, мол, уехал талантливый человек на Запад, ну и там КОНЕЧНО же разбогател. Ну, а как же иначе? Ведь в понимании автора Запад являет собой такого добряка и душку по отношению к талантливым людям.
Ну, правда, огромное количество талантливых и известных (и тем более неизвестных) ныне художников, музыкантов, писателей жили и умирали на Западе нищими (для шахматистов приведу примеры Стейница, Ласкера, Рубинштейна, Алехина, не говоря уже о шахматистах 2-й половины 20-го века), но так они сами этого захотели, наверное?!
А в самом конце статье обнаруживается интересная "деталька" (спасибо автору, что не стал умалчивать) - супруга то Пятигорского оказывается была урожденной Жаклин Ротшильд. Так каким же образом разбогател талантливый виолончелист?

Очень интересная статья. В

Счет: 3

Очень интересная статья.
В детстве поразили ответы Ларсена на несколько вопросов, заданных участникам Матча Века.
Этой книги у меня давно нет, но ответ на один из вопросов ("Кто по Вашему мнению является сильнейшим шахматистом на сегодняшний день?) помню близко к тексту. "Сильнейшим шахматистом является Бент Ларсен. Непоколебимо верю, что (дата ближайшего матча на первенство мира) завоюю звание чемпиона мира."

Вот, может, потому и не стал

Счет: 1

Вот, может, потому и не стал чемпионом.

"Не кажи гоп, пока не прыгнешь".

С другой стороны, без такой

Счет: 1

С другой стороны, без такой убеждённости(м.б. за редким исключением) чемпионом не стать.

Точнее - пока не

Счет: 1

Точнее - пока не перепрыгнешь.

Спасибо, дорогой

Счет: 2

Спасибо, дорогой Яков!
Познавательно, интересно, да что говорить - просто здорово!
С нетерпением жду, когда вы расскажете нам о Тарраше и Штейне.
Вы много знаете. Пишите чаще!

Я подозреваю, что Ирушка

Счет: -2

Я подозреваю, что Ирушка Тарраша совсем не жалует.

Зря подозреваете. Я давал для

Счет: 2

Зря подозреваете. Я давал для этого повод? На самом деле, еще как жалую! Все до единой книги Тарраша и о Тарраше собрал. Превосходну знаю историю его жизни. И, кстати, никто и никогда не писал библиографию книг, посвященных Таррашу.

Подозрения были (возможно)

Счет: 1

Подозрения были (возможно) основаны - замешаны - на том, что Тарраш происходил из мешумадов (выкрестов), но сколько было атеистов среди евреев - и ничего страшного! Скромным был доктор Тарраш....

Это меня, честно говоря, мало

Счет: 3

Это меня, честно говоря, мало волновало. Я когда об этом узнал лет 25 назад, то не очень огорчился. Протоиерей Александр Мень перекрестил чуть ли не всю еврейскую культурную элиту, и ничего...
А вот в биографии Тарраша есть много чего интересного. У него ведь сын геройски погиб за Германию в WWI, да и сам он "отличился" в старости: оставил 59-летнюю жену и в возрасте 62 лет женился на 32-летней Гертруде Шредер (бес в ребро?). Да, там есть о чем рассказать, вернее, пересказать, так как написав 900-страничную книгу "Siegbert Tarrasch: Leben und Work" (2004), Вольфганг Камм эту тему почти закрыл.

Смотрите также...

  • В качестве предисловия к вопросу отсылаю к заметке Валерия Крылова "Лучшая заготовка Бориса Спасского".

  • Вопрос о Спасском Ларсене и кое о чем еще оказался легкой прогулкой для подавляющего большинства отвечавших на него. Поздравляю победителей: yonik, Gildar, Konek_Gorbunok, Мирошниченко Павел, Kangaroo, Жидов Иван Константинович, Михаил Кирсанов, Bunda_Viktor, Мазуркин Александр, alchemer, Максимов Андрей, Сергей Корпунков, Obezjana, Маргарита Череповская.

    Вопрос звучал так:

  • Печальную новость получил вчера от своих друзей-коллекционеров из Сербии: не стало Светозара Глигорича, или "Глиги", как называли его многочисленные друзья в шахматном мире.

  • Перед началом чемпионата мира по блицу на сцене ГУМа вручали награду сильнейшему шахматисту минувшего года. Получив из рук главного редактора журнала «64-шахматное обозрение» статуэтку «Очарованного странника», Магнус в ответной речи упомянул число 67. Собравшиеся было подумали, что норвежский вундеркинд ошибся и перепутал название всемирно известного журнала.

  • Очередной шахматный вопрос в телеигре "Что? Где? Когда?" прозвучал в финале летней серии.

    "Восьмая чемпионка мира по шахматам Сьюзен Полгар часто принимала участие в мужских турнирах и даже кого-то обыгрывала. А у каких мужчин, согласно ироничному высказыванию Сьюзен, она не выигрывала никогда?"

  • В конце лета 1971 года Юрий Абрамович Бразильский, шахматный редактор издательства "Физкультура и спорт", мой первый шахматный учитель и незабываемый друг, поручил мне перевести книгу Бобби Фишера "Мои 60 памятных партий".

  • Завершившийся в Санкт-Петер­бурге Мемориал М. И. Чигорина собрал многих ведущих гроссмейстеров. Своим выступле­нием турнир украсил легендарный Лайош Портиш из Венгрии. В свое время за стиль игры его называ­ли «вен­герс­­ким Ботвинником». Без проблем удалось получить согласие на беседу - Портиш доброжелательно относится к представителям СМИ. Видимо, сказывается то, что он много лет был редактором шахматного журнала.

  • Прошедший в Лондоне турнир претендентов вызвал массу споров, породил большое количество слухов и домыслов, но оказался выдающимся соревнованием, державшим в напряжении все шахматное сообщество. Магнус Карлсен и Владимир Крамник, набравшие одинаковое количество очков, принадлежат к разным шахматным поколениям, но та удивительная гонка, которую они устроили на финише, надолго останется в памяти всех любителей и профессионалов.

  • Началось всё с новости на сайте Chess-News, в которой цитировались слова Илюмжинова о том, что в шахматах нет наркоманов и наркомании. Я обратил внимение на короткий комментарий одного из посетителей, в котором приводилась ссылка на недавнее интервью Марка Тайманова, где тот рассказал о привычке шведского гроссмейстера Гидеона Штальберга выпивать энное количество алкогольных напитков непосредственно перед партией.

  • Сергей Воронков презентовал книгу о Федоре Богатырчуке (ФОТО)