Ирина Турова, Валентина Гунина: "Нас заманивали круассанами"

Время публикации: 12.03.2011 04:28 | Последнее обновление: 12.03.2011 04:40

Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы обсуждаем конфликтную ситуацию, которая сложилась во время женского турнира в Румынии, и вместе со мной на связи сейчас две участницы соревнования, две россиянки - Ирина Турова и Валентина Гунина. Вы сейчас где находитесь? 

И.ТУРОВА: Мы еще в Бухаресте.

Е.СУРОВ: То есть, не улетели еще?

И.ТУРОВА: Нет, у нас самолет в семь утра.

Е.СУРОВ: Но, как я понимаю, у кого-то рейсы и раньше? Иначе не пришлось бы делать в последнем туре столь быстрые ничьи?

И.ТУРОВА: Конечно. Например, я играла с Моникой Сочко, и у нас на партию оставалось буквально сорок минут. Разумеется, мне такое очко не нужно, игра должна быть честной. Организатор нам обещал деньги с первого дня. Каждый день обманывал: завтра, завтра…

Е.СУРОВ: Речь идет о гонорарах за участие?

И.ТУРОВА: Речь идет о деньгах за дорогу. Например, я летела из Архангельска. Расходов порядка 600 Евро только за дорогу. Деньги не были выданы. Не говоря уж о гонораре…

В.ГУНИНА: А мне, как ни странно, за дорогу выплатили полностью, но не в первый день, как обещали. У меня был самый дешевый билет, только виза была довольно дорогая, потому что я не успела ее вовремя сделать. И мне он отдал все, причем переплатил на 50 Евро. Я ему вернула, потому что мне неудобно брать деньги тех, кому он не отдал. Например, в Сочи нам тоже отдают всегда в последний день, но мы знаем, что так у них принято, и что нас не «кинут». А тут мне обещали, что все отдадут в первый день по приезду. И когда потом каждый день «кормят завтраками»…

И.ТУРОВА: А мне он уже отдавал восемь месяцев за прошлый турнир…

Е.СУРОВ: Кто он? Назовите уже его имя.

И.ТУРОВА: Это Дан Пасарелу. В июне мы с мужем выиграли опен-турнир в Румынии. На закрытии он сказал, что у него нет денег. А россиян было довольно много. Насколько мне известно, мастер из Москвы Гаврилов до сих пор не получил своих. Пасарелу нас просил молчать, ждать… Федерация Румынии была вроде бы на нашей стороне. Они нам предложили написать письмо протеста, тогда они его дисквалифицируют, но при этом денег он нам, конечно, не отдаст. Мы не знали, что делать. Уже даже хотели обращаться в Российскую шахматную федерацию за помощью. В итоге мы от него получили порядка восьмидесяти имэйлов, и в каждом был какой-нибудь обман: «завтра», «через неделю», и так далее.

Е.СУРОВ: Так в конце концов получили деньги или нет?

И.ТУРОВА: Мы получили их в феврале. Но сами понимаете, нервы наши не железные.

Е.СУРОВ: И все-таки, после того случая все равно согласились ехать в Румынию? 

И.ТУРОВА: Дело в том, что здесь как бы организатор был другой - депутат. Писали, что это «Кубок президента», что все будет на высшем уровне… Поэтому я и поверила. И согласилась только потому, что это сильный круговой турнир, а у нас их мало.

Е.СУРОВ: Это правда.

И.ТУРОВА: У меня не так много возможностей поиграть. К тому же, я играла в этом турнире в прошлом году, и тогда нам все было выплачено.

В.ГУНИНА: Я согласилась по тем же причинам. Мне сейчас надо сидеть писать диплом, у меня вообще ничего еще не написано, а осталось менее двух месяцев – в конце апреля я должна его защитить. И мне позвонили, пригласили, я посмотрела на состав: я только пятая по рейтингу. Такие условия при таком шикарном составе... И мне было очень интересно сыграть, потренироваться. Конечно, не ожидала, что так будет.

Е.СУРОВ: Расскажите все по порядку.

И.ТУРОВА: Проблемы начались с первого же дня. Начнем с того, что организаторы нас не встретили в аэропорту. Я прилетела немного позже – у меня были проблемы с рейсами, пришлось в аэропорту Праги переночевать, - и мой муж Максим три раза сообщил организаторам, когда именно я прилетаю. Единственной, кого я нашла в аэропорту Бухареста, была Моника Сочко, которая искала организаторов к тому времени уже два часа.

В.ГУНИНА: Как ни странно, опять же, Пасарелу встретил меня и сестер Музычук еще. Остальные добирались сами.

И.ТУРОВА: Отель вообще никакой связи с организаторами не имеет. Администрация говорила, что они ничего не знают, и что организаторы с ними не связываются вообще. В общем, у нас сложилось впечатление, что мы своим присутствием сильно мешали организаторам заниматься какими-то своими делами.

В.ГУНИНА: Чтобы было понятно отношение к нам Пасарелу, расскажу такой случай. В первый день после пресс-конференции мы попросили отвезти нас в магазин. И договорились встретиться через полтора часа, чтобы поехать назад. В назначенное время приходим, ждем сорок минут на улице. Мороз не такой сильный, как в Москве, но все равно. Нашли такси, за свои деньги приехали в гостиницу, и оказалось, что Пасарелу просто ужинает! Мы так разгневались… Тетя Наташа, мама сестер, начала что-то ему говорить, и с этого дня он просто перестал к нам подходить.

И.ТУРОВА: В первый игровой день нам для записи партий принесли чистые листы – сказали, что бланков нет. Это было весело и грустно…

В.ГУНИНА: Даже у нас в Мурманске в турнире города всегда были бланки.

И.ТУРОВА: Минут через пятнадцать их все-таки распечатали. А во второй день нам пришлось играть в десять утра, хотя, ничего такого в Положении записано не было. Но вот в этом Президентском дворце, где мы играли, там было что-то запланировано на вечер, и поэтому нас попросили играть утром.

В.ГУНИНА: Для нас было предназначено всего две машины. И нам иногда приходилось долго ждать. Я несколько раз ждала полтора-два часа, пока закончится последняя партия, чтобы меня все-таки отвезли в гостиницу. А в конце турнира вообще сделали один микроавтобус. И должны были все ждать, пока все соберутся.  

Е.СУРОВ: А далеко ехать было?

И.ТУРОВА: Примерно тридцать минут от места игры до гостиницы.

В.ГУНИНА: Единственное, к чему особых претензий нет – это сама гостиница. Не повезло только Анне Ушениной: ей достался номер с видом из окна на кладбище… А в остальном условия были неплохие, хороший и постоянный Интернет. Вот только магазинов никаких нет поблизости. Но все эти «мелочи» можно пережить: отсутствие бланков, вид на кладбище, отсутствие поблизости магазинов. Но вот еда…

И.ТУРОВА: Это было ужасно.

В.ГУНИНА: Первые два дня с нами был некто Юлиан (он обзванивал нас до турнира). Пока он присутствовал, мы очень неплохо питались, и все счета записывались на него. А потом он уехал по своим личным делам, и после этого пару дней все на себя записывала Ева Репкова. Постепенно еда стала исчезать. Сначала мед, потом фрукты...

Е.СУРОВ: В каком смысле исчезать?

В.ГУНИНА: Я попросила принести мне мед. Вообще-то я его редко употребляю, а тут он мне так нравился, фруктовый чай с медом… Официантка мне приносит чай без меда и говорит: «Нет меда». Я потом поняла, что за деньги он все-таки есть, потому что все остальное стало так же быстро исчезать.

И.ТУРОВА: А потом нас стали кормить, как в столовой.

В.ГУНИНА: Да, потом нам стали приносить листочек, где было написано, что мы должны есть. А первые дни нам носили меню, мы классно ели. Причем порции здесь очень большие, и мы их делили пополам. Это было очень выгодно: нам приносят одну порцию, а мы ее делим на двоих. И мы не так много заказывали. Поэтому удивились, когда нам стали приносить порции без выбора. Мы их почти полностью оставляли. Если на нас экономили, то где выгода?

И.ТУРОВА: Нам перестали приносить и чай, и воду…

В.ГУНИНА: Вот у Иры был кипятильник, она могла кипятить. А я пила чай с сестрами Музычук, у них был чайник. А другие девочки…

И.ТУРОВА: Ко мне приходили.  

В.ГУНИНА: Да, в комнате кое-как могли пить, но хотелось бы иметь такую возможность и во время еды.

Е.СУРОВ: Что же все-таки произошло в последний день?

И.ТУРОВА: Мы стали особенно сильно нервничать после выходного дня по поводу невыплаты денег. И в последнем туре решили отказаться от игры. Еще за несколько дней мы уведомили всех организаторов, судей. Мне кажется, что нам не очень-то поверили. Они подумали, наверное, что все женщины не смогут договориться.

Е.СУРОВ: И никакой реакции не последовало?

И.ТУРОВА: Никакой. Пасарелу присутствовал на играх раза три за турнир. В последние дни он просто стал от нас скрываться. Или приходит на десять минут во время партии. Кто во время партии пойдет с ним разговаривать? Наконец, вчера вечером он сказал нам, что в десять утра привезет деньги, и мы поедем на тур. Мы согласились. И всю ночь готовились к партиям. Но он не появился ни в десять утра, ни в одиннадцать, не в двенадцать. Мы все ждали внизу в холле.  Нам очень помогла Ева Репкова. Если бы не она, мы вообще ничего не получили бы. Она начала звонить в секретариат президента страны и рассказала все секретарю. А президент последние три дня занят в связи с какой-то там европейской комиссией. Но Ева объяснила всю ситуацию, и, видимо, это сдвинуло дело с мертвой точки.

Е.СУРОВ: Она же из Словакии, да?

И.ТУРОВА: Да. Она прекрасно говорит по-английски, но Пасарелу вообще не понимает на этом языке! Как нам с ним говорить, если он нас не хочет понимать? На все, что мы ему говорим, он отвечает тремя словами: «Everything is okay». Больше ничего. Хотя, насколько мне известно, он по-английски все-таки что-то знает. Но Ева - она очень вежливая. Ее никто не слушал. Она звонила каждый день по три-четыре раза со словами «пожалуйста» и подобными.

Е.СУРОВ: Не обладает она наглостью на такие случаи…

И.ТУРОВА: Нет, не обладает, она очень культурная. К сожалению, в нашем турнире я даже не знаю, кто обладает такой наглостью. Нам как-то все было неудобно.

Е.СУРОВ: Ну и как в конечном итоге вопрос-то решился?

И.ТУРОВА: В конечном итоге этот Дан Пасарелу появился около часа дня, когда мы уже частично разошлись. А некоторые даже уже сдали ключи от номера и сидели с вещами. Мы в это время решили пообедать, сели за стол. Тут появился он, дал нам деньги, сказал «быстренько побежали играть». Мы сказали, что пока мы не поедим хоть раз нормально, никуда не пойдем.

В.ГУНИНА: Нам еще говорят: «да вы там поедите, мы вам там еду приготовим». Мы спрашиваем: «что поедим»? Отвечают: «ну, не суп, конечно, но сэндвичи». Видят наши лица и добавляют: «не только сэндвичи, но еще круассаны».

И.ТУРОВА: Нас заманивали круассанами…

В.ГУНИНА: Я очень хотела играть в последнем туре, настроилась по-боевому. У меня была заготовлена новинка, я собиралась преподнести сюрприз Ане. Но вместо этого была вынуждена предложить расписать ничью, как все остальные.

И.ТУРОВА: Валю лишили шансов бороться за первое место. Я могла при определенном раскладе занять третье. Зрители в 16 часов пришли на закрытие, а мы в это время пришли играть. И все всё видели.

В.ГУНИНА: И сегодня вечером, уже после всех этих скандалов, мы думали, что нас хорошо покормят. Приходим в ресторан, а там опять эта курица… Мы ее с рисом уже раз пять, наверное, переварили. Аня Музычук сказала, что скоро кудахтать начнем.

Е.СУРОВ: Разница в призах между местами большая?

И.ТУРОВА: Честно говоря, даже Положения толком не видели. По-моему, небольшая – 200 или 300 Евро. Но дело больше в принципиальных соображениях. Все мы расстроились. За исключением, пожалуй, тех, кто обеспечил себе хорошие места. Аня Затонских вроде бы не расстроилась. Естественно, Аня Музычук тоже не особенно горевала. Но у всех осталось ощущение такое, что турнир как бы не закончился. Кажется, что играли-играли, и еще предстоит сыграть.  

Е.СУРОВ: Выходит, весь турнир получился на нервах?

И.ТУРОВА: Конечно. Мы все время дергались. За обеденным столом каждый день одна тема для разговора. Уже все смеялись над этим.

В.ГУНИНА: Все остальные организаторы относились к нам с вниманием, хотели помочь. Депутат даже хотел часть денег отдать из своих, но не знал сколько. И мы видели уже потом, что он ругал этого Пасарелу. Просто во время турнира за ним никто не следил, и поэтому он так издевался над нами. Можно сказать, что один только человек испортил весь турнир.

Е.СУРОВ: Верна ли информация, что этого Пасарелу наказали?

В.ГУНИНА: Это нам сказал Юлиан, что вроде бы его дисквалифицировали на год. Во всяком случае, на закрытии его имя ни разу не упомянули, даже когда объявляли тех, кто организовывал и спонсировал турнир.

Е.СУРОВ: Я совсем недавно услышал рассказ Маши Фоминых о том, как ужасна была организована Первая лига чемпионата России. И честно признаюсь, думал, что только в России и на уровне первой лиги может быть такое отношение к шахматисткам, когда они никому не нужны.

И.ТУРОВА: К сожалению, не только. Надеюсь, что такие организаторы, как здесь в Румынии, которые не уважают шахматисток, будут наказаны. Не знаю только, кто нам возместит моральный ущерб, потому что переживаний было действительно много. Особенно много выпало их на долю Евы Репковой. Она приехала с мужем, с сыном, но ей ничего не отдали за дорогу, и у нее просто стали заканчиваться деньги. Только сегодня отдали.

Е.СУРОВ: В любом случае, ваша принципиальность очень похвальна.

И.ТУРОВА: Ну, я лично ничего не боюсь. Я считаю, что надо говорить правду и ничего не бояться.

Е.СУРОВ: Нет, дело не в вас лично. Когда один человек не боится, это одно. А вот когда объединяются несколько людей – такое очень редко случается среди шахматистов, к сожалению.

И.ТУРОВА: Мы с Валей еще днем решили, что напишем в Российскую шахматную федерацию. И предупредили тут, что нас поддержат. Мы были уверены в этом.

Е.СУРОВ: Так вы написали?

И.ТУРОВА: Нет, мы не успели еще ничего сделать, потому что сидели в холле.

Е.СУРОВ: Тогда зря вы об этом сказали: теперь-то они точно поддержат. А вот если бы сейчас не проговорились, можно было бы проверить – поддержат или нет.

И.ТУРОВА: Ну, я все-таки стараюсь думать хорошо о людях.

Е.СУРОВ: Спасибо вам за ваш рассказ...

И.ТУРОВА: Вам спасибо, что выслушали. Конечно, эмоции сильные. Никому не пожелаем побыть в нашей ситуации.

Е.СУРОВ: Мне кажется, самое главное, что вы сделали – это объединились.

И.ТУРОВА: Да, это было сильно. Честно скажу, были нюансы. Мы боялись, что нас не поддержат. Не буду называть имена, но были те, кто предлагал: мол, давайте не будем никому рассказывать, нам отдадут деньги, может быть…

Е.СУРОВ: Но эти имена не из числа румынских шахматисток?

И.ТУРОВА: Нет, как раз румынки молодцы. И сестры Музычук, и Валя молодец – очень бодро требовала еду. Проявила бойцовские качества.

Е.СУРОВ: Не только за шахматной доской.

И.ТУРОВА: Да, поэтому мы с ней подруги. Она открыто сказала Пасарелу: «Это ваши проблемы. Я хочу есть». И перевела ему пять раз, потому что он делал вид, что не понимает.

Е.СУРОВ: Ну скажите, в конце концов все деньги – призовые, за перелет, и так далее – отдали?

И.ТУРОВА: Да. Но отдали тогда, когда мы уже не могли играть последний тур.

Е.СУРОВ: Как я понимаю, раз турнир проводился под патронажем президента, то его же и подставили?

И.ТУРОВА: Конечно.  

Е.СУРОВ: Проводить в аэропорт вас обещали?

И.ТУРОВА: Вы знаете, мы на всякий случай оставили румынские деньги для такси…


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Две участницы завершившегося в Бухаресте турнира Ирина Турова и Валентина Гунина в интервью Chess-News рассказали подробности организации соревнования. По их мнению, виновник всех конфликтов, которые возникали на протяжении турнира, один: его имя Дан Пасарелу. По словам шахматисток, все участницы были на нервах с первого до последнего дня - прежде всего из-за того, что Пасарелу не выплачивал ни гонорары, ни расходы на перелеты.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Суперфинале чемпионата России среди женщин. Рядом со мной Валентина Гунина, героиня, к сожалению, только предпоследнего тура, только что состоявшегося. Здравствуйте, Валентина. Почему у вас не шла игра на протяжении всего турнира, и как вам удалось сегодня лидера победить?

  • В Бухаресте в резиденции президента Румынии проходит женский круговой турнир с участием десяти шахматисток.

  • В Белгороде наряду с мужским проходит и женский Кубок России. Восемь участниц вели борьбу по олимпийской системе. Вчера в полуфиналах Ирина Турова и Баира Кованова в первых партиях одержали победы соответственно над Дарьей Пустовойтовой и Татьяной Степовой. Сегодяня обе ответные партии завершились вничью.