Евгений Свешников: "На своих ошибках учатся только дураки. Видимо, я из них..."

Суббота, 11.07.2015 01:53
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 10.07.2015, 22.00
Длительность: 1 час 26 минут

Е.СУРОВ: 22.03 московское время. Впрочем, и в Риге оно, по-моему, то же самое. Евгений Свешников, у вас тоже десять вечера? Сверим часы.

Е.СВЕШНИКОВ: Да, так точно, десять часов.

Е.СУРОВ: Добрый вечер вам!

Е.СВЕШНИКОВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Поскольку вы проиграли матч, я, наверное, должен посочувствовать вам в связи с таким результатом? Я имею в виду, конечно, матч Карпову.

Е.СВЕШНИКОВ: А вот меня соседка по дому встретила и поздравляет с победой! Я говорю: "Да вы что, я проиграл!". Она говорит: "Как? Вы выиграли партию у чемпиона мира!". Так что видите, по-разному оценивают. Ну, а я Толе сказал, что счет матча угадал. То есть я считаю, что счет нормальный. Я бы не сказал, что кто-то выиграл, а кто-то проиграл. Да и спортивная составляющая этого матча была не такая большая. Смысл-то был в другом.

Е.СУРОВ: А в чем? Поясните. Может быть, не все понимают.

Е.СВЕШНИКОВ: Это такой показательный, выставочный матч. Конечно, он имеет какое-то спортивное значение, но, в основном, для меня, а не для кого другого. Ну и Толе, ясное дело, не хотелось бы проиграть. Вот и все. А так, я думаю, что спортивной составляющей в этом матче немного. Тем более, что (неразборчиво), не забывайте. Не было никакого спортивного отбора, стремления куда-то. Скорей всего, для него это была тренировка, а для меня – желание привлечь внимание к шахматам здесь, в Латвии, в данный момент. Потому что это всколыхнет здесь шахматную жизнь, я надеюсь. Как говорил Борис Васильевич Спасский, когда мы с ним ездили по России: "Мы погнали шахматную волну. Теперь задача – кто это подхватит и разовьет инициативу". Вот если сумеют местные шахматные организации, шахматная федерация поддержать, то…

Е.СУРОВ: Я тут подумал, что если вы погнали шахматную волну, то чиновники ФИДЕ высшего ранга являются серфингистами, которые на доске плывут по этой волне и получают удовольствие.

Е.СВЕШНИКОВ: Не знаю, не знаю. Вы как-то очень сложно это закрутили, я так сразу и не сообразил, с кем бы сравнить чиновников ФИДЕ. Но я думаю, что было бы хорошо, если бы им было интересно наблюдать за нашим матчем, а заодно послушать, что говорят вокруг этого матча.

Е.СУРОВ: А в Латвии что говорили вокруг этого матча? Какой-то резонанс все-таки он вызвал? Можно сказать, что цель популяризировать шахматы, конкретно в Латвии, достигнута?

Е.СВЕШНИКОВ: Вы знаете, у меня было такое впечатление, что сначала все смотрели на меня как на чудака, ни больше, ни меньше. Потом стали думать: а может, я просто-напросто ловлю какие-то финансовые моменты, вот в этом плане. А потом поняли, что интерес всех других любителей шахмат очень большой. Не только этот матч, здесь ведь прошел и турнир ветеранов, и ветеранов вместе с детьми, и это освещалось в прессе, и вся лига об этом говорила. Из моих знакомых точно. Но все очень удачно получилось, хотя все было не так просто, и даже даты перенесли. Но в итоге все получилось очень здорово! Мы провели матч в новом доме, который имеет название "Резиденция Таля". Мы имели возможность вспомнить Мишу Таля, а это ведь очень важно. В соседней Эстонии Пауля Петровича Кереса чтят, а здесь, в Латвии, Таля как-то немножко забыли. Даже турниры его памяти проводятся почему-то в Москве, а не в Риге. Конечно же, надо проводить какие-то турниры и в Риге тоже.

Е.СУРОВ: А почему все-таки без флагов, Евгений Эллинович?

Е.СВЕШНИКОВ: Это очень просто. Я думаю, что тут особой политики нет. Наверное, объяснить можно так: два россиянина играют в Риге. Ну и что, мы будем ставить российские флаги? Если мне поставят латвийский флаг, то вроде бы непонятно – я гражданин России, а играю под латвийским флагом. С другой стороны, у меня рейтинг-лист латышский, и я уже четыре с половиной года жду, когда же меня переведут в российский, а все никак не переводят. Я бы даже сказал так: Латвия – моя вторая родина, я здесь живу уже тридцать лет.

Е.СУРОВ: Вы не стесняетесь играть под латвийским флагом?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет. Более того, я играл под ним. Но понимаете, в чем дело. Я даже из экономических соображений не могу играть под латвийским флагом, вот в чем дело. Я не могу играть в чемпионатах мира и Европы среди ветеранов. Если говорить о ветеранских турнирах в Латвии и в России, то, конечно, мне в России играть интереснее, у меня там много друзей и знакомых, с которыми мы играли еще в чемпионатах России среди школьников. А в Латвии, всех, с кем я играл, в основном, мне пришлось их всех хоронить. Это и Миша Таль, и Айварс Гипслис, и Багиров, и Клованс… В общем, я многих похоронил, и соперников здесь не осталось. Я два раза играл в чемпионате Латвии среди ветеранов – показал стопроцентный результат. Мне это неинтересно, мне, конечно, гораздо интереснее играть в России. Так что я, конечно, российский шахматист. Все-таки сыграл девятнадцать чемпионатов Союза и России, прожил там бóльшую часть жизни, более того, я там и до сих пор работаю.

Е.СУРОВ: Ну, раз уж мы как-то неожиданно вырулили на эту тему, я хочу вас спросить, потому что очень многие спрашивали: чем же продолжается (или уже закончилась) ваша длинная история с желанием перейти под флаг России?

Е.СВЕШНИКОВ: Какой я шахматист – российский или латвийский? 19:12 - вот такая пропорция в пользу России.

Е.СУРОВ: Это что значит?

Е.СВЕШНИКОВ: Это сколько чемпионатов я сыграл там и здесь. А вот по поводу моих судов… Знаете, я прочитал в Интернете, по-моему, в Википедии, что я судился с шахматной федерацией за право участвовать в двух чемпионатах. Вот так вот! На самом деле, это абсолютно неверно. Я судился, чтобы поставить руководство Правления и Наблюдательного Совета шахматной федерации в рамки закона. То есть они должны были соблюдать Устав шахматной федерации, и ничего больше. Они не имели права принимать ограничения о допуске в чемпионат России. Тогда надо сначала поменять Устав шахматной федерации, и только потом – Положение о турнире. Они считали, что они могут, а я считал, что они не могут. Вот и все. Это был единственный вопрос, который решался в суде. Суды я, как вы знаете, проиграл. Но на самом деле, если я вам расскажу, какие суды я проигрывал в России… Даже книгу об этом собираюсь написать, Каспаров меня давно об этом просил, говорит: "Ты должен книгу написать о своих судах". Возможно, я и займусь этим в ближайшее время.

Е.СУРОВ: Вас тут как раз Вконтакте спрашивают, не собираетесь ли вы заняться мемуарами?

Е.СВЕШНИКОВ: Я на открытии матча сказал: вот, сыграю матч с Карповым – и могу приступать к книге мемуаров. На самом деле, у меня еще есть две книги по сицилианской защите – это 4…е5, 5…е5. И чтобы закончить цикл "Сицилианская защита", я обязан написать и о 3.Bb5. Кроме того, у меня еще остались спортивные турниры, а именно: чемпионаты мира и Европы среди ветеранов. Для меня это единственные турниры, которые имеют спортивное значение. Все остальные рассматриваю как отдых и прежде всего как возможность получить материал для будущих книг, вот и все. Так что у меня из спортивного остались только ветеранские шахматы.

Е.СУРОВ: Я правильно понимаю, что вы ждете, что в этом году пройдет пятилетний срок, и ФИДЕ…

Е.СВЕШНИКОВ: Да, я надеюсь, ведь совесть должна быть у чиновников ФИДЕ!

Е.СУРОВ: Так совесть или закон? Должно быть что-то одно.

Е.СВЕШНИКОВ: Дело в том, что закона у них нет. Более того, я гроссмейстеру Барееву, который был чиновником у нас в федерации России, предложил пари, как Джек Николсон в некогда известном фильме "Полет над гнездом кукушки". Там было предложено пари на один доллар. Так вот я предложил Жене Барееву пари на один доллар, что меня по существующему закону не переведут из латвийского рейтинг-листа в российский.  Потому что закон не действует, он не написан, его нет. Более того, если его пытаются исполнить – я уже написал об этом, - то сегодня переходы выглядят как взятка от шахматиста федерации или от одной федерации другой. Переходы не узаконены, потому что нет договоров у шахматистов по поводу членства в сборных. В основном, нет. У некоторых договоры присутствуют, но их единицы. Кроме того, если ты играешь за сборную, то это уже в какой-то степени договор. Хотя я играл за сборную Латвии исключительно на добровольных началах, без контракта, без денег. Я получал – смешно сказать – только суточные. Так что у меня с ними не было никакого юридического договора. Меня же никто не купил, и я не какой-то раб. Почему я не могу перейти из одной федерации в другую? Я этого не понимаю. Кстати, я член двух федераций, я плачу взносы как в одну, так и в другую федерацию, поэтому имею право играть в турнирах как одной, так и другой федерации. А за команду я имею право играть только за какую-то одну. И вот я четыре года не играю за сборную Латвии. Почему же не могу играть за сборную России? А вот, скажем, Широв перешел очень быстро в сборную Латвии из сборной Испании.

Е.СУРОВ: То есть какие-то двойные стандарты?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет. Там просто кто-то за кого-то заплатил какие-то деньги. А как это можно оформить юридически? Вот представим такую ситуацию. Латвия говорит: "А мы не согласны на переход Свешникова". И как меня Россия получит? Кроме того, скажем, Широв нужен Латвии, и за него заплатили. А Свешников России сейчас не нужен. Они уже получили от Свешникова все, что нужно, - я двадцать раз играл за сборную России. Двадцать! А за сборную Латвии – пять. Вот и думайте.

А вот, скажем, в Словении интересный момент. У них там такое: кто играл шесть чемпионатов, тот уже может не считаться иностранным шахматистом и может играть на правах словенского шахматиста. Я играл много командных чемпионатов в Словении, то есть я мог бы в принципе играть в Словении уже как словенский шахматист.

Е.СУРОВ: Хорошо. После того, как вы, я надеюсь, перейдете в этом году в российскую федерацию, с латвийскими турнирами вы планируете закончить?

Е.СВЕШНИКОВ: Я могу потерять чемпионат Латвии среди мужчин, если так захочет шахматная федерация Латвии. Это максимум, что я могу потерять.

Е.СУРОВ: А живете вы в Риге?

Е.СВЕШНИКОВ: Живу я в Риге. Но зато имею сейчас возможность по Уставу шахматной федерации России играть во всех российских чемпионатах, а там их много: быстрые шахматы, блиц, ветеранские, мужские – то есть достаточно много турниров. А в Латвии меня интересует только один турнир. Я сейчас, кажется, поделил третье-шестое место в чемпионате, сыграл немножко неудачно, ну ничего, зато турнир по моей силе. А в чемпионате России среди мужчин, я думаю, мне не так интересно играть – я сейчас уже, конечно, слабее молодых, надо реально оценивать свои силы. Конечно, двадцатый чемпионат мне, может быть, и хотелось бы сыграть, если я туда попаду. Но меня не надо туда допускать! Ну ладно, мы уклонились от темы.

Е.СУРОВ: А вот здесь спрашивают: "Как вы объясните выход Карпова в сицилианку, которую он играл очень редко, при том учитывая ваши особые познания и разработки в некоторых вариантах?".

Е.СВЕШНИКОВ: Это очень интересно! Вы знаете, поскольку у меня было время, начиная с декабря, мне помогал в подготовке мой сын, и я давно не был так хорошо готов к матчу. Скандинавская, Каро-Канн, на е5 – то есть за белый цвет было подготовлено очень много чего. Кроме того, мне пришлось очень серьезно готовить антимеран под Карпова. И в итоге все пошло насмарку! Он не применил ничего. Сицилианку я никак от него не ожидал, потому что в сицилианке я все-таки играю довольно много вариантов. Тем не менее, он пошел на сицилианскую защиту. Я думаю, что он, имея огромный матчевый опыт – ни один шахматист в мире не имеет такого опыта, как Карпов, даже Каспаров такого опыта не имеет.

Е.СУРОВ: И он просто просчитал, как нейтрализовать вашу дебютную подготовку?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, я не думаю, что он просчитал, он просто выбрал для себя оптимальный вариант. Он действительно пошел по моему дебюту, я так думаю. Я, честно говоря, совсем не готовился к сицилианской защите.

Е.СУРОВ: И при этом, если опять же не брать четвертую партию, в которой…

Е.СВЕШНИКОВ: Я вам скажу, что произошло в четвертой. Я получил позицию, которую я играл и белыми, и черными. Конечно, план Qе4, Na3, Nc4 - я и против него боролся черными, и за белых его применял. Что меня побудило сыграть Nc3? Это, видимо, не шок, но какой-то нервный стресс, который я получил в результате падения флажка в третьей партии. Если бы я проиграл ту партию нормальным путем, но проиграть в ничейной позиции падением флажка – это было неприятно. Особенно после такой хорошей второй партии.

Е.СУРОВ: И конечно, это повлияло психологически?

Е.СВЕШНИКОВ: Конечно, повлияло. Я думаю, что из-за этого матч перевернулся. Кроме того, Карпов изменился. Я думаю, что он считал, что легко выиграет матч, а тут неожиданно возникла борьба.

Е.СУРОВ: Он сказал вам что-то после первого игрового дня? Что-нибудь такое необычное.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет-нет. У нас сохранились очень хорошие отношения, так с чего они будут портиться?

Е.СУРОВ: Я не про то, что отношения могут испортиться. Но он вообще как-то отреагировал на то, что он проигрывает?

Е.СВЕШНИКОВ: Нет, мы просто анализировали, и никаких эксцессов ни с одной стороны, ни с другой не последовало. Вот с Виктором Львовичем [Корчным] это было бы очень возможно, а с Толей – нет. Я как-то раз выиграл у Виктора Львовича партию, впервые жизни! Причем первый раз я получил действительно худшую позицию черными, защищался хорошо и выиграл! Это было в 2007 году в Челябинске. И я ожидал от Виктора Львовича, что он на меня нападет за эту победу. Так оно и было! Я сидел, он меня поливает, а я улыбаюсь. Это было смешно. Я всегда просил Корчного, чтобы он не менялся, потому что в этом и есть его суть, за это мы его и любим. Он – Корчной, ему не надо меняться и подстраиваться. Но у Толи такой проблемы нет, он умеет проигрывать. А вот Виктор Львович, да думаю, и Каспаров, они проигрывать не умеют, не научились. Ну и что такого?

Е.СУРОВ: А вы умеете проигрывать?

Е.СВЕШНИКОВ: Вы знаете, это вопрос достаточно сложный, потому что понятие "уметь проигрывать" можно понимать по-разному. Если не показывать, что ты проиграл, не срываться, не нервничать – то один скажет, что ты умеешь проигрывать. А другой скажет, что ты не умеешь проигрывать, потому что не делаешь выводы. Кто-то считает, что надо стать после проигрыша более злым, более собранным. Это вопрос будет иметь неоднозначный ответ. Вы знаете, я даже с Толей сегодня говорил на эту тему. У меня какой-то совершенно другой подход к шахматам. Я на вашем сайте прочитал вопрос: а как же Карпов со Свешниковым готовились? Мол, сейчас все готовятся по компьютерам, по базам, а вот как они? Я не буду говорить за Толю, но я всегда готовился на собственных ошибках. Я свои партии играл и потом их анализировал. Я даже учебники толком не читал. А когда я их начал читать, то мне казалось через строчку, что и здесь ошибка, и здесь ошибка. Я опровергал эти учебники! Вот так вот.

Е.СУРОВ: Подождите, Евгений Эллинович, ладно с Карповым – здесь все понятно. Он довольно давно не играет, и здесь можно готовиться так, как вы говорите. Но вот, например, матч с Шировым. Я не поверю, что вы не смотрели, какие дебюты он играет в последние несколько лет, и так далее.

Е.СВЕШНИКОВ: Послушайте, я дебют с Шировым выиграл в пяти партиях! И только в одной Леша может сказать, что он получил творческую победу. Он в сицилианке с 2.с3 очень хорошо отреагировал на новинку, которую придумал мой сын, и получил равную позицию. А во всех остальных партиях, я считаю, что в дебютных сражениях я вышел победителем. Результат был катастрофический для меня, но Леша потом даже извинялся за две победы, которые он одержал в первый день. Мне трудно сказать, в чем дело. Наверное, я просто плохо играю.  Правда, я выигрывал там в одной партии, в другой тоже вроде не проигрывал, ну ладно. А подготовка к Широву была очень хорошей! И достаточно плодотворной.

Е.СУРОВ: Правильно ли я понимаю, что вы и молодым шахматистам сейчас советуете готовиться именно таким образом: прежде всего учиться на собственных ошибках, а уж потом теория, компьютерная подготовка? Или одно не должно заменять другое?

Е.СВЕШНИКОВ: Одну секунду! Тут смотря какие задачи вы ставите перед собой. У меня сейчас задачи не такие, как у молодых ребят, поэтому я не знаю, надо ли им советовать то же самое? Нужно просто анализировать свои партии обязательно и искать свои ошибки – это однозначно, без разговоров! Все свои партии нужно записывать и анализировать. Но сейчас есть и возможность учиться и на ошибках других людей. Как говорят: на своих ошибках учатся только дураки. Вот я, видимо, из тех самых дураков, так сложилось. Но  если вы читали мои книжки, то я там так и написал, что это позволило мне думать самостоятельно и не ориентироваться на авторитетов. Я сейчас смотрю на машину Гудини, которая является тренером для всех, все время критически. Я смотрю на ее оценки, а оценки просто ужасные! Как говорится, уши вянут, когда смотришь на эти оценки!

Е.СУРОВ: Вы имеете в виду, в дебюте прежде всего?

Е.СВЕШНИКОВ: И в эндшпиле тоже. И после комбинаций. Я могу привести сотню примеров, когда оценка совершенно другая, просто абсолютно! Ну, а в дебюте на первых ходах вообще не обсуждается. Даже на пятом, на десятом ходу ошибок очень много. А все молодые считают, что компьютер безгрешен. Это не так.

Е.СУРОВ: Хорошо.

Е.СВЕШНИКОВ: Может быть, мы к матчу перейдем? А то мы обо всем.

Е.СУРОВ: Так мы о матче и говорим. Ну хорошо, расскажите. У вас, наверное, сложилось о нем какое-то целостное впечатление?

Е.СВЕШНИКОВ: Начну с того, что я сегодня поведал Толе за завтраком. Я говорю: мне кажется, что я не такой, как все. Меня бьют, а я крепчаю. То есть у меня больше уверенности появляется после поражения, а не после победы. Я вспоминаю свои творческие поединки с шахматистами, с которыми я много играл, - скажем, с Володей Тукмаковым. Я ему проиграю одну партию, вторую в одном и том же дебюте. Причем борьба идет равная, позиции хорошие, а я их проигрываю. Но зато третью партию я выигрываю, и это бывает лучшая партия турнира. И вариант закрываю. Всё! Понимаете, у меня такой подход: я все время долблю в одну точку и ищу истину. Если я уверен в своей правоте, я ее докажу. Вот так и по жизни, видимо, получается в этих судах. Но в российских судах доказать свою правоту очень трудно.

Е.СУРОВ: Теперь вы сами отклоняетесь от темы матча к российским судам!

Е.СВЕШНИКОВ: Ну, вот так получается, я сравниваю свою жизнь и шахматы.

Е.СУРОВ: Как я понимаю, Карпова вы сегодня проводили из Латвии?

Е.СВЕШНИКОВ: Да. Я вам сразу сейчас расскажу, чтобы потом не возвращаться. Я поехал Толю встречать, а за день до этого Леша Широв об этом узнал и говорит: "Как, вы едете его встречать?! У вас же матч!". Я говорю: "Потому что я его уважаю. Как я могу не поехать?". И я поехал. И провожал его сегодня тоже. А как же? Он же гость, приехал в Латвию, почему же его не встретить и не проводить? Вот это разный подход к жизни, наверное.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, а если бы ваш матч с Карповым проводился в Москве, вас бы приехать встретить Анатолий Евгеньевич?

Е.СВЕШНИКОВ: А это другое! Во-первых, я не чемпион мира. Во-вторых, это вопрос…

Е.СУРОВ: Это провокационный вопрос.

Е.СВЕШНИКОВ: Нет-нет, просто… Скажем, я своих друзей стараюсь встречать. Если есть такая возможность, то почему нет?

Е.СУРОВ: С Каспаровым не желаете встретиться в матче?

Е.СВЕШНИКОВ: Я вам скажу так: Гарри должен мне шахматную партию в классику. И я жду, когда он мне отдаст пари. Тут в Риге могут выстроиться в очередь за то, чтобы с Гарика получить.

Е.СУРОВ: Поясните, что вы имеете в виду?

Е.СВЕШНИКОВ: Ну, Широву он матч должен или нет?

Е.СУРОВ: Широву матч должен. А вы за Широва?

Е.СВЕШНИКОВ: В этом вопросе - да, потому что, в принципе, Гарри сломал шахматную судьбу Широву, я так считаю. Вот все, что я могу сказать. Знаете, чемпионами мира становятся, когда ты на пике получаешь такой шанс. А если этот шанс у тебя забирает судьба или кто-то другой, то ты не становишься чемпионом мира. А ведь были люди, которые могли стать чемпионами. Скажем, тот же Рубинштейн. Ну, я не буду называть всех. И Нимцович имел такой шанс. Может быть, он и не стал бы, но шанс такой имел, просто не смог собрать десять тысяч.

Е.СУРОВ: Тот же самый Виктор Львович Корчной – он имел шанс стать чемпионом? Или там все-таки не судьба была?

Е.СВЕШНИКОВ: Вот не судьба, на Карпова попал. Я думаю, Толя на меня не обидится, но я считаю, что матч в Багио был не совсем честным, и я об этом Толе говорил. Не потому, что там какие-то организации, а просто разные помощники  были у Корчного и у Карпова. На Толю работали многие. Вот в этом плане матч был не совсем честный. Но жизнь такова, что нельзя все поставить в рамки. Тут вины Толи-то нет. Просто судьба не была благосклонна к Виктору Львовичу.

Е.СУРОВ: А Каспаров-то сам знает, что он должен вам партию?

Е.СВЕШНИКОВ: А как же! Я ему постоянно об этом напоминаю. Мне не стыдно ему об этом напомнить.

Е.СУРОВ: Но шансы есть вашего матча с Каспаровым? Я всерьез спрашиваю.

Е.СВЕШНИКОВ: Вы знаете, перед написанием книги, которую мне надо писать, я бы с удовольствием с ним сыграл! Можно вместо одной классики хотя бы четыре быстрых, с удовольствием! А если он захочет поговорить о политике – тоже с удовольствием разобью его позицию! Потому что я все время рассчитывал на то, что российская власть будет относиться к его политическим высказываниям с улыбкой. Но, похоже, он заходит слишком далеко.

Е.СУРОВ: Вы уверены, что вы не только будете дискутировать с ним на равных, но вы еще и разобьете его политическую позицию?

Е.СВЕШНИКОВ: Уверен. Вот в шахматы – не уверен, а в этом – да.

Е.СУРОВ: Ваша позиция противоположна позиции Каспарова? Или не по всем вопросам?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, мы с ним политические антиподы. А по жизни он мне симпатичен, и как к человеку я к нему хорошо отношусь. Правда, он непостоянен в своих политических взглядах, он их меняет. То он призывал голосовать за Ельцина (в 1996 году) - я на плакатах видел его улыбающееся лицо (не будем говорить "физиономию"), и подпись: "Спортсмены России, голосуем за Ельцина!". А буквально через двенадцать лет я читаю в интервью его слова о том, что Ельцин был государственным преступником. И он перечисляет несколько эпизодов из жизни Ельцина, которые были еще до голосования, до его выборов в президенты. Вот это к вопросу о политике. Пусть он объяснит, что поменялось?

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, я, конечно, не адвокат Каспарова, но из того, что вы рассказываете, особого противоречия нет. Видите ли, в чем дело. В начале и в середине 90-х годов действительно очень многие из творческой интеллигенции призывали голосовать за Ельцина. Кто-то, кстати, сейчас в этом раскаивается…

Е.СВЕШНИКОВ: Но они же не занимались политикой! Да, они приходили к Белому дому, поддержать Ельцина, но они же потом не занимались политикой. Если политик резко меняет свое отношение, значит, он не такой хороший политик. Я считаю, что Каспаров зря бросил шахматы. Правда, он не совсем бросил, он все-таки пишет книги, и в этом, может быть, сейчас его предназначение. Он может заниматься развитием шахмат в школах, и это очень хорошо! Я считаю, что такой человек, как Гарри, должен оставаться в шахматах, он там может сделать кучу доброго и хорошего для шахматистов.

Е.СУРОВ: А с Карповым вы о политике говорили?

Е.СВЕШНИКОВ: Немного. Ему задавали вопросы, он отвечал. Я его понимаю. Я не могу сказать, что во всем с ним согласен, но, по крайней мере, я его понимаю.

Е.СУРОВ: Но все-таки, если говорить упрощенно, вы сейчас больше с Карповым в политическом смысле, чем с Каспаровым?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, безусловно. У нас, видимо, воспитание близкое – все-таки мы выросли примерно в одинаковых семьях, в одном регионе и в одно время. Я помню, как я уговаривал Виктора Львовича и Анатолия Евгеньевича сыграть в одной команде. Виктор Львович быстро согласился, а Толю мне пришлось уговаривать целый год. Но один вопрос, который мне задал Корчной, я помню до сих пор: "О чем я буду говорить с Карповым?". Я ему отвечаю: "Виктор Львович, ну вы же со мной находите общие темы?". Он говорит: "Да, конечно". – "Вам комфортно?". – "Да". – "Ну так Карпов же имеет такое же воспитание, образование, он же сделан, в общем-то, из того же теста". Конечно, жизнь у него складывалась по-другому, естественно, влияние окружающей среды было иным. Но в итоге Корчной признал, что можно с Карповым общаться.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, вы говорите: жаль, что Каспаров ушел из шахмат, тем более в политику. А Анатолий Евгеньевич? Я понимаю, что он постарше Каспарова, но все-таки он тоже ушел из шахмат в таком возрасте, в каком у Корчного был еще расцвет сил, и сейчас он тоже в политике.

Е.СВЕШНИКОВ: Во-первых, Гарри ушел в пятьдесят. Вернее, даже раньше. А Толя… Я вам напомню такой интересный эпизод. Я разговаривал на эту тему с Женей Бебчуком, он еще был жив. Знакомое имя?

Е.СУРОВ: Да, знакомое, но думаю, что не всем нашим слушателям.

Е.СВЕШНИКОВ: Российским шахматистам всем это имя знакомо, думаю, что и мировым тоже. Он был президентом шахматной федерации, организатором крупных турниров. И вот он Толе сказал такую вещь (а Толе в тот момент было пятьдесят лет): "Толя, как ты плохо играешь! Как ты можешь позорить имя Карпова?!". Вот такое сказал Бебчук, который любил Карпова! И Каспарова он любил, и всех чемпионов мира, и вообще любил шахматы. И Толя ему ответил: "Женя, что я могу поделать? Если я так люблю шахматы!". И я, за то, что он так любит шахматы, люблю его. Я вообще люблю всех, кто любит шахматы. Когда я спросил однажды Спасского: "Борис Васильевич, а почему вы уже не играете в шахматы?" – он ответил: "Женя, потому что мне стыдно играть, мне стыдно за свою игру". Вот и Ботвинник рано ушел из шахмат, и Каспаров рано ушел. Они не могут демонстрировать ту игру, которую они демонстрировали, будучи чемпионами. Они стесняются показывать эту игру. А были чемпионы другие. Например, Смыслов Василий Васильевич – он до самой могилы играл в шахматы. Ласкер тот же, хотя это было немного раньше. И Карпов также – его тянет к шахматам, хотя он уже понимает… Чемпионы ведь всегда и везде хотят быть первыми. Конечно, шахматы – это только часть жизни, и люди могут не ограничивать себя одними шахматами. Тем более, когда в какой-то момент наступает кризис жанра, ты уже не можешь показывать того, что ты делал раньше. Потому что это все-таки еще и спорт. Но есть и другие формы жизни в шахматах, не только спорт. А мне ближе чемпионы, которые играют в шахматы до конца своих дней.

Е.СУРОВ: Ну, Каспаров тоже играет, если уж на то пошло. Он сыграл с Шортом.

Е.СВЕШНИКОВ: Вот именно! Я и думаю, что в быстрые шахматы он сыграет, потому что это все-таки не классика.

Е.СУРОВ: Будем ждать! Будем ждать матча Каспаров – Свешников. А у вас ведь был хороший счет с чемпионами мира?

Е.СВЕШНИКОВ: Ну вот сейчас ухудшился, а был "-1". Правда, я не считал партию с Михаилом Талем в блиц, которую я выиграл. Тогда был бы счет равный.

Е.СУРОВ: А Карпов бы считал. Ну ладно.

Е.СВЕШНИКОВ: Ну, я партии в блиц не считаю. Кроме того, прошедший в Риге матч – это как бы не турнир, но все равно, его считать надо. Так что счет у меня стал "-3".

Е.СУРОВ: Если все-таки от ветеранов перейти к молодым, то вот Вконтакте у вас спрашивают: "Кого вы считаете наиболее перспективным шахматистом, кроме Карлсена?". То есть из тех, кто даст серьезный бой Карлсену?

Е.СВЕШНИКОВ: Наверное, я ничего нового не скажу. В настоящий момент это Каруана, но там на подходе очень много. Я даже затрудняюсь назвать одного или двоих, чтобы не обидеть десятерых.

Е.СУРОВ: А кто вам наиболее симпатичен?

Е.СВЕШНИКОВ: Ладно, давайте оставим эту тему, чтобы не обижать других. Я сказал, что Каруана на сегодняшний день – самый перспективный. Но думаю, что появятся и другие. А вообще будущее за человеком, у которого встроен шахматный чип в голову.

Е.СУРОВ: Это означает, что у шахмат все-таки есть будущее? Или ваши слова можно воспринимать так, что у шахмат нет будущего?

Е.СВЕШНИКОВ: Вы понимаете, сейчас многие оживленно обсуждают вопрос о переходе на шахматы Фишера. Вы знаете, я с удовольствием играю в шахматы с минными полями, и мне они нравятся больше, чем шахматы Фишера. Но я же не призываю бросить эти шахматы и перейти на шахматы с минными полями или на шахматы на ста клетках. Вы понимаете, это совсем другая задача! Мне предлагают расстаться с моими "родственниками" – с сицилианской, шотландской, испанской и переехать жить на Луну. А я этого делать не хочу. Пожалуйста, переходите на другую сторону Гоголевского бульвара, организуйте свою федерацию, свои чемпионаты мира – вперед, никаких проблем!

Е.СУРОВ: "Расстаться с сицилианской". А вот на это вам, например, Кирсан Илюмжинов или любой другой буддист скажет: "А не надо было привыкать. Вообще ни к чему  в жизни не надо привыкать, тогда и расставаться будет легче".

Е.СВЕШНИКОВ: А я вот привык. Попробуйте меня убедить, что не надо! Не надо – значит, вы можете создать другую федерацию, другое сообщество единомышленников. Вам же никто не мешает, пожалуйста!

Е.СУРОВ: Есть несколько чисто шахматных вопросов, опять же касающихся дебютов. Но мы к ним еще вернемся, а пока острый вопрос от Михаила Голубева.

Е.СВЕШНИКОВ: Но я все-таки вам скажу по поводу шахмат Фишера. Вы хотите, чтобы не было читерства, чтобы не было конкретной подготовки с помощью компьютера? "Элементарно, Ватсон!". Нужно всего-навсего проводить жеребьевку как в темпо-турнирах, за несколько минут до начала. И все! И никакой компьютерной подготовки вы не будете иметь. Вспомним 1927 год, турнир в Нью-Йорке. Что там делали? Они даже в круговом турнире сделали жеребьевку тура, чтобы не было возможности готовиться. Вы скажете: "О, у них найдется возможность готовиться по собственной программе. Каждый будет иметь программу в компьютере и делать себе жеребьевку заранее". Но, во-первых, можно проводить разные жеребьевки, чтобы там был элемент случайности, чтобы было два-три варианта. К трем вариантам они уже не будут готовиться.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, но я все равно вижу дыры в этой, скажем так, позиции.

Е.СВЕШНИКОВ: Но это гораздо проще, чем передвигать пешки из начального положения на одно поле или играть в шахматы Фишера.

Е.СУРОВ: Во-первых, давайте поясним, что под читерством в данном случае вы подразумевали не прямой смысл, к которому многие привыкли, - то есть не подсказки, а именно то, о чем писал Дреев на нашем сайте.

Е.СВЕШНИКОВ: Да, именно то, о чем писал Дреев. Вы знаете, когда я боролся за авторские права на партии, я ведь не просто даже хотел продать эти партии, я хотел, чтобы не менялись правила игры, в которую мы играли. А нам компьютеры и все вот эти новые базы поменяли правила игры. Я именно это объяснял. Действительно, мы могли заниматься подсказками уже совершенно по-новому. Вот я пишу теорию и для этого играю шахматные партии. И у меня все время проблема: то ли мне продолжать писать книжку, основываясь на своей партии, то ли мне надо зарабатывать какие-то лишние сотни и играть какие-то «левые» варианты, которые мне для книжки не пригодятся, но позволят мне бороться за высшие места. То есть я должен искать какие-то практические моменты. Мне мешают играть, мне мешают заниматься творчеством! И сколько раз я побеждаю компьютер, а он анализирует и пишет, что я плохо сыграл. А я доказываю, что компьютер неправ. В итоге я снижаю ваш любимый рейтинг, получаю меньший приз. В итоге я вроде побеждаю компьютер, но это мне идет со знаком "минус".

Кстати, это один из вопросов, который был на этом матче. Но это отдельная тема.

Е.СУРОВ: "Один из вопросов" – это что вы имеете в виду?

Е.СВЕШНИКОВ: Я хочу сказать, что Толя вел записи…

Е.СУРОВ: По-моему, после первого дня он уже не записывал партии.

Е.СВЕШНИКОВ: Это по-вашему. А на самом деле у меня есть бланки с его подписью.

Е.СУРОВ: Все, тогда прошу прощения, я ошибся! Я просто, видимо, не заметил.

Е.СВЕШНИКОВ: Просто за пять минут до конца он бросал записывать, и я тоже. То есть мы всю жизнь играли так: меньше пяти минут – партия не записывается, а записывает её судья. Кстати, я не знаю, меняли ли правила ФИДЕ, но когда Карпов стал первым чемпионом мира по быстрым шахматам в 1989 году, и Каспаров блокировал эти чемпионаты, он считал это профанацией, что так делать нельзя, что таких чемпионатов быть не может, он просто охранял свое звание, не более того. Он хотел Карпова немножко отстранить. Так вот тогда в правилах ФИДЕ было записано: партии по полчаса, и ведется запись. А потом Корчной мне похвастался: "Женя, это я придумал – играть по двадцать пять минут, чтобы обойти правила ФИДЕ". Так что это идея Виктора Львовича. Но двадцать пять плюс десять – это больше, чем полчаса. И в принципе, если правила не менялись – я за ними не слежу, у Илюмжинова было так много изменений в правилах, что за ними очень трудно уследить.

Е.СУРОВ: Я тут тоже ничего не могу сказать. Но вы все оттягиваете момент острого вопроса от Михаила Голубева. Он пишет в Твиттере: "В 2003 году в газете "Шахматная неделя вы упомянули Зураба Азмайпарашвили в числе тех, кто ʻпокупает целые турнирыʼ". Последние слова – это ваша цитата.

Е.СВЕШНИКОВ: Это интересный вопрос, но...

Е.СУРОВ: Подождите! "В связи с этим вопрос".

Е.СВЕШНИКОВ: Но самое главное: когда же мы о матче-то поговорим?

Е.СУРОВ: А мы постоянно то к нему возвращаемся, то от него уходим.

Е.СВЕШНИКОВ: По поводу вашего вопроса – я уже сказал всем людям, которые участвовали в этом турнире, который был под сговором. Там был Кураица, там был Рашковский, Азмайпарашвили и кто-то еще. Но не в этом суть. У каждого были свои объяснения. Но самые худшие намерения были все-таки у Зураба, потому что он хотел среди равных выделиться и достать до элиты вот таких путем. Но люди меняются, наверное, он стал лучше. Скажем, с Рашковским мы были уж никак не друзьями, но время прошло, и когда мы стали ветеранами, мы с ним вполне ладим. Мы же изменились, стали уже не такими агрессивными. Так что если человек осознал, что он делал неправильно, если он хотя бы покаялся перед шахматным миром, я могу его простить. Но он должен покаяться перед всеми. Вот так.

А вы знаете, был у нас когда-то президент шахматной федерации Андрей Макаров? Так он сейчас иногда с Путиным за одним столом сидит. Когда-то он возглавлял антикоррупционную комиссию.

Е.СУРОВ: Андрея Макарова мы знаем. Но я хочу все-таки уточнить: сидеть за одним столом с Путиным – это шаг вперед или шаг назад? Это правильно, или он изменился в худшую сторону?

Е.СВЕШНИКОВ: Я просто хочу сказать, что сейчас он занимает довольно высокие посты, ни больше, ни меньше. Но слава богу, что он ушел из шахмат. Нам не надо сейчас много раз вспоминать о том, что он нечестно получил звание. Понимаете? Я вообще считаю, что звание присваивается неправильно. Присвоение звания за какое-то количество очков мне не кажется правильным. Гораздо лучше, когда звания дают за места, как когда-то присваивалось звание "гроссмейстер СССР". Это гораздо более продуктивно и более разумно.

Е.СУРОВ: Честно говоря, Евгений Эллинович, некоторые вещи от вас удивительно слышать, поскольку вы человек, известный своим стремлением к соблюдению закона, к соблюдению прав человека, и вообще вы - человек с обостренным чувством справедливости.

Е.СВЕШНИКОВ: Я надеюсь на это.

Е.СУРОВ: Но при этом вы говорите: не надо вспоминать о том, что Макаров когда-то поступил нечестно, что сейчас об этом вспоминать? Но зато ведь он сидит за одним столом с президентом!

Е.СВЕШНИКОВ: Я про это и говорю. Может быть, человек поменялся. Но из шахмат он, слава богу, ушел. Поэтому у нас и нет проблемы. Я могу рассказать, какие вопросы я ему задал, и он на них не ответил. Все по поводу этого звания. Он меня спросил: "Ну вы же все равно напишете?". Я ему пообещал, что не напишу. Но прошел уже двадцать один год, истек срок давности, поэтому, думаю, я могу озвучить. Самое главное, что он ушел из шахмат, и теперь можно запросто говорить и про то, какой хороший у нас был Левитов – ведь он тоже ушел из шахмат. В шахматах остаются только те, кто им предан. А те, кто уходит… Да не будем их судить! А вот об Азмайпарашвили поговорить стоит, потому что раз он занимает такой ответственный пост, то он должен перед шахматным миром покаяться. Я, например, его прощу, если он действительно оценил то, что он сделал неправильно.

Вы знаете, может быть, это будет сказано не к месту, но однажды и мне довелось купить одно очко за свою жизнь. Вот так вот! Но ничего. Я об этом рассказывал своим ученикам и говорил, что у вас в жизни у каждого будет выбор, и вы должны будете принять решение. Вот я однажды принял такое решение, и потом мне судьба за это так отомстила! Я наказан. Кстати, я выполнил норму с перевыполнением на целое очко – это мне просто развязало руки. Я не сам предлагал, мне предложили.

Е.СУРОВ: А, это вам нужно было для нормы?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, и я не смог отказаться. Потому что нормы неправильные, не надо так! Людей ставят в такие рамки! А у меня перед глазами 1967 год, чемпионат СССР в Харькове. Можно сказать, родной город – я оттуда начал играть в шахматы. Там была первая партия с Михаилом Талем в блиц, первая победа над чемпионом… И мне показывают кандидата в мастера, который по силе игры был близок к гроссмейстеру. И он на всю жизнь останется кандидатом в мастера, потому что однажды он не поставил столик в ресторане за ничью, которую у него просил соперник. Он играл честно – и проиграл, и не стал мастером. В моем понимании это был ужас! Как же так, из-за одной партии он не стал мастером! Я еще понимаю – чемпионом мира, там другое. А здесь… Ну как это? Он всю жизнь отдал своему делу, и из-за каких-то пол-очка, из-за какой-то случайности!.. Я так не согласен, так не должно быть. Поэтому людей толкают обстоятельства.

Так, о чем вы меня еще хотели спросить?

Е.СУРОВ: Вы так интересно все рассказываете, что у меня возник вопрос: а есть ли вообще в шахматном мире безгрешный?

Е.СВЕШНИКОВ: Среди людей вообще мало людей без грехов. Но если человек покаялся, то грех с него можно снять. Вот Корчной в "64" покаялся перед своими близкими за то, что он убежал. Он сделал большой шаг, я считаю, что это очень сильный поступок, потому что он действительно только своим близким нанес какой-то серьезный урон для того, чтобы стремиться к званию чемпиона. А перед страной или перед какими-то организациями я не считаю, что он в чем-то виноват. Это его право, он же не крепостной. Он может жить там, где он хочет, там, где ему удобнее для достижения своей цели. А бороться с системой его жизнь заставляла. Я вообще считаю, что люди, которые хотели уехать, скажем Боря Гулько, - их надо было отпустить. И если бы не было борьбы против таких людей, у нас бы Союз сохранился!

Кстати, сегодня мы вспоминали об этом. Сегодня у нас был день экскурсий. Прежде чем Толя уехал, мы совершили экскурсию на базар, купили рыбы, мяса, колбасы, посмотрели экзотику рижского рынка – очень красиво! Потом мы приехали в санаторий "Янтарный берег", там провели экскурсию по санаторию. И закончили экскурсией в музей "Soviet Party" – "уникальный туристический объект, увлекательное путешествие в Страну Советов 70-80-х годов ХХ века". Вот такие музеи есть в Латвии. Мы там были, в основном, ветераны, и мы вспомнили Советский Союз. И, честно говоря, ностальгия-то не по режиму и не по системе – конечно, это никого не волновало, - а по человеческим отношениям, которые были в то время. Толя об этом и говорил. В Советском Союзе отношения между людьми были лучше, чем сейчас.

Е.СУРОВ: А с чем это связано? Что произошло за эти годы?

Е.СВЕШНИКОВ: Это вообще большой и отдельный вопрос. Я думаю, мы просто увязнем в этом, это отдельная тема Давайте лучше о шахматах поговорим.

Е.СУРОВ: Давайте о шахматах. Мы все время пытаемся как-то и о матче поговорить, и не о матче. А что вы еще хотите о матче рассказать? Как складывались партии, мы видели. Может быть, вы расскажете, как готовились к партиям?

Е.СВЕШНИКОВ: Я даже не знаю, что вам сказать.

Е.СУРОВ: А у вас была какая-то тренерская бригада?

Е.СВЕШНИКОВ: Во-первых, я Толе сказал: "Толя, чтобы немножко уравнять шансы, я у тебя прошу фору". Он так насторожился – никто у него раньше форы не просил. А я ему сказал: "Толя, ты всю жизнь играл с тренером, а у меня никогда его не было. А вот сейчас он у меня есть. Давай я буду играть с тренером, а ты – без". Он рассмеялся. Потому что матч-то не имеет никакого спортивного значения. И я готовился, а Толя, я так понимаю, в этот раз не очень готовился.

Е.СУРОВ: Неужели он пошел на выполнение вашей просьбы?

Е.СВЕШНИКОВ: Я думаю, что он серьезно ее не воспринял, думал, что довольно легко меня обыграет, потому что мои последние выступления были не слишком убедительные. А я вам скажу, что я готовился. И, честно говоря, даже ходил плавать в бассейн – полтора-два километра, два раза в неделю, и очень даже неплохо. Силы еще есть. Меня обыгрывают, а уверенности у меня все прибавляется и прибавляется. Вот так вот!

Е.СУРОВ: А кто вам помогал в шахматном плане, если не секрет?

Е.СВЕШНИКОВ: Сын, конечно. Он для меня и тренер почти идеальный. Почему "почти"? Он иногда показывает свой характер. А тренер должен подстраиваться под игрока. Тут у него не всегда срабатывает, тут он еще не достиг совершенства, так что ему еще есть куда совершенствоваться.

Е.СУРОВ: Характер, очевидно, был заложен в генах, тут уж ничего не поделаешь.

Е.СВЕШНИКОВ: Не знаю, может быть. Может быть, и я виноват, действительно. А может, мама.

Е.СУРОВ: Антон Сидоренко из Вконтакте спрашивает: "Расскажите, пожалуйста, о своем режиме занятий во время подготовки к соревнованиям в годы, когда вы активно играли. Как в общих чертах проходили шахматные тренировки?".

Е.СВЕШНИКОВ: По-разному. Были всякие моменты. Помню, когда мы с Сашей Козыревым поехали готовиться к чемпионату СССР среди молодых мастеров, это был 1976 год. Мы были на уральской турбазе, и там час на лыжах, три раза в день прием пищи, небольшая прогулка еще, может быть, перед сном. А все остальное время – шахматы. А это минимум девять часов. Вот вам один режим. А, скажем, когда я готовился к Широву, - то это были и походы в горы, и купание в море, и шахматная подготовка часок-другой в день. Так что по-разному. Каждый себе выбирает. Я считаю, что пока ты молодой и еще мало что знаешь в шахматах, то надо, конечно, много тренироваться. А если ты уже побольше знаешь, то нужно думать о том, что для тебя самое комфортное. Когда-то мы с Геной Тимощенко проанализировали чемпионат СССР 1981 года во Фрунзе, видели результаты всех участников, просмотрели все 149 партий и дали оценку после дебюта, после миттельшпиля и в пятый час доигрывания. И я пришел к такому выводу, что мне нужно не заниматься дебютной подготовкой перед ответственными соревнованиями, а бегать, плавать, отдыхать, чтобы хорошо играть пятый час. Вот что я для себя решил. Потому что с дебютом у меня всегда было все в порядке.

Е.СУРОВ: Георгий Иванов спрашивает: "Как далеко до воплощения математически безупречной постановки партии? Неисчерпаемы ли шахматы?". Имеется в виду дебют.

Е.СВЕШНИКОВ: Моя система четырех принципов за белых и четырех за черных дает возможность, как я считаю, три или четыре хода определить лучшие. То, что не под силу компьютеру. А сейчас, я думаю, шахматисты в каждом дебюте знают уже больше – пять-шесть лучших ходов. Более того, многие варианты имеют точную математическую оценку. Да, у белых лучше, но черные делают ничью. Это математически. Так что на многое уже можно дать ответ. Правда, математический ответ еще не означает, что ты сделаешь эту ничью. Вот в чем беда-то. Для того, чтобы сделать ничью, надо еще неплохо играть эндшпиль. А дебют в принципе уже изучен достаточно серьезно.

Е.СУРОВ: Вот о чем вас спрашивает то же самый Антон Сидоренко: "Вы известны как глубокий исследователь и оригинальный теоретик шахмат. Можете ли вы привести примеры ваших шахматных "открытий" чего-либо неординарного, чем вы более всего гордитесь. Например, какой-нибудь новый принцип, который вы использовали".

Е.СВЕШНИКОВ: Да, я могу сказать. Первая история о том, как вошел челябинский вариант, 5…е5 в жизнь профессионала. Сначала, когда я начал это применять, надо мной мастера и тем более гроссмейстеры просто смеялись. Но я помню, как Петросян  в 1976 году говорил: "Придется мне начать играть 1.е4, потому что они с вами ничего сделать не могут". Геллер отворачивался и даже фыркал: "Ну как можно на это смотреть?". Толя Карпов мне говорил: "Женя, ну хватит играть эти глупости, играй нормальные варианты, и успехи будут". А потом… Сначала Геллер применил этот вариант, и очень удачно, по-моему, в 1977 году, а потом и другие. И так заиграл весь мир. Сейчас вон Гельфанд играет, и очень хорошо. А в 2003 году мы с ним летели в самолете на Корсику из Ниццы, и у нас состоялась беседа. Он говорит: "Да, Евгений Эллинович, 5…е5 – это дебют хороший". Я ему говорю: "Так 4…е5 лучше", а он мне: "Не-не-не, 4…е5 – это ерунда". А сейчас, когда он играл матч с Анандом, я узнал, что у него мнение поменялось, сейчас он считает, что и 4…е5 – хороший вариант. А я знаю, что 4…е5 лучше, чем 5…е5. Вот так!

А по поводу принципов. Я считаю, что главное, что я сделал в шахматах, - это не сицилианка с 2.с3 и не сицилианка с 5…е5, нет. Я продифференцировал дебютные принципы. То есть я назвал восемь принципов – четыре за белых и четыре за черных.

Е.СУРОВ: Может быть, вы их сейчас озвучите?

Е.СВЕШНИКОВ: Вы это можете прочитать в любой моей книжке, что же мы будем терять время?

Е.СУРОВ: Да, хорошо.

Е.СВЕШНИКОВ: Ладно, скажу. Первое. За белых – захват центра, а за черных – борьба за центр. Запомнили?

Е.СУРОВ: Да это не мне, мне-то уже поздно учиться. Это пусть молодые запоминают, кто задает такие вопросы. А именно такие вопросы и задают, понимаете? Люди хотят, чтобы им…

Е.СВЕШНИКОВ: Бóльшая половина людей, которые нас сейчас слушают, они это читали и знают, и они будут терять время. Давайте все-таки отошлем к моим книжкам. Или проведем специальный урок.

Е.СУРОВ: Читайте книжки!

Е.СВЕШНИКОВ: Там просто все написано, и по многу раз. У меня есть и статьи на эту тему.

Е.СУРОВ: Кстати, урок мы тоже когда-нибудь проведем.

Е.СВЕШНИКОВ: Вот и хорошо. Урок проведем, и тогда те, кто хотят это повторить или впервые узнать, это сделают запросто.

Е.СУРОВ: Тогда у меня к вам еще вот такой вопрос: "Евгений Эллинович, счастливы ли вы, как прошла и до сих пор идет ваша карьера как шахматиста? Довольны ли вы своей жизнью?".

Е.СВЕШНИКОВ: Я думаю, что счастье связано не только с шахматами. Я думаю, что все- таки главное в жизни – это любовь. И к женщине, и к детям, и к своей профессии. Поэтому тут связывать счастье только с шахматами нельзя. Это все-таки часть жизни. А насчет того, как идет шахматная судьба… Видимо, она так и должна была идти. Да, наверное, в какие-то моменты могло быть и по-другому. Я вспоминаю 1996 год, играю чемпионат России в Элисте, мне 46 лет. Вроде по нынешним меркам уже закат. А я чувствую в себе силы и иду на первом месте. И как-то идем мы с молодыми гроссмейстерами по парку. А тогда чемпионы Карпов с Каспаровым что-то между собой не поделили. И весь шахматный мир в прессе узнает об этом. И что-то нам не нравится. И я возьми и скажи такую фразу: "Я не хочу быть похожим на чемпионов". И я тут же проиграл две партии, мгновенно! В десятке я, конечно, остался, но о первом месте можно было забыть. Видимо, сверху кто-то наблюдает, и если ты что-то сделаешь или скажешь не так, твоя судьба меняется. Единственный момент, который успокаивает, что живем-то не один раз. Поэтому можно будет учесть все ошибки.

Е.СУРОВ: Ах, вот так вот?

Е.СВЕШНИКОВ: Да, точно! А иначе, если ты живешь одну жизнь, ты не имеешь права на ошибку. А так можно ошибиться.

Е.СУРОВ: Честно говоря, у меня вопросы закончились.

Е.СВЕШНИКОВ: Тогда я вам скажу. Я читал у вас беседы о смысле жизни с молодыми ребятами.

Е.СУРОВ: Действительно, давайте поговорим о смысле жизни.

Е.СВЕШНИКОВ: Но я бы на вашем месте поговорил лучше с теми, кто одной ногой в могиле простоял, пережил многое в жизни – то есть с людьми старшего поколения, с опытными людьми. Они вам на эти вопросы могут дать много интересных ответов и рассуждений. А с молодыми ребятами… Я вот вспоминаю, если бы меня об этом спросили до моей раковой болезни, до 33 лет, я бы вообще не знал, что сказать. И какая разница, какую силу этот человек демонстрирует в шахматах? Что может сказать о смысле жизни 20-25-летний мальчишка? Если только он верующий, тогда, может быть, он может что-то сказать. Мне так кажется. Но может быть, я просто смотрю через свою призму.

Е.СУРОВ: Я с вами согласен.

Е.СВЕШНИКОВ: Я тогда сразу же отвечу, счастлив я или нет. Я два раза был женат, оба раза по любви. От первого брака у меня родились две дочери, а от второго – два сына. Поэтому я, конечно, счастлив. Ну, а в жизни у каждого есть и хорошие моменты, и плохие. Может быть, в шахматах я мог достичь большего, в плане спортивных успехов. Но зато я в области теории кое-что сделал. Например, Ботвинник сформулировал так: "Шахматы – это математическая задача переборного типа". И когда у него был спор с Винером, как будет решена задача, Винер сразу сказал, что компьютер решит методом полного перебора. А Ботвинник сказал: "Нет, шахматная задача будет решена методом разумного перебора по принципу решения этой задачи гроссмейстерами". Это был 1949 год! И что мы сейчас имеем? А мы имеем, что компьютер решает задачу методом полного перебора. А Ботвинник пытался создать алгоритм в поисках лучшего хода, но он почему-то… Он придумал хороший метод горизонта – люди понимающие знают, о чем я говорю. Но он не сумел создать программу. Я не понимаю, почему такой человек не смог написать алгоритм поиска лучшего хода в дебюте. Значит, он был прежде всего не теоретиком, а практиком. Видимо, в этом дело. А я в этом вопросе максимум что сделал – это вывел вот эти восемь принципов.

Но никто в мире себе такой задачи не ставил. Такую задачу могут поставить себе только профессионалы. А любителям это необязательно.

Е.СУРОВ: Евгений Эллинович, раз уж вы сами об этом упомянули, может быть, расскажете, как вы справились с раковой болезнью? Об этом же тоже не все знают.

Е.СВЕШНИКОВ: Собственно говоря, что тут рассказывать? И потом, многие мои знакомые и товарищи болели. Я им говорю, что здесь главное – смотреть в небо и верить в свои силы. И побольше оптимизма. А что другое? Прошу прощения, это было в первой половине 80-х годов! Сейчас, видимо, есть другие методы. А тогда лечили по такому принципу. Вот у одного врача есть 200-300 таких случаев, и 150 он вылечил, а в остальных случаях – неудача. То есть он лечит методом проб и ошибок. У одного такой метод, у другого – другой. А четкого научного подхода не было. Может быть, сейчас что-то изменилось. Я вот ногу ломал, так я знаю, что с тех пор радикально изменились методы лечения. Просто небо и земля! Я ломал ногу в детстве, верхнюю треть бедра, и нога у меня была на пять сантиметров короче. И что обычно с таким человеком бывает? В лучшем случае хромает. А я начал бегать. Потом двадцать лет приносил врачу цветы. Пролечили меня чисто научным способом. Так что я философски отношусь к своим болячкам. Ну, было – прошло. Вот в последний раз, когда я в Армении побывал в реанимации… Виталику [Цешковскому], можно сказать, не повезло – ему тромб попал в сердце, а мне – в легкие. Ну, болезнь легких, ну и что? Многие умирают, я не умер, значит, сверху мне дали бонус – я это так расцениваю. Что же теперь, переживать по этому поводу? Как говорится, тут уж как получится.

Е.СУРОВ: А если живем не один раз, вы знаете, кем вы были в предыдущей жизни?

Е.СВЕШНИКОВ: Это сложный вопрос, не задумывался. Надо будет подумать! А может быть, поставить вопрос, кем я потом стану?

Е.СУРОВ: А кем бы вы хотели стать?

Е.СВЕШНИКОВ: Мне такой вопрос лет пятнадцать назад задавали немецкие журналисты: "Кем бы вы стали, если бы не стали гроссмейстером?".

Е.СУРОВ: Нет, это другое! А я все-таки говорю о нескольких жизнях, раз уж вы сами так считаете.

Е.СВЕШНИКОВ: А композитором бы стал! Мне это близко. Юрист мне нравится, тоже очень симпатично, быть адвокатом. Я просто считаю, что профессии адвоката и шахматиста очень похожи: приходится доказывать, что твои аргументы более весомы, чем аргументы твоего соперника. Так что в этом смысле очень похожие профессии.

Е.СУРОВ: А если бы вы были композитором, то в каком бы стиле вы писали музыку?

Е.СВЕШНИКОВ: Интересно… На эту тему уже были, по-моему, дебаты с Крамником. Он человек творческий, он хорошо все расписал. Нет, я не берусь на эту тему рассуждать, чтобы не насмешить людей.

Е.СУРОВ: Ну хорошо, раз уж речь зашла о музыке, то я признаюсь, что уже во время эфира подготовил на концовку одну композицию. Дело в том, что я много чего мог ожидать от сегодняшнего эфира, но в том и прелесть именно прямого эфира, что он непредсказуем и может повернуть куда угодно. Сам эфир распоряжается тем, каким он станет. И конечно, из всего, что Евгений Свешников сегодня сказал, на меня наибольшее впечатление произвело его признание в том, что когда-то он купил очко.

Е.СВЕШНИКОВ: А-а! Ну вот так получилось.

Е.СУРОВ: И кто безгрешен, пусть бросит в него камень.

Е.СВЕШНИКОВ: Стыдно ли мне за это? Я об этом рассказываю своим ученикам. Это послужило мне уроком на всю мою дальнейшую жизнь. И я рассказываю не в назидание другим, хотя я получил за это очень суровое наказание, даже не буду все рассказывать. Ну вот совершил один раз, не устоял перед соблазном. Но это не такое уж страшное горе. А вот если вообще строить жизнь по такому принципу – это плохо.

Е.СУРОВ: Евгений Свешников был у нас в эфире. Спасибо, Евгений Эллинович! Я уверен, что мы общаемся не в последний раз, и буду с нетерпением ждать наших дальнейших встреч.

Е.СВЕШНИКОВ: Спасибо! Всего доброго!


Фото - rus.delfi.lv


  


Комментарии

Можно соглашаться со

Счет: 4

Можно соглашаться со Свешниковым или не соглашаться, но одно можно сказать совершенно определенно - Свешников порядочный человек. Вспоминается описанный Гулько эпизод: Свешников пытается объяснить ментам и деревянноликим КГБ-ешникам, только что задержавшим Гулько и Ахшарумову, что они - чемпионы СССР. Хорошо еще, что и самого Свешникова не загребли.
Но, конечно, очень жаль, что его взгляды ближе к карповским, чем каспаровским. Дело в том, что у Карпова вообще нет никаких взглядов. Его "взгляды" - это политика партии и правительства, поддерживаемая толпой и приспособленцами.
И уж точно не соглашусь со Свешниковым, что Карпов умеет проигрывать. Это абсолютно не соответствует действительности. Да, Корчной, Каспаров, да и многие другие, могли наговорить лишнего после поражения, обидеть человека... Конечно, проигрывать неприятно. Но история шахмат не знала такого злопамятного шахматиста, каким был Карпов. Он не только мстил тем, кто его побеждал, но и всячески пытался оправдаться после каждого, увы, не столь частого, как мне тогда хотелось, поражения.
Карпов - единственный шахматист, написавший книгу о том, как он отомстил всем своим обидчикам: Андерссону, Геллеру, Тайманову, Белявскому (очень красноречивый факт - мстить за партию, в которой просрочил время в лучшей позиции!), Тимману, Олафссону, Корчному, Майлсу, Балашову, Рибли, Торре, Ларсену, Горту, Любоевичу, Сейравану, Портишу, Спасскому. Причем, с некоторыми, как, например, с Тимманом, Торре и Майлсом, "разборки" в книге устраиваются по несколько раз. Проиграл Тимману 3 раза, будучи чемпионом мира, значит, надо показать как отомстил все 3 раза. И даже "дружки" (Геллер и Балашов) не в счет.
И в конце Карпов с огромным сожалением пишет, что не может "вернуть должок" Игорю Иванову (в советской печати стал упоминаться - если не было возможности не упоминать совсем - как ИваноФФ), Зурабу Азмайпарашвили, Карлосу Гарсиа-Палермо и немецкому кандидату в мастера Хартманну (I was unable to gain revenge this year, as I did not meet any of the players to whom I am "in debt").
Вот что еще интересно: Свешников упомянул мемуары. Что-то новенькое. Когда я его в марте в Сан-Франциско спросил даже не о мемуарах, а о сборнике избранных партий, Свешников заявил, что его партии есть в его книгах, и кому надо, тот найдет.
Надеюсь, он изменил свое решение.

На каких основаниях у Вас

Счет: 6

На каких основаниях у Вас сложилось мнение о порядочности Свешникова? По-моему,одно
то,что он с упорством,достойным лучшего применения,добивается права играть за две страны одновременно,говорит об обратном.В ответ же на его цитату:"Если бы не было борьбы против
таких людей как Гулько,у нас бы Союз сохранился",я бы ответил:"Если не было бы борьбы против таких людей,как Гулько,у нас была бы совсем другая страна".Да и Гулько тогда
из нее,возможно,не стал бы уезжать.Несколько слов об Андрее Макарове.Насколько мне
известно,он сам не знал,что ему придумали "липовый" турнир с целью сделать его международным мастером.Вроде бы это затея Авербаха,считавшего,что негоже возглавлять
федерацию такой огромной страны,не имея шахматного звания.Кстати,сам Авербах и был
главным судьей того пресловутого турнира и подписал все необходимые документы.

"Дело в том, что у Карпова

Счет: 6

"Дело в том, что у Карпова вообще нет никаких взглядов. Его "взгляды" - это политика партии и правительства, поддерживаемая толпой и приспособленцами...".

Лучше не скажешь

Начнём с того, что сам Игорь

Счет: -3

Начнём с того, что сам Игорь Иванов был "хорош гусь". Этические нормы были ему чужды.
Однажды он не явился на доигрывание партии со мной, я прождал около часа и только минут за 10 до падения его флага ко мне подошёл судья Шерих и сообщил, что звонил Иванов и "милостиво" предлагает мне ничью. Я согласился - позиция была ничейной.
Карпов проиграл ему на Спартакиаде народов СССР, где Игорь представлял Узбекистан. А.Е. уклонился от ничьей и позднее Иванов прокомментировал партию в "64", написав что-то вроде:"Если чемпион не хочет ничьей - надо вздуть чемпиона".
Когда на одном из важных собраний кто-то предложил кандидатуру Иванова для поездки на очередной мемориал Капабланки, все,зная его, были категорически против. Но в перерыве Карпов вдруг сказал:"А почему бы ему не поехать?" - и всё.
На Кубе Иванов завалил турнир, а на обратном пути, во время промежуточной посадки в аэропорту канадского острова Ньюфаундленд, ему захотелось покурить (известно, что Игорь никогда не курил). Он аккуратно повесил пиджачок на спинку кресла, вышел из самолёта и бросился в объятия канадского полицейского.

Дорогой Николай! Спасибо за

Счет: 4

Дорогой Николай! Спасибо за интересные заметки. Но почему Вы все-таки приняли такую некорректную (по форме предложения) ничью от И.Иванова? Почему не стали играть?

Играть, а с кем? Иванов

Счет: -1

Играть, а с кем? Иванов физически не мог уже успеть приехать, а лишние пол-очка того не стоят.

Но если часы были пущены - Вы

Счет: 1

Но если часы были пущены - Вы могли потребовать засчитать Вам победу? Согласно спортивному принципу.

Похожая ситуация уже

Счет: 1

Похожая ситуация уже обсуждалась, и вот комментарии Поединщика к заметке "Fair Play?": "Да всё там понятно. Сенгупта просрочил время, а Игорь решил покрасоваться.
Вот и вся диспозиция.", "Штука в том,что если отринуть правила, то вряд ли это будет в полном смысле адекватно.".

Передёргиваете. Ситуации

Счет: -1

Передёргиваете. Ситуации абсолютно разные.
Если помните, Капабланка однажды сдал безнадёжную отложенную не явившемуся на доигрывание партнёру. Я же забрал то, что мне и полагалось. Отвечать же хамским поступком на поведение партнёра мне в тот момент не представлялось целесообразным.
Да и откуда я знал - может быть с Ивановым что-то нехорошее случилось. В той или иной форме, но предложение о ничьей поступило ко мне до падения флага.
Где здесь нарушение правил?

Ничего не передёргиваю. О

Счет: 2

Ничего не передёргиваю. О нарушении правил не сказал ни слова. Ситуация ПОХОЖА тем, что и тут можно было просто получить очко (выиграв по времени).
Если позиция Иванова не была выигранной, то предложить ничью за 10 минут до падения его флага, когда Вы прождали час, а он физически не успевал приехать (значит и не счёл нужным) - это такое хамство, которое Вы (и любой) не стали бы поощрять. Тем более, что Ваше мнение о нём - "хорош гусь".

Насколько мне известно, то

Счет: 4

Насколько мне известно, то партию сдал не Капабланка, а Видмар Капабланке в Лондоне в 1922 году. Я читал, что Видмар после отложения партии сказал кубинцу, что наверно скоро сдается, и тот это плохо понял и не явился к доигрыванию. Когда Видмар сообразил, что произошло, сдался незадолго до падения флага Капабланки.
Вполне понимаю, что суть дискуссии в другом, мне только захотелось это уточнить.
http://www.alinalami.com/2010/12/fairest-chess-game-ever.html

Не могу исключить, что схожим

Счет: 2

Не могу исключить, что схожим образом когда-то сдался и сам Капабланка, однако при его ничтожном количестве поражений это маловероятно.

Евгений Эллинович - личность

Счет: 2

Евгений Эллинович - личность большого масштаба. Наверняка, на его книгах можно и нужно учиться. Желаю Евгению Эллиновичу здоровья, ведь это главное, и успехов на тренерском поприще.

Совершенно не согласен с

Счет: -1

Совершенно не согласен с односторонне-негативной оценкой личности Карпова.
Именно он добился принятия А.Фурмана, сына своего многолетнего тренера, в Ленинградский Университет. Кто жил в Ленинграде в те годы, помнит, что марсианину было легче поступить в это учебное заведение, чем человеку
с подобной фамилией, поэтому такой шаг требовал определенного гражданского мужества.
Кроме того, "месть" присуща практически во всех видах спорта, в ней нет
ничего предосудительного, она подразумевает не выстрел из-за угла в духе
мафиозных разборок, а "реванш" в соответствующем виде спорта, не случайно, что учитывая сие обстоятельство, во многих соревнованиях предусмотрены ма-
тчи-реванши.
И, потом, если взгляды Карпова это "взгляды партии и правительства", то
почему же "партия и правительство" в свое время "прокатили" его кандидату-
ру на выборах Президента ФИДЕ, как-то одно с другим не вяжется.

Ох, какой же замечательный

Счет: -1

Ох, какой же замечательный Карпов! Добился принятия в ЛГУ им. Жданова сына Фурмана. Какой герой! А не кажется ли Вам странным и противоречивым сам факт: сыну своего тренера пробивает место в университете человек, который в те годы был апологетом и флагманом того самого режима, который ввел антисемитские ограничения. Что-то я не слышал, чтобы большой любитель романа "Как закалялась сталь" сделал или сказал что-нибудь против всесильного Гришки Романова. Да и должен же он был чем-то отплатить Фурману за рабскую преданность и предательство тем Корчного.
Ответить же на вопрос, почему гуманоида предпочли Карпову, совсем легко. Гуманоид принадлежит к более близкому кругу, чем Карпов. Окажись на месте Карпова какой-нибудь "дзюдоист", и не стало бы гуманоида на посту ФИДЕ: российские дипломаты требовали бы от африканских стран проголосовать против гуманоида.
А вот сам факт, что получив подобный "щелчок по носу", Карпов так и остался преданным руководящему режиму, говорит о холуйской сущности Карпова. Одно слово - "гаденыш".

"Что -то сказал или сделал

Счет: -3

"Что -то сказал или сделал против члена Политбюро Романова". В таком случае он в очень скором времени как минимум перестал бы быть чемпионом мира. Да, подзабыли, Вы, видать, реалии 70-х годов, а ситуацию в Ленинграде в те годы я знаю прекрасно . Какая-то у Вас избирательная обличительная патетика. Если мне не изменяет память, практически все гроссмейстеры, жившие в то время в СССР, подписывали соответствующие гневные письма, например,обличая того же "перебежчика" Корчного, обвиняете же Вы в этом, почему-то, только Карпова. И чем это Фурман предал Корчного, ума не приложу?
И вообще, требуя мужества от других, надо почаще вспоминать свое поведение в те годы, Вы выходили на площадь, печатались в самиздате, подписывали диссидентские открытые письма?
А поступок Карпова свидетельствует именно о его благодарности, тут Вы правильно написали, высоком человеческом качестве, увы, довольно редком во
все времена. Например, у любимого Вами Каспарова оно напрочь отсутствует.
В свое время он не выразил даже формального соболезнования в связи со смертью Гейдара Алиева, человека, который его опекал в течение, как минимум, десятилетия и без поддержки которого, скорее всего, история матчей 1985-1986 гг была бы совсем иной.
Обвинять легенду шахмат в каком-то "холуйстве"-просто смешно, Карпову в этом нет нужды, и так вписан золотыми буквами в шахматную историю, в течение многих лет он по праву владел званием чемпиона мира, в финансовом плане он тоже вполне состоявшийся человек. Просто он считает действующую власть отвечающую интересам России. Кстати, так же считает около 90 процентов населения России, они тоже все поголовно "холуи"? Если да, то тогда позвольте этим же обидным словом назвать американских избирателей, проголосовавших на последних выборов за Обаму-действующего президента.
Пы Сы. А "Как закалялась сталь" издают и читают во всем мире, потому как это книга не о "белых" и "красных", а о силе человеческого духа. Очень жаль, что Вы этого не поняли.

Уважаемый г-н Невский,

Счет: 2

Уважаемый г-н Невский, разрешите ответить на Вашу реплику:
"И чем это Фурман предал Корчного, ума не приложу?"

Фрагмент из и-ю Ю.Балашова:
"Работу с А. Карповым я возобновил в 1977 году. В марте 1978 года скончался тренер Карпова Семен Абрамович Фурман... Карпов предложил мне возглавить его тренерскую
группу... Речь зашла о втором секунданте. Карпов предложил две кандидатуры: Е. Васюкова и И. Зайцева... В своем выборе я ориентировался как на профессиональные, так и на человеческие качества кандидатов. Кроме того, я считал неэтичным участие Васюкова в работе против Корчного, так как несколько лет назад Васюков был его тренером..."

Васюков был тренером Корчного оч.непродолжит.время. Чего уж тут говорить о Фурмане (до появления Карпова - многолетнего друга и тренера Корчного)

В итоге, не только Ю. Балашов

Счет: 1

В итоге, не только Ю. Балашов и И. Зайцев, но и Е. Васюков, как и многие другие, включая Е. Геллера, Л. Полугаевского, М. Таля и Р. Ваганяна, были так или иначе в "институте Карпова" и работали против Корчного.

Подобные ситуации с тренерами

Счет: 3

Подобные ситуации с тренерами случались не только у действующих чемпионов, и не только против Корчного. Достаточно вспомнить обиду Полугаевского на Таля и Багирова, когда последний, будучи в течение многих лет тренером Полугаевского, согласился работать против него в его матче с Талем. Впрочем, отншения Полугаевского с Талем восстановились очень быстро, а вот с Багировым они больше никогда не разговаривали. Хотя и Багирова можно было понять: Таль пробил ему квартиру в Риге.

Ну да,в футболе и других

Счет: 4

Ну да,в футболе и других игровых видах спорта совсем не редкость,когда тренер,являясь
ранее игроком или тренером,например,"Спартака" или "Барселоны",затем работает против
этих команд.Да и успех Хиддинка,обыгравшего со сборной России Голландию,воспринимался
самым естественным образом. В шахматах же элитные шахматисты почему-то считают тренеров
рабами,которым,видите ли,как минимум неэтично работать с их конкурентами. Выглядит это
довольно странно,как минимум.Что же,если Карпов отказался от услуг Подгайца,то тому
нужно начинать курить бамбук?

Согласен с Вами. Хотя в той

Счет: 2

Согласен с Вами. Хотя в той конкретной истории, случившейся перед матчем Полугаевского с Талем, не Полугаевский отказался работать с Багировым, а Багиров с Полугаевским. Потому что Полугаевскому и Багирову выпало играть на командном чемпионате страны, и Багиров предложил перед партией ничью, а Полугаевский отказался и обыграл его. Что, с точки зрения Багирова, было неэтично, ведь он был другом и секундантом Полугаевского.

Именно Вы, гроссмейстер,

Счет: 2

Именно Вы, гроссмейстер, знаете лучше любого из нас, что тренер большого шахматиста - не столько раб, сколько невольный "конфидент". Он допущен в святая святых, он носитель волшебного ключика, отпирающего многие потаенные двери в характере и психике подопечного.

"Конфидент"! Как говорил один

Счет: 2

"Конфидент"! Как говорил один мой товарищ,слова-то какие! На самом же деле,ничего этого
я лучше вас не знаю,так как никогда не имел каких-то особых тренеров.Видимо,это элитным
шахматистам кажется,что такие тренеры допущены к ним в "святая святых",зато после неудач
они готовы не заплатить тренерам,да еще при этом спустить на них всех собак.

То есть тренер - в чем-то раб

Счет: 2

То есть тренер - в чем-то раб и должен за те скромные деньги что он получал всю жизнь служить своему "хозяину" ?

Багиров работал со многими шахматистами, в Баку ему квартиру не дали, предложили в Риге - он и уехал. И хорошо сделал. Я уверен, что секундируя Талю никаких разработок Полугаевского он не выдавал.
Таль никакого отношения к квартире Багирова не имел.

"Таль никакого отношения к

Счет: 2

"Таль никакого отношения к квартире Багирова не имел." Имел: почитайте интервью Свешникова, он об этом говорит, как и о том, что первоначально эта квартира предназначалась ему, но он отказался. Впрочем, ничего плохого (кроме самой системы, конечно) в этом не было, обычные советские дела.

А Свешников давно стал у нас

Счет: -1

А Свешников давно стал у нас истиной в последней инстанцией?

Кстати, в тексте интервью я ничего про квартиру и про Багирова не нашел...Если не трудно, скопируйте сюда.Спасибо.

Все, нашел интервью, о

Счет: 1

Все, нашел интервью, о котором вы говорите (вырезка внизу).

Добавлю, что абсолютно ничего противоречащему тому что я сказал нет. Багирову- действительно помог Канеп (а не Таль), там был еще момент с тяжело больной мамой(если не ошибаюсь!) Владимира Константиновича и ему нужно было уехать в Латвию (у Канепа были связи по этой части).
Ну и конечно никаких трагических событий в 88 году в Баку не было.

http://chesspro.ru/details/sveshnikov_latvija

И вот после чемпионата мне поступает предложение от Гели (Миша при этом присутствует и поддакивает): переехать в Латвию и стать спарринг-партнером Таля! У меня тогда только что родилась дочь, и у нашей семьи только одна комната в семейном общежитии в Челябинске, а в Риге мне предлагают четырехкомнатную квартиру – вероятно, ее сумел «пробить» Канеп. Я немного растерялся от такого неожиданного предложения, поблагодарил и попросил время на обдумывание. Из Челябинска меня не хотели отпускать, пообещали дать квартиру от завода «Полет». Помогло то, что через два месяца в составе сборной СССР я стал чемпионом Европы: тогда и челябинский спорткомитет выделил однокомнатную квартиру, и завод «Полет». Мы обменяли две однокомнатные квартиры на одну трехкомнатную; для меня этот вариант был гораздо лучше, чем 4 комнаты в Риге. Я ведь вырос в Челябинске, у меня там были друзья, родственники. Хотя Латвия мне очень нравилась, я часто ездил туда на турниры.
Вскоре на мое место в четырехкомнатную рижскую квартиру въехал Владимир Багиров и стал работать с Талем; переезд спас Багирова от трагических событий 1988 года в Баку.

Может быть, я что-то плохо

Счет: 3

Может быть, я что-то плохо понимаю, но из текста абсолютно явственно подразумевается, что Канеп пробил квартиру для помощника Таля, предоставляя Талю (или его жене) право выбора этого помощника. В любом случае, это не очень принципиально, просто немного помогает понять, как это работало в то время.

В этом матче Таль был "НЕ

Счет: 3

В этом матче Таль был "НЕ ТОТ", который до этого разгромил Полугаевского в межзональном турнире. Было довольно жалко смотреть на его избиение. Возможно, именно переход Багирова в другую команду помог Полугаевскому "собраться и отомстить за измену". А в целом: Бог им всем Судия!

Iruska, вы считаете это

Счет: -3

Iruska, вы считаете это нормально публично называть великого чемпиона, живую легенду гаденышем? Понятно, что на чессньюс есть "избранные", вроде вас, которыми позволено все, но, неужели интеллигентному человеку самому приятно вести дискуссию в таком тоне?

А как Вы считаете, нормально

Счет: 2

А как Вы считаете, нормально публично называть "живую легенду" гаденышем ни в комментариях, а в книге? Причем, сразу в нескольких. Я считаю, это абсолютно нормально, если великий чемпион ведет себя соответственно. Например, Борис Гулько упомянул эту карповскую кличку в одной из своих книг, правда, неверно приписав авторство Леониду Штейну. Нет, не Штейн был автором сего определения, хотя как-то пробыл с юным Карповым целый месяц в Каракасе, что, уверен, было не так уж и просто. А Виктор Львович Корчной совершенно справедливо назвал Фишера болваном, прослушав его очередную антисемитскую риторику. Легенды, они всякие бывают.
Среди авторов "закона подлецов", ставшего причиной смерти по крайней мере нескольких российских детей - их не успели адаптировать американские родители, было несколько таких "легенд". Одна из них - Кобзон, который теперь ищет возможности лечиться на Западе, куда его совершенно справедливо не пускают. Вы можете считать его легендой - Ваше право, а я, как и многие тысячи людей, считаю его продажным приспособленцем.
Быть великим человеком на протяжении всей жизни совсем не просто. Многим это, увы, не удается.

К сожалению, многие заметки

Счет: -4

К сожалению, многие заметки Ирушки напоминают позиции Салова, вывернутые наизнанку. Теории конспирации и вселенские злодеи. Только полярность другая.

Вероятно,если бы Алиев не

Счет: 5

Вероятно,если бы Алиев не поддерживал Каспарова,то матчей с Карповым 1985-86 годов не было бы вообще.Ну и что? С тем же успехом можно утверждать,что не будь Ельцина,мы бы
ничего не знали о Путине.Да и вообще трудно,если не невозможно,добиться максимальных
успехов,действуя в одиночку,без поддержки.И почему Вы решили,что Каспаров не высказал
соболезнования в связи с кончиной Алиева? Коллективные же письма подписывали далеко не
все,многих в таких случаях просто вписывали "за компанию",и недовольные затем выражали
протест по этому поводу.Сейчас,например,точно так же создаются коллективные письма в
поддержку нынешней внешней политики Путина.Да и про рейтинги не надо.Это не рейтинг
поддержки,а рейтинг работы российского телевидения.В Северной Корее такие рейтинги
близки к 100%,ну и ?
И последнее.Если я,Вы или Пупкин выйдут на какие-либо акции протеста или что-то там скажут,никто на это не обратит внимания,а вот знаменитые люди должны понимать,что их оценивают не только по своей основной профессии,но и по тому,что они думают по вопросам политики.

У КОГО УЧАТСЯ УМНЫЕ? Долгое

Счет: 4

У КОГО УЧАТСЯ УМНЫЕ?

Долгое время я тоже полагал, что только дураки учатся на своих ошибках. Но уже в американской жизни узнал шутку, что если бы это было так, то умные, которые извлекают уроки из ошибок других, учились бы исключительно у дураков!

Словом, свои ошибки - лучший опыт! Тем более, что других ошибающихся всегда можно считать дураками.

Возможно, редактор удалит эту "философию", но тут уж я не в ответе.

Евгений Эллинович, а

Счет: -1

Евгений Эллинович, а соответствуют ли действительности заявления, сделанные по Вашему поводу вот на этой странице:
http://chess-news.ru/node/19003?page=2#comment-11578

Выступали ли Вы подобным образом в "частных беседах"? Очень хотелось бы услышать Ваше собственное мнение.

Смотрите также...

  • Избранные фрагменты из интервью с Евгением Свешниковым, которое состоялось накануне в прямом эфире радио Chess-News в ходе первого раунда турнира претендентов.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Мы на матче на первенство мира, я Евгений Суров и рядом со мной Евгений Свешников, который появился очень вовремя. Вы специально так подгадали? Вы знали о том, что сегодня будет разыграно?

    Е.СВЕШНИКОВ: Я не знал. Прилетел сегодня рано утром из Риги. Не думаю, что им сообщили, что я прилетаю. Но удивительно, что самолет долго не хотел садиться, и мы вокруг Внукова минут 20 или 30 летали, потому что посадку не давали. Может быть, какие-то силы противились? Но, тем не менее, вот прилетел.