Кирил Георгиев: "Выигрывай, чтобы тебя уважали"

Время публикации: 08.06.2015 00:15 | Последнее обновление: 09.06.2015 18:28
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 07.05.2015, 21.00
Длительность: 52 мин.

Е.СУРОВ: Московское время 21.00, мы сверяем время по кремлевским часам и точны как никогда. Это прямой эфир Chess-News и вместе со мной на связи Кирил Георгиев. Кирил, добрый вечер.

К.ГЕОРГИЕВ: Добрый вечер, Евгений.

Е.СУРОВ: Я предлагаю начать со свежей информации. Сегодня вы написали открытое письмо Кирсану Илюмжинову. Вы не могли бы рассказать вкратце, что в этом письме и что вы хотите от президента ФИДЕ?

К.ГЕОРГИЕВ: Я попытался в письме объяснить, в чем дело. И главное, хотел эту тему выяснить. В прошлом году в Болгарии были проведены два обычных опен-турнира – в Албене и на Золотых песках. В них участвовало много шахматистов со всего мира. Это были нормальные опены, но не для Болгарской шахматной федерации. Для неё это были Европейские индивидуальные кубки по классическим шахматам. Два кубка – один за другим. Мы были в большом недоумении, потому что посмотрели календарь Европейского шахматного союза, и таких кубков в нем не было. Поэтому мы написали письмо в ЕШС и они подтвердили, что таких турниров не существует.

Е.СУРОВ: Именно с таким названием, да?

К.ГЕОРГИЕВ: Да, Европейские кубки по классическим шахматам. И поэтому мы обратились в министерство спорта и сообщили, что таких турниров не было. Это просто фальшивые названия. Выяснилось, что шахматная федерация хотела получить помощь от государства. Но если это нормальные опены, то они не получают ничего, ноль. А если это европейские кубки, тогда они имеют право на помощь от государства. Как выяснилось, они получили помощь в размере 447 800 левов (около 225 000 евро).

Е.СУРОВ: Вы думаете, эти деньги или часть этих денег ушли куда-то еще?

К.ГЕОРГИЕВ: Я не знаю. Но они не имеют право на такую помощь от государства, а уж как они их потратили…

Е.СУРОВ: А вы сами играли в этих турнирах?

К.ГЕОРГИЕВ: Играл в Албене.

Е.СУРОВ: Условия были хорошие?

К.ГЕОРГИЕВ: Хорошие, нормальный опен. Правда, в турнирном зале было не так хорошо…

Е.СУРОВ: Я это к тому, что если вы играли и вам было там хорошо, то что, собственно… Допустим, федерация достала таким образом деньги на этот турнир. Вы сыграли в хороших условиях. Что здесь такого плохого?

К.ГЕОРГИЕВ: Не знаю. Непонятно, как они потратили эти деньги. Там есть еще другой вопрос, но об этом я уже не писал в письме. Скажем, почти все участники там обычно сами платят за участие. Так что кроме помощи от государства имели место взносы почти с каждого участника. Можно сказать, организаторы получили намного больше денег, чем надо было потратить на этот турнир. А что они с ними дальше сделали – я не хочу все детали затрагивать, потому что есть расследование, и эти детали выяснятся.

Е.СУРОВ: А от Илюмжинова вы что хотите? Просто чтобы он обратил внимание на эти случаи?

К.ГЕОРГИЕВ: Я бы хотел просто проинформировать руководство ФИДЕ о том, что болгарская федерация в последние годы не отчитывается публично о финансовых тратах.

Е.СУРОВ: А теперь представьте такую ситуацию. Например, я – российский футболист и узнал какие-то факты о коррупции в российском футболе. И представьте, что я пишу об этом письмо на имя Йозефа Блаттера и прошу его обратить на это внимание.

К.ГЕОРГИЕВ: Не знаю… Последние четыре года в нашей федерации случаются непонятные дела, и слишком много об этом все молчали. Молчали журналисты, игроки. А мне надоело. Кроме того, очень о многом не знали. Только с сентября прошлого года начали выяснять.

Е.СУРОВ: То есть всё то, о чем вы говорили на своей пресс-конферении и что мы кратко изложили на сайте – это всё вы стали узнавать с сентября прошлого года?

К.ГЕОРГИЕВ: Да, и узнали мы потому, что этим занялся официальный государственный орган – агентство по финансовой инспекции. Они сделали доклад в начале 2013 года. И все цифры, все документы, которые мы представили – это официальные документы из этого органа. Мы ничего не придумали. Просто у нас есть такое право – человек может пойти в это агентство и потребовать доклад. И они его сделали для шахматной федерации. Это касается 2011 и 2012 годов. И то, что было в прошлом году, мы тоже узнали из публичных документов. Это всё официально написано.

Е.СУРОВ: То есть вы это всё узнали, запросив расследование в этом агентстве, да?

К.ГЕОРГИЕВ: Да.

Е.СУРОВ: А ваш оппонент Сильвио Данаилов утверждает, что вам эту информацию предоставили, скажем так, его политические оппоненты.

К.ГЕОРГИЕВ: Тут вообще нет никакой политики. Мы шахматисты и говорим о том, что происходит в шахматной федерации Болгарии.

Е.СУРОВ: В этом деле, с вашей точки зрения, вообще никакой политики?

К.ГЕОРГИЕВ: Нет, тут никакой политики, никаких секретных служб, никаких заговоров против шахматной федерации Болгарии. На пресс-конференции говорилось о каких-то мировых заговорах – нет! Это мы, болгарские шахматисты, шесть-десять человек, всё проверяли. Мы потребовали расследование этой информации потому, что федерация не хотела нам предоставить никаких документов за все годы, с 2011 по 2014.

Е.СУРОВ: Когда вы говорите «мы», кого вы имеете в виду? Кто вместе с вами еще этим занимается?

К.ГЕОРГИЕВ: Скажем, есть гроссмейстер Инкёв, есть Стефан Сергиев, который раньше был председателем федерации. И еще несколько шахматистов, которые не так известны.

Е.СУРОВ: А почему тогда тех, кого вы назвали, не было на пресс-конференции вместе с вами?

К.ГЕОРГИЕВ: Это я не знаю, вы можете их спросить.

Е.СУРОВ: Тогда те, кто были с вами – Стоичков и Стойнев – они какую роль в этом играют?

К.ГЕОРГИЕВ: Мы просто вышли втроем, чтобы предоставить обществу эту информацию. Мы хотели, чтобы все люди в Болгарии знали это, и хотим, чтобы федерация лучше работала. Потому что когда, скажем, игроки или клубы обращаются в федерацию, у них всегда один ответ: денег нет. Ищите, мол, сами. И так на протяжении нескольких лет. А выясняется, что денег в федерации было много. За несколько лет было потрачено несколько миллионов левов. А куда потрачено – непонятно, и никто не хочет об этом сказать.

Е.СУРОВ: Есть ли в ваших расследованиях личный мотив?

К.ГЕОРГИЕВ: Нет.

Е.СУРОВ: А расскажите вообще о ваших взаимоотношениях с Сильвио Данаиловым. Понятно, что вы давно знакомы…

К.ГЕОРГИЕВ: Да, мы знакомы много лет. Сначала отношения были нормальными, всё было в порядке. Но в последние годы отношения стали плохими.

Е.СУРОВ: С чем это связано?

К.ГЕОРГИЕВ: Это началось на Олимпиаде в Стамбуле. Потом они меня выбросили из национальной команды. Скажем, для меня это было неприятно. Ну хорошо, я продолжил играть в шахматы, с большим или меньшим успехом. Я люблю шахматы. Еще могу вспомнить, что федерация не оплатила мне поездку на чемпионат Европы в этом году в Израиле. Они обещали в прошлом году: тот, кто станет чемпионом страны, будет играть за счет федерации в европейском первенстве.

Е.СУРОВ: И это обещание не выполнили?

К.ГЕОРГИЕВ: Не выполнили. И в тот момент я понял, что, наверное, дело очень плохо. Они плохо ведут себя по отношению ко мне. Но не только это. Я вообще принципиально хочу, чтобы дела в шахматной федерации складывались лучше, потому что я играю много лет, все еще являюсь профессиональным шахматистом и хочу бороться за свои права. И так вышло, что надо бороться еще и за права всех шахматистов в Болгарии.

Е.СУРОВ: Скажите, сколько раз вообще вы становились чемпионом Болгарии?

К.ГЕОРГИЕВ: Шесть раз. Играл тридцать лет в национальной команде. Мой результат где-то больше 65 процентов, точно не помню.

Е.СУРОВ: И вы считаете, что вы недостойны изгнания из сборной и можете еще принести пользу?

К.ГЕОРГИЕВ: Нет, я, наверное, не хочу больше играть в сборной. Там есть и другие проблемы. Но пока в Болгарии очень мало шахматистов, которые могут играть в команде и показывать хорошие результаты. Кроме того, нет никаких критериев, по которым они набирают игроков в сборную. В последний момент они просто собирают нескольких игроков. Понятно, что первая и вторая доски – Топалов и Чепаринов, а потом уже непонятно. Но это для меня не главное. Главное – выяснить, почему так плохо развиваются шахматы в Болгарии. Я бы хотел больше об этом говорить.

Е.СУРОВ: То есть к Данаилову вы раньше относили скорее положительно, а сейчас – скорее отрицательно. Я правильно понял?

К.ГЕОРГИЕВ: С Данаиловым в последние годы у меня плохие отношения. Он ничего не делал, чтобы как-то поговорить, наладить эти отношения. Но это не имеет значения. Он не хочет, я тоже не хочу.

Е.СУРОВ: Вы тоже не стремитесь?

К.ГЕОРГИЕВ: Я несколько раз предлагал встретиться с ним, поговорить, что-то выяснить. Но он всегда очень сердитый, не хочет.

Е.СУРОВ: А к руководству ФИДЕ как вы относитесь, можно узнать?

К.ГЕОРГИЕВ: К руководству ФИДЕ отношусь нормально. ФИДЕ – это мировая организация, которая отвечает за шахматы. По-моему, всё нормально они делают. Можно сказать, у меня служебные отношения с ФИДЕ, ничего больше.

Е.СУРОВ: Как вы восприняли решение болгарской федерации дисквалифицировать вас? Для вас это стало сюрпризом?

К.ГЕОРГИЕВ: Можно сказать, что это не было сюрпризом. За неделю до этого я говорил мои друзьям, что ожидаю наказания из-за этой пресс-конференции. Я просто знаю стиль работы руководства. Так что, я ожидал этого, но не ожидал, что это произойдет во время турнира. Мы играли командное первенство Болгарии, семь туров. И когда я закончил партию шестого тура, мне сразу сказали, что меня наказали на три года.

Е.СУРОВ: Это было позавчера буквально, да?

К.ГЕОРГИЕВ: Да, пятого июня. Это был большой сюрприз, потому что по правилам они должны были меня пригласить, чтобы я присутствовал на заседании и мог сказать, что я думаю об этом, защититься, объяснить, в чем дело. Но они меня не пригласили и сразу дисквалифицировали на три года. Конечно, для меня это не фатально, я могу играть в шахматы в других странах. Но все-таки неприятно. Потому что я хочу играть в чемпионате Болгарии, в командном чемпионате, иногда и в опенах.

Е.СУРОВ: Вы собираетесь как-то обжаловать это решение?

К.ГЕОРГИЕВ: Ну конечно, я потребую соблюдения своих прав. Но это может продлиться долгое время.

Е.СУРОВ: Но вы намерены подавать в суд?

К.ГЕОРГИЕВ: Сначала я хочу поговорить с хорошими юристами и они скажут, что можно сделать. Надо что-то делать, потому что, по-моему, шахматная федерация взяла курс на уничтожение. Они хотят меня уничтожить. И я не буду сидеть, сложа руки, буду тоже что-то делать.

Е.СУРОВ: А как думаете, не повлияет ли эта ваша борьба с руководством болгарской федерации на вашу карьеру как игрока? Я имею в виду, что играя в турнирах, на них все-таки надо как-то сосредотачиваться, а вам придется сосредотачиваться на других совсем вещах.

К.ГЕОРГИЕВ: Да, это очень неприятно и порой отражается на результатах. Я не хочу этим заниматься, но они меня вынудили. Я вынужден бороться.

Е.СУРОВ: Просто есть категория шахматистов, и их подавляющее большинство – которые стоят в стороне от любого рода конфликтов. Их позиция – просто играть в шахматы, а всё остальное – не их дело. А вы не из их числа.

К.ГЕОРГИЕВ: Я тоже много лет молчал, три-четыре года ничего не делал. А выяснилось, что надо было что-то делать и говорить. Ситуация зашла так далеко потому, что не было никакого контроля над болгарской шахматной федерацией. Они несколько лет делали всё, что хотели. Журналисты очень редко освещали их дела. И в какой-то момент они, наверное, подумали, что могут делать вообще всё, что хотят.

Е.СУРОВ: У вас сторонников много в этом вопросе?

К.ГЕОРГИЕВ: Меня в Болгарии поддерживают очень много людей. Больше 90 процентов. За границей – тоже. Вы, наверное, видите, что в Фейсбуке и других социальных сетях меня тоже поддерживают. Надеюсь, что большинство будет все-таки на моей стороне, потому что они знают, что я прав.

Е.СУРОВ: И как вы думаете, как дальше будет развиваться эта ситуация?

К.ГЕОРГИЕВ: Не знаю. Наверное, Данаилов будет придумывать новые наказания. Будет продолжать наказывать людей. И поэтому надо сделать так, чтобы это руководство федерации ушло в отставку. Другого выхода я не вижу.

Е.СУРОВ: А у вас претензии к Данаилову именно как к президенту болгарской федерации или когда он был президентом Европейского шахматного союза, у вас к нему тоже претензии были?

К.ГЕОРГИЕВ: Я не очень понимаю это. Он для меня один и тот же человек, не имеет значения, президентом чего он является. Насколько я знаю, в ЕШС он принес очень мало денег от внешних спонсоров. Но это его дело. Для меня сейчас главное выправить положение в болгарской федерации, чтобы шахматисты могли спокойно работать. А если это руководство останется еще на три с половиной года – это будет фатально для наших шахмат.

Е.СУРОВ: Пришли вопросы к нам на сайт и в группу Вконтакте. Но также вопросы задавались мне и по разным средствам связи. В частности, гроссмейстер Рауф Мамедов хочет поднять тему читеров в болгарских шахматах и спрашивает: «Как вы думаете, кто причастен к болгарским читерам?»

К.ГЕОРГИЕВ: За ними есть люди. Вначале, когда появился Борислав Иванов, он достиг очень большого прогресса за восемь или десять месяцев. Когда я играл с ним в конце этого периода (это был турнир по быстрым шахматам), я понял, что против меня сидит не нормальный человек, а какая-то машина. Он играл очень быстро, уверенно, на лице не было никаких эмоций. В один момент возникла очень острая позиция, он один раз повторил ход, я тоже повторил; и в тот момент, когда он мог повторить во второй раз, он продумал лишь две секунды и сделал другой ход, играя на выигрыш. А это необычно для человека, который имеет рейтинг на 300-400 пунктов ниже. После партии я обратился к арбитру, мы поставили партию на программу «Гудини 3» и выяснилось, что он все время шел по её первой линии. Все ходы по программе.

Е.СУРОВ: Нет, ну то, что он читер, сейчас вроде бы сомнению не подлежит.

К.ГЕОРГИЕВ: Я не могу сказать, кто за ними стоит. Потом еще один человек появился, Иван Тетимов, из того же самого клуба. И там сейчас идет расследование.

Е.СУРОВ: А вот в этом вопросе ваша федерация работает, чтобы наказать читеров?

К.ГЕОРГИЕВ: Да, я думаю, что федерация правильно сделала, наказав Борислава Иванова. Правда, они очень поздно включились в это. Около сорока шахматистов объединились и заявили, что мы не будем играть с Ивановым, пока не будет введен античитерский контроль. И в конце концов федерация приняла решение дисквалифицировать его. Что хорошо, то хорошо.

Е.СУРОВ: Вас дисквалифицировали на три года – на тот же срок, который предусмотрен для наказания читеров на первый раз. Как вы считаете, для читеров это адекватное наказание?

К.ГЕОРГИЕВ: Три года – немало. Как первое наказание – можно на три года. А второе надо чтобы было уже очень суровое – скажем, на десять лет или вообще пожизненно.

Е.СУРОВ: Одно дело – когда вы смотрите после партии в компьютер и видите, что человек играл по первой линии, и это о чем-то говорит. А другое дело – вот недавно на женском чемпионате Европы был случай, когда шахматистку заподозрили только за то, что на старте турнира она набрала существенно больше очков, чем от нее ожидали. При том, что сами ходы к компьютерным подсказкам не имели вообще ничего общего. Как вы думаете, такой род читерства может быть?

К.ГЕОРГИЕВ: Вы имеете в виду, что игрок использует помощь другого человека, а не компьютера?

Е.СУРОВ: Я не знаю. Такое предположение тоже есть.

К.ГЕОРГИЕВ: Тут я недостаточно в теме. У меня нет информации, чтобы оценить и сказать, был тот игрок читером или нет.

Е.СУРОВ: Радислав Атанасов спрашивает Вконтакте: «Как вы думаете, почему так единодушно вас всех троих наказали?»

К.ГЕОРГИЕВ: Думаю, потому, что руководство федерации всегда голосует единодушно.

Е.СУРОВ: Там нет демократии?

К.ГЕОРГИЕВ: Я думаю, что нет. Такой стиль руководства был на протяжении последних четырех лет.

Е.СУРОВ: То есть они не впервые единодушно голосуют, в том числе по вопросам наказания?

К.ГЕОРГИЕВ: Я десять лет участвовал в заседаниях федерации, это было давно. И я хорошо знаком со стилем работы. Есть двое или трое человек, которые делают документы. И когда начинается заседание, пытаются продавить свои решения. Но раньше я старался быть самостоятельным, иногда предлагал решения, которые, как я считал, пойдут на пользу шахматам. И раньше было нормально. Сейчас, думаю, Данаилов делает то, что хочет. На 95 процентов.

Е.СУРОВ: «Не планируете ли вы собрать подписи болгарских шахматистов под официальным обращением в ФИДЕ о злоупотреблениях в болгарской шахматной федерации?» - еще один вопрос из Вконтакте.

К.ГЕОРГИЕВ: Я не думаю, что это решение вопроса. Уже будет расследование в Болгарии, в ходе которого и выяснится всё, что происходило за эти годы. Это должна сделать болгарская прокуратура.

Е.СУРОВ: И еще один вопрос: «Не думаете ли вы сменить федерацию?»

К.ГЕОРГИЕВ: Об этом я думал очень-очень много лет. И даже однажды два с половиной года играл за македонскую шахматную федерацию. Это было с 2002 по 2004 годы.

Е.СУРОВ: А тогда с чем это было связано?

К.ГЕОРГИЕВ: Тоже были некоторые проблемы со своей федерацией. Но по сравнению с тем, что сейчас, это были мелочи, можно сказать. В Македонии мне дали очень хорошие условия и я играл за них. Для них это было большое событие, мы даже сумели войти в десятку на Олимпиаде. Но потом я решил вернуться в Болгарию, так как мне пообещали, что все будет хорошо. И вначале все было хорошо.

Е.СУРОВ: Ну а сейчас не думаете сменить федерацию? Или еще вариант, как у нас писали на сайте в комментариях – выступать под флагом ЕШС или ФИДЕ.

К.ГЕОРГИЕВ: Нет, на данный момент думаю, что это будет глупо с моей стороны. Я уже начал борьбу и надо её провести до конца.

Е.СУРОВ: И еще один вопрос: «Если можно, скажите несколько слов об Антуанете Стефановой? Каковы её отношения с болгарской шахматной федерацией?»

К.ГЕОРГИЕВ: Я не знаю, какие отношения. Она играет в национальной команде, очень хорошо выступила на Олимпиаде в Тромсе. Насколько я знаю, там всё нормально.

Е.СУРОВ: А у вас с ней какие отношения? Она вас не поддерживает в этой борьбе?

К.ГЕОРГИЕВ: У меня с Антуанетой хорошие отношения. Но в этой борьбе, как видите, с ней у меня нет никакой связи. Она просто играет в шахматы и делает это хорошо.

Е.СУРОВ: А я правильно понимаю, что конечная цель всей этой вашей борьбы – улучшение ситуации именно в болгарских шахматах? То есть вы так болеете за шахматы именно в вашей родной стране? Или же вы просто такой вообще борец за справедливость и в любой ситуации будете публично озвучивать несправедливые с вашей точки зрения факты?

К.ГЕОРГИЕВ: Нет, в мире много несправедливостей, и я не такой «человек солнца», который может везде быть и бороться. Но мне, честно сказать, надоело. Последние несколько лет слишком плохо стали идти дела в шахматной федерации Болгарии. Думаю, что некоторые люди, используя большие успехи болгарских шахматистов, просто решили сделать себе жизнь намного лучше. Это несправедливо по отношению к шахматистам. И мы будем бороться, чтобы это не продолжалось.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос из сайта: «Шахматная ли у вас семья? И кто вас по-настоящему поддерживает?»

К.ГЕОРГИЕВ: У меня жена играет в шахматы, она мастер спорта. Но играет скорее как любитель, у нее рейтинг 1900 с чем-то. Конечно, меня все поддерживают, я рад, что у нас сильная семья. Все стоят на том, что это правильная позиция.

Е.СУРОВ: А еще что-нибудь о семье расскажите. Мы не так много знаем; вы у нас, кстати, впервые в эфире.

К.ГЕОРГИЕВ: У меня двое детей. Дочке 25 лет, сыну 22. Они студенты.

Е.СУРОВ: По шахматному пути они не пошли?

К.ГЕОРГИЕВ: Немножко играли в детстве, но потом я не мог поддерживать их развитие как шахматистов и сказал, что лучше им найти какую-то другую работу, что шахматы – очень тяжелая профессия. И они пошли по своему пути. Всё нормально. Еще внучка у меня есть, ей восемь месяцев.

Е.СУРОВ: Здорово. Вы счастливый дедушка?

К.ГЕОРГИЕВ: Да, конечно, можно так сказать.

Е.СУРОВ: А вообще детям и внукам шахматной участи не пожелали бы?

К.ГЕОРГИЕВ: Нет, у меня есть желание, чтобы внучка научилась играть в шахматы. Но сейчас еще очень рано об этом говорить.

Е.СУРОВ: А когда внучка вырастет, шахматы еще будут существовать в том виде, в каком они сейчас существуют?

К.ГЕОРГИЕВ: Не знаю. Может быть, будет какая-то реформа. Думаю, что шахматы можно сделать быстрее. Иногда очень много часов играются партии. Шесть или семь часов – это тяжело. По-моему, можно сделать, чтобы одна партия длилась четыре часа – по два часа для каждого игрока. И тогда мы будем знать, когда закончится партия. Но об этом еще надо думать.

Е.СУРОВ: То есть вы вообще за ускорение, да?

К.ГЕОРГИЕВ: Да. Шахматы надо ускорить.

Е.СУРОВ: А по жизни вы вообще идете в ногу со временем? Ускоряется ли ваш ритм жизни? Пользуетесь современными технологиями?

К.ГЕОРГИЕВ: Я один и тот же. Думаю, что свой характер я не меняю. Как меня воспитывали в детстве, так стараюсь всю жизнь и идти – стараюсь быть хорошим человеком.

Е.СУРОВ: Ваши основные жизненные принципы можете озвучить?

К.ГЕОРГИЕВ: Выигрывай, чтобы тебя уважали. Вот один из принципов, хотя у меня их много.

Е.СУРОВ: Вас уважают?

К.ГЕОРГИЕВ: Я думаю, что да.

Е.СУРОВ: А что вас до сих пор держит на плаву? Нет, вы, конечно, еще не старый человек и не пожилой, и наверное, даже не приблизились к этому. Но по шахматным меркам, конечно, уже возрастной. Вы не первый человек из такого поколения, кому я задаю этот вопрос: почему вам еще не надоели шахматы?

К.ГЕОРГИЕВ: Очень люблю шахматы. Не могу просто так сидеть на одном месте и ничего не делать. Может быть, в какой-то момент я захочу быть тренером. Но для меня, наверное, более тяжело быть тренером, чем профессиональным игроком. Рано или поздно стану тренировать, но еще несколько лет хочу поиграть, добиться каких-то успехов.

Е.СУРОВ: Какие-то цели перед собой еще ставите?

К.ГЕОРГИЕВ: Как минимум, надо еще один раз победить в чемпионате Болгарии, чтобы установить абсолютный рекорд. Выяснилось, что по шесть титулов есть еще у двоих болгарских игроков – Васила Спасова и Александра Цветкова. Вот мы трое имеем по шесть титулов, поэтому я хочу еще раз выиграть чемпионат Болгарии. Может быть, в следующем году, если наказание отменят.

Е.СУРОВ: Вы оптимист вообще?

К.ГЕОРГИЕВ: Да, я оптимист. Я уверен, что этого наказания скоро не будет.

Е.СУРОВ: Ну что ж, это был Кирил Георгиев, спасибо. Мы будем следить за дальнейшим развитием событий. Может быть, вы хотите что-то сказать напоследок всей шахматной общественности и, в частности, слушателям радио Chess-News?

К.ГЕОРГИЕВ: Я благодарю всех своих друзей, которые меня поддерживают в этой тяжелой борьбе. И хочу сказать, что мы будем до конца воевать, чтобы эту ситуацию исправить. Благодарю и ваших слушателей за внимание и желаю всего хорошего!


  


Смотрите также...

  • Участник сборной Болгарии Кирил Георгиев объяснил нашему сайту, что означали его недавние гневные слова в адрес Сильвио Данаилова и Веселина Топалова. Напомним, на своей странице в Фейсбуке Георгиев написал, что в провальном выступлении болгарской команды на Олимпиаде (итоговое 20-е место) виноваты Данаилов и Топалов, которые создают нездоровую атмосферу внутри коллектива.

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Всё больше редеет список болгарских гроссмейстеров: недавно стало известно о переходе Ивана Чепаринова под знамёна Грузии, а сегодня Кирил Георгиев сообщил у себя в фейсбуке, что отныне будет играть за Македонию.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Илья Владиславович, вы играете в какую-то игру с Каспаровым?

    И.ЛЕВИТОВ: Нет, с Каспаровым, к сожалению, я ни в какую игру не играю. А я так и не понял – не успел прочесть, - что он там сказал, мой турецкий друг?

    Е.СУРОВ: Он назвал вас точно так же другом и сказал, что вы играете в свою игру с Каспаровым за спиной Дворковича.  

  • Запись прямого эфира: 20.12.2015, 20.10
    Длительность - 12 минут.

    Е.СУРОВ: Московское время 20 часов 10 минут, у нас экстренный выход в прямой эфир, и вместе со мной на связи из Катара героиня (не побоюсь этого слова) первого тура – независимо от каких-либо ещё результатов, - Нино Бациашвили. Нино, приветствую!

    Н.БАЦИАШВИЛИ: Здравствуйте!