Чертова дюжина

Вторник, 02.06.2015 11:26

Переиграем знаменитую партию Алехин - Ласкер из турнира в Цюрихе (1934).

[Event "Zuerich"] [Site "Zuerich"] [Date "1934"] [White "Alekhine, Alexander"] [Black "Lasker, Emanuel"] [Result "1-0"] [ECO "D67"] [PlyCount "51"] [EventDate "1934.07.14"] [EventType "tourn"] [EventRounds "15"] [EventCountry "SUI"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1999.07.01"] 1. d4 d5 2. c4 e6 3. Nc3 Nf6 4. Nf3 Be7 5. Bg5 Nbd7 6. e3 O-O 7. Rc1 c6 8. Bd3 dxc4 9. Bxc4 Nd5 10. Bxe7 Qxe7 11. Ne4 N5f6 12. Ng3 e5 13. O-O exd4 14. Nf5 Qd8 15. N3xd4 Ne5 16. Bb3 Bxf5 17. Nxf5 Qb6 18. Qd6 Ned7 19. Rfd1 Rad8 20. Qg3 g6 21. Qg5 Kh8 22. Nd6 Kg7 23. e4 Ng8 24. Rd3 f6 25. Nf5+ Kh8 26. Qxg6 1-0

А теперь посмотрим внимательно на бланк победителя.

Мы видим, что перед своей фамилией, так же как и перед фамилией Ласкера Алехин поставил букву «D» c маленьким «r» наверху. Это аббревиатура от «доктор»; упоминание докторского звания до сих пор является обязательным в некоторых странах.

Хотя иногда фамилия русского чемпиона писалась как Alechine или даже Aljechine, сам Алехин писал ее через «k» - Аlekhine.

Чемпион мира записывал партию карандашом, впрочем, и в аналитических тетрадях молодого Алехина нередко встречаются карандашные записи; авторучки тогда еще не были так повсеместно распространены, как сегодня.

Заметим также, что Александр Александрович вел запись немецкой нотацией K-König (король), D-Dame (ферзь), T-Turm (ладья), L-Lӓufer (слон), S-Springer (конь). Догадка: покинув советскую Россию в 1921 году, первые свои партии за границей Алехин сыграл в Германии, и именно немецкая нотация пришла на смену русской.

Будущий победитель турнира записывал ходы полной нотацией, хотя в самом конце перешел на краткую – очевидно, когда Алехин почувствовал, что победа близка, он не смог сдержать волнение.

Не отсюда ли и кофейное пятно на бланке? Хотя, кто может знать, какой путь проделал бланк этой партии, прежде чем попал в руки американского коллекционера Делюсиа. Собиратели шахматных манускриптов, редких книг, автографов и вообще всего, связанного с шахматами, представляют собой особый тип коллекционеров.

В собрании Делюсиа, к примеру, хранятся трость Морфи, оригинал контракта матча Стейниц - Цукерторт, ласкеровское наследие, включающее в себя 100 рукописей, 900 писем и 75 открыток, часы, шляпа и очки Капабланки, его бумажник из крокодиловой кожи и монограммой JRC - José Raúl Capablanca, аккордеон, на котором играл Бобби Фишер еще до того, когда шахматы завладели им безраздельно, и многие другие раритеты. Шахматных собирателей со всеми прочими роднит разве что обязательное наличие денежных знаков (и чем больше, тем лучше) для создания и регулярного пополнения собственной коллекции.


* * *

Во время цюрихского турнира погода не баловала участников: почти все время лил дождь, и по вечерам шахматных маэстро можно было видеть в специальном салоне гостиницы за бриджевым столом. Особое внимание привлекали Алехин и Ласкер, и персонал отеля получил распоряжение от дирекции держать зрителей на почтительном расстоянии от столика, за которым сражались два легендарных чемпиона.

Партия, выигранная в Цюрихе у Ласкера, стала единственной, в которой русский чемпион добился победы. Их общий счет (+3-1=5) в пользу Ласкера. Отметив, что всю партию престарелый гроссмейстер провел слабо, вспомним, что Ласкер выступал в Цюрихе после девятилетнего (!) перерыва: в последний раз он садился за шахматный столик в Первом московском международном турнире (1925). Несмотря на это, после седьмого тура Ласкер лидировал (вместе с Флором), набрав 5,5 очка. Но потом вельтмейстер «поплыл», проиграв в восьмом туре Боголюбову, в десятом Нимцовичу и в двенадцатом Алехину, причем всем троим – впервые в жизни.

Взглянем на таблицу. Столь высокий процент очков, набранный победителями, объясняется тем, что официально турнир являлся открытым первенством Швейцарии, и наряду с гроссмейстерами в Цюрихе играли представители страны-организатора. Все они дружно расположились во второй половине таблицы, а лучший из них – Ионер стал чемпионом Швейцарии.

Сало Флор вспоминал, как, выиграв у Ласкера, счастливый и возбужденный Алехин показал ему на пальцах: 26! Ласкер сдался на 26-м ходу.

Алехин имел пристрастие к числу 26 - двойной чертовой дюжине! Бывая в казино, Александр Александрович предпочитал именно эту цифру рулетки. Его последнее бракосочетание было заключено тоже двадцать шестого. Понятно, что дата была выбрана не случайно, даже если в коротеньком сообщении в «Нью-Йорк Таймс» от 19 марта 1934 года об этом нет ни слова.

«Александр Алехин, чемпион мира по шахматам, был “проверен” сегодня, когда попытался официально оформить свой четвертый брак. Клерк в муниципалитете попросил у Алехина подтверждения развода с его третьей женой, который имел место в Амстердаме, и объяснил чемпиону, что его брак не может быть зарегистрирован, потому что он не жил здесь достаточно долго».

Дело происходило на французской Ривьере в Виллефранш-сюр-Мер. В конце концов необходимые бумаги были представлены вовремя, и пять дней спустя, 26 марта брак был благополучно зарегистрирован.


Александр Алехин и Грейс Висхаар на церемонии закрытия матча Алехин - Эйве. Амстердам 1935

Веривший во всевозможные предсказания, приметы и гороскопы, имевший пристрастие к числу 26, Алехин относился с большой опаской к чертовой дюжине. Если тринадцатое число выпадало к тому же на пятницу и ему предстояло играть в этот день, Алехин был особенно настороже.

Трудно сказать, где лежат истоки этого суеверия. Было ли оно в ходу в семье Алехиных в Москве или, учась в Петербурге, студент-правовед, писавший курсовую работу по Владимиру Соловьеву, слишком серьезно воспринял слова философа: «Будьте внимательны с цифрой тринадцать. Она таит в себе много неожиданностей!»

В старые времена к цифре тринадцать вообще относились более настороженно, чем сегодня. Так, во время Первой мировой войны в русской армии вместо «Тринадцатой» была создана «Особая» армия.

В своей антипатии к тринадцати Алехин не являлся исключением, существует даже специальный медицинский термин, обозначающий страх перед чертовой дюжиной – «трискаидекафобия». Этой фобией страдали многие знаменитости. Наполеон, к примеру, не назначал на тринадцатое никаких важных дел и уж тем более сражений, а Гете вообще предпочитал не покидать дом в этот день.

До сих пор в некоторых зданиях (например, в гостиницах Нью-Йорка, но и не только) этажи нумеруются так, чтобы не нервировать трискаидекафобов: после 12-го этажа может сразу следовать 14-й.

Говорят, Михаил Таль, фразу которого - «каждый шахматист - кузнец своего собственного счастья» - любили цитировать журналисты, приезжая в Москву, обычно останавливался в гостинице «Спорт» и по возможности в номере 1313. Предупреждая вопросы, Михаил Нехемьевич замечал: «Мы сами кузнецы своего несчастья».

Реже встречаются люди, полагающие, что «чертова дюжина» приносит им удачу. Клод Лелюш, например, основал киностудию в пятницу тринадцатого и съемку всех своих фильмов, в том числе знаменитого «Мужчина и женщина» начинал 13-го числа.

В США с середины тридцатых годов существует «Клуб поклонников числа 13». Вступить в него непросто. Хотя вступительный взнос всего 13 долларов, в клубе только 13 членов и надо ждать, когда освободится место.

Не знаю, является ли членом этого клуба родившийся тринадцатого апреля тринадцатый чемпион мира по шахматам, но сам Каспаров не раз заявлял, что считает цифру «13» счастливой для себя: он стал чемпионом мира в 85-м году (8+5=13), одолев Карпова со счетом 13-11, победная партия оказалась 94-ой между ними (9+4). Она игралась 3 октября (3+10) и стала 13-й его победой над Анатолием Евгеньевичем.

Полагаю, здесь надо остановиться. Дальнейшие совпадения могут напомнить выкладки, что во всех матчах между великими чемпионами игрались 24 партии, за исключением первого, где было сыграно 48 (24+24). Или даже хармсовское: «Мой номер телефона 32-08, запомнить легко – 32 зуба и 8 пальцев...»


* * *

Продемонстрировав в Цюрихе в очередной раз исключительный класс, Алехин победил с результатом 13 из 15. Правда, опередил он поделивших второе место Эйве и Флора «только» на очко, в то время как публика привыкла в турнирах с участием чемпиона мира к еще большему разрыву: в Сан-Ремо (1930) он оторвался от второго призера на 3,5 очка, а в Бледе (1931) - даже на 5,5.

Единственный тревожный звонок прозвучал для Алехина в партии с учителем математики из Амстердама.

ЭЙВЕ - АЛЕХИН, Цюрих 1934

В позиции на диаграмме последовало: 31.Nf7! Нетрудно убедиться, что после взятия коня белые матуют: 31…Kxf7 32.Qh5+ Ke7 33. Rxe6+ Kxe6 34.Re1+ Kd6 35.Qc5+ Kd7 36.Qf5+. Чемпиону мира пришлось откупиться пешкой 31...Qe8 32.Rxe6 Qxe6 33.Nd8 Qe4 34.Nxc6, но спасения это не принесло.

Алехин не принял всерьез эту партию, объяснив победу Эйве в турнирном сборнике «редкостным везением, сравнимым разве что с выигрышем в рулетку в Монте-Карло игрока, поставившего на plein», то есть отдельную цифру.

За месяц до начала цюрихского турнира Алехин с Эйве подписали контракт матча на мировое первенство. Соперники должны были сыграть тридцать партий, победитель объявлялся чемпионом мира; при равном счете Алехин сохранял звание.

В 1933 году Макс Эйве принял решение оставить шахматы. Он решил полностью посвятить себя математике, и все приглашения на турниры были им отклонены. Осенью того же года среди корресподенции Эйве оказалось письмо от Алехина с предложением сыграть матч из десяти партий на борту большого океанского лайнера, отправляющегося в Индию – пять партий туда и пять – обратно. Если Эйве хочет, писал Алехин, ставкой в этом матче будет звание чемпиона мира. Надо ли говорить, что обладатель звания был абсолютно уверен в результате этого матча.

Обычно Эйве отвечал на письма в тот же день, но на этот раз, отложив письмо в сторону, попросту забыл о нем. Пришли рождественские каникулы, но Эйве не стал на этот раз играть и в Гастингсе. В один из январских дней 1934 года голландец повстречал австрийского мастер Кмоха, жившего тогда в Амстердаме. Он уговорил Эйве не только вернуться в шахматы, но и вызвать Алехина на матч. Причем на настоящий матч, а не «номер из варьете на пассажирском корабле-люкс», как выразился Кмох.

В матче с Боголюбовым, которого Алехин разгромил в 1934 году (+8 -3 =15) соперники играли в различных городах Германии. Годом позже матч на мировое первенство с Эйве проходил тоже в различных городах Нидерландов. Городов оказалось ровно тринадцать.

Перед двумя последними партиями Эйве лидировал 14,5-13,5. В двадцать девятой, предпоследней у Алехина были белые: фактически последний шанс сравнять счет. Журналисты отмечали, что если партия будет отложена, доигрывание ее придется на пятницу 13 декабря.

Когда Алехин двинул вперед королевскую пешку, голландец мгновенно ответил ходом королевского коня. Зажав голову руками, чемпион мира не делал ответного хода в течение пяти минут. Алехин вспоминал позже: «Мои мысли вернулись в Будапешт, сразу же после окончания войны. Как мы анализировали эту новую защиту. Мою защиту! За несколько секунд передо мной пролетела вся моя последующая карьера: Нью-Йорк, Капабланка, Боголюбов, Сан-Ремо, Цюрих. Теперь в конце пути снова - моя защита. В этот момент я почувствовал, что круг замкнулся, и целый период моей жизни подошел к концу».

Из дебюта Алехин вышел с лишней пешкой, хотя реализовать ее было непросто. Отложенную позицию соперники доигрывали в пятницу тринадцатого, но это не играло уже никакой роли – ладейный эндшпиль был мертво-ничейным. Как закончилась последняя партия, вы знаете. Ничья, принесшая Эйве звание чемпиона мира, стала тринадцатой в матче.


* * *

Но вы-то, вы, вы ведь не верите в подобные предрассудки? Правда, когда Нильсу Бору, повесившему на ворота своего дома подкову, задали тот же вопрос, знаменитый физик ответил: «Не верю, конечно, но, говорят, подкова помогает даже тем, кто в нее не верит».


  


Смотрите также...

  • Уникальные кадры с открытия и закрытия матча Алехин - Эйве, проходившего в Голландии в 1935 году. А также несколько постановочных кадров "за игрой".

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Сегодня исполняется сто двадцать лет со дня рождения Александра Алехина (1892 - 1946). Четвертый по счету и первый русский чемпион мира по шахматам родился в Москве. В годы, проведенные в Российской империи, а затем в Советской России, занимался не только шахматами: в частности, окончил Поливановскую гимназию в Москве и Училище правоведения в Петербурге, работал следователем в МУРе, переводчиком в Коминтерне (Коммунистическом интернационале).

  • Эта фотография сделана на матче за мировое первенство Алехин - Эйве (1935). Надпись по-голландски: «Просим соблюдать абсолютную тишину». На табличке автографы обоих гроссмейстеров.

  • В этом году в Голландии юбилейные даты. 110 лет назад родился Макс Эйве, в 1981 году он ушел из жизни. Профессор математики и президент ФИДЕ, спортсмен и джентльмен, он был уважаем не только в Голландии, но и во всем мире.

  • Турнир в Сан-Ремо. 1930 год. Александр Алехин набирает 14 из 15 и опережает второго призера Нимцовича на 3,5 очка. В советских биографиях чемпиона мира нередко приводили комментарий Нимцовича: «Он расправляется с нами, как с желторотыми птенчиками...»

    Эта фраза оборвана на полуслове. На самом деле Нимцович сказал: «Он расправляется с нами, как с желторотыми птенчиками, а ведь вчера был одним из нас...»

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • До начала турнира в Вейк-ан-Зее Магнус Карлсен дал интервью корресподенту голландской газеты «Фолкскрант», в котором сказал немало интересного. С некоторыми идеями чемпиона мира вы уже знакомы, другие могут показаться любопытными.

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.