Нино Гуриели: "Должны же мы тоже что-то оккупировать! Не только нас..."

Время публикации: 09.05.2015 21:29 | Последнее обновление: 09.05.2015 21:32
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Длительность - 40 мин. 54 сек.

Н.ГУРИЕЛИ: Во-первых, я, конечно, очень рада...

Е.СУРОВ: Давайте я вас сначала представлю.

Н.ГУРИЕЛИ: Недавно звонила Майя [Чибурданидзе] и говорит, что все время представляли Зураба [Стуруа] так, что он мой муж. "Давай так и будем теперь говорить – что ты его жена". Жена Зураба Стуруа – чемпиона мира и чемпиона Европы.

Е.СУРОВ: Чемпиона Европы среди ветеранов, уточним. Или не будем на этом акцентировать?

Н.ГУРИЕЛИ: Среди ветеранов, конечно! Еще не хватало, чтобы он был, как Карлсен. Совсем тогда выгонит из дома! Ну, я не знаю, представляй, как хочешь, но все-таки…

Е.СУРОВ: Нино Гуриели, знаменитая шахматистка... Вы знаете, для нового поколения, может быть, скажешь "Нино Гуриели" – а они не знают, кто это.

Н.ГУРИЕЛИ: Да, новое поколение как-то совсем… Они смотрят только в компьютеры и много чего не знают.

Е.СУРОВ: А вы уже в этих компьютерах не мелькаете - не играете в турнирах…

Н.ГУРИЕЛИ: Да, я не играю, я свое уже отыграла.

Е.СУРОВ: Одна из участниц "золотой" команды Грузии начала 90-х годов, команды, которая три раза подряд выигрывала Олимпиаду.

Н.ГУРИЕЛИ: Да, а на четвертой Олимпиаде в Стамбуле у нас было серебро. И после этого я решила стать президентом шахматной федерации Грузии.

Е.СУРОВ: Эту историю, кстати, даже я не знаю.

Н.ГУРИЕЛИ: Да, мы выиграли три Олимпиады подряд – это были Манила, потом Москва, потом Ереван. После этого был Стамбул, где мы были вторые, и там уже начали побеждать китаянки – они тоже потом три раза подряд выиграли. И я моим девочкам сказала, что я стану сейчас президентом федерации шахмат и сделаю все, чтобы… Олимпиада – это гимн. Второе место – я не знаю, что такое. И кстати, я все сделала. В 2002 году, если вы помните, была Олимпиада в Бледе, и там мы фактически стали чемпионами. Там играли наши девочки – Майя играла, Нана Иоселиани, Кетеван Арахамия, - и они фактически за три тура до финиша обыграли всех. Такого не бывает, чтобы из двенадцати [последних] партий не смогли выиграть всего одну! Это было просто фантастически! Мы за три тура опережали следующую команду на шесть очков! На два матча! Такого вообще не случается! После этого Нана Иоселиани вообще бросила шахматы, просто не выдержала.

Е.СУРОВ: А тогда очки считались по партиям, да? Не общие за матч, а за каждую партию.

Н.ГУРИЕЛИ: Да, тогда были три доски, 3+1, и так считалось.

После этого, с 2004 года, я стала капитаном сборной Грузии и пробыла им фактически десять лет. И пропустила только одну Олимпиаду – в Италии, в 2006 году. На остальных я была все время.

Вот с этими девочками мы фактически начали вместе. Это был 2004 год, на Мальорке, и мы тогда поделили третье-четвертое место и уступили по каким-то показателям Украине, как обычно. Тогда Майя еще играла. Потом я одну Олимпиаду пропускаю. И вот наступает 2008 год, и наступает следующая Олимпиада, которая при этом еще идет на фоне войны. Сами понимаете… Наши с вами страны были к этому причастны. Это были, конечно, очень тяжелые дни для моей страны, даже сам фон был очень тяжелый, и девочки все прекрасно понимали. Но я считаю, что тогда это была Майя плюс команда – это был спортивный подвиг Чибурданидзе. И конечно, все девочки, когда лидер играет так, шли за ней. Я помню, что наша третья доска, Лела [Джавахишвили] тогда была беременная, но мы смогли выиграть золото! Это был 2008 год. Но я категорически не согласна, что после этого мы только были третьи на чемпионате мира и больше нигде себя не проявили. Просто золота не было!

Е.СУРОВ: Вообще-то на чемпионате Европы было второе место в 2009 году.

Н.ГУРИЕЛИ: Я просто что хочу сказать? Что за эти семь лет – с 2008 года до сегодняшнего дня – не было золота. Но золото тем и ценно, что его невозможно каждый год брать. Но за эти годы у нас были и серебряные медали – вы, наверное, помните, что мы поделили первое-второе место с Россией. Мы вообще у России выиграли и не проиграли ни одного матча! Мы просто сделали ничью, один матч был лишний. Но опять же, по каким-то показателям мы были вторые на чемпионате Европы. Потом, еще раз на чемпионате Европы, в Греции, мы были бронзовыми. Я говорю о том, что было за эти семь лет до сегодняшнего дня. Да, золота не было, но было все остальное! Было серебро на чемпионате Европы, потом на Олимпиаде в Ханты-Мансийске мы взяли бронзу. В чемпионате мира в Турции мы тоже взяли третье место. А этот чемпионат был пятым по нумерации. Мы играли во всех, и самое плохое – это четвертое место. Потом было третье, а сейчас вообще – золото. Это просто фантастика!

Е.СУРОВ: То есть вы думаете, что все шло более или менее нормально?

Н.ГУРИЕЛИ: Вы знаете, ведь десять лет – это немало, правильно? И я настолько наизусть знаю своих девочек, настолько к ним привыкла, что когда кто-то собирается делать ход… Был у меня такой случай. Софико Хухашвили в каком-то из матчей должна была тронуть фигуру, а я предложила ничью капитану сборной Вьетнама. У нее была на доске лишняя фигура. И естественно, тот капитан сразу согласилася, сразу! Я подошла к Софико и говорю: ты делаешь ход Kрf1, да? Она радостно говорит "да!" и сразу же в этом варианте получает мат! Настолько я почувствовала! Настолько я уже привыкла к ним, что уже, к сожалению, знаю, какой ход будет на доске. И все лекарства, которые мне не нужны, пью перед партией, заранее, потому что они обязательно мне понадобятся после. В общем, вот так.

Е.СУРОВ: Тогда, может быть, хорошо, что вы сейчас без лекарств обходитесь, без лишних эмоций?

Н.ГУРИЕЛИ: Да, я говорю, что никогда не забуду 26 ноября – закрытие Олимпиады в Дрездене и 28 апреля этого года, когда выиграли наши девочки. Вот в эти дни я плакала, правда. Конечно, я не всегда плачу, но бывают моменты, когда не могу сдерживать слезы.

В общем, они молодцы, конечно, у меня нет слов. Все сыграли просто отлично! Во-первых, я могу сказать, что первая, конечно, Бела Хотенашвили. Она заслуживает того, чтобы ее выступление сравнить с выступлением Майи Чибурданидзе в 2008 году. Тогда у Майи это был спортивный подвиг, и я считаю, что Бела сейчас сделала то же самое. Несправедливо будет, если мы не назовем все своими именами. В команде играли все! Надо сказать, что команда сейчас выступала без лидера. Конечно, Нана Дзагнидзе – одна из сильнейших шахматисток мира, она, по-моему, не выходит по рейтингу из пятерки сильнейших. И все командные соревнования, что я помню, она играла очень хорошо. Отдыхает максимум один тур и получает из десяти восемь очков и берет на своей доске золото – одним словом, не мне об этом говорить, все всё знают.

Но с другой стороны, даже у чего-то плохого есть свои плюсы. Я считаю, что это, конечно, минус для команды, когда не играет первая доска. Но в этом есть и свой плюс тоже. Потому что психологический барьер для девушек был сломлен, им было легче играть. Во-первых, все были сосредоточены на призовую тройку. Никто не думал…

Е.СУРОВ: А вы сами как перед турниром думали?

Н.ГУРИЕЛИ: Перед турниром я думала, что тройка – это нормальный результат, хотя не считала, что это какой-то сверхневозможный результат. Надо же еще учитывать, что не только мы не играли с Дзагнидзе. У России тоже первая доска не играла. Украинская команда все время одна и та же, мы уже привыкли к этому, но очень прочная. Команда Украины всегда является фаворитом, но мне кажется, что на этом турнире они были какие-то уставшие. Потому что так получилось, что как только закончился чемпионат мира в Сочи, то буквально уже через неделю эти же девочки играли здесь. Одна там вообще чемпионкой стала, другая прошла далеко. Они играли уставшие, естественно. Но тем не менее. У американцев тоже не было первых двух досок, Круш и Затонских не играли.

Но как бы то ни было, наши девочки играли просто фантастически. Во-первых, играли все! Когда в команде играет лидер, то, конечно, она тянет команду за собой, она подчеркивает силу команды, особенно когда играет хорошо. Но одна доска не может выиграть ничего, даже если она выиграет все партии. Вот был турнир, не помню точно, какой, когда играла Мери Арабидзе, я ее посадила за вторую доску, и это был такой ажиотаж! Мол, как можно отдать вторую доску такой молодой! А я вижу, что я была права, потому что я согласна с Элизбаром [Убилавой]. Кстати, мои поздравления ему! Вот что значит - пришел новый человек! И уже новые идеи. То есть Элизбар новый у нас в команде, а так у него просто громадный опыт, и это, конечно, не может не сказаться. И я очень рада, что он нашел время и начал работать с нашими девочками. Это, конечно, большой успех нашей федерации – что она смогла организовать все таким образом, чтобы Элизбар присоединился к нам. Вот он и посадил Мери Арабидзе на третью доску. Мне кажется, что это правильное решение. Вы знаете, когда я в тот раз посадили Арабидзе за вторую доску, а Хотенашвили спустила вниз, то все сказали: как это?! А это было правильно. Потому что Дзагнидзе – это первая доска, вторая доска – это молодая шахматистка, про которую абсолютно никто не знает, что она и как, четвертая доска просто снимает все. Нам как-то не повезло на третьей доске, а если бы и там было все хорошо… Вот Лела Джавахишвили у меня фактически всегда сидела на второй доске. Я ее всегда называю "черный жемчуг", потому что я ей даю всегда только черный цвет, и она знает это. Я помню, что она как-то купила мне что-то в дьюти-фри, а я говорю: "Ну ладно, за это я тебе дарю один белый цвет!". Мне кажется, что Лела – это игрок, который нужен в любой команде. Иногда она делает ничью на второй доске, и этим держит баланс, удерживает его и дает возможность другим "белоцветчикам" выигрывать матч. То, что она берет на себя этот натиск и удерживает его черным цветом, я считаю, что такую ничью на второй доске можно приравнять к победе. Есть такая ничья, которая, как ни странно, равноценна победе. Меня все время упрекали, что у меня к Леле якобы какое-то отношение… На самом деле, я ко всем девочкам отношусь одинаково. Конечно, когда я вижу, когда та же Дзагнидзе берет восемь с половиной из десяти, я ее похвалю. Конечно, и Хотенашвили я сейчас то же самое говорю. Я ее даже назвала "моим Мамедъяровым". Я поставила ее на четвертую доску и сказала: "Ты – мой Мамедъяров!". Ты снимаешь всю четвертую доску. На первой доске – Дзагнидзе, на второй – Арабидзе, которую никто не знает, как новый фрукт. Пока поймут, что и как, турнир закончится. А потом посмотрим. И это была правильная стратегия. Знаете, когда девочки уставшие, когда цель у тебя всегда высокое место, тогда всегда трудно, разве нет? Сейчас будет особенно трудно. Когда ты занимаешь первое место, то потом второе место уже считается неудачей, правильно? До этого было легче, а сейчас будет тяжеловато, потому что сейчас у них такой большой успех, и все уже будут ждать от них такого же успеха. Когда мы играли, у нас то же самое было. Мы выиграли одну Олимпиаду, вторую, третью… На четвертой Олимпиаде мы получили серебро. Я не считаю, что это была катастрофа, но нас даже не поздравляли. Ну что это такое – серебро? Но ведь невозможно все время выигрывать, правда? Тогда и золото просто потеряет свою цену. Так что…

А в этот раз все девушки были молодцы. Мери Арабидзе сыграла неожиданно отлично. Она ведь вошла в команду совсем неожиданно, потому что у нас был некий критерий. Когда мы с девочками говорили о том, кто попадает в команду, без капитана, без тренера, без всех, то решили, что тот, кто попадает в первую восьмерку на чемпионате мира, тот – всё, уже в команде. Она после Сочи вошла в восьмерку и попала в сборную. И считаю, что она не только вошла в команду, но и уже заняла в ней свое место, потому что сыграла очень хорошо. Она не только удержала третью доску, но и принесла команде очень много очков.

Е.СУРОВ: Если бы вы сейчас были капитаном, то на следующий турнир вы бы изменили состав? Или что бы вы сделали?

Н.ГУРИЕЛИ: Вы знаете, на этот год я взяла тайм-аут, и в следующем командном чемпионате Европы, думаю, не буду участвовать. Девочки об этом знали еще до того, как сыграли в этом турнире. Но вот эта восьмерка для меня… Я вообще верю в такие вещи. Вот в 2008 году мы выиграли золото. 2016 год – это, получается, через восемь лет от 2008-го. Поэтому не исключено, что я захочу быть капитаном на Олимпиаде в Баку. На этот год я беру тайм-аут. Естественно, если доживу до Батуми, то… А то как же так?! Десять лет везде скиталась, везде играла, а сейчас в твоей стране будет проводиться турнир – и я не сыграю?! Но до этого еще далеко, это мы еще посмотрим.

Е.СУРОВ: Чем вы сейчас занимаетесь? Просто смотрите партии?

Н.ГУРИЕЛИ: Смотрю партии, делаю ремонт в квартире, пока занимаюсь этим. Еще очень хотелось бы попробовать себя в парламентских выборах. Два раза я пробовала – не получилось.

Е.СУРОВ: Вы два раза пытались избираться в парламент? Это же неизвестный факт! Об этом вообще никто не знает. Может, вы расскажете?

Н.ГУРИЕЛИ: Да, один раз это было в 2003 году. Но тогда вообще была "революция роз", и так получилось, что не получилось. А потом я была как раз на чемпионате Европы или мира – уже и не помню, - вместо того, чтобы здесь проводить какую-то свою кампанию. Все здесь что-то делали, а я там играла. Нет, думаю, ничего не получается, надо или одно дело делать, или другое. А сейчас посмотрим. Вот в следующем году выборы, и не исключено, что я опять попытаюсь.

Е.СУРОВ: А в какой вы партии?

Н.ГУРИЕЛИ: Я никогда не была ни в одной партии. Естественно, были партии, в поддержку которых я выступала, но до сегодняшнего дня я ни в одной партии не состою. Я сильна только шахматными партиями.

Е.СУРОВ: То есть вы собираетесь баллотироваться индивидуально?

Н.ГУРИЕЛИ: Нет, почему же? У меня есть свои симпатии – пока не буду говорить, какие. Пусть это будет неожиданностью, как новинка в шахматной партии. Но со временем это, конечно, станет известно. И не исключаю возможности в следующем году, когда будут выборы, участвовать в них.

Е.СУРОВ: Но вы же говорили, что, может быть, вернетесь в сборную. А сейчас вот – и выборы.

Н.ГУРИЕЛИ: Одно другому не мешает. Посмотрим, как получится. Естественно, я сделаю так, чтобы девочки не пострадали. Если я решу так, то это железно.

Е.СУРОВ: То есть если вы даже изберетесь, то продолжите…

Н.ГУРИЕЛИ: Капитан – это святое! Ни одна партия, никто меня не остановит, когда речь идет о том, что наши девочки должны выступать хорошо. Это такое, что вне всего.

Е.СУРОВ: Сейчас все больше шахматистов уходят в парламент, в политику...

Н.ГУРИЕЛИ: У нас вроде такого нет. Ну, вот Зураб [Азмайпарашвили] был заместителем министра спорта, но он все равно выбрал шахматы, все равно его потянуло туда, где его место. Я считаю, что он поступил правильно, потому что он много делает для шахмат, и я, кстати, хочу его за это поблагодарить. У нас проводится и мужской Гран-при, и женский будет в следующем году. Они с президентом очень много делают для шахмат. Грузия – шахматная страна, мы всегда и везде выигрывали, но такого уровня турниры у нас не проводились, если не считать матчей, в которых в свое время играли Нона, Нана. Но турниры такого уровня, как сейчас Гран-при, не было. Это, безусловно, его заслуга. Очень много делает Гия Гиоргадзе, наш президент. Он вообще пришел на пост в 2008 году, и мы тут же выиграли Олимпиаду. И после этого все, что зависело и зависит от него, он делает все. Я считаю, что упреков не должно быть ни у кого, потому что он очень старается.

И конечно, нельзя не поблагодарить господина Маира Мамедова, SOCAR. Без его помощи ничего бы и не было. Он очень много делает для грузинских шахмат. То, что у нас появляются тренеры, проводятся сборы, и так далее – всё благодаря ему. И было бы несправедливо не отметить его вклад в победу.

Е.СУРОВ: Вы сказали, что тоже были президентом федерации.

Н.ГУРИЕЛИ: Вы знаете, у нас же в Грузии, в основном, женские шахматы. И при моем президентстве, как ни странно, самые большие достижения были в мужских! Зураб Азмайпарашвили стал чемпионом Европы – это было в 2003 году. В том же году наша мужская сборная заняла третье место на чемпионате Европы в Пловдиве.

Е.СУРОВ: Еще и "революция роз" произошла!

Н.ГУРИЕЛИ: Да еще и "революция роз"! Все, что произошло, произошло именно в 2003 году, когда я была президентом. Кстати, я уже десять лет являюсь капитаном женской сборной, но один раз я была капитаном мужской сборной! Это было в 1998 году. Зураб был тогда президентом федерации, и он мне предложил стать капитаном в команде, где сам был на первой доске. Представляете, я была капитаном команды, где на первой доске был Зураб Азмайпарашвили, на второй доске – Гия Гиоргадзе, на третьей – Зураб Стуруа. Все "шестисотники", и я – капитан-женщина! Эта Олимпиада была в Элисте, и, по-моему, в мужских сборных только я одна была женщина.

Е.СУРОВ: И как, вам было комфортно?

Н.ГУРИЕЛИ: Вы спросите у моей бывшей команды – это было самое лучшее выступление мужской сборной! Они поделили, по-моему, четвертое-шестое место. А Зураб Азмайпарашвили там показал наилучший результат. Оба Зураба тогда на своих досках взяли медали -  серебряную и бронзовую. Так что именно тогда в мужской сборной так получилось – один раз я была у них капитаном, а потом уже все время была в женской.

Е.СУРОВ: А как вы думаете, уровень мужских шахмат в Грузии можно поднять в ближайшее время? Да, есть Баадур Джобава, но он один такой.

Н.ГУРИЕЛИ: Вы знаете, с Баадуром Джобавой все ясно. Сейчас Зураб Стуруа занимается с мужчинами, он главный тренер. Правда, в прошлом году случилась катастрофа, а сейчас наши мальчики действительно не такие уж, чтобы занять какие-то видные места. Я думаю, что это было чисто случайно, им просто не повезло. Я сейчас смотрю на них: например, Леван Панцулая – очень талантливый шахматист. И сейчас эти мальчики очень стараются. Я знаю, что каждый день, когда Зураб в Тбилиси, они встречаются во Дворце шахмат и занимаются по пять часов. Кроме Левана еще есть Миша Мчедлишвили, который, я смотрю, уже прибавил в рейтинге, перешагнул 2600. А Панцулая сейчас лидирует в Нахичеване, прилично играет турнир – пять из пяти имел, вчера, правда, проиграл в лучшей позиции, неясно, почему. Дато Джоджуа опять же… Я думаю, что все они покажут хороший результат на чемпионате Европы в конце этого года. Во всяком случае, они очень целеустремленные, как-то поверили в себя, занимаются. Конечно, можно заниматься и в конце ничего не получить – такое тоже может быть. Но ты должен делать то, что зависит от тебя, правильно? А потом все остальное зависит уже от бога.

Е.СУРОВ: Какие у вас есть хобби? Свободное время как любите проводить?

Н.ГУРИЕЛИ: В свободное время я смотрю мой любимый фильм "Великолепный век".

Е.СУРОВ: Это что, сериал?

Н.ГУРИЕЛИ: Да, это турецкий сериал, я его смотрю уже на турецком языке.

Е.СУРОВ: По-турецки?!

Н.ГУРИЕЛИ: Да, я уже научилась. И Зураб сходит с ума. Раньше смотрела с переводом на русский. А сейчас я уже все понимаю, смотрю по-турецки, и он сходит с ума, потому что ничего не понимает! И у нас все время идут споры о том, чтобы я выключила или уменьшила звук. Так что мне этот сериал очень нравится. Правда, действие происходит в другом веке, но все равно очень много интересного, так что мне это нравится. Я смотрю партии, когда есть свободное время. Очень много читаю и фактически уже наизусть знаю нашу Конституцию, потому что готовлюсь. Ну, посмотрим…

Е.СУРОВ: Это важно. Между прочим, в России – ничего не хочу сказать, - но многие просто не знают, что записано в Конституции.

Н.ГУРИЕЛИ: Как же так можно?

Е.СУРОВ: А вот так.

Н.ГУРИЕЛИ: Нет, допустим, обычному человеку, может быть, и необязательно знать. Но человек, который претендует на место в парламенте, – как может не знать?

Е.СУРОВ: Это да. Но я-то считаю, что и обычный житель страны должен хотя бы иметь представление о Конституции.

Н.ГУРИЕЛИ: Естественно. Я закончила факультет журналистики, и очень жалею, что по профессии - не юрист. А раз я не юрист, но претендую на место в парламенте, то мне надо хотя бы это знать.

Е.СУРОВ: А вы жалеете, потому что юрист – это доходная профессия?

Н.ГУРИЕЛИ: Нет, не потому. Я просто считаю, что в парламенте должны быть юристы, экономисты – люди таких профессий, которые занимаются серьезным делом. А политика – это серьезное дело, это же не просто так мандат показывать, надо же и пользу какую-то приносить. Поэтому я считаю, что если тебя знают, уважают, доверяют тебе – это одно дело. Но надо это оправдать. А чтобы оправдать, надо все это знать.

Е.СУРОВ: А вам зачем вообще в парламент идти? И вообще, зачем политика?

Н.ГУРИЕЛИ: Во-первых, я очень люблю мою страну. И я считаю, что у меня есть энергия, есть чувство ответственности. Мне кажется, что если я буду сидеть на кухне и ничего не делать, то это будет неправильно, особенно если ты чувствуешь, что можешь что-то сделать. А в политике все время одни и те же люди. Конечно, это опыт и все такое. Но должно быть и что-то новое, чтобы люди мыслили по-другому. При этом Грузия – страна, в которой одна треть территории оккупирована, необходимо сказать, что это так. Поэтому надо, чтобы люди, которые чувствуют в себе какую-то энергию, силу, ответственность перед своей родиной, перед своей семьей, перед своим городом и которые могут что-то сделать, должны это делать, почему нет?

Е.СУРОВ: Может быть, у вас есть глобальная цель? Я не хочу сказать "вернуть земли", этого парламентарий не может, но поучаствовать каким-то образом в возвращении?

Н.ГУРИЕЛИ: С чего-то все равно надо начинать, правильно? Потом все будет постепенно, постепенно подходить. Это все решают люди, которые выбирают тебя, которые доверяют тебе. А если тебе доверяют, то ты должна оправдать их доверие и надежды.

Е.СУРОВ: Сейчас, кстати, обнаружилась скандальная ситуация в Грузии. Депутаты наехали на Азмайпарашвили и на министра спорта, который в итоге подал в отставку. Извините за непарламентское слово "наехали", скажем, предъявили претензии. Что вы обо всем этом думаете? Потому что это уже не чисто грузинский вопрос, Олимпиада все-таки всемирное мероприятие, она должна пройти в 2018 году, а сейчас где-то даже уже и под вопросом она получается.

Н.ГУРИЕЛИ: Я могу сказать одно. То, что Олимпиада в 2018 году будет проходить в Батуми, в Грузии, - это огромная честь. Когда проходила Олимпиада в Сочи – должна сказать, что Российская Федерация провела ее блестяще, - то я помню, что для того, чтобы получить разрешение провести эту Олимпиаду, сам президент России ездил просить.

Е.СУРОВ: Вы имеете в виду не шахматную Олимпиаду в Сочи, а Зимние Олимпийские игры?

Н.ГУРИЕЛИ: Да-да, зимняя Олимпиада. Сам президент России ходатайствовал, чтобы Россия получила право провести Олимпиаду. А у нас была маленькая делегация, очень маленькая! Министр, замминистра, Зураб, Гия Гиоргадзе и мы – те, кто играли. Так что с нашими маленькими ресурсами наша маленькая страна – и выигрывает право провести Олимпиаду! Мы могли сделать что-то большее? Особенно те, кто играл. Мы просто вдохновляли, а что мы еще могли? Я по семь часов была на площадке. Я просто сравниваю. Для того, чтобы выиграть право провести Олимпиаду, там был президент России, а здесь у нас была маленькая делегация – и мы выигрываем! После этого я даже не знаю… Мне все говорили про какие-то большие ресурсы. Но Олимпиада требует больших ресурсов, как же иначе? Это придумал не Зураб, не я и не кто-то другой. Так что для того, чтобы провести такую Олимпиаду, ресурсы нужны. Вот сейчас девочки выиграли чемпионат мира, и куда ни выходишь, подходят люди, поздравляют меня – это большая радость! И потраченные на это деньги – не потерянные деньги. Я, например, против того, что министр, который имеет какой-то оклад, получает еще и премию. Пусть он своей хорошей работой заслуживает эту премию – тогда пожалуйста! Я знаю, что когда я выигрываю Олимпиаду, тогда мне полагается премия. А просто так – за что? Но когда речь идет о том, что страна проводит Олимпиаду и на это нужны ресурсы…

Кстати, по поводу Левана Кипиани. Мне показалось, что он очень солидный человек. Я с ним ближе познакомилась в Тромсё. Во-первых, он – сын Давида Кипиани, и этим все сказано. Он из очень интеллигентной семьи, и мне кажется, что он очень старался. Может быть, новый будет лучше, не знаю. Никто там не остается навсегда  - ни Леван, ни кто другой, и это правильно, это нормально. Но у всего должен быть свой повод, так незаслуженно не должны были обидеть человека. Честно говоря, я не знаю, почему сейчас парламентарии против, это мне неизвестно. Я думаю, что все образуется, потому что это все сейчас…. Например, Нона Гаприндашвили – это такой человек, имя которого в стране знает каждый, а таких очень мало.

Е.СУРОВ: А в каких вы вообще отношениях с известными шахматистками вашего поколения? Мы знаем, что Нона Гаприндашвили тоже в политике.

Н.ГУРИЕЛИ: Она была в политике, но сейчас активную политическую жизнь не ведет, она снова вернулась в шахматы. Как раз сегодня она возвращается вместе с Зурабом...

Е.СУРОВ: Кстати, она тоже выиграла ветеранский чемпионат в своей категории!

Н.ГУРИЕЛИ: Да-да! Так что она играет очень активно.

Е.СУРОВ: Сейчас грузинские шахматисты и шахматистки везде оккупировали призовые места.

Н.ГУРИЕЛИ: Ну, мы же тоже что-то должны оккупировать, правда? Не только нас...

Так что Нона – активный боец. Сегодня мне позвонил Гия Гиоргадзе и поздравил с выступлением Зураба, я ему подала идею, ему понравилось. Я говорю: "Может быть, мы попросим членов Правления, чтобы гроссмейстера Стуруа брать кандидатом в сборную?". Он сказал, что подумает. Это смешно, конечно, несерьезно.

Но я еще раз должна поздравить моих девочек, потому что я действительно очень рада. И Бела, и Лела, и Нино Бациашвили, которая мне очень нравится в последнее время. Она очень стабильно играет, и с каждым турниром она все лучше и лучше. Саломе Мелия – очень надежный игрок. На индивидуальных чемпионатах Европы у нее все время хорошо получается, медали берет. Дато Джоджуа... Я очень уважаю его как тренера, потому что на всех последних турнирах, которые мы играли, он всегда нам помогал.

Е.СУРОВ: А я вас поздравляю с этим успехом!

Н.ГУРИЕЛИ: Огромное спасибо! Я принимаю эти поздравления, потому что эти девочки для меня уже фактически как дочери. По-моему, когда я их ругаю, на них уже не действует, когда наоборот – тоже. Они уже тоже настолько привыкли ко мне… Но уважение все равно осталось.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос.

Н.ГУРИЕЛИ: У вас уже и кофе остыл, а я все время говорю!

Е.СУРОВ: Это потому что у нас интересный разговор. Вот вы сравнили Белу Хотенашвили с Мамедъяровым. А еще каких-нибудь девочек с кем-нибудь из известных шахматистов вы сравнивали?

Н.ГУРИЕЛИ: Некоторых даже сравнивала с героинями фильма "Великолепный век". Я даже говорила, что… Мы же на Олимпиаду сшили себе одинаковые платья в черно-белую клетку, как шахматные доски. И я предложила, чтобы на следующую Олимпиаду они надели длинные платья, как в этом сериале.

Е.СУРОВ: Я-то не смотрю, не знаю, какие там платья.

Н.ГУРИЕЛИ: Вот если я буду на следующей Олимпиаде, мы сошьем такие платья.

На самом деле у Хотенашвили стиль такой же, как у Мамедъярова, она торпедирует, и я даже всегда говорю ей, что не надо так сразу, подожди, давай постепенно. Но она безусловно очень талантливая шахматистка, и если она будет вот так работать, то у нее еще много чего впереди. Еще и Нана Дзагнидзе сейчас вернется – она у нас сейчас мать-героиня, имеет двоих мальчиков.

Е.СУРОВ: А как вы думаете… Один ребенок вроде бы не помешал карьере, а второй не помешает? Вообще грузинские шахматистки, я заметил, стали часто рожать...

Н.ГУРИЕЛИ: Да, я сразу сказала, что беременных в команду не беру. Как только – так сразу справка, и все! А как только я отошла, так они сразу начали рожать, использовать это время. Но вы знаете, на таком уровне это очень трудно. Я вот знаю, что Нана хочет играть на чемпионате Европы – она очень долго не играла, и она хочет поехать туда с маленьким ребенком. Но это просто катастрофа! Это очень сложно! Играть пять часов – это такое напряжение, особенно когда ты играешь под номером один! У тебя же первый рейтинг, тебе и результат надо показать, а ты с маленьким ребенком. Мне кажется, это очень сложно.

Моя дочка, когда была маленькая, как-то спросила: "Когда я начала говорить – тебя не было. Когда я начала ходить – тебя не было. В школу пошла – тебя не было. А когда  появилась на свет, где ты была? Тебя тоже не было?". Ее это очень заинтересовало, потому что меня никогда не было. Так же и наши девочки. Им, конечно, родители помогают, но все равно это какую-то силу отнимает. Это и ответственность, конечно. Потом, они все время жалеют, вспоминают. Я даже на последней Олимпиаде разрешила, чтобы маленькие сборы, которые были, были с детьми. И действительно, на те пять дней, которые были перед Тромсё, они все приехали с детьми. Зураб был для них, как нянька! И дети с ним очень дружили. Это был такой семейный релакс, чтобы снять какое-то напряжение. Я даже это разрешила. Но, конечно, это берет свое. Потому что сейчас все решает физическая подготовка. У тебя может быть шахматный класс, это естественно, но физика решает все! Например, в Тромсё мы выиграли восемь матчей! Были две ничьи, и только один матч мы проиграли. И этого было достаточно! В партии Хотенашвили – Гунина была абсолютно безнадежная позиция у Гуниной. Если бы мы выиграли этот матч, естественно, все было вы иначе. Гунина выиграла просто физически, потому что Хотенашвили просто не выдержала. И я очень рада, что сейчас она успешно отыгралась, взяла реванш.

Е.СУРОВ: Спасибо! Это была Нино Гуриели, которая беременных в команду не берет.

Н.ГУРИЕЛИ: Нет-нет, у нас с этим жестко.


  


Комментарии

Зарегистрировался только ради

Зарегистрировался только ради того,чтобы сказать:
-Нино,вы просто потрясающая женщина!!!

С политической оценкой не

С политической оценкой не согласен, но, действительно, море обаяния и чувства юмора. Есть женщины в грузинских селеньях!

Спонтанно и прекрасно об

Спонтанно и прекрасно об уровне женского чемпионата мира: "Одна там вообще чемпионкой стала" :)

Смотрите также...

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Вместе со мной на связи из Анаклии (в Грузии находится этот поселок) Майя Ломинеишвили, пятикратная чемпионка Грузии. Ура!

    М.ЛОМИНЕИШВИЛИ: Спасибо.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Ирина Круш, поздравляю с победой! Это даже на моей памяти не первая победа американской команды над российской. Памятна уже восьмигодичной давности победа в Дрездене, тогда вы тоже выиграли у Костенюк на первой доске. Правда, тогда, по-моему, белыми фигурами.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в Батуми. Я Евгений Суров и вместе со мной президент Шахматной федерации Грузии Гия Гиоргадзе, здравствуйте.

    Г.ГИОРГАДЗЕ: Здравствуйте.