Последний президент

Время публикации: 06.05.2015 01:25 | Последнее обновление: 06.05.2015 13:59

Пятого мая Леониду Абалкину, академику АН СССР, заместителю председателя Совета министров СССР и последнему президенту Российской шахматной федерации до распада СССР (1988-1992 гг.) исполнилось бы 85 лет – крупный юбилей. Абалкин был видным ученым, многолетним директором Института экономики, ведущего в этой области. Самый популярный экономист в нашей стране начала перестройки, советник Михаила Сергеевича Горбачева и вместе с тем большой поклонник и знаток шахмат.


Фотографии Бориса Долматовского и из личного архива автора

Именно Абалкин отверг экономическую «теорию» времен застоя «Экономика должна быть экономной» и разработал концепцию экономических реформ, которая до сих пор не устарела, все еще является актуальной (с учетом современных реалий); по мнению отечественных и зарубежных ученых остается самой серьезной, глубоко просчитанной и теоретически обоснованной программой действий. Другое дело, что Абалкину не удалось сделать в нашей экономике существенный шаг вперед, но кому это удалось?

Леонид Иванович был сильным кандидатом в мастера, время от времени даже играл в серьезных турнирах, но в 80-е годы ему, конечно, уже было не до шахмат. Впрочем, когда я начал проводить ежегодные шоу-турниры по шахматным поддавкам (Кирсан Илюмжинов признал их чемпионатами мира по этой забавной игре!), Абалкин охотно в них участвовал, причем однажды обыграл самого Корчного и стал чемпионом мира!


Обыгрывает Корчного в поддавки...


...И объясняет ему ошибки.


В гостях у Фиделя Кастро


Два академика-экономиста Л. Абалкин и А. Некипелов


Леонид Абалкин тренирует Александру Костенюк


С А. Беляевым делает погоду


В те времена курить во время игры не запрещалось

Вот три занятные шахматные истории, произошедшие в разное время с героем этого повествования.                                                                 


Реформа

В 1947 году произошла денежная реформа, которую Леонид Абалкин хорошо помнил целых полвека. В частности, как на турнире памяти Чигорина в Театре Советской Армии, быстро избавляясь от наличности, один за другим поглощал бутерброды с черной икрой Сало Флор. А сам Абалкин был тогда студентом и всю стипендию тратил на шахматную литературу, собирал и бюллетени, посвященные этому крупному состязанию. Но в те дни в киосках сметали все подряд: зубные щетки, мыло, конверты, разобрали и шахматные газеты. Поэтому у Абалкина так и остался неполным комплект бюллетеней того давнего турнира.


Хобби

У Абалкина было необычное хобби. Он собирал таблицы шахматных состязаний и часами сидел над ними, вспоминал, сопоставлял и анализировал. Леонид Иванович вел статистику турниров, позднее считал рейтинги гроссмейстеров и т. д. Однажды я взял у академика интервью, и он признался мне, что помнит все результаты важнейших соревнований за полвека.
- Давайте проверим, - сказал я. - В каком круге Ботвинник проиграл Кересу в матче-турнире на первенство мира 1948 года?
- Обижаете. Кто же не знает, что счет был 4:0 в пользу Михаила Моисеевича, и лишь в пятом круге, когда он досрочно завоевал корону и результат их партии уже не имел значения, Кересу удалось размочить  счет.


Сеанс перестройки

В конце восьмидесятых Абалкин дал необычный сеанс одновременной игры. Элитный английский клуб (не шахматный), расположенный в 50 километрах от Лондона, пригласил его как видного экономиста, советника Горбачева, на VIP-встречу ученых разных стран. Двери в этом клубе наглухо закрывались, люди оказывались отрезанными от внешнего мира и в течение недели вели бурные дискуссии. И вот кто-то прослышал, что Абалкин неплохо играет в шахматы. Тогда его попросили провести сеанс коллегам, и специально из Лондона было доставлено десять новеньких комплектов фигур. Участники расположились в библиотеке, и, чтобы сделать ход, нашему ученому приходилось перешагивать через увесистые фолианты. Он быстро понял, что особо опасных соперников нет, и несколько расслабился. В результате в одной из партий отечественная шахматная школа чуть не дала сбой. Но Абалкин напрягся и все-таки запутал противника. В итоге все закончилось благополучно - счет 10:0 в пользу советского ученого. А кто-то из играющих воскликнул: «Если у Горбачева такие сильные советники, то дело перестройки непобедимо!».


Серьезная партия между героем заметки и ее автором


  


Смотрите также...