Евгений Наер: "После победы узнал, что мне 37 лет"

Четверг, 12.03.2015 23:31
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 12.03.2015
Длительность: 01 час 02 минуты

Е.СУРОВ: Дамы и господа, Евгений Наер в прямом эфире радио Chess-News. Добрый вечер!

Е.НАЕР: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: Женя, у нас здесь сейчас был последние минут двадцать такой импровизированный концертик по заявкам для наших слушателей Вконтакте. Я тогда сразу с вопросом: может быть, и твоя какая-то заявка будет? Не на сейчас, а на потом, попозже.

Е.НАЕР: Не знаю. Я не совсем понял, заявка на музыкальную тему?

Е.СУРОВ: На музыкальную, да. Но если что, я и сплясать могу.

Е.НАЕР: Нет, особого пожелания пока никакого нет. Но если будет, то я скажу.

Е.СУРОВ: Хорошо, тогда подумай. Может быть, в процессе эфира что-нибудь придет в голову.

Е.НАЕР: Хорошо.

Е.СУРОВ: Женя, думал ли ты о том, что когда-нибудь будешь именоваться чемпионом Европы?

Е.НАЕР: Если честно, то, в принципе, думал. По-моему, это уже более или менее известно, что между некоторыми чемпионами Европы теперь есть некоторые цепочки. Об этом можно и в интернете почитать, например, цепочка тренеров сборной России. Но мы как-то для себя определили в целом, что это цепочка таких людей, которые живут или жили в таком месте, которое называется Котельники. Так сейчас живет Владимир Поткин, живет Александр Мотылев. Такая мысль меня стала посещать в Ереване, где-то ближе к концу турнира, когда уже было ясно, что у Саши Мотылева большие шансы выиграть. И мы с Сергеем Григорьянцем постоянно оказывались в такой компании, где, кроме нас, было четыре или пять чемпионов Европы. И мы. И всё! И вот начинаешь думать: а может быть, и ты окажешься в этой компании? Конечно, это момент, потом эти мысли уходят, когда начинается турнир. Конечно, перед турниром ты смотришь состав, и мыслей о чемпионстве нет никаких.

Е.СУРОВ: У нас сейчас разговор, как на приеме у психотерапевта или у следователя: "Когда вас впервые посетила мысль об убийстве?".

Е.НАЕР: Вот, пожалуй, в 2013-м, я ответил достаточно четко, - ближе к концу турнира меня эта мысль посетила. Ну, посетила и посетила, мы с тем же Сергеем неоднократно шутили на ту тему. А с другой стороны, когда много шутишь, то мало ли…

Е.СУРОВ: …то дошутишься!

Е.НАЕР: Да, можно дошутиться.

Е.СУРОВ: Тогда я задам такой вопрос. Скажу откровенно, я раньше считал, даже несмотря на предыдущие примеры, что если человек достаточно серьезно занимается тренерской деятельностью в шахматах, то как шахматист он не может демонстрировать ста процентов своих возможностей. Мне так казалось. Но, судя по всему, я не прав?

Е.НАЕР: Видимо, да. Может быть, на твоем сайте это прозвучит несколько неуважительно, но давай скажем помягче, что ты не совсем прав.

Е.СУРОВ: То есть тренерская работа не отбирает сил, каких-то практических навыков… Что она еще может отобрать?

Е.НАЕР: Довольно известно, что есть несколько типов тренерства. Например, в Америке много такого – да и не только, - когда ты учишь людей делать рокировку за очень хорошие деньги. Это тоже оправдано по-своему. Но когда ты работаешь на уровне сборной – мужской или женской… Кстати, в женской сборной есть и свои плюсы, которых, может быть, нет в другом тренерстве. Я уже об этом говорил в интервью на russiachess, и с одной стороны, боюсь повториться, а с другой, куда от этого уйдешь? Уже говорил, что конкретно я – тренер женской сборной, и сборная работает уже на довольно высоком уровне, ее игроки могут и в партиях с мужчинами уже многое показать и доказать. Соответственно, проблемы ставятся довольно серьезные, и ты их решаешь. Поэтому работа на высоком уровне, как мне кажется, может иметь много плюсов.

Е.СУРОВ: Вот как раз о плюсах. У нас один из вопросов Вконтакте звучал так: "Для вас есть какие-то плюсы в работе с женской сборной?".

Е.НАЕР: Мне кажется, что я уже вроде как ответил.

Е.СУРОВ: А какие именно? Чем лично вам выгодна эта работа? Как шахматисту.

Е.НАЕР: Конкретный ответ на этот вопрос: то, что перед турниром, перед чемпионатом Европы, дней за восемь (должен был за десять дней, но я заболел) мы проводили с Сергеем Рублевским, а потом еще и Марк Дворецкий подключился, тренировки с женской сборной. Соответственно, результат налицо! Это выгодно просто в прямом смысле. Я работал тренером и не ставил задачу подготовить себя самого к турниру. Но, тем не менее, та подготовка, которая шла у девушек, те вопросы, которые мы решали… Хотя конкретно те дебюты, которые мы смотрели, по-моему, не пригодились, но это неважно. Просто сам характер работы оказался очень полезным. В конечном итоге, это идет работа над шахматами, что, в общем-то, и нужно профессиональному шахматисту.

Е.СУРОВ: Вот еще такой вопрос: "Насколько сложно пробиться в олимпийскую женскую сборную?". Очевидно, имеется в виду, в российскую сборную.

Е.НАЕР: Мне трудно ответить на этот вопрос. Конечно, достаточно сложно. Но, наверное, как и в мужскую. Это совсем непросто, да.

Е.СУРОВ: Конкуренция достаточно большая?

Е.НАЕР: Конкуренция высокая, да. Все шахматистки с именем, молодые и опытные бойцы. Так что…

Е.СУРОВ: Давай напомним: с какого года Евгений Наер работает в тренерском штабе женского сборной?

Е.НАЕР: С 2012 года - с Олимпиады и чуть раньше.

Е.СУРОВ: "У кого из молодых шахматисток есть реальные шансы, и какой ближайший резерв?" Имеется в виду, попасть в сборную.

Е.НАЕР: Мне трудно сказать, я не сторонник давать какие-то авансы. Посмотрим. Например, Александра Горячкина – это уже не резерв, она уже играла в сборной, и ясно, что это - ее настоящее и будущее. Другим девочкам, более молодым, еще предстоит доказать, чтобы попасть… Посмотрим. В юношеских сборных ведь бывает по-разному, об этом все знают. Вот идет человек сильно-сильно, а потом вдруг долго что-то не прибавляет, или наоборот.

Е.СУРОВ: Хорошо. Если вернуться еще раз к чемпионату Европы. Понравился ли вам этот турнир? Нет, понятно, что он вам понравился, но вот с точки зрения места, организации и так далее? Насколько комфортно вам было в Иерусалиме?

Е.НАЕР: Мне было очень комфортно в Иерусалиме, тем более, что я там уже играл – принимал участие в "Маккабиаде" и, кстати, выиграл ее. По-моему, лет десять назад мы там с Ильей Смириным поделили первое место. Нельзя сказать, чтобы мне это что-то давало, но все равно я тогда победил в "орел и решку" – вроде бы назвал "орла".

Е.СУРОВ: Это что такое?

Е.НАЕР: Что такое "орел и решка"? По-моему, так же победил Смыслов у Рибли или там что-то другое было?

Е.СУРОВ: А-а-а, в этом смысле!

Е.НАЕР: Да, именно в этом смысле. Поэтому этот город для меня фартовый. Ну и само место… В принципе ведь шахматные турниры не часто проходят в столицах. А это не просто столица государства – это столица религии. Конечно, туда было непросто доехать, до того же Старого Города, еще были какие-то вещи. Но, мне кажется, место было просто отличное! Плюс еще и тепло, а я люблю, когда хорошая погода. Мы приехали из Москвы -  а все знают, какая тогда погода была в Москве.

Что касается условий, то они были просто нормальными, хорошими. То есть условия проживания были, может быть, средними, хотя лично у меня никаких проблем не было, хотя кто-то жаловался на какие-то вещи. А условия для игры – а это все-таки самое важное, - то есть турнирный зал был просто превосходным!

Е.СУРОВ: Название турнира - чемпионат Европы - накладывает какую-то дополнительную ответственность? Потому что у тебя в послужном списке несколько побед в сильных и в очень сильных швейцарках -  Moscow Open, Баку Опен…

Е.НАЕР: Да у меня много было побед в звучащих турнирах. Я выигрывал и Moscow Open, и World Open, и Пардубице, и Капелле – какие-то достаточно большие швейцарки.

Е.СУРОВ: Тем не менее, победа в них не позволяла называть тебя чемпионом Европы.

Е.НАЕР: Это да, никаких оснований для этого не было. Да и вообще до последнего тура этого турнира никаких оснований называть меня чемпионом Европы не было (смеется). Но, конечно, вывеска "чемпионат Европы" накладывает какую-то… Это интересный турнир, и все знают, что во многом борьба там идет не только за звание – если тебе повезет, ты выиграешь и звание. Но в основном борьба там идет за попадание в 23 сильнейших и за квалификацию на Кубок мира.

Е.СУРОВ: А как все-таки сделать, чтобы турнир с таким громким названием собирал и сильнейших шахматистов Европы?

Е.НАЕР: Я думаю, что основной ответ на этот вопрос – только деньги. Я не вижу другого варианта. Или менять формат соревнования, потому что сильные игроки часто предпочитают какие-то… Хотя мы уже сейчас видим в швейцарках очень сильных шахматистов. Видимо, увеличение призового фонда привлечет больше сильных шахматистов. А вот как привлечь самых сильных? Я, честно говоря, даже не знаю. Ясно же, что Европа не выйдет на такой уровень, как проведение первенства мира. Хотя несколько лет назад и УЕФА не была такой мощной организацией... Не знаю, может, все еще изменится? Может, это вопрос к предыдущим главам Европейской шахматной федерации? Сейчас посмотрим, как Зураб Азмайпарашвили будет работать.

Е.СУРОВ: Вы его поддерживаете?

Е.НАЕР: Скажем так: когда выбор между Данаиловым и им, то я "за" Азмайпарашвили тремя руками.

Е.СУРОВ: Вот так, да?

Е.НАЕР: Да, безусловно. Просто мы видели, что было раньше, все четыре года, лично у меня какие-то надежды были связаны с Данаиловым. Но мне не запомнилось ничего, кроме периодических оскорблений в адрес шахматистов и чемпионата Европы в Пловдиве. Кто играл, тот помнит. Эти знаменитые "софийские правила", которыми так принято восхищаться… Во-первых, они еще и не "софийские", они впервые предложены, если не ошибаюсь, Марком Дворецким в одной из статей в "64". Ну хорошо, украли название – может быть, это место, где они были впервые применены… Ладно, какие-то основания для названия есть. Но в Пловдиве это был просто апофеоз этих правил, когда запрещали после троекратного соглашаться… По-моему, судья перед стартовым туром – уж не помню, на каком языке он объявлял, на английском или на русском, - но одно из этих объявлений можно было перевести примерно так: "Соглашение на ничью в результате троекратного повторения не будет засчитываться". Я вообще не знаю! И главное, если бы мы что-то этого получили! Хорошо, мы все это выполняем… Но где они, эти спонсоры, которые могли смотреть эту бескомпромиссную битву каждый день? Что, где?! Их нет!

Е.СУРОВ: Может быть, сначала эту битву продемонстрировать, чтобы было на что смотреть.

Е.НАЕР: Вот в Пловдиве она и была продемонстрирована страшно! Там просто за ничьи ставили "0". Так что при Данаилове эта битва была продемонстрирована. Я не играл в 2013 в Легнице, но наверняка и там было все это продемонстрировано. Но плоды, на мой взгляд, не были пожаты.

Е.СУРОВ: Вот как раз один из вопросов, пришедших на сайт: "Как вы относитесь к софийским правилам? На турнире в Иерусалиме мы видели большое количество "гроссмейстерских" ничьих. Не отталкивает ли это потенциальных спонсоров?". А ведь это действительно так. Ничьих было немало, и даже на первых досках. Кстати, надо отдать тебе должное – за исключением, может быть одной партии, - в твоих партиях такого не замечалось.

Е.НАЕР: Я вообще редко… Что такое вообще "гроссмейстерская" ничья? Это результат чего? Я так думаю, что это результат… Ну, вот играют два друга. Или они даже просто живут в одном номере и играют в середине турнира. На мой вкус, это все не очень приятно. А что такое ничьи в последнем туре? 

Е.СУРОВ: Секунду, я хочу уточнить, извини. "Не очень приятно" – это если делается вот эта самая ничья?

Е.НАЕР: Нет, если вот люди живут в одном номере. И мне кажется, что играть от всей души, а потом продолжать это общение… Все-таки результат шахматной партии, к сожалению, влияет на какие-то взаимоотношения - конечно, так не должны быть, но это так и есть, - хотя бы в несколько следующих дней. Не больше, но и не меньше. Бывают разные ситуации. Иногда играть не хочется. Есть ряд людей – и у меня, скажем, и у кого-то еще, - с которыми не хочешь играть просто так. Конечно, если меня заставят, то что делать? Я, в принципе, играю со всеми, нет такого человека, с которым бы я делал короткие ничьи. Короткие ничьи все равно бывают, лично у меня они бывают лишь с близкими друзьями. И еще когда, например, последний тур. Вот, скажем, ребята делали ничьи в "+4". Я их прекрасно понимаю. Это что такое? Это в предыдущем году ты отбор, видимо, не прошел, соответственно, в этом году ты уже сыграл 21 партию, и в 22-ой ты уже добился выхода на Кубок мира. И что, ты теперь должен поставить этот выход на кон? Нет, кто-то так и делает, но все-таки это, на мой взгляд, на любителя. Я думаю, что можно провести параллели с обычной работой: когда ты уже у цели и вдруг эту цель во имя чего-то ставишь на кон… Не знаю, это момент дискуссионный. Я лично не вижу проблемы в быстрых ничьих, мне кажется, что чемпионат Европы – это такая огромная швейцарка, где очень много партий, с точки зрения зрителя. Хорошо, в одной партии сделали ничью – ну что же сделаешь? Посмотри десять других интереснейших. Для меня в этом проблемы нет, и я очень сомневаюсь, что в этом есть какие-то проблемы для спонсора.

Е.СУРОВ: Вопрос дискуссионный, да. Например, я как зритель – поймите меня правильно, я ничего не требую от игроков, я просто делюсь впечатлениями – все-таки если смотрю трансляцию, то я настраиваюсь… Правда, может быть, я – особый зритель? Потому что я знаю практически всех, кто играет на ведущих досках, чьи партии попадают в трансляцию. И я все-таки когда смотрю тур, мне интересна общая картина: как сыграет этот игрок, как сыграет тот игрок. И когда вижу, что вот эти просто не играли, для меня как-то уже теряется интерес к туру. Есть такое. Потому что передо мной же не стоит задача найти какую-нибудь одну интересную партию.

Е.НАЕР: Хорошо, тогда тебе такой вопрос. Допустим, играется 59 интереснейших партий на первых досках. А 60-ая партия – быстрая ничья. И что, теряется интерес ко всему мероприятию? Я правильно тебя понял?

Е.СУРОВ: Нет, конечно. Все-таки одна из шестидесяти… Да я за ней и не слежу, я имел в виду первые десять-пятнадцать досок, скажем так. По моим дилетантским понятиям, если шахматист ведет борьбу за какие-то высокие места, то он ее и должен вести. Если он отказывается от борьбы, значит, что-то тут не так.

Е.НАЕР: Ничего себе! А вот скажи, тогда тебе… Какое-то у нас странное получается интервью.

Е.СУРОВ: Да нет, почему? У нас идет диалог.

Е.НАЕР: Хорошо, у нас диалог. Допустим, Лела играет в последнем туре, ей нужно квалифицироваться, и соперница в каком-то виде ясно дает понять, что она не возражает против ничьей. И ты будешь настраивать ее на жесткую борьбу?

Е.СУРОВ: Нет, ты приводишь отдельный пример – пример последнего тура, когда выполнена какая-то задача.

Е.НАЕР: Я думал, что речь как раз идет про последний тур.

Е.СУРОВ: Нет-нет, а я как раз сейчас говорю про другие туры. Последний тур – это действительно отдельный вопрос. Когда уже выполнена задача, то что же?.. Я считаю, что бегун, который лидирует с таким отрывом, что может позволить себе на финишной прямой пройтись пешком, имеет полное право пройтись пешком. С этим я не спорю. А вот по ходу дистанции иногда возникают вопросы.

Е.НАЕР: Не знаю. Мне казалось, что такое массовое соглашение на ничью обычно бывает только в последнем туре. Я не думал, что по ходу турнира было так уж много ничейных партий.

Е.СУРОВ: Было. Другое дело, что я, может быть, выбрал неправильного собеседника для такого спора. Все-таки ты достаточно боевой шахматист. Ну, а уж если играют близкие друзья – что поделать…

Е.НАЕР: Я приведу такой пример. Это немножко минус такого сочетания… Насколько я знаю, скоро будет другая система – подождем анонса. Есть определенная проблема в сочетании того, что это – чемпионат Европы, борьба за призы и за вот эти 23 места соответственно, за квалификацию.

Е.СУРОВ: Это правда.

Е.НАЕР: Вот я и хочу сказать, что… Я не помню, был ли турнир в Охриде в 2001 году, который выиграл Эмиль, первым чемпионатом Европы. Но, по крайней мере, это был первый, в котором я играл. Турнир был очень сильным. И вот там, я помню, было ясно, что "+3" – это выход. Не помню, сколько тогда было туров? По-моему, тринадцать. И соответственно, подозреваю, что тура как бы не с девятого люди уже, как ты говоришь, соглашались на ничьи.

Сейчас в шахматах наоборот, я не вижу никаких тенденций. Даже в тех же группах "+4" вообще могут в какой-то момент, в какой-то день все партии играться – если, допустим, люди хотят играть белыми, если они сильнее, амбициознее. Я бы сказал, что сейчас даже как-то не очень принято предложение ничьей. Я как раз видел очень много таких "кровавых" партий. Мне запомнился прошлый чемпионат Европы, где в "+4" играл Виктор Лазничка, если не ошибаюсь, с Лупулеску. Он играл белыми, "+4" ему давало выход, а он агрессивно разыграл дебют – там была французская с Nd2. Знаешь, там есть такой вариант, где белые играют Nf5 бьет g7, черные что-то на h2… В общем, очень острый известный вариант. Дальше, видимо, познания закончились, ничью он как-то не предложил и проиграл примерно в 22 хода. Не знаю, мне было бы крайне обидно такую важную партию так свести. Я, кстати, считаю, что это все-таки показывает то, что если ты играешь в такой момент, в такой партии, то ты должен четко понимать: ты играешь, беря на себя весь риск, и ты готов его принять. Потому что если ты играешь, а в глубине души думаешь: а может быть, тебе не стоило этого делать? – то это всегда заканчивается плохо.

Е.СУРОВ: Хорошо. Если подвести некий итог этой темы, то на вопрос "Как вы относитесь к софийским правилам?" ты отвечаешь как? Отрицательно, как я понял?

Е.НАЕР (смеется): Нет, конечно. Ты мне ставишь просто какие-то детские ловушки.

Е.СУРОВ: Ничего, у меня заготовлены и посерьезнее.

Е.НАЕР: Когда я совсем размякну, да? Нет, я отношусь положительно к софийским правилам, особенно если их называть не "софийскими", не "данаиловскими", а как-то еще, то было бы вообще замечательно. Это правила хорошие, обязательные для круговых турниров. Я помню, что вроде как они были почему-то отменены в матчах на первенство мира. Если честно, я-то считаю, что это нормально: там, где мало партий играется, а в матче вообще одна, софийские правила вообще обязательны.

А вообще я хотел сказать еще такую вещь. Сейчас это как-то прошло незамеченным, все говорят про софийские правила, то-сё. А еще есть такой важный момент: было отменено зеро толеранс. Это вообще нигде и никак не отмечено, а это была инициатива ACP. Люди негодовали, когда были эти правила, кто только их не ругал! А сейчас ходят все довольные, но что-то я не слышал никаких положительных откликов, а мне кажется, что это просто здорово!

Е.СУРОВ: Хорошо, тогда вопрос такой: а к правилу "зеро толеранс", то есть ноль за опоздание, ты относишься уже отрицательно?

Е.НАЕР: Достаточно отрицательно, безусловно, особенно в больших турнирах. Я считаю, что это все только как-то нагнетает, это все не нужно. Я помню, что было какое-то объяснение про то, что на Кубке мира якобы пришел спонсор, и половина партий не началась… Но это объяснение тоже надо проверять. Такое тоже может быть, в таких турнирах это возможно. Но в целом… Ты же помнишь, были случаи с этим зеро толеранс в быстрых шахматах, когда китайцы не пришли – пошли покурить и не услышали гонг или что-то еще… Не знаю, я довольно отрицательно к этому отношусь. Нет, конечно, когда играются две партии… Я помню времена, когда играли Карпов и Каспаров и спокойно опаздывали на пятнадцать минут, - конечно, это вообще никуда не годится. Но когда это массовый турнир…

Е.СУРОВ: Понятно. Тогда я еще пройдусь по шахматным вопросам. Кстати, их пришло довольно немало у нас Вконтакте. Друзья, и просьба на будущее: когда задаете вопрос, то формулируйте его, пожалуйста, короче. Я же не могу все ваши длинные предисловия прочитывать. Тем не менее, Виктор Скляров поздравляет вас с выдающимся результатом… Вернее, мы на "ты".

Е.НАЕР: Несмотря на разногласия по софийским правилам, мы пока еще на "ты".

Е.СУРОВ: Нет, а почему разногласия? Я… Впрочем, ладно, сейчас не меня спрашивают об этом. А вопрос следующий: "Безусловно, огромное количество энергии тратится организмом во время турнира. Но, тем не менее, запасы все равно пополняются, – это я зачитываю вопрос. - В последнем туре вы согласились на ничью в приятной для вас позиции: как минимум игра идет на 2 результата. В свое время Саша Ипатов в последнем туре чемпионата мира до 20 лет тоже согласился на ничью в позиции "на 2 результата", объяснив это тем, что надо перестраховаться и спокойно зафиксировать победу. Так вот, этой ничьей вы перестраховались?" Ну, в данном случае, по-моему, ответ уже получен – что ничья… Кстати, в данном случае она ведь теоретически еще не обеспечивала победу?

Е.НАЕР: Я готов ответить на этот вопрос. На самом деле, это чуть ли не единственная вещь, которая мне не нравится в моем выступлении на первенство Европы. Но я и думал над предложением семь-восемь минут. Не уверен, что поступил правильно. Просто я так оценивал ситуацию: я подошел к партии Чепаринов – Навара и уже видел, что там ладейник «три на две», по формальному соотношению лишняя пешка у Чепаринова, и ноль шансов у Навары на победу. А вот сейчас я уже так не думаю, потому что все в этой жизни возможно.

Е.СУРОВ: Именно! Мало ли что там может произойти.

Е.НАЕР: Да, все возможно. Может быть, и был шанс у Навары на победу в этой партии, тогда я однозначно неправ, потому что после хода Qа2 последнего Дениса [Хисматуллина] я его, честно говоря, не опасался. Но поскольку я тогда воспринял это как предложение первого места – в тот момент я почему-то считал, что это стопроцентная гарантия, - то как-то… Знаешь, были случаи в истории, когда люди отказывались от первого места, то есть продолжали дальше играть и не всегда хорошо заканчивали. Мне всегда это казалось странным, поэтому… Все-таки первое место на Европе. Поэтому в итоге я согласился, и все нормально закончилось, как и должно было закончиться. Хотя, может быть, теперь Денис будет думать, что в любой партии со мной, если будет аналогичная ситуация, сможет предложить мне ничью. Ну а почему бы и нет? Конечно, есть в этом легкий минус, но что теперь сделаешь? Ладно уж. Пусть титул будет какой-то компенсацией.

Е.СУРОВ: Еще Виктор спрашивает: "Как на таких длинных турнирных дистанциях нужно правильно распределять силы?".

Е.НАЕР: У меня же как получилось? Я выиграл несколько первых партий, что вообще для меня во многих турнирах характерно. Потом было несколько коротких ничьих. Я почему-то мастерски научился находить повторение ходов, даже там, где его и близко не было – видимо, как-то психологически немножко зажался. И, соответственно, получилось так, что благодаря этому я в середине турнира немножко отдохнул, потому что длинных партий у меня не было. Видимо, как раз на финиш и остались силы. А как надо, я, честно говоря, не знаю. Но тут еще было два выходных – это тоже, по-моему, в первый раз на чемпионатах Европы за последнее время.

Е.СУРОВ: Кстати, возвращаясь к вопросу о коротких ничьих. Я дурак дураком, но кое-что понимаю в шахматах и точно знаю, что бывают моменты, когда очень трудно физически играть каждый день, особенно когда бывают очень длинные партии, и они идут по нескольку часов день за днем. И иногда ничьи делаются из вот таких, чисто практических соображений, что организму просто необходимо отдохнуть.

Е.НАЕР: Да, я помню, что недавно играл в Лас-Вегасе с итальянским гроссмейстером Брунелло. А там формула турнира такова, что ты играешь семь туров и должен попасть в четверку. Соответственно, за эти семь туров ты должен набрать максимальное количество очков, и ничьи, если ты играешь на первом столе, не приветствуются. И вот в один из дней – по-моему, это был четвертый тур - я спокойно разыграл славянскую защиту, последовало cd с дальнейшим просто жестким сметением всех фигур. И вот после партии я был очень удивлен этим всем, а оказалось, что мой соперник просто очень устал после первого тура, а игралось два в день. Хотя вроде бы ничья – совершенно глупый результат, но она случилась.

Е.СУРОВ: Вопрос от Сергея Смирнова. Насчет названия турнира мы уже говорили, но он спрашивает: "Правильно ли, по вашему мнению, называть турнир, в котором вы победили, чемпионатом Европы?". В том смысле, что, мягко говоря, не все сильнейшие играют.

Е.НАЕР: Честно говоря, вопрос непростой. Но мне все-таки кажется, что правильно. Потому что время от времени эти турниры собирают очень сильные составы. Допустим, когда речь идет о чемпионате мира по блицу и быстрым – вот был последний турнир, и там играли все сильнейшие, это был действительно чемпионат мира. А вот, допустим, в Ханты-Мансийске турнир был просто очень сильным, тем не менее, я думаю, что Ле Куанг от этого не перестанет быть чемпионом мира по блицу. А иначе просто непонятно – чемпионат Европы ты не можешь проводить, ты не знаешь, в какой год из десяти он вдруг соберет чемпионский состав. Мне кажется, что пока не будет такого уж сверхсильного чемпионата Европы - а таких предпосылок объективных нет, - то систему надо оставлять. Конечно, этот титул даже близко не весит, как мировой, но это и нормально, и правильно. Все-таки мировой титул – это мировой.

Е.СУРОВ: Вопрос от Алексея Яровинского: "Расскажите, пожалуйста, о своей системе подготовки к соревнованиям. Как проходила ваша подготовка к чемпионату Европы? И были ли отличия от подготовки к другим турнирам?".

Е.НАЕР: Я уже говорил о том, что моя подготовка заключалась в том, что мы готовили девушек. И, по-моему, это первый раз, когда… Просто обычно у нас чаще проходят сборы, и потом девушки соответственно уже играют в мире или в Европе.

Е.СУРОВ: Рецепт от Евгения Наера: готовьте девушек! И сами выиграете потом, и девушки выиграют.

Е.НАЕР: Да. Но все-таки не любых девушек.

Е.СУРОВ: Где же их взять, не любых?

Е.НАЕР: Надо искать.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос от Алексея: "Кого вы считаете своими учителями в шахматах?". Только не говорите, что девушек из сборной России!

Е.НАЕР: Не скажу. Мой тренер Александр Петрович Бодиско тренировал меня до шестнадцати лет, и я считаю, что на это промежутке – от становления до развития – он дал мне базу, привил мне любовь к шахматам, он был в хорошем смысле слова шахматным фанатиком, всегда стремился к борьбе… То есть очень многие качества, которые я сейчас у себя вижу, были заложены им. Вроде бы прошло много времени, двадцать один год. Но, тем не менее, я думаю, что если брать вклад конкретного, одного человека, кроме объективных факторов, везения и так далее, то это, безусловно, Александр Петрович. Потому что потом были просто спарринг-партнеры, у которых я тоже многому научился, но все-таки…

Е.СУРОВ: И еще один вопрос: "Игра каких шахматистов является для вас источником вдохновения и образцом для подражания, если таковые есть?".

Е.НАЕР: Когда мы вспоминали Сашу Ластина, я говорил, что мой любимый шахматист был Александр Алехин. В принципе, и сейчас, когда попадаются его партии в базе, я с удовольствием их смотрю. Замечательная игра была! Просто на разных этапах по-разному видишь. Конечно, и Каспаров мне очень нравился как шахматист, я просто пытался действовать в его стиле. Да и его блистательные книги "Испытание временем" и "Два матча", "Мои великие предшественники" тоже служат средством, благодаря которому… Допустим, я не знаю, кто бы мне объективно понравился больше: Каспаров или Карпов, - но если взять книги Анатолия Евгеньевича, то у него такие скупые примечания, и не всегда даже можно понять, что стояло за тем или иным ходом, трудно догадаться. А когда это все описывается подробно, интересно…

Е.СУРОВ: Каспаров более откровенен в своих комментариях?

Е.НАЕР: Как минимум, да. Он просто вложил в них гораздо больше сил. Соответственно, эти книги получились замечательные! То есть он не только лучший шахматист всех времен - хотя сейчас вон и Карлсен играет здорово, и Фишер играл, - тут непонятно, можно долго спорить, кого считать лучшим. Но как шахматному литератору, наверное, я бы отдал пальму первенства Гарри Кимовичу. А кому еще?

Е.СУРОВ: Вопрос чисто шахматный от Владислава. Пожалуйста, закройте уши на несколько секунд те, кто не хочет это слышать, или просто выключите звук: "Евгений, спасибо за вариант 1.е4 с5 2.Кс3 е6 3.d4! Судя по базе – это от вас. Работает отлично с соперниками даже чуть за 2300". Это даже не вопрос, но мне интересно: это действительно от вас?

Е.НАЕР: Да, мы играли такое, в школе "Этюд". У нас была такая серия дебютов, инициатором которых тоже был Александр Петрович. Если честно, они не всегда были хорошими. Они были довольно интересными, например, e4 c5 Nс3 Nc6 Bb5, защиту Берда я играл – Nd4 в испанской. То есть что-то было. Конечно, они были не идеальны с точки зрения классических канонов, но в них была какая-то изюминка. А что касается вот этой системы, то я думаю, что если Владислав обыгрывает шахматистов за 2300, то это только говорит о его силе игры. Потому что вот эта схема, честно говоря, откровенно неудачная и мне лично никаких очков, насколько я помню, не принесла.

Е.СУРОВ: Но вы не разочаровывайте! Если у него идет с соперниками, то…

Е.НАЕР: Нет-нет, пусть играет. Просто человек хорошо играет в шахматы. Кстати, можно попробовать и что-то другое, чтобы еще больше очков набрать. Там просто идея в том, что после Qd4 (кто представляет позицию) Nс6… Наверное, мы с одной идеей играли – ходили Qa4, потом Bf4, 0-0-0… Не знаю, это крайне рискованно, я даже не верю – неужели можно?.. Сейчас включишь компьютер, и он какие-нибудь 0,60 уже покажет. Не знаю.

Е.СУРОВ: Коль вы упомянули о школе "Этюд", то тут сразу несколько вопросов от Елены Захаровой. Чтобы мне их все подряд не зачитывать, я их объединю, они просто на одну тему – "Этюд". Может быть, расскажете о своих отношениях с этой школой?

Е.НАЕР: С большим удовольствием. Лена, привет! "Этюд" – это школа. Во-первых, у меня очень много друзей оттуда, больше, чем откуда бы то ни было. Это школа, которую основал Александр Петрович Бодиско – сейчас ошибусь, и меня потом будут ругать, но, по-моему, в 26 лет. Но это не суть. У нас было много талантов, в том числе и муж Лены – Саша Захаров. Сейчас он эту школу возглавляет, а до этого играл на очень высоком юношеском уровне, потом ушел из шахмат в бизнес. Эта школа – реально "альма-матер", куда всегда было интересно заходить, где я много чего получил. Школа, безусловно, функционировала долгие годы, и неплохо, ее возглавлял Максим Орлинков, он и меня тренировал, первенство России до 20-ти лет я потом выиграл под его руководством – тоже такой знаменательный турнир. А вот сейчас, мне кажется, вообще ренессанс школы -  у нас и дети есть интересные, и количество воспитанников недавно превысило 500 человек. Просто для обычной школы ДЮСШ это фантастическая цифра! Находимся мы в Отрадном. Так что если кто-то нас слушает, живет там и еще сомневается, то, безусловно, приходите! Результаты там…

Е.СУРОВ: Результат налицо!

Е.НАЕР: Результат налицо. Кстати, я воспитанник этой шкоды, и если меня что-то просят, провести какой-то урок по скайпу или что-то еще, то я никогда не отказываю, потому что помню, кому и чем я обязан. Просто сейчас мои друзья занимаются этой школой. Там даже висит мой портрет. Не только мой, не подумайте ничего плохого! Но там вообще очень классные вещи, Саша много чего придумал, мне очень нравится. Допустим, там при входе в здание с торца висят большие диаграммы с партиями – моей, Александра Петровича, того же Саши, Максима Орлинкова. Мне кажется, что это отличное ноу-хау, смотрится замечательно! Кто не может решиться – приходите в школу, и там вас научат.

Е.СУРОВ: И еще вопрос от Елены о юношестве: "Какие легендарные турниры вы выигрывали в юношеские шахматы?". Наверное, она на что-то намекает?

Е.НАЕР: Да, намек я понял. Хорошо, вначале расскажу о не совсем легендарных. Я выиграл первенство России до 16-ти  и до 20-ти лет, что тоже очень неплохо. А "легендарный" – это намек на то, что мы выиграли последнюю "Белую ладью" школы № 962. Это было здорово! Просто мы – чемпионы последней "Белой ладьи". В принципе, турнир был сильный, и мы… Это долгая история, я специально для этого менял школу. История была такая, что в школе "Этюд" два человека – Саша Захаров и Илья Шашнов – были лучшими воспитанниками, условно говоря, одной школы, а я и мой друг Сергей Богатыревич – другой школы. Они не так далеко находились друг от друга, но это позволяло нам только в районных первенствах как-то конкурировать за выход в первенство Москвы, допустим, не более того. А когда мы объединились – там еще была большая история, кто к кому должен был переходить, - то нам удалось выиграть "Белую ладью". Мы все равно не были фаворитами, там было очень много реально сильных команд. Но у нас последний тур как-то хорошо сложился, да и вообще мы неплохо сыграли и стали последними чемпионами.

Е.СУРОВ: Понятно. Ярослав Казанков спрашивает: " Как вы считаете, возможно ли для молодого игрока стать хорошим мастером без наличия тренера и без выдающегося шахматного таланта, просто на работоспособности и грамотно составленной методике тренировок?".

Е.НАЕР: Честно говоря, я не знаю ответа. Ясно, что если даже возможно, то крайне сложно всего этого добиться без хорошего тренера. Я понимаю, что сейчас есть и программы, которые учат, но все-таки…

Е.СУРОВ: То есть живой тренер, который бы?..

Е.НАЕР: Да, я как-то сторонник тренера. У нас была другая система, я сторонник работы по старинке, с тренером – это все-таки важнейшая веха в работе с шахматистом до сих пор, я так считаю.

Е.СУРОВ: А книжки?

Е.НАЕР: Книжки – замечательно! Но просто, условно говоря, вы можете их полностью понять все равно с какого-то определенного уровня, например, кандидата в мастера. А до этого вам помощь тренера очень пригодится. Все-таки в книжках написано далеко не все, пусть даже ты их читаешь, но можешь каких-то очень важных вещей не понять.

Е.СУРОВ: А ты не задумывался о написании какой-нибудь книжки?

Е.НАЕР: Пока нет. Хотя все может быть. Но пока непонятно. Дебютные книжки – это одно, а какую-то серьезную написать – тут тоже должна быть тема. Но уж над своими лучшими партиями точно не задумывался…

Е.СУРОВ: Принято отвечать, что они еще впереди. Как ты считаешь, твои лучшие партии еще впереди?

Е.НАЕР: Трудно сказать. По крайней мере, хорошие партии еще впереди, я на это надеюсь. Почему бы и нет? Лучшие, скорей всего, тоже впереди, потому что пока в творческом плане я не так много могу отметить у себя. Хотя бывали и достойные партии.

Е.СУРОВ: Тимур Асанов опять же поздравляет вас и спрашивает: "Почему многие шахматисты уходят из шахмат ради бизнеса, госслужбы, покера или еще чего-то?".

Е.НАЕР: Не знаю, мне кажется, как в любом уходе, в любой смене профессии могут быть две мотивации: первая – денежная, возможность улучшить свое материальное положение; а вторая – это люди просто устали, или, может быть, шахматы – это не их призвание, или они нашли что-то более интересное. А вот насчет "многие" я не знаю. Из профессиональных шахматистов – если брать действительно хороших профессионалов, - то у меня нет ощущения, что прямо-таки "многие" ушли, просто взяли и прекратили игру в турнирах. Не знаю, таких не очень много.

Е.СУРОВ: Действительно, трудно припомнить именно многих. А что должно случиться, чтобы Евгений Наер ушел из шахмат и занялся бы чем-то еще?

Е.НАЕР: Честно говоря, не знаю. Наверное, что-то экстраординарное. Я не хочу даже об этом думать, поэтому скажу, что практически ничего.

Е.СУРОВ: За чемпионатом мира среди женщин, который начнется в Сочи через несколько дней, будешь следить?

Е.НАЕР: Конечно, безусловно. Тем более, что мы проводили сборы. Хотя тут не только сборы. Дело в том, что в середине апреля стартует командный чемпионат среди женщин, там играет сборная России, поэтому мы еще и с этой точки зрения будем пристально следить за чемпионатом мира. Да и просто интересно! Поскольку, по крайней мере, наших девочек я очень неплохо знаю, и мне очень интересно, как они сыграют. И пользуясь случаем, желаю им удачи!

Е.СУРОВ: А состав уже определился?

Е.НАЕР: Состав сборной в целом определен, но вообще на эти вопросы лучше ответит главный тренер. Я не хочу брать на себя его функции. Ясно, что костяк есть, но понятно, что чемпионат мира может внести свои коррективы.

Е.СУРОВ: Сергей Смирнов задает еще один вопрос на эту тему: "Если с организацией проведения чемпионата мира возникают проблемы, то, может быть, его проводить совместно с мировым первенством среди мужчин? А не два раза в год, как в этом году". Да, действительно, получается, что в этом году проводится два разных чемпионата по двум разным системам.

Е.НАЕР: Второй – имеется в виду, что будет матч?

Е.СУРОВ: Да, второй – матч будет. Это все возникло потому, что в прошлом году не нашли организатора.

Е.НАЕР: Вообще у женщин какая-то система, на мой вкус, слишком запутанная. Хотя я и не очень сильно в этом разбираюсь. Видимо, мужская система более внятная, хотя и более громоздкая, наверное, просто ее сложно потянуть. Но у женщин немножко странная система.

Е.СУРОВ: Я бы сказал, что не "немножко", а "более чем".

Е.НАЕР: Да, очень странная и неоптимальная. Наверное, что-то надо менять. Действительно, и Хоу Ифань не будет играть в этом первенстве мира, хотя оно и называется "первенство мира". Хотя она будет играть, соответственно, с победительницей. Но в целом… Ведь девочки, бедные, вообще не знали, когда у них будет чемпионат мира, он уже переносился десять раз. Все-таки задача номер один: чтобы эти первенства проводились, потому что как иначе быть профессиональными шахматистками и какие цели ставить? Хотелось бы, чтобы они не только проводились в идеале, а приобрели какой-то строгий ряд.

Е.СУРОВ: Вопрос от Тимура: "Является ли для вас планка чемпиона мира реальной?".

Е.НАЕР: Это шутка, наверное.

Е.СУРОВ: Почему? Я не уверен, что шутка. А ты относишься к этому, как к шутке?

Е.НАЕР: В целом да. Все-таки я по натуре не сторонник категоричных ответов. Сказать четко, дать стопроцентную гарантию, что никогда и ни за что – это я не могу. Все и всегда в жизни бывает, происходят удивительные вещи. Но в целом я думаю, что уровень… Вот сейчас система достаточно серьезная, ты должен попасть в восьмерку. Хорошо, тебе может где-то и в Кубке мира повезти, но все равно так везет только шахматистам, условно говоря, первой тридцатки. Потом ты попадаешь в восьмерку, потом ты выходишь на матч. А в матче я вообще не знаю, кем надо быть, чтобы победить  Карлсена в ближайшие лет семь. Поэтому такой мысли, конечно, нет. Я вообще не знаю, у шахматистов какого уровня она есть?

Е.СУРОВ: Смотри, ты отвечаешь "нет" или "скорее, нет". Тогда дополнительный вопрос: "Когда был тот день, когда вы это осознали?".

Е.НАЕР: Вообще мне кажется, что в юношеских шахматах я, как и все, может быть, мечтал стать чемпионом. Или если и не сильно мечтал, то, по крайней мере, об этом думал. А когда точно понял, что этого не произошло? Трудно сказать. Наверное, когда юность прошла, а когда именно это было – это трудно сказать. Ясно, что лет десять назад я уже прекрасно понимал, что чемпионом мира мне, конечно, стать невозможно. Кстати, это абсолютно не снизило мой интерес к шахматам.

Е.СУРОВ: А что тогда? Ведь у кого-то это главная мотивация – пусть даже это еще нескоро может произойти, но все-таки борьба за высшую ступень пьедестала. А если такой мотивации нет, то в чем она еще?

Е.НАЕР: У меня мотивация в самой игре. Раньше мне нравилось выигрывать турниры, потом эта возможность, к сожалению, была потеряна – я что-то очень давно ничего не выигрывал, даже трудно вспомнить, когда это было, аж не хочется вспоминать. Вот когда я, например, играл эти опены, меня очень мотивировала победа в турнире, это дает очень много положительных эмоций. Потом в какой-то момент – кстати, даже когда уже не получалось эти турниры выигрывать – я регулярно играю в лигах и, допустим, победа над сильным шахматистом, более сильным, чем ты, - это достаточно большая мотивация. И довольно приятное чувство. Ну и, конечно же, сыграть хорошую партию или вообще блестящую – что бывает крайне редко, – это тоже всегда очень приятно и вызывает у меня много положительных эмоций.

Е.СУРОВ: То есть все-таки шахматы и сама игра?

Е.НАЕР: Да, сама игра. Тем более, что большинство из нас, даже профессионалов, смотрят на шахматы как любители. То есть очень многие смотрят, например, онлайн-трансляции. Я не думаю, что в этом есть какая-то большая польза – те же дебюты ты можешь потом посмотреть, "дерево" построить, все узнать. Это все просто довольно часто интересно нам как зрелище. Особенно если это матчи на первенство мира и так далее.

Е.СУРОВ: Как зрелище в целом? Или вот именно то, что на доске происходит?

Е.НАЕР: Это хороший вопрос, кстати. Видимо, и так, и так. Это зависит от того, кто играет. Для меня, наверное, все-таки чуть-чуть больше то, что на доске происходит. Но хотя вот грядет матч на первенство мира, и я уж даже и не знаю – там результат очень важен.

Е.СУРОВ: Ты не так давно сказал о своей юности – что она прошла, то есть сказал как о чем-то далеком. Но вообще ты еще вроде бы не старый человек. Ты себя сейчас на какой возраст ощущаешь?

Е.НАЕР: Ты знаешь, это может быть такой феномен. Потому что когда я сейчас выиграл, то почему-то… Естественно, я чувствовал себя молодым, как может быть иначе? И даже почти юным. Но из ряда поздравлений я реально узнал, что мне 37 лет. Когда у тебя какие-то неровные, нечеткие цифры, то можно в какой-то момент забыть, 36 тебе, 37 или 38. Почему бы нет? А здесь я очень четко понял, что мне 37 лет, потому что в ряде поздравлений, замечаний это звучало. И это для меня было удивительно, потому что я считаю, что моя победа удивительна тем, что я был 37-м номером рейтинг-листа. Вот это было гораздо удивительнее! А то, что мне 37 лет… Это вполне нормальный возраст. Допустим, Белявский в Легнице поделил первое место, а ему сколько тогда было? Наверное, он одного года с Карповым?

Е.СУРОВ: Наверное, не первое все-таки? Или первое?

Е.НАЕР: По-моему, первое. Там, где Моисеенко набрал "+6", проиграл Янчику [Непомнящему], соответственно… Но я согласен, надо проверять. Александру Генриховичу тогда, по-моему, за шестьдесят было. Я могу ошибаться, но не сильно. Вот это действительно удивительный феномен. А 37 лет с точки зрения шахмат – это, конечно, не возраст.

Е.СУРОВ: А кому-то сказать про 37 лет, и он скажет, что это приговор. Сейчас, в современных шахматах.

Е.НАЕР: Может быть, это приговор для тех, кто действительно пытается достичь… Хотел сказать "бороться за звание чемпиона мира", ну а как же Гельфанд, Ананд? Виши второй раз вышел на Карлсена, а до этого просто был чемпионом мира. Нет, все-таки… Просто много молодых, они теснят, но борьба еще не закончена.

Е.СУРОВ: А какими ты видишь шахматы в ближайшем будущем? А может быть, даже не в ближайшем. Они еще больше помолодеют? Еще больше станут компьютерными и так далее?

Е.НАЕР: Вообще, конечно, да. Когда видишь, как играет Вей Йи, допустим, вот был турнир в Вейк-ан-Зее, и он столько набрал очков – просто феноменально! Он обогнал даже Давида Навару, который в самом расцвете сил, блестящий игрок, и все такое. Сколько ему? 15 лет? Тогда начинаешь думать, что они могут очень сильно помолодеть. Но все-таки это какие-то эпизоды, просто появляются гении. Условно говоря, доживем ли мы до такого времени, когда в турнирах а-ля Вейк-ан-Зее будут играть пять-семь тинейджеров? Не знаю, трудно сказать.

Е.СУРОВ: У меня еще такой вопрос родился. Ты несколько раз говорил о противостоянии с друзьями за шахматной доской. А бывают у тебя случаи, когда ты играешь с врагом? То есть ты смотришь на соперника как на врага? И относишься к нему соответственно.

Е.НАЕР: Я все-таки больше играю, как по Глигоричу, "против фигур". И это, как мне кажется, эффективнее. Наверное, бывают не со всеми хорошие отношения. Бывали какие-то партии, которые мне хотелось сыграть хорошо, но это не всегда, кстати, получалось. Просто не так много людей – или их вообще почти нет, - с которыми у меня плохие отношения. Поэтому нет выборки, чтобы проверить, насколько усиливается результат от этого или нет. Но мне кажется, что мне бы это, скорее, помешало.

Е.СУРОВ: "Почти нет людей, с которыми у меня плохие отношения" – по-моему, эта фраза достойна окончания интервью. А как так произошло? Как ты считаешь, в чем здесь секрет?

Е.НАЕР: Тут никаких нет особенностей. Просто плохие отношения в большинстве своем возникают, когда люди за что-то с кем-то спорят, борются, за что-то конкретное, на каком-то узком пятачке.

Е.СУРОВ: И это "что-то", как правило, деньги. В том или ином смысле.

Е.НАЕР: Ну, какие-то места, какие-то выходы и так далее. Мне интуитивно кажется, что в Союзе, когда была закрытая система, было гораздо больше для этого предпосылок. А сейчас в открытом мире, когда миллион различных турниров, ты как бы конкретно ни за что ни с кем не конкурируешь. Только на каком-то маленьком участке в какой-то конкретный турнирный момент. Ты не сталкиваешься с одними и теми же людьми в борьбе за какие-то конкретные вещи. Поэтому мне кажется это ключевым.

Е.СУРОВ: Ну вот ты все о шахматах да о шахматах. А по жизни где же твои недоброжелатели, враги?

Е.НАЕР: Я достаточно неконфликтный человек. Не знаю, плюс это или минус, но какой есть.

Е.СУРОВ: Какой есть. Это был Евгений Наер. Спасибо, и ждем следующих успехов!

Е.НАЕР: Спасибо, Женя!

Е.СУРОВ: Если помнишь, в предыдущем нашем интервью, которое было не так давно у нас на сайте, ты заметил, что хотелось бы, чтобы повод был повеселее для интервью. Ну вот, этот повод вскоре и представился!

Е.НАЕР: Он появился даже слишком быстро, если честно.

Е.СУРОВ: Я не буду возражать, если периодичность будет и дальше возрастать.

Е.НАЕР: Хорошо.

Е.СУРОВ: Ждем в эфире! Евгений Наер, радио Chess-News.


  


Комментарии

Может быть,люди вспомнили

Счет: 1

Может быть,люди вспомнили строки Высоцкого:
С меня при цифре 37 в момент сметает хмель.
Вот и сейчас,как холодом подуло.
Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль,
И Маяковский лег виском на дуло.

Ну и по жребию Смыслов выиграл у Хюбнера,а не у Рибли.

Плохо быть теннисистом -

Счет: 1

Плохо быть теннисистом - нельзя расписать быструю ничью с товарищем перед выходным или в последнем туре. И футболистом быть плохо, первое место уже взято, а два последних тура все равно приходится бегать все 90 минут. И на игру нельзя опоздать минут эдак на 29.

А вот в шахматах, да еще на чемпионате Европы - можно. Да, есть за что сказать Сутовскому спасибо. И Азмаю.

Нет,теннисистом быть хорошо.

Счет: 2

Нет,теннисистом быть хорошо. Можно через пять минут после начала матча получить "травму" и сняться с соревнования,получив за это в 10 раз больше,чем чемпион Европы по шахматам.
И спасибо за это никому не говорить.

Угу, целых два раза за

Счет: 1

Угу, целых два раза за карьеру прокатит, хотя можно и загреметь под фанфары. Но вообще - логика потрясная, как раз в стиле туника - теннисист может совершить преступление, поэтому хорошо быть шахматистом.

Что за дела? Пара Туник -

Счет: 1

Что за дела? Пара Туник - Конёк затмевает пару Володин - Монин! Коля! Выходи из небытия! (Вспоминается: "Выходи, подлый трус!") Или Монин воюет за Новороссию?

Нет,потрясная логика как раз

Счет: 2

Нет,потрясная логика как раз у Шляхецкого-хороши только те виды спорта,где нельзя
согласиться на ничью.А если можно не выйти на поле или договориться и "сплавить" матч-это ничего страшного.Якобы это прокатит один или два раза за карьеру.Ну прямо нет
в мире спорта ничего более преступного,чем договорная или просто быстрая ничья.

Представьте себе, да!

Счет: -2

Представьте себе, да! Договорная ничья является именно преступлением, за которое надо наказывать, а то и привлекать к уголовной ответственности. Читинг - самое ужасное в спорте.

Некорректное сравнение! То,

Счет: 0

Некорректное сравнение! То, что в теннисе казуистическая редкость, на уровне предположений, в шахматах узаконенное, повсеместно принятое правило.

Что в теннисе "казуистическая

Счет: 2

Что в теннисе "казуистическая редкость"? Когда игрок снимается с матча из-за травмы,которой на самом деле нет? А уж договорных матчей там более чем достаточно.
Дело в том,что на теннис,в отличие от шахмат,принимаются ставки в букмекерских
конторах практически на любой турнир,и поэтому за пределами нескольких десятков первых номеров рейтинг-листа присутствует большое желание сыграть договорной матч.
И борются с этим злом в разы больше,чем с короткими ничьими в шахматах,и тоже ничего не могут поделать. Доказать "договорняк",если он разыгран умно,практически невозможно.Увы,в каждом виде спорта своя специфика со своими достоинствами и недостатками,и все попытки что-то поменять приводят лишь к сотрясанию воздуха.

Так в том то и дело, что Вы

Счет: -3

Так в том то и дело, что Вы совершенно правы в вопросе подхода к фактам, но почему то выводы страдают. Вот вы пишете "борются с этим злом в разы больше, чем с короткими ничьими в шахматах". Совершенно верно. Об этом то и речь. Почему то, когда кто-то пытается поднять этот вопрос и предложить какой-то выход, его встречают в штыки с лозунгом "в классических шахматах традиции нельзя менять". Из Ваших слов можно сделать логичный вывод: И в шахматах нужно усилить борьбу с ничьими.

"Усилить борьбу" можно,но

Счет: 3

"Усилить борьбу" можно,но сделать ничего с этими ничьими нельзя! Любители будут сотрясать воздух,а профессионалы только посмеиваться. Ну что поделаешь,если шахматы так устроены,что игроки по правилам могут повторять ходы или демонстративно менять все фигуры! Это как бороться за построение
коммунизма или против пьянства: бороться можно,а добиться успеха в этой борьбе нельзя.

Всё верно! Да и если

Счет: 3

Всё верно! Да и если шахматист элиты вдруг перестанет бороться и начнёт писать ничьи, то его перестанут приглашать в элитные турниры (можно назвать конкретных шахматистов, которых в 80-е перестали приглашать) Кстати, были идиоты, боровшиеся с ничьими и в футболе, - помните чемпионат, когда пробивались пенальти после ничьи?

Добавлю, что в именно в

Счет: -3

Добавлю, что в именно в шахматах это сделать легче, чем например в футболе. Вы вот шахматист. Представьте, что в турнире за ничьи баллы не начисляются. Такое вот правило. Учитываются только победы - 3 очка, поражение 1 очко, ничья - 0 очков. Как покойный Райкин говорил, что фантазии нам не хватает принять красный свет за зеленый. Так пусть будет фантастично, но в таком турнире будет борьба и риск, только не будет ничьих (конечно если будет призовой фонд).

Такова жизнь. Боровшиеся с

Счет: -2

Такова жизнь. Боровшиеся с ничьями - "идиоты". А "премудрые пескари" в фаворе. Эти "идиоты" пытались что-то делать. Между прочим, в футболе изменение начисления очков на 3-1 серьезно уменьшило количество ничьих.

Будут посмеиваться? Да

Счет: -1

Будут посмеиваться? Да достаточно изменить правило начисления очков, правила приглашения на турниры, участия в претендентском цикле, если пойти глубже и изменить порядок начисления рейтинг баллов, еще что-нибудь придумать, "Ваши" профессионалы "завопят" и будут бороться за победу в каждой партии. Именно профессионалы, которые живут на этом, а не любители, которые играют ради удовольствия. Это может быть грубо, недемократично, но действенно.

В футболе [...] Шахматы - это

Счет: 1

В футболе [...]

Шахматы - это не футбол. Давайте потихоньку прекращать сравнивать заведомо несравнимые вещи. Если не устраивает соглашение на ничью, обратитесь с открытым письмом в ФИДЕ, чтобы пересмотрели Шахматный кодекс  - Ред.

Шахматы - это спорт, и я не

Счет: -1

Шахматы - это спорт, и я не вижу причин не сравнивать их с другими видами спорта. Речь шла конкретно о шахматах и конкретно о трехочковой системе.

Придет время - обращусь, сейчас шансы, что это примут, недостаточно высокие.

P.S. Когда я просил у Левитова рапид-рейтинг, он сперва ответил, что "обычные нормально обсчитать не можем", сейчас есть рейтинги не только по рапиду, но и по блицу.

И что толку от этих рейтингов

Счет: 2

И что толку от этих рейтингов по рапиду и блицу,которые и считают не поймёшь как,да и то
не все турниры? По-моему,даже сами шахматисты на эти рейтинги не обращают никакого
внимания.В целом же шахматы являются спортом для довольно ограниченного круга лиц,а
для подавляющего большинства присутствующих в рейтинг-листе это физкультура,и даже
участие в чемпионате Европы для них- хобби.Я уже писал,что в регламент супертурниров
можно включать любые правила,в том числе и "антиничейные",а в массовых турнирах,в которых
многие участвуют за свой счет,участники должны иметь право соглашаться на ничью хоть на втором ходу.

Ваши быдло-воинственные

Счет: -1

Ваши быдло-воинственные взгляды "нам все вокруг должны, мы не должны никому и ничего, будем делать все, что хотим, а любители пускай жрут что дают" разделяют многие профессионалы, но я надеюсь, что их становится все меньше, а нормальных профессионалов - все больше.

А на рейтинги и смотрят, и как их считают понятно всем, кроме Вас. :)

На всякий случай заглянул в

Счет: 1

На всякий случай заглянул в рапид и блиц-рейтинги. Рапид:Непомнящий-2801,Крамник-2798,
Со-2635. Блиц:Раджабов-2801,Каруана-2679,Топалов-2641.Неужели эти рейтинги соответствуют
соотношению сил игроков? И причем тут "нам все должны"? Нам никто ничего не дает,да мы
ничего и не просим,в отличие от любителей,которые,сидя на диване,просят бесплатных
зрелищ.

1 Carlsen, Magnus g NOR

Счет: 0

1 Carlsen, Magnus g NOR 2855 0 1990
2 Nakamura, Hikaru g USA 2850 5 1987
3 Grischuk, Alexander g RUS 2846 0 1983
4 Aronian, Levon g ARM 2830 5 1982
5 Caruana, Fabiano g ITA 2829 5 1992
6 Ivanchuk, Vassily g UKR 2809 0 1969
7 Nepomniachtchi, Ian g RUS 2801 0 1990
8 Anand, Viswanathan g IND 2800 5 1969
9 Svidler, Peter g RUS 2799 0 1976
10 Karjakin, Sergey g RUS 2798 5 1990
11 Kramnik, Vladimir g RUS 2798 5 1975

Карлсен, Накамура, Грищук, Аронян, Каруана, далее по списку - все входят в число сильнейших шахматистов мира.

Что делает Туник? Мухлюет, выбрав двух шахматистов - Непомнящего, который очень силен в этой дисциплине, и Крамника, который тоже очень силен, но в классику чуть сильнее, и задвинув на этом основании какие-то выводы. Разумеется, тоже нечестные и неверные.

В какой-то степени непонятный

Счет: -1

В какой-то степени непонятный спор, который скатился на конкретную проблему ничьих. Но ведь проблема не только в этом. Вопрос в популяризации шахмат и выведении его на новый более высокий уровень. Недавно была напечатана статья Генна Сосонко о трагической смерти сына В.Смыслова. Так во там меня неприятно резанула фраза о том, что профессиональная шахматная деятельность обрекает на жалкое существование. Но почему? С сильными кулаками, слабой головой становится боксером, с сильными ногами футболистом, какими то другими достоинствами теннисистом и т.д., а вот с сильной головой должен или заниматься наукой или еще чем то, но не спортом(в данном случае шахматами).
Непонятна позиция г.echo2011 (очень уважаемого мною за очень здравые оценки). Но это ведь чуть ли не консервативный взгляд на проблему. Ведь она есть и ее надо решить. Вы предложите свое видение.

Я в Цюрихе с удовольствием

Счет: 1

Я в Цюрихе с удовольствием посмотрел на людей, которые добились очень многого именно в жизни и именно игрой в шахматы.

Что же касается рядовых приличных гроссмейстеров, каждый из них может сделать очень многое для улучшения положения дел в шахматах и своего собственного (в "одном флаконе"). К сожалению, большинство не хотят и просто "плывут по течению". Как в чем-то убедить всех этих туников я не представляю. :(

Трагическая смерть сына

Счет: 1

Трагическая смерть сына Смыслова вряд ли связана с шахматами.Да и вообще подобные трагедии,когда спортсмены умирают на поле,ринге или лыжне или за их пределами,увы,имеют место.Достаточно
упомянуть немецкого вратаря Энке,покончившего жизнь самоубийством.Популярность же шахмат
меньше всего связана с проблемой ничьих.Можно вспомнить первый матч Карпов-Каспаров,где
ничьи,в том числе и короткие,шли одна за другой,однако это никак не уменьшало ни популярности,ни призового фонда в последующих матчах между ними.Так что моя позиция
понятна.Она заключается,как я подчеркивал не раз,в том,что шахматы имеют свою специфику,
ничьи в этой игре,в том числе и короткие,это часть игры,попытки борьбы с ними велись,начиная с конца 19-го века,и так и не побороли.Можно разве что попробовать систему подсчета очков,принятую в хоккейной КХЛ: За победу в классике ставить результат 3:0,при ничьей проводить "шахматные буллиты"-две дополнительные блиц-партии,и победителю в них давать 2 очка,а проигравшему-очко.При ничьей в блиц играть
армаггедон или еще блиц-партии до результата.Это,вероятно,повысит зрелищность и непредсказуемость,но ничьи в классику,в том числе и короткие,всё равно никуда не денутся.

Если говорить в целом,то

Счет: 2

Если говорить в целом,то проводить параллели между шахматами и другими видами спорта,по большому счету, несерьезно. Шахматы это один из немногих видов спорта (игр),где в правилах заложен процесс договора.То есть,вне зависимости какое положение на доске,сколько ходов сделано и тд и тп. один участник может предложить ничью,а второй либо отказаться либо согласиться. Если ФИДЕ, шахматные любители или не знаю кто,хотят избавиться от сего - то надо менять правила шахмат,возможно - избавляться от института ничьи в целом и тд и тп. что лично мне кажется глупым и ненужным.

Нынешняя "борьба с

Счет: 1

Нынешняя "борьба с ничьими"-профанация, ну запрещают до 40 хода начинать переговоры о ничьей, так началась "эпидемия" 3-кратных повторений, запретят 3-кратные повторения- значит, соперники будут быстро все разменивать до теоретически ничейных позиций типа "король и слон против короля". Борьба с ничьими, там, где соперники имеют на то желание-совершенно безнадежное предприятие и напоминает мне борьбу с "нелегальной" продажей квартир в 70-80-х годах в СССР. Официально делать это было нельзя, но одна сторона хотела купить, а другая продать, возникали "брачные", "обменные", "родственные" и иные законные способы достичь своей цели.

Смотрите также...

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…