Рауф Мамедов: "Интеллигент в шахматах - Каруана, а шоуменов много"

Пятница, 13.02.2015 00:35
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 12.02.2015, 21.00
Длительность - 1 час

Е.СУРОВ: 21 час московское время, это прямой эфир Chess-News, если кому-то еще надо это напоминать. И со мной на связи Рауф Мамедов, чемпион Азербайджана. Рауф, добрый вечер!

Р.МАМЕДОВ: Добрый вечер!

Е.СУРОВ: А что это за звуки такие доносятся? Ощущение такое, что вы находитесь на палубе корабля, и матросы моют эту палубу.

Р.МАМЕДОВ: Да, а как вы угадали?

Е.СУРОВ: Даже так?

Р.МАМЕДОВ: Да нет, конечно. Вроде бы тут нормально все.

Е.СУРОВ: Ну, попробуем услышать друг друга. Дамы и господа, у нас все происходит в прямом эфире, в том числе буквально сейчас, практически в прямом эфире, Рауф только что узнал, что он будет играть в Мемориале Гашимова в Шамкире. Рауф, когда вы об этом узнали?

Р.МАМЕДОВ: Честно сказать, минут двадцать назад.

Е.СУРОВ: И какова ваша реакция?  Сейчас мы узнаем самую первую реакцию Рауфа Мамедова на новость о его участии (или возможном участии) в Мемориале Гашимова.

Р.МАМЕДОВ: Минут двадцать назад мне прислал смс Гадир Гусейнов, он спросил, играю ли я в Шамкире. Я как-то очень сильно удивился: с чего вдруг? Я думал, что уже весь состав закрыт. Так что я даже сейчас все еще немножко в шоке.

Е.СУРОВ: И что теперь? Усиленная подготовка?

Р.МАМЕДОВ: Все равно я буду играть чемпионат Европы, Аэрофлот Опен, так что, думаю, время у меня там будет.

Е.СУРОВ: Понятно. Значит, реакция пока что такая, сдержанная?

Р.МАМЕДОВ: Пока не понимаю. Может быть, это все неправда?

Е.СУРОВ: Может быть, это шутка?

Р.МАМЕДОВ: Потому что и на вашем сайте я читал состав – вроде бы он ясен, играют десять человек. Как-то странно.

Е.СУРОВ: Да, проверим информацию. А я напомню, дамы и господа, что Рауф не так давно стал чемпионом Азербайджана – это и явилось главным поводом позвать его к нам в эфир. Но теперь он, судя по всему, попробует свои силы и в реальном супертурнире. Рауф, а у вас вообще в карьере были индивидуальные турниры подобного уровня?

Р.МАМЕДОВ: Нет, не было.

Е.СУРОВ: Я напомню, что можно присылать Рауфу вопросы и в Твиттер, и Вконтакте, и на сайт. Присылайте и во время эфира – какие вопросы будут, я задам. А я бы начал вот с какого вопроса, который поступил в нашу группу Вконтакте. Спрашивает Азамат Космаганбетов: "Со скольки лет вы занимались шахматами?". И тут он добавляет: "Вначале вы хорошо играли".

Р.МАМЕДОВ: Да, мне тоже кажется, что вначале я лучше играл. Я с семи лет играю в шахматы, с 1995 года, так что уже двадцать лет.

Е.СУРОВ: А вы сейчас серьезно? В какой период, как вам кажется, вы играли лучше?

Р.МАМЕДОВ: Мне кажется, что три-четыре года назад у меня был рейтинг повыше, чем сейчас. Но тогда и возраст был поменьше. Так что, мне кажется, что тогда я играл получше, чем сейчас. Хотя не знаю, может быть, с возрастом… Даже не знаю, как сказать.

Е.СУРОВ: А что случилось? Чем бы вы объяснили некий спад?

Р.МАМЕДОВ: Не знаю. К сожалению, у меня он периодически происходит, и его тяжело объяснить. В принципе, причины я знаю, но буду с ними бороться. Что же теперь делать?

Е.СУРОВ: То есть вы знаете эти причины и пытаетесь с ними бороться?

Р.МАМЕДОВ: Да, я их знаю, пытаюсь с ними бороться и, надеюсь, что в итоге я с ними справлюсь.

Е.СУРОВ: У вас есть какая-то программа? Вы наметили, к какому периоду вы поправитесь?

Р.МАМЕДОВ: Я не знаю. Я просто вижу сейчас, что те же ребята, которые имели одинаковый со мной рейтинг, сейчас имеют чуть ли не 2800, 2750. Вроде понимаешь, что не слабее играешь, но, с другой стороны, если у них такой рейтинг, значит, я слабее играю, и надо как-то работать над собой, чтобы как-то увеличить рейтинг. Потому что если раньше, лет десять-пятнадцать назад, 2650 – это считалось нормально, то сейчас это даже в сотню почти не попадает.

Е.СУРОВ: Да, именно так.

Я знаю, что есть такие вопросы, они часто задаются. А чего не хватает шахматистам сборной второго порядка, будем так говорить - вам, Эльтаджу Сафарли, Гадиру Гусейнову, - чтобы сделать качественный скачок вверх?

Р.МАМЕДОВ: Мне кажется, у нас у всех почти одинаковые причины, и надо как-то с этим справляться. Ведь раньше в нашей сборной, когда в ней играл еще Вугар, считалось, что в ней три суперзвезды и два простых шахматиста. Сейчас Вугара, к сожалению, уже нет, и получилось, что у нас теперь два супершахматиста и три простых.

Я не знаю, я думаю, что как-то с возрастом уже надо преодолевать эти проблемы и подниматься наверх. Ведь сейчас, куда ни глянешь, везде семисотники. И даже, по-моему, уже побит рекорд Карлсена – Вэй И стал самым молодым семисотником. Он на одиннадцать лет младше меня, а у него уже 2800.

Е.СУРОВ: А вы с ним когда-нибудь играли? Об этом тоже спрашивают Вконтакте.

Р.МАМЕДОВ: Нет, я с китайцами стараюсь не играть.

Е.СУРОВ: А иногда у вас выбора нет!

Р.МАМЕДОВ: Да, вот когда на Олимпиаде я играл с Дин Лижэнем в 2012 году, в какой-то момент партии мне стало просто смешно. Потому что я понимаю, что человек просто делает все ходы по подготовке. Мне стало смешно, я просто ладью ему подставил и сдался. А на прошлой Олимпиаде – да, я с ними не сыграл. Мы в итоге проиграли, но я думаю, что если бы я сыграл, то это сильно бы картину не изменило. Вспомнить только, как там играл Юй Янъи…

Е.СУРОВ: То есть вы считаете, что китайцы – это какие-то компьютерные игроки?

Р.МАМЕДОВ: Да-да-да, я так и считаю. С ними практически невозможно играть. Если раньше я ехал на какую-то Олимпиаду, на чемпионат мира, где выступает Китай… Если раньше я думал, что Россия – главный фаворит, то сейчас я такого сказать не могу, потому что в Китае просто бешеные шахматисты.

Е.СУРОВ: То есть вас не удивил успех сборной Китая на последней Олимпиаде?

Р.МАМЕДОВ: Абсолютно. А ведь там еще не играли, по-моему, Ван Хао, Ли Чао, еще несколько шахматистов, которые имели 2700 и выше. Так что они еще даже с запасом приехали и выиграли.

Е.СУРОВ: И в продолжение этого вопроса Георгий Александрия – видимо, из Грузии – спрашивает: "Что нужно нашим странам на постсоветском пространстве для достижения такой же молодежной массовости в верхнем диапазоне рейтинга ФИДЕ, как у китайских шахматистов?".

Р.МАМЕДОВ: Я не знаю, честно говоря. Вроде бы и школы… Вот, например, раньше, если вспомнить… Хотя нет, в России же сейчас Артемьев есть такого же возраста. В Украине, по-моему, был Нижник. Нижник, по-моему, сейчас в Америке учится, но у него в этом возрасте тоже было 2600 и выше. Нет, есть те же ребята и в России, и в Украине, и у нас, если вспомнить, то в шестнадцать лет Теймур Раджабов тоже имел, по-моему, такой же рейтинг. Так что у нас тоже есть такие ребята. Посмотрим на Вэй И, что с ним дальше будет. Хотя, конечно, мне кажется, что с ним будет то же самое, что было с другими, которые поднимаются и поднимаются. Потому что это, конечно, мощный шахматист. Я не слежу, как он играет, но по результатам в таком возрасте просто так играть – это…

Е.СУРОВ: Но, между прочим, мы немало знаем сильных китайцев, но тех, кто прямо закрепились бы в элите, будем так говорить, таких нет. Они поднимаются до определенного уровня – и очень неплохого уровня, - но все-таки они не соперничают в самых-самых супертурнирах с грандами.

Р.МАМЕДОВ: Ну, если вспомнить Ван Хао, который играл все время… Мне кажется, что Ван Хао – это единственный китайский игрок, который более европеизирован. С ним мне, конечно, полегче играть. А вот с другими очень тяжело. Юй Янъи, Дин Лижэнь, сейчас Вэй И, еще там есть ребята - они, я думаю, в скором времени будут в топ-10. Я даже не сомневаюсь в этом.

Е.СУРОВ: Кроме китайцев, с кем еще неудобно играть?

Р.МАМЕДОВ: С индусами.

Е.СУРОВ: Восток – дело тонкое!

Р.МАМЕДОВ: Да-да, с китайцами, с индусами. У них у всех непонятный рейтинг, не поймешь, как они играют. Очень опасные.

Е.СУРОВ: Между прочим, у вас в Азербайджане тоже есть много людей с якобы невысоким рейтингом, а играют-то они ого-го!

Р.МАМЕДОВ: Да-да, у нас в Азербайджане, в Иране, в Грузии есть такие шахматисты. Но ты их как бы знаешь. Они часто приезжают на наши турниры, и мы там встречаемся, и на российских турнирах. И ты знаешь, как они играют. А этих ты не знаешь, и не знаешь, как они играют. Так что с ними тяжело.

Е.СУРОВ: А у вас в стране как сейчас обстоит дело с детскими шахматами, с юношескими? Развитие на каком уровне? Как бы вы оценили?

Р.МАМЕДОВ: У нас есть ребята. Особенно после того, как ФИДЕ сделала умножение на сорок вот этих детей, до восемнадцати лет, у нас появились неплохие ребята.

Е.СУРОВ: Нет, это вы с точки зрения математики, коэффициента говорите. Давайте поясним, что имеется в виду, может быть, не все понимают. До определенного уровня – по-моему, до 2200 или даже до 2300 – коэффициент умножается на сорок. То есть можно, грубо говоря, во-первых, за выигрыш одной партии уже прибавить не так мало, а за хорошее выступление на одном турнире можно прибавить чуть ли не до ста пунктов.

Р.МАМЕДОВ: Я вам сейчас скажу. У нас один мальчик – Баширли Наиль – у него был рейтинг где-то 1960. Я с ним играл в сеансах, видел, как он играет и всегда думал: такой способный мальчик, почему такой рейтинг? И сейчас он за один месяц поднялся на 350 пунктов, сейчас у него 2300 с лишним. Так что новое поколение растет.

Е.СУРОВ: А это справедливая система – вот этот коэффициент сорок?

Р.МАМЕДОВ: Не знаю. По-любому, из-за этого мы скоро придем к инфляции. Может быть, с одной стороны, справедливая, с другой стороны, кто-то жалуется. Я вот читаю в интернете, что многие недовольны этим. Но, по-моему, это нормально, потому что раньше как было? Как я получил свой рейтинг? Мой первый рейтинг – 2230. А сейчас ребята получают 1500, 1600. И если ты хорошо играешь, ты его поднимаешь, а если плохо – то ты остаешься в этом же рейтинге. Так что, мне кажется, это нормально.

Е.СУРОВ: Между прочим, если плохо играть, то точно с такой же скоростью рейтинг можно и потерять.

Р.МАМЕДОВ: Да, конечно. Я думаю, что если 11-12-летний мальчик хорошо играет и поднимает по 200 пунктов за турнир, то значит, он играет на эту силу, почему бы нет? Он же играет с 2100, а не с 1200, например.

Е.СУРОВ: Рауф, один из вопросов Вконтакте начинается с фразы "Рауф – эксцентричный шахматист". И прежде чем задать вопрос, я хочу спросить: как вы думаете, почему вас считают эксцентричным шахматистом?

Р.МАМЕДОВ: Я даже не знаю. Может, стиль такой? Хотя я не Баадур Джобава, но, может быть, чуть-чуть похож?

Е.СУРОВ: Стремитесь к такому? Баадур случайно не ваш шахматный кумир?

Р.МАМЕДОВ: Нет, Баадур – мой хороший друг и хороший шахматист. У него высокий уровень. Просто получается так, что он может сыграть, например, в Вейк-ан-Зее так, а потом… В Ташкенте он играл здорово, сейчас будет играть в Тбилиси и, может, там выстрелит, так что… Я его очень сильно уважаю как шахматиста, и уж чьи-чьи, а его партии смотрю с большим удовольствием.

Е.СУРОВ: А еще кого из современных шахматистов?

Р.МАМЕДОВ: Конечно, Магнус. Он вообще новое слово в шахматах. Человек, который как бы говорит, что дебют сейчас – не главное, и заставляет всех в это верить, хотя понятно, что дебют – самое важное. Но можно и без дебюта всех обыгрывать, и он это доказывает. Если посмотреть, как играет дебют Магнус или тот же Каруана, то, я думаю, что… У Каруаны дебют, например, лучше, а Магнус просто лучше всех! Я потрясен тем, как он играет! Любой эндшпиль… Даже когда он сейчас с Бакро вничью сыграл, я очень удивился. Мне казалось, что он дожмет и эту позицию тоже.

Е.СУРОВ: Вы пробовали раскрыть его секрет? Почему так получается?

Р.МАМЕДОВ: Нет, я просто получаю фантастическое удовольствие от того, как он играет. Например, мы смотрим позицию – там вроде опасно, тяжело. А он может спокойно защититься и выиграть партию. Как в партии с Анандом, где он выиграл черными. Вроде там опасно-опасно, а компьютер писал, что у черных все нормально, в итоге Карлсен и выиграл.

Е.СУРОВ: Вы с Магнусом когда-нибудь играли?

Р.МАМЕДОВ: Только блиц.

Е.СУРОВ: Наверное, на каком-то чемпионате мира по блицу? И чем он закончился?

Р.МАМЕДОВ: Да, мы играли в Москве в 2010 году. Там так получилось, что я начал с результата 0 из 7, в восьмом туре проиграл Гельфанду, а в девятом и десятом играл с Ароняном и Карлсеном. До турнира я говорил, что не знаю, как сыграю первые восемь, а в девятом и десятом у меня два черных цвета, и боюсь, что там я наберу 0 очков. В итоге я набрал 0 из 10. Но во втором круге мне все-таки удалось его обыграть. А в Дубаи, кстати, я ему проиграл, но у меня была хорошая позиция. Даже на вашем сайте было отмечено, что я мог в один ход выиграть.

Е.СУРОВ: У вас не будут дрожать коленки, когда вы в классической партии сядете напротив Магнуса в Шамкире, вероятно?

Р.МАМЕДОВ: Не знаю, может быть, все будет дрожать.

Е.СУРОВ: Я все-таки думаю, что под "эксцентричностью" подразумевалось что-то другое, нешахматное. Потому что вопрос Кирилла Решеткова звучит так: "Не считаете ли вы, что для популяризации шахмат ведущим гроссмейстерам надо быть, скорее, "шоуменами", а не "интеллигенцией"?" Оба слова взяты в кавычки.

Р.МАМЕДОВ: А-а! Ну не знаю, если брать советские времена, то мне кажется, что все время была только интеллигенция. Или нет? Сейчас вроде чуть-чуть стало по-другому.

Е.СУРОВ: Ну а вы как считаете? Если провести такое условное разграничение: шоумены или интеллигенция? Шахматы в музеях или шахматы на стадионах или в рок-клубах?

Р.МАМЕДОВ: Шахматы – это такая игра, что на стадионах она будет просто неинтересна. А в музее – как раз, мне кажется. Можно же на картину смотреть часами. И на шахматы тоже. Так что вот эта новая идея, что играют в музеях, - это, конечно, хорошо. Но, с другой стороны, если сравнивать шахматы с другими видами спорта, где, например, спортсмены очень известны… Так что не знаю. Опять же, благодаря Магнусу Карлсену какая-никакая, но популярность шахмат выросла. Потому что я не видел, чтобы Ананд бил по мячу мадридского "Реала" или какой-то команды Индии по футболу. 

Е.СУРОВ: К футболу еще вернемся. Но мне интересно, а как бы вы охарактеризовали – что такое вообще "интеллигенция"?

Р.МАМЕДОВ: Интеллигенция – это, например, Фабиано Каруана.

Е.СУРОВ (смеется): У вас на все готовы ответы!

Р.МАМЕДОВ: Да, типичный шахматист, типичная интеллигенция. Хотя Фабиано бывает, что на олимпиадах где-нибудь на Bermuda Party иногда расслабляется. Но во время турниров, мне кажется, он…

Е.СУРОВ: Интеллигенция тоже расслабляется на Bermuda Party.

Р.МАМЕДОВ: А почему бы нет?

Е.СУРОВ: Хорошо, значит, интеллигенция в шахматах – это Фабиано Каруана. А кто тогда шоумен в шахматах?

Р.МАМЕДОВ: Шоуменов много. Так можно и про Баадура сказать, почему нет? Я думаю, что он не обидится.

Е.СУРОВ: Шоуменов много, шахматистов мало... Понятно. Ну, давайте еще по другим вопросам чуть-чуть пройдемся. Например, Андрей Загорулько спрашивает: "Какие дебюты вы предпочитаете?"

Р.МАМЕДОВ: К сожалению, неклассические, какие-то кривые. Так получилось, что я с детства всегда играю со слоном g7 черным цветом, почти во всех вариантах. А он, кроме Грюнфельда, везде считается как бы таким, не очень… Я помню, как-то готовился, и мне сказали, что один очень сильный шахматист говорит, что староиндийская защита – это  некорректный дебют. Хотя не знаю, вроде это еще не доказали. Так что играю староиндийскую почти всю жизнь. "Дракона" люблю поиграть, так что… Но я думаю, что на мои партии не надо ссылаться, потому что мои дебюты, можно сказать, не в хорошем состоянии на данный момент. А сейчас дебют очень важен.

Е.СУРОВ: Часто мучаетесь, готовясь к партиям черными?

Р.МАМЕДОВ: К сожалению, да, мучаюсь часто. Например, когда играешь с шахматистом ниже тебя по рейтингу, то эти дебюты вроде нормально подходят, потому что они боевые. А когда с шахматистами выше тебя по рейтингу, которые всё знают, то это очень сложно. Хотя вот Карлсен играет староиндийскую – и всё нормально.

Е.СУРОВ: Да иногда он вообще без дебюта играет.

Р.МАМЕДОВ: Да-да.

Е.СУРОВ: Я представляю сейчас гроссмейстеров, которые посмеялись над моей фразой. «Играет без дебюта» - конечно, условно. Я употребил это умышленно, для красного словца, но все-таки у Карлсена не совсем такой дебют, как у классических шахматистов, будем так говорить.

Р.МАМЕДОВ: Да, и мне он этим и нравится. Он может просто сыграть непонятно что, и в итоге обыграть абсолютно любого шахматиста. Кстати, в этом плане у нас Шахрияр любит играть так же, но Шахрияр все-таки дебюты знает, у него есть дебюты, которые он может сыграть ну слишком!.. Например, g4 он может сыграть на каком-то ходу (я название дебюта сейчас точно не назову). Он может сыграть все, что угодно. Мне тоже нравится его стиль. Я с ним работал в двух претендентских циклах в Казани и в Ханты-Мансийске и вижу, конечно, что у человека просто фонтан идей!

Е.СУРОВ: Как вам вообще тренерская работа?

Р.МАМЕДОВ: Я вам скажу, когда мы готовились к Казани – хотя мы с Шахрияром первый раз поехали еще в Элисту, в 2007 году.

Е.СУРОВ: Казань – это было в 2011 году, матчи претендентов.

Р.МАМЕДОВ: Да, в 2011-м. И я вам скажу, что мы работали очень много до Казани. И так получилось, что там в первом же круге Шахрияр попал на очень неприятного соперника, хотя сейчас он его вроде бы обыгрывать начал. А тогда соперник был неприятный – это Борис Гельфанд. И так получилось, что вроде мы были хорошо готовы, но Гельфанд выиграл феерическую третью партию и в итоге выиграл весь турнир. Так что мы попали не на того, на кого надо было, потому что в итоге проиграли победителю. А вот в 2014 году был круговик, два круга. А Шахрияр просто начал турнир с четвертого тура. Если бы он начал турнир с первого тура, я думаю, у него были бы большие шансы занять и первое место тоже. Потому что в первых трех турах он набрал 0,5 очка, притом проиграл Ароняну и Ананду так, что мы как-то и не ожидали, что он так быстро проиграет. Но во втором круге он заиграл, блестящая партия и победа над Ароняном. Ну и конечно, его сломила партия с Крамником черным цветом, где он выигранную позицию даже не вничью сыграл, а вообще проиграл. Но в итоге все-таки сыграл достойно, я считаю. Как-никак, третье место поделил. Я опять же говорю, жаль, что он первые три тура потерял. А так тренерская работа – это нормально.

Е.СУРОВ: Но вашей-то карьере она не мешает?

Р.МАМЕДОВ: Не знаю. Конечно, те дебюты, которые играет Шахрияр, я практически не играю, так что по дебютным планам она мне особой пользы не приносит. Ну а так – интересно пообщаться. Шахрияр – элитный шахматист, я всегда с удовольствием с ним общаюсь, и даже когда в Баку иногда встречаемся, блиц играем. У нас всегда зажигательные партии.

Е.СУРОВ: Азат Шайхутдинов желает вам успехов в Шамкире и в жизни и спрашивает: "Вы планируете всю жизнь посвятить шахматам?".

Р.МАМЕДОВ:  Не знаю, наверняка. А почему бы нет? А чем еще заняться? Шахматы – это такая хорошая игра.

Е.СУРОВ: А чем вы еще любите заняться, помимо шахмат?

Р.МАМЕДОВ: Помимо шахмат? Историю люблю, например. Но, конечно, сейчас я уже историком не стану.

Е.СУРОВ: Но могли бы?

Р.МАМЕДОВ: Не знаю. Например, сейчас будет чемпионат Европы, который пройдет в Иерусалиме. После чемпионата Азербайдажана я попал на Кубок мира – у нас было два места. В принципе, можно и не ехать на Европу, потому что главное – на Кубок мира попасть. Но потом я подумал: чемпионат Европы в таком историческом месте, что очень хочется там побывать, очень интересно. С одной стороны – и турнир очень важный, с другой – такое место. Так что почему бы и нет?

Е.СУРОВ: Теперь про футбол. Я слышал такие легенды, что у вас безумная страсть не только к футболу, но и к британскому футболу, и вообще к Англии. Это правда?

Р.МАМЕДОВ: Да-да. В детстве моим любимым шахматистом был Майкл Адамс, потому что он англичанин.

Е.СУРОВ: А любимым футболистом?

Р.МАМЕДОВ: Любимым футболистом – Дэвид Бекхэм.

Е.СУРОВ: Ах, так… Моим-то был Гари Линекер – тоже англичанин. Но я подозреваю… У вас год рождения какой?

Р.МАМЕДОВ: 1988.

Е.СУРОВ: Гарри Линекер к тому времени был не то чтобы на закате, но уже… Да.

Р.МАМЕДОВ: Последний чемпионат мира он играл в 1990 году, но мне тогда было два года. А вы ждали, что я скажу, что Пол Гаскойн – мой любимый футболист?

Е.СУРОВ (смеется): Честно говоря, да. Он в последний раз блеснул на Евро-96.

Р.МАМЕДОВ: Да-да. Это первый чемпионат, который я смотрел. Гол Шотландии до сих пор помню. А в итоге они по пенальти проиграли, как обычно, немцам. Так что футбол я очень люблю, особенно английский.

Е.СУРОВ: А почему все-таки? Откуда такая страсть к Англии, к английскому футболу?

Р.МАМЕДОВ: Я даже не знаю. Почему-то так получилось, что с детства люблю Англию. Даже помню, в 1997 году играл чемпионат мира до десяти лет, попал с англичанином, и была какая-то позиция хорошая, две лишние пешки. А я предложил ничью. Думаю: нет, англичанина я не могу обыграть. Не знаю, почему, но вот как-то с детства это все пошло.

Е.СУРОВ: А сейчас-то следите за футболом?

Р.МАМЕДОВ: Да, конечно! Вот буквально вчера смотрел…

Е.СУРОВ: Извините, Рауф, я хотел у вас спросить. Вот сборная Англии. Но они же в последние годы вообще ничего не выигрывают, даже близко не подбираются. Вы не страдаете от этого?

Р.МАМЕДОВ: Очень страдаю! Особенно сейчас, потому что последние два чемпионата мира были вообще провальные. В прошлом чемпионате они вообще из группы не вышли. Там, понятно, группа сложная была. В позапрошлый тоже – с Алжиром сыграли 0-0. Хотя болельщики сборной России сейчас скажут, что «мы тоже ее не обыграли». Ну, не знаю… Вот буквально вчера смотрел, как играет "Манчестер Юнайтед". Вроде тоже пара сезонов провальных было, после того, как ушел великий сэр Алекс Фергюсон. Тяжело, конечно. Сейчас легче, конечно, болеть за "Реал", за сборную Германии, но я так не могу.

Е.СУРОВ: Я вас перебил насчет современного футбола, в наши дни. Вы знаете, я в последнее время к футболу достаточно равнодушен, потому что как-то он уж слишком отличается от того, что я видел в детстве. Какой-то он стал слишком коммерциолизированный, вам не кажется?

Р.МАМЕДОВ: В принципе, да. Сейчас футбол уже не такой, как раньше. Конечно, раньше я не так следил за футболом, как сейчас, но просто знаю, слышал. Но сейчас да, он более такой… Если раньше люди играли за страну, за честь, за удовольствие, то сейчас, к сожалению, больше играют из-за денег. Сейчас важнее зарплата, а не качество твоей игры. И переход Артема Дзюбы из "Спартака" в "Зенит" об этом тоже говорит.

Е.СУРОВ: Мне поступила информация, что ваш любимый футболист – Криштиану Роналду.

Р.МАМЕДОВ: Сейчас – уже нет. Это когда он играл за "Манчестер Юнайтед". А сейчас он там не играет.

Е.СУРОВ: Сейчас он не в той команде.

Р.МАМЕДОВ: К сожалению, да. Конечно, я восхищаюсь тем, как он играет, но он сейчас играет за другую команду.

Е.СУРОВ: А из современных кто у вас любимый футболист сейчас?

Р.МАМЕДОВ: Из современных? Не знаю, Уэйн Руни, наверное. Я помню, в 2004 году, в Кальвиа, на Олимпиаде я покупал футболку Уэйна Руни. Ему тогда было 19 лет, и он только перешел в "Манчестер Юнайтед". И мне кто-то даже сказал, что я очень на него похож. Я не знаю, похож или не похож, но мне сейчас очень нравится, как Уэйн Руни играет.Он такой боевой футболист.

Е.СУРОВ: Может быть, что-то общее и есть. Если прическу поправить…

Р.МАМЕДОВ: Да, он тоже лысел, как и я. Но сейчас поправил волосы.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос поступил: "Есть ли у вас мечта, и если есть, то какая?".

Р.МАМЕДОВ: Смотря в каком плане мечта. В футболе или вообще?

Е.СУРОВ: Ну давайте и в футболе, и в шахматах, и вообще.

Р.МАМЕДОВ: В шахматах? Не знаю. Я очень хочу, чтобы наша сборная выиграла Олимпиаду хотя бы один раз. И если бы это произошло в Баку, то это было бы просто фантастически! Потому что сейчас в Тромсё мы лидировали почти весь турнир, а в итоге даже медали не взяли. Было очень обидно! И до сих пор очень обидно, потому что мы почти со всеми лидерами сыграли, а в итоге поделили 2-5 места из-за того, что, например, Индия обыграла Узбекистан 3.5-0.5, и мы остались без медалей. Но там не только из-за этого, там какой-то коэффициент был непонятный. Я его, конечно, не понимаю. Мы вроде со всеми играли, а в итоге одна команда обыгрывает крупно и все – она тебя обходит.

Е.СУРОВ: Есть реальные шансы на первое место, как вы считаете?

Р.МАМЕДОВ: Давайте возьмем так. Ну кто мог подумать, что в Тромсё сборная Азербайджана после семи туров будет единоличным лидером? Я не знаю. Немногие на нас поставили бы. Получается, не проиграй мы тот матч Китаю… Если бы Гадир выиграл, как в итоге оказалось, выигранную позицию, то мы сыграли бы матч вничью, и турнир сложился бы совсем иначе. Так что думаю, что это реально, почему бы нет?

Е.СУРОВ: Какое-то усиление сборной предполагается?

Р.МАМЕДОВ: Усиление в каком плане?

Е.СУРОВ: В составе команды.

Р.МАМЕДОВ: Я не знаю. У нас те же ребята.

Е.СУРОВ: Это скорее вопрос к тренеру, наверное.

Р.МАМЕДОВ: Да. Но у нас сейчас Васиф Дурарбейли вышел на 2600. Новое имя. Хотя как новое? Он уже играл один раз за сборную, в 2006 году. Это, кстати, самый молодой ее участник.

Е.СУРОВ:  Расскажите, как вам работается с нынешним капитаном сборной Александром Халифманом.

Р.МАМЕДОВ: Фантастический тренер. У нас были Азмайпарашвили, потом Тукмаков... Но сейчас, мне кажется, мы нашли идеального капитана, потому что… Когда пришел Халифман в 2013 году, мы поехали на чемпионат Европы. И так получилось, что в первом же туре сыграли вничью со сборной Швеции. На нас и так никто не рассчитывал. Куда нам? Шестые по рейтингу, команда так себе. В первом же туре – ничья, и мы так, с усмешкой: чего мы вообще сюда приехали? А в итоге – мы стали чемпионами Европы, не проиграв ни одного матча. Так, как он нас готовил, - я такое видел впервые. Потому что это было просто!.. Например, в матче с Францией, я помню, он мне какой-то "кривой" вариант  показал, и это оказалась очень важная партия и очень важная победа. И Олимпиада после этого, которую мы играли в Тромсё. У нас никогда не было таких результатов. Мы были один раз четвертые по рейтингу, но заняли шестое место. По-моему, в Ханты-Мансийске двенадцатое место, в Стамбуле – десятое. А сейчас мы заняли пятое, но второе-пятое. При этом боролись за медаль до последнего тура, а семь туров просто лидировали, играли только на первой доске. Так что с нынешним нашим капитаном здорово, и я думаю, что нам в этом плане повезло.

Е.СУРОВ: Возвратимся на несколько минут к чемпионату Азербайджана, который вы выиграли не так давно. Кстати, это впервые вы стали чемпионом?

Р.МАМЕДОВ: Сейчас все подумают, что я хвастаюсь, но на самом деле я сыграл пять чемпионатов Азербайджана среди мужчин, и все пять раз выиграл. Так что это пятый.

Е.СУРОВ: Это было, судя по всему, не в последние годы, да? Потому что я припоминаю, что в последние годы составы чемпионатов были послабее.

Р.МАМЕДОВ: Я выиграл первый чемпионат еще в 2003 году. Он проводился по олимпийской системе. Но тогда не играла наша "большая четверка" -  Теймур, Шахрияр Вугар, Гадир. В 2004-м они тоже не играли, тогда тоже проводилось по олимпийской системе. Меня назвали "чемпионом Азербайджана по блицу". Потому что я в итоге в финальных матчах… Кстати, самый прикольный был первый чемпионат, в 2003 году. Я был пятый по рейтингу. И мой товарищ, хороший друг, Санан Довлатов, после первого круга говорит: "Давай встретимся в финале". Мне так смешно стало! В итоге мы с ним встретились в финале, и я его обыграл. Это мой первый чемпионат. А во втором по ходу приходилось обыгрывать в блице. Помню, что я обыграл в четвертьфинале в блице, и в 2004 году тоже выиграл в блице. Потом решили поменять формат, провели швейцарку в 2006 году, я ее тоже выиграл. А в 2008-м был круговик, и в круговике тоже удалось выиграть. Но, конечно, Шахрияр, Теймур, Вугар не играли. А Гадир только в этом году играл чемпионат республики.

Е.СУРОВ: А в этом году в связи с чем произошло такое усиление состава?

Р.МАМЕДОВ: В первую очередь, из-за Кубка мира. Потому что официально два места из чемпионата республики попадали на Кубок мира, который пройдет в сентябре в Баку. Из-за этого все играли. Да, был очень сложный чемпионат, потому что четыре "шестисотника", несколько "пятисотников" – очень перспективные игроки. Можно было и не попасть, потому что турнир был очень сложным, и в психологическом плане тоже, потому что очень хотелось попасть в двойку. И если рассказывать про турнир, так получилось, что я первые три тура выиграл, потом серия ничьих, и в восьмом туре моя главная победа с Абасовым Ниджатом. И поскольку главным дополнительным показателем был средний рейтинг соперников, в последнем туре ничья меня устраивала. Но чемпионат был очень сильным, несмотря на то, что не играли Шахрияр и Теймур.

Е.СУРОВ: Вы все-таки не договорили про мечту, если брать теперь нешахматную. Есть такая?

Р.МАМЕДОВ: Я не знаю. Мне надо подумать.

Е.СУРОВ: Подумайте. Может быть, за оставшееся время интервью еще придумаете.

Р.МАМЕДОВ: Да, к этому мы еще вернемся.

Е.СУРОВ:  Вернемся, может быть, в конце. А пока Эрик Саиян прислал только что вопрос: "Добрый вечер, Рауф! Сборная Азербайджана отказалась участвовать в командном чемпионате мира, который пройдет в Армении. Что вы думаете о том, что даже в двадцать первом веке люди продолжают смешивать спорт и политику?".

Р.МАМЕДОВ: Если честно, я боялся этого вопроса.

Е.СУРОВ: Но это не я! С меня взятки гладки.

Р.МАМЕДОВ: Ну, давайте вспомним, что Левон Аронян два раза не приезжал на претендентские турниры в Баку. И что ж теперь?

Е.СУРОВ: А что вы все-таки думаете по поводу всей этой ситуации, когда политические разногласия влияют на спорт?

Р.МАМЕДОВ: От этого никуда не деться. Например, сборная Азербайджана и Армении не могут играть в ФИФА, в УЕФА в одной группе в квалификации чемпионатов Европы и мира. Россия, по-моему, не может играть с Грузией. А сейчас, по-моему, даже с Украиной не может играть. Спорт – это и есть политика. А в политике я, к сожалению, не соображаю, могу сказать откровенно. Так что я промолчу. Я в этом ничего не понимаю, я не политик, я только в шахматы играю.

Е.СУРОВ: А вообще вы следите за текущими новостями – что происходит в России, в мире, в "горячих точках"?

Р.МАМЕДОВ: Я не знаю. В России, я думаю, все хорошо. Я бы сейчас туда поехал.

Е.СУРОВ: Хорошо, поправлюсь: не в России, а в Украине.

Р.МАМЕДОВ: В Украине? Не знаю. Украина – одна из моих любимых стран, куда я очень люблю ездить. Например, полтора года назад был в Одессе, и мне очень понравился город. Не знаю, можно ли сейчас туда поехать. Я думаю, что в Одессу можно. Но я надеюсь, что, дай бог, все будет нормально. Потому что как-то обидно и больно на это смотреть. Две страны, которые я очень люблю и очень люблю туда ездить -  и там такое происходит! Но опять же, политика – это все-таки не мое.

Е.СУРОВ: Вопрос от Владимира Эла: "Какая шахматная книга произвела на вас сильное впечатление, возможно, открыла новые горизонты понимания шахмат?".

Р.МАМЕДОВ: Наверное, все-таки книжка про Корчного. Я, к сожалению, не помню названия. Просто читал про Корчного, и вся его жизнь, карьера меня как-то зацепила. Этого человека очень много мучили, а в итоге он в трех финалах сыграл и не смог стать чемпионом мира.

Е.СУРОВ: То есть книга не чисто шахматная, а просто на вас произвела впечатление сама история Корчного, история его жизни?

Р.МАМЕДОВ: Да-да. Я думаю, что Корчной – это один из тех шахматистов, которые заслужили титул чемпиона мира. Это мое мнение.

Е.СУРОВ: Вы знаете, я пытаюсь этих вопросов избегать, но всегда есть очень много слушателей, читателей, которые хотят какого совета от гроссмейстера. Например, какие книги прочесть, чтобы улучшить свой шахматный уровень?

Р.МАМЕДОВ: Я в Москве купил два тома Марка Дворецкого, и сейчас с удовольствием читаю. Я вообще очень люблю читать Дворецкого, очень поучительно.

Е.СУРОВ: Понял, спасибо. Еще вопрос от Сергея Шебалкова: "Рауф, вы известны как один из сильнейших блицоров в мире. Подскажите, в чем состоит секрет успешной игры в блиц? Используете ли вы какие-нибудь специальные методы тренировки необходимых для блица качеств?".

Р.МАМЕДОВ: Я вам скажу, что блиц вообще спас мою карьеру. Когда в тринадцать лет у меня был рейтинг 2300, а в пятнадцать – те же 2300, мне казалось, что уже пора завязывать, потому что и в тринадцать 2300, и в пятнадцать 2300 – куда это годится?! А в те времена, я помню, Сережа Карякин уже в двенадцать лет был гроссмейстером. И я понимал, что 2300 – это уже смешно. А потом я начал играть в ICC -  помню, даже Одесскому в "64" об этом давал интервью. И после этого, когда начал играть с такими шахматистами, как Камский, Морозевич и так далее, и даже их обыгрывать – понятное дело, в общем счете-то я проигрывал, - то мне показалось, что вроде я играть умею. И так получилось, что через год я стал гроссмейстером. А блиц я очень люблю играть. Я считаю, что он просто спас мою карьеру в то время.

Е.СУРОВ: Используете ли вы какие-нибудь специальные методы тренировки для блица?

Р.МАМЕДОВ: Например, когда бывают чемпионаты мира, мы с Шахрияром встречаемся и играем блиц, тренировочные партии, иногда какие-то варианты придумываем. Потому что для блица все-таки по-другому нужно играть. Я вам честно скажу, в классических партиях мне проще играть, когда я не знаю, как зовут моего соперника. А вот в блице мне все равно, кто играет против меня.

Е.СУРОВ: Кстати, ходили такие слухи – может быть, они имели под собой почву, - что решить вопрос приезда сборной Армении на Олимпиаду можно таким образом, чтобы дать ей возможность дистанционно сыграть. Вы как к такой возможности относитесь? Вы, конечно, будете и дистанционно знать, с кем вы играете, но в принципе.

Р.МАМЕДОВ: Мне кажется, что в двадцать первом веке, особенно сейчас, это выглядит смешно.

Е.СУРОВ: Почему? Наоборот, технологии двадцать первого века позволяют.

Р.МАМЕДОВ: А как будет проверяться, как они там играют? Откуда будут знать?.. Не знаю, как-то странно это все. Я понимаю, когда раньше бывали, по-моему, радиоматчи.

Е.СУРОВ: Бывали, да.

Р.МАМЕДОВ: То есть раньше это можно было себе представить, а сейчас, с появлением компьютеров… Я понимаю, что играть будут честно, но это как-то странно: Олимпиада – а одна команда играет как-то…

Е.СУРОВ: А вы считаете читерство одной из основных проблем в шахматах?

Р.МАМЕДОВ: Да, к сожалению. Я очень сильно этого боюсь. Потому что играешь ты с шахматистом – неважно, с кем, - и боишься, что всегда что-то может быть. И ничего с этим поделать невозможно.

Е.СУРОВ: Невозможно, да?

Р.МАМЕДОВ: Я считаю, что невозможно. Это происходит даже в супертурнирах. Я не буду сейчас никого называть, не имею права. Но, к сожалению, в супертурнирах это есть.

Е.СУРОВ: Вы считаете, что в супертурнирах это есть?

Р.МАМЕДОВ: Я имею в виду, что не только в супертурнирах. В простых турнирах это вообще сплошь и рядом происходит, мне кажется.

Е.СУРОВ: Это мы знаем, да. Тут как раз интересно – а происходит ли такое в супертурнирах?

Р.МАМЕДОВ: Я не знаю, ведь раньше об этом говорили, а дыма без огня не бывает. Не я же это говорил. Например, известный шахматист Морозевич поставил "Рыбку" на первое место в "Оскаре", намекая на то, что не шахматист играл, а "Рыбка". Помните об этом?

Е.СУРОВ: Я помню. Но вы считаете, что дело не в эксцентричности – вернемся к этому слову – гроссмейстера Морозевича, а в том, что нет дыма без огня?

Р.МАМЕДОВ: Да-да, мне так кажется. Я сейчас ни на что не намекаю, а просто имею в виду, что если эти разговоры идут, значит, что-то такое есть. Иногда смотришь и удивляешься – как один или другой гроссмейстер хорошо играет! Но я опять же, не от себя это говорю. Эти слухи ходят по шахматному миру.

Е.СУРОВ: Может ли эта проблема погубить шахматы в ближайшие годы?

Р.МАМЕДОВ: Пока есть Магнус Карлсен, я думаю, что нет.

Е.СУРОВ: Пока есть Карлсен, классическим шахматам ничего не грозит?

Р.МАМЕДОВ: Да. Пока есть Магнус, мне кажется, что он и компьютер может обыграть.

Е.СУРОВ: Нет, ну Магнус – это Магнус. Хорошо, что есть Шамкир, где вы, наверное, встретитесь с Магнусом. Но, кроме Шамкира, вы в турнирах с Магнусом не играете.

Р.МАМЕДОВ: Могу в чемпионате мира по блицу и рапиду сыграть.

Е.СУРОВ: А у вас, кстати, блиц-рейтинг выше, чем классический?

Р.МАМЕДОВ: Да, на 117 пунктов.

Е.СУРОВ: И чему он равен сейчас?

Р.МАМЕДОВ: 2767 у меня блиц-рейтинг.

Е.СУРОВ: Но вы довольны, что сейчас стали считать рейтинги отдельно по блицу, по рапиду?

Р.МАМЕДОВ: Если честно, я полтора месяца назад хотел написать кое-что. Не знаю, глупо – не глупо? Мне кажется, что с появлением рапид- и блиц-рейтинга… Вот проводят турниры по два тура в день. Мне кажется, что это издевательство над шахматистом. Шахматист и так, после одной партии устает, а два тура в день!.. Ну если проводите два тура в день – а это в Америке очень популярно…

Е.СУРОВ: Вы имеете в виду, в каких-то опен-турнирах?

Р.МАМЕДОВ: Да-да. Если вы проводите два тура в день, так проводите их, ради бога – вот есть рапид-рейтинг – проводите с часовым контролем по рапид-рейтингу. Ведь он же есть! Если бы его не было, я бы говорил, что его нет. А если он есть? Я не знаю. Может, это коммерческие турниры так проводят, понятное дело. А получается, что шахматист начал играть в одиннадцать часов, закончил в пять, а потом в половине седьмого – вторая партия. Это издевательство над шахматистом!

Е.СУРОВ: А я вам на это отвечу: не нравится регламент – не езжайте на турнир!

Р.МАМЕДОВ: Ну да, правильно, согласен.

Е.СУРОВ: Вы знаете, тут даже не только в данной конкретной проблеме дело. А вообще, к сожалению, в шахматах часто так происходит, что шахматист, можно сказать, вынужден ехать на какой-то турнир, чтобы хоть что-то заработать себе на жизнь, и вынужденно подписывается под теми правилами, которые ему не нравятся. А потом уже во время турнира или по окончании турнира начинаются жалобы: оказывается, тут такая несправедливая система, несправедливые коэффициенты, и так далее. По-моему, часто такое бывает.

Р.МАМЕДОВ: Я вот сейчас вспомнил турнир в Лас-Вегасе, который я играл в прошлом году, - "Millionaire Chess". И я до шестого тура как-то играл-играл, а потом в седьмом туре просто силы иссякли. У меня была хорошая позиция – а там важно было попасть в первую четверку, - и в итоге в какой-то момент… Я просто туда очень поздно приехал, к сожалению, и просто понял, что очень устал и не могу играть. Хотя я планирую в этом году тоже там сыграть, если сроки не совпадут с чем-то. Конечно, такой турнир, как в Лас-Вегасе, сыграть очень приятно в том плане, что ты едешь на такой турнир и имеешь шанс выиграть сто тысяч долларов. В шахматах таких турниров практически нет. Я имею в виду, для простых людей.

Е.СУРОВ: Я вижу, что на сайт пришел вопрос, судя по всему, от вашего соотечественника, Натика Насирова: "Во-первых, за какой футбольный клуб в Азербайджане вы болеете?"

Р.МАМЕДОВ: Как и все, за "Нефтчи", Баку.

Е.СУРОВ: А как он сейчас вообще играет? Я не слежу за чемпионатом Азербайджана, к сожалению.

Р.МАМЕДОВ: Хотя, нет. В детстве болел за "Нефтчи", но сейчас наша команда "Карабах" выступала в Евролиге, и ей просто фантастически не повезло, она не попала в плей-офф. Мне кажется, об этом везде писали, когда чистый год отменили. Не знаю, слышали ли об этом вы, но тот, кто задал вопрос, точно про это знает.

Е.СУРОВ: Нет, не слышал, я только помню из своего глубокого детства, что "Нефтчи" весьма достойно представлял Азербайджан в Высшей лиге чемпионата Союза по футболу.

Р.МАМЕДОВ: А сейчас "Карабах" весьма достойно выступает в Евролиге, даже вот сейчас играл в группе с такими командами, как "Интер", "Милан".

Е.СУРОВ: "Есть ли конкретная цель у Рауфа в шахматах? Например, войти в число "семисотников". За все эти годы что вам помешало?"

Р.МАМЕДОВ: Я уже в начале разговора говорил. Цель есть, цель очень давняя – на протяжении пяти-шести лет. Сейчас уже столько "семисотников", что иметь 2700 – это уже смешно, потому что, имея 2700, ты уже не попадешь ни на какой супертурнир, если только он не проводится у тебя в стране. Конечно, цель есть, и я постараюсь. Как говорится, с годами вино становится вкуснее или слаще – не помню точно. Так что я думаю, что с годами я как-нибудь туда доберусь. Постараюсь как-нибудь.

Е.СУРОВ: Рауф, а что вас связывает с Кириллом Зангалисом?

Р.МАМЕДОВ: Мы с ним познакомились на Олимпиаде в 2012 году, он тогда еще, по-моему, не был менеджером Сергея Карякина. Мы так хорошо с ним пообщались и в итоге подружились, так что у меня с ним очень хорошие, теплые отношения. Он сейчас в Москве, приглашал меня к себе домой, так что я передаю привет ему, его жене, сыну.

Е.СУРОВ: Тесная дружба вас связывает?

Р.МАМЕДОВ: Можно сказать и так, да.

Е.СУРОВ: С кем-нибудь еще из шахматного мира вас связывает тесная шахматная дружба?

Р.МАМЕДОВ: Ну, если не брать гроссмейстеров, то у меня есть хороший знакомый из Перми, Эдуард Кантер, мы с ним хорошо общаемся. Кого еще назвать? Сейчас вот не вспомню, а потом кто-то скажет: вот, не назвал. А среди гроссмейстеров у нас у всех отношения такие... Мы просто часто видимся, общаемся, но сказать, чтобы так уж тесно… Ну, есть какая-то компания, с которой приятно общаться.

Е.СУРОВ: Например, в журналистской среде – да и не только в журналистской – есть такое выражение "террариум единомышленников". А среди гроссмейстеров это не так?

Р.МАМЕДОВ: Не знаю. Можно и так сказать.

Е.СУРОВ: Ну что же, Рауф, я вас благодарю. Я знаю, что вы напоследок заготовили одну музыкальную композицию, причем заготовили ее для кого-то персонально. Давайте так: я сейчас с вами прощаюсь, благодарю за этот разговор и желаю вам всяческих успехов. А сейчас даю вам микрофон и двадцать секунд времени. Скажите что-нибудь напоследок, объявите песню и скажите, для кого она.

Р.МАМЕДОВ: В первую очередь, спасибо за приглашение в эфир. Я даже двадцать минут назад не знал, а в итоге получился эфир и к чемпионату, и к турниру в Шамкире. А песню я хотел бы посвятить своему кумиру в шахматах, которого я очень сильно уважаю и считаю своим тренером, - Александру Валерьевичу Халифману.

(звучит песня группы "Чиж и Ко" "О любви")


  


Комментарии

Читая между строк,можно

Счет: 2

Читая между строк,можно подумать,что китайцы "читерят" будь здоров! Да и вообще,как
выясняется,читерство не исключено даже в супертурнирах.Что же касается российского
футбола,то можно подумать,что он не так уж и плох,коль в Азербайджане знают,кто такой
Артем Дзюба.Хотя отметивший столетие Владимир Зельдин,попав как-то на матч "Спартак"-
"Анжи",минут через 20 после его начала никак не мог понять,играют команды или все
еще тренируются...

Р.МАМЕДОВ: Интеллигенция –

Счет: 0

Р.МАМЕДОВ: Интеллигенция – это, например, Фабиано Каруана.
А про Левона Ароняна он "подзабыл"? Каруана, конечно, юноша приятный, но ему еще очень далеко до Левона. Правда, Каруана и помоложе.
А вот это совершенно верно: "Наверное, все-таки книжка про Корчного. Я, к сожалению, не помню названия. Просто читал про Корчного, и вся его жизнь, карьера меня как-то зацепила. Этого человека очень много мучили, а в итоге он в трех финалах сыграл и не смог стать чемпионом мира".
Наверное, Мамедов читал "Антишахматы" или же "Chess is my life". В любом случае, обе книги - одни из лучших в шахматной литературе.

Обвинения в национализме от

Счет: 0

Обвинения в национализме от самого большого националиста? :)

Яков, ваши перлы мешают мне спокойно уйти на заслуженный отдых!

Yходя - уходи!

Счет: -1

Yходя - уходи!

Вспомнилась одесская

Счет: 4

Вспомнилась одесская шутка:
Англичане уходят не прощаясь, евреи - прощаюся, но не уходят ))

"Когда пути таким, как ты

Счет: -4

"Когда пути таким, как ты открыты, растут ряды антисемитов" эпиграмма В.Гафта на Е.Евтушенко.

"Еврейской крови нет в крови

Счет: 1

"Еврейской крови нет в крови моей.
Но ненавистен злобой заскорузлой
я всем антисемитам,
как еврей,
и потому —
я настоящий русский!"

Е.Евтушенко

Не на Евтушенко, а, насколько

Счет: 2

Не на Евтушенко, а, насколько я помню, на Зиновия Высоковского.

Вы правы, запамятовал.

Счет: 1

Вы правы, запамятовал.

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Мы на Родосе, Элина Даниелян вместе со мной. Для меня лично сегодня интересный день в плане интервью: не так давно я общался с Петром Свидлером, а теперь вот с Элиной Даниелян... Вы еще не понимаете, к чему я клоню?

    Э.ДАНИЕЛЯН: Я уже поняла ход ваших мыслей.

    Е.СУРОВ: Кстати, с Петром мы об этом не говорили вообще.

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?