Василий Иванчук: "В своей модели жизни удалось объединить игру и цирк"

Время публикации: 21.02.2011 11:59 | Последнее обновление: 21.02.2011 12:40

Е.СУРОВ: Это Chess-News, меня зовут Евгений Суров, и вместе со мной на связи выдающийся шахматист, всем известный Василий Иванчук. Здравствуйте, Василий.

В.ИВАНЧУК: Здравствуйте.

Е.СУРОВ: Ничего, что я вас сразу выдающимся назвал?

В.ИВАНЧУК: Ну, ладно. Сойдет.

Е.СУРОВ: Я вам честно признаюсь, Василий. Формальный повод для нашего интервью – это, конечно же, ваш недавний успех в турнире в Гибралтаре, 9 очков из 10 в хорошей «швейцарке». Но в вашем случае, как ни в каком другом, это повод скорее все-таки формальный, потому что уж очень хотелось пообщаться с вами в такой более-менее спокойной обстановке. Поэтому, если не возражаете, мы с вами поговорим не только о Гибралтаре. Хотя, 9 из 10 – это, конечно, очень серьезный результат. Как вас так прорвало?

В.ИВАНЧУК: Просто боролся, понимаете, в каждой партии. Где-то, конечно, мне и повезло, не без этого. В целом все получилось.

Е.СУРОВ: А почему вы вообще иногда участвуете в турнирах по швейцарской системе? Зачем это вам нужно?

В.ИВАНЧУК: Ну, мне интересно попробовать. К тому же, в данном случае мне хотелось побывать еще в Гибралтаре. Я до этого никогда не был там. Побывал впервые, мне очень понравилось. Место, где проходит турнир, тоже имеет значение.

Е.СУРОВ: А, то есть, географическое место для вас тоже имеет значение?

В.ИВАНЧУК: Да.

Е.СУРОВ: Вы наверняка за всю вашу карьеру побывали во многих местах на Земном шаре?

В.ИВАНЧУК: Ну, да.

Е.СУРОВ: Какие вам наиболее близки?

В.ИВАНЧУК: Трудно сказать. В Линарес мне очень нравится приезжать, в Вейк-ан-Зее, в Гавану, в Ниццу… То есть, много есть мест. В Армению мне очень нравится ездить. В Москву, кстати, тоже.

Е.СУРОВ: Ни одно украинское место вы не назвали. Или там просто турниров нет хороших?

В.ИВАНЧУК: В Одессу, почему. В Одессу мне очень нравится ездить. Просто как-то вылетело из головы. Я побывал в стольких хороших местах, что просто не могу так сразу, как компьютер выдать всю информацию обо всех. Так что, если что-то мне сейчас не пришло в голову, пусть эти города не обижаются. Кстати, например, Таллин тоже отличное место для меня. С этим городом связаны многие замечательные воспоминания.

Е.СУРОВ: А родились вы в городе Копычинцы?

В.ИВАНЧУК: Да, именно так.

Е.СУРОВ: Простите мне мое географическое невежество, а что это за город такой?

В.ИВАНЧУК: Это небольшой город в Тернопольской области.

Е.СУРОВ: Для вас он чем-то примечателен – кроме того, что это ваша родина?

В.ИВАНЧУК: Ну, я там родился, там жила моя бабушка. Когда она еще была жива, я туда довольно часто приезжал. В последнее время бываю там крайне редко, хотя некоторые мои родственники там живут – тетя, например.

Е.СУРОВ: А сейчас вы где живете?

В.ИВАНЧУК: Во Львове.

Е.СУРОВ: Раз уж вы вспомнили о Линаресе, я хотел бы эту тему затронуть поподробнее. Напомните, пожалуйста, вы выигрывали сколько Линаресов? 1991-й и 1995-й годы – я точно знаю.

В.ИВАНЧУК: И 1989-й еще. Самый свой первый Линарес.

Е.СУРОВ: И после Линареса-1991 вы написали книгу, которая стала известной. Такая тоненькая книга…

В.ИВАНЧУК: Да-да-да.

Е.СУРОВ: Я ее в свое время внимательно прочитал. И, кстати говоря, совсем недавно у нас был повод ее вспомнить. Дело в том, что мы с Баадуром Джобавой обсуждали, как ему комментировать партии Вейк-ан-Зее (он комментировал для нашего сайта партии), какой формат комментария выбрать. И совершенно неожиданно для меня он говорит: «Может быть, сделать это, как Иванчук?» «А как Иванчук?» «А вот, в своей книге «Супертурнир в Линаресе» он очень хорошо комментирует, и отличие от остальных комментариев в том, что он не приводит практически никаких вариантов. Он просто рассказывает свои мысли». И действительно, я потом еще раз открыл эту книгу –  у вас комментарии практически без вариантов, и при этом очень-очень интересные. Это вы сознательно такую линию тогда выбирали?

В.ИВАНЧУК: Серьезно? Мне казалось, что как раз варианты я приводил. Особенно, я помню, в партии Белявский – Тимман головоломной привел тогда довольно много вариантов.

Е.СУРОВ: Ну, может быть, в отдельных случаях. А в целом тенденция наблюдается такая, о которой я сказал.

В.ИВАНЧУК: Я уже сейчас так смутно помню, чем я руководствовался при комментировании партий… Это все-таки был 1991-й год, довольно давно. Можете сравнить с другими моими комментариями, более свежими, чтобы лучше понять, чем я руководствуюсь.

Е.СУРОВ: А после этого ваших книг практически не выходило… Или, по крайней мере, я о них не знаю.

В.ИВАНЧУК: Вот недавно в Украине вышла книга «Шаховые новеллы Василия Иванчука». Шахматные новеллы – в переводе.

Е.СУРОВ: Эта книга на украинском языке?

В.ИВАНЧУК: Да, на украинском языке, выпустил город Луцк, областной центр Волынской области.  

Е.СУРОВ: А о чем эта книга, если не секрет?

В.ИВАНЧУК: Ну, там и партии некоторые мои приведены, и биографические сведения – о моей жизни, о моих родителях…

Е.СУРОВ: Эта ваша книга или ее кто-то сделал?

В.ИВАНЧУК: Скажем, я участвовал при ее написании. Большинство писал не сам я, но я принимал участие в создании этой книги.

Е.СУРОВ: У нее насколько большой тираж? Ее можно встретить где-то кроме Украины?

В.ИВАНЧУК: Не знаю. То есть, я могу это узнать, если вас интересует.

Е.СУРОВ: Но пока что она только на украинском вышла, да?

В.ИВАНЧУК: Да, пока только на украинском, к сожалению.

Е.СУРОВ: А вам самому какие шахматные книги близки?

В.ИВАНЧУК: Многие. Например, мне очень нравится «Учебник шахматной игры» Ласкера. Например, мне очень нравится книга Бронштейна «Турнир претендентов в Цюрихе 1953 года». Книги Алехина, Ботвинника… То есть, я много книг прочитал. Даже трудно выделить, какие из них. Вот, например, что касается книг по дебютам, то замечательные совершенно книги писал Пауль Керес. Его идеи, считаю, не утратили актуальность и сегодня.

Е.СУРОВ: А вы считаете, современным шахматистам молодым стоит изучать именно книги по дебютам?

В.ИВАНЧУК: Думаю, что стоит. Кстати, если опять же вернуться к теории дебютов, то отличные книги пишет Аврух. Целая серия книг. Иван Соколов отличные книги пишет – если уж приводить более современные примеры. Кстати, замечательная книга, на мой взгляд, Эдмара Медниса «Как побеждали Бобби Фишера».

Е.СУРОВ: Я почему вам этот вопрос задал. В недавнем интервью Владимира Малахова, довольно известного российского шахматиста, я прочитал о том, что он как раз считает, что книги по дебютам вообще изучать не надо. Гораздо продуктивнее включить компьютер, из базы выбрать партии сильных гроссмейстеров и самому их проанализировать.    

В.ИВАНЧУК: Ну, это тоже, конечно, метод. Но мне кажется, что одно другому не мешает. То, что рекомендует Малахов, безусловно, полезно, но некоторые книги, хорошо написанные (примеры я приводил), тоже весьма полезно прочитать, на мой взгляд.

Е.СУРОВ: А не шахматные книги какие любите?

В.ИВАНЧУК: Тут очень широкий выбор. Сейчас, например, читаю книгу о жизни Мао Цзэдуна. И параллельно читаю книгу «Об истории Украины для детей». Вообще в последнее время у меня такая появилась тенденция читать несколько книг одновременно. Делаю закладки… И тогда информация усваивается, мне кажется, быстрее и эффективнее.

Е.СУРОВ: Часто держите книгу в руках? Не шахматную имею в виду.

В.ИВАНЧУК: Да, да, я люблю вообще читать.

Е.СУРОВ: А почему об истории Украины именно для детей? С чем это связано?

В.ИВАНЧУК: Ну, вообще, когда-то мне мой тренер Михаил Михайлович Некрасов объяснял, что для детей предлагается все самое лучшее. Поэтому я и читаю, и узнаю для себя множество интереснейшей информации.

Е.СУРОВ: Кроме книг, какой досуг еще предпочитаете?

В.ИВАНЧУК: Разный. В театр могу пойти… Люблю просто погулять на свежем воздухе, пообщаться с интересными людьми, посидеть где-то в кафе. Что еще такого интересного… Иногда играю в большой теннис, иногда в бадминтон, иногда в пинг-понг. Если компания соберется, то могу и в футбол сыграть. Иногда слушаю музыку. Когда-то вообще монеты коллекционировал. У меня даже есть коллекция монет более чем восьмидесяти стран мира. Давно уже я этим не занимался, но когда-то такое хобби у меня было.

Е.СУРОВ: Вы заговорили о спорте. А спортом целенаправленно занимаетесь или от случая к случаю?

В.ИВАНЧУК: Нет, от случая к случаю. Ну, зарядку делаю для физической подготовки. Некоторые виды спорта люблю смотреть по телевизору – такие, например, как бокс, большой теннис. Иногда даже смотрю снукер, но реже.

Е.СУРОВ: А что вас в боксе привлекает?

В.ИВАНЧУК: Довольно большая, как ни странно, схожесть с шахматами. Все-таки борьба один на один; ринг по своей форме напоминает шахматную доску; если шахматисты при подготовке к партии смотрят поединки своих соперников, то боксеры, на высоком уровне особенно, смотрят перед боем видеозаписи боев противников, тоже намечают стратегию – с кем идти в ближний бой, кого клинчевать, и так далее.  

Е.СУРОВ: Это поразительная мысль. Честно говоря, никогда не задумывался о сходстве шахмат с боксом.

В.ИВАНЧУК: Вообще, если так вдуматься, то шахматы по своей сути – индивидуальный вид спорта. Один на один. Значит, наиболее схожими с шахматами должны быть виды спорта, где тоже идет противостояние один на один. Это может быть бокс, это может быть теннис или пинг-понг. Это может быть фехтование. Логически я думаю, что фехтование по своей сути должно быть близко к шахматам. Но, к сожалению, я просто еще мало смотрел этот вид спорта. Как раз думаю начать смотреть – может, по телевизору, может, какие-нибудь видео найду в Интернете, скачаю, посмотрю.

Е.СУРОВ: Правильно ли я понимаю из ваших слов, что вы преимущественно готовитесь бороться против соперников, а не против фигур? Существует же два подхода. Ну, вы знаете прекрасно: многие великие шахматисты делились на тех, кто, как они говорили, борются только с фигурами, а есть те, которые борются с человеком.

В.ИВАНЧУК: Даже те, кто говорили, что только с фигурами – я не в полной мере им верю. Я не думаю, что они совсем уж не учитывали психологические факторы и особенности как стиля, так и характера своего партнера. Я думаю, что на высоком уровне шахматисты объединяют и тот, и другой подход.

Е.СУРОВ: Как вы готовитесь к сопернику персонально?

В.ИВАНЧУК: По-разному. Конечно, изучаю партии, стараюсь как-то понять особенности стиля игры. К тому же, все-таки важно, когда играется партия, какая, например, турнирная или матчевая ситуация. Пробую предугадать, в каком настроении находится соперник. В зависимости от этого пытаюсь думать, какую стратегию, скорее всего, он изберет в поединке со мной.

Е.СУРОВ: А долго вообще готовитесь к отдельно взятой партии?

В.ИВАНЧУК: По-разному. Тут зависит от соперника, от моего настроения, в конце концов. Но есть два правила, которым я следую почти всегда и намереваюсь следовать. Одно правило – после десяти вечера прекращать всякие занятия шахматами. Потому что, если продолжать, то тогда могут возникнуть (и часто возникали) проблемы со сном. Просто мозг не отключается. И даже если мне удалось уснуть, мозг продолжает работать – то есть, я просыпаюсь посреди ночи… Ничего хорошего в этом нет. А второе правило – за полчаса до партии прекращать всякую шахматную деятельность. Даже если где-то в каком-то варианте проблемы – все, до свидания, поздно.

Е.СУРОВ: Это вы уже на протяжении многих лет этими правилами руководствуетесь?

В.ИВАНЧУК: Да. Считаю, что эти правила лично мне подходят. То есть, я не могу, конечно, утверждать, что они будут полезны для всех, но в целом, думаю, и то, и другое имеют рациональное зерно.

Е.СУРОВ: Шахматами прекращаете заниматься в десять вечера. А спать приблизительно когда ложитесь?

В.ИВАНЧУК: Спать – где-то в одиннадцать, полдвенадцатого. Иногда в двенадцать, потому что бывает, что не можешь долго уснуть – например, если была длинная, напряженная партия, закончилась вечером. То есть, зависит же, когда партия начинается, когда она заканчивается, еще какие эмоции испытываешь при этом. Но в целом, если более-менее все нормально, то ложусь спать от одиннадцати до двенадцати, скажем так.

Е.СУРОВ: То есть, вас нельзя назвать совой, как многих шахматистов.

В.ИВАНЧУК: Но и жаворонком тоже. Что-то среднее.

Е.СУРОВ: Известен такой факт (много раз приходилось слышать), что подготовка к самому Иванчуку вообще бессмысленна, поскольку совершенно невозможно предугадать то, что вы сыграете в дебюте.

В.ИВАНЧУК: Ну, иногда все-таки соперники предугадывают.

Е.СУРОВ: Иногда, вы считаете, предугадывают?

В.ИВАНЧУК: Ну, конечно, да.

Е.СУРОВ: Но тем не менее. Мне хочется понять (раз уж так говорят, и наверняка в этом есть немалая доля правды), откуда же у вас настолько обширные познания в дебюте, что вообще в любое направление можете пойти и сыграть удачно?   

В.ИВАНЧУК: Вы знаете, недавно Петр Свидлер в своем интервью сказал, что сейчас уже многие владеют этим методом. И он совершенно прав. То есть, и Магнус Карлсен, и Веселин Топалов, и Виши Ананд – о них можно сказать то же самое.

Е.СУРОВ: То есть, это именно метод? Вы сознательно на этот метод идете, да?

В.ИВАНЧУК: Нет, ну я, конечно, перед партией учитываю многие факторы. Смотрю партии соперника… Чем-то я руководствуюсь. А чем конкретно – это уже зависит от конкретного соперника. Ну, и может быть, от турнирной ситуации, от моего самочувствия, кстати, может зависеть выбор дебюта тоже. Или от настроения. Очень много факторов играют роль, на самом деле.

Е.СУРОВ: Василий, считается, что при подготовке велика роль тренера или секунданта. А вот я, честно говоря, не знаю ни одного тренера, который бы вас готовил к партиям.

В.ИВАНЧУК: Ну почему, у меня были секунданты на турнирах самых ответственных. И тренеры были на протяжении моего пути. Были люди, которых скорее можно назвать не тренерами, а спарринг-партнерами, у которых я тоже учился чему-то. В последнее время, например, секундантами на моих турнирах были Орест Грицак, гроссмейстер со Львова, и Мануэль Леон Хойос из Мексики.

Е.СУРОВ: То есть, нет такого постоянного тренера, который бы с вами ездил на турниры?

В.ИВАНЧУК: Так, чтобы постоянного – нет. Но вот эти два человека, например, побывали на многих турнирах в качестве моих секундантов.

Е.СУРОВ: Вы считаете, важно рассчитывать не только на свои силы?

В.ИВАНЧУК: Да. Но важно угадать с секундантом на конкретный турнир.

Е.СУРОВ: Еще один вопрос о дебютах. Совсем недавно, после окончания «Аэрофлота» я беседовал с Александром Халифманом, тоже известным знатоком дебютов. И вот он говорил о том, почему у него получается так много коротких ничьих. Он это делает не специально, а получается так, что если он что-то забывает в дебюте или не угадывает, то он уже сильно опасается играть дальше. Опасается того, что его выловят, переиграют именно в теоретическом познании. А вот за вами я не наблюдал такого, что если у вас в дебюте что-то не сложилось, то вы сразу сворачиваете игру. У вас иной подход?

В.ИВАНЧУК: Бывает, что и сворачиваю. Тут может зависеть не только от дебюта, но и от моего самочувствия. В целом, если я себя хорошо чувствую, то стараюсь бороться до конца, даже если позиция мне не очень нравится.

Е.СУРОВ: Предлагаю вспомнить исторический момент, когда вы ближе, чем когда-либо были к званию чемпиона мира. А именно матч на первенство мира в январе 2002 года с Русланом Пономаревым. Часто вспоминаете этот матч?

В.ИВАНЧУК: Крайне редко. Почти не вспоминаю.

Е.СУРОВ: Из-за того, что неприятно?

В.ИВАНЧУК: Нет, просто как-то уже прошло много времени, и за это время произошло множество событий. Можно взять, скажем, приятное событие, которое было чуть позже – матч с Каспаровым 2002 года в Праге, который я выиграл, хотя и в быстрые шахматы. Не могу сказать, что я об этом часто вспоминаю. Хотя, это приятно, но прошло уже слишком много времени.  

Е.СУРОВ: Вы знаете, я тогда присутствовал на каждой партии матча в Москве, и я никогда не забуду, с каким лицом вы покидали сцену после пятой партии, когда черными в испанке переиграли, по большому счету, соперника, но в цейтноте наделали глупости и проиграли. И после этого матч было уже трудно спасти.

В.ИВАНЧУК: Ну, да.

Е.СУРОВ: А вы считаете, почему для вас матч сложился неудачно?

В.ИВАНЧУК: Я не знаю, насколько эта тема вообще сейчас актуальна…

Е.СУРОВ: А я вам скажу, почему она актуальна. Потому что тот матч, если вы помните, игрался с контролем полтора часа на всю партию (плюс 30 секунд на ход). Это, конечно, удивительное дело, что матч на первенство мира игрался с таким контролем. И вот сейчас все больше и больше говорят о том, что снова надо сокращать контроль для увеличения зрелищности шахмат.

В.ИВАНЧУК: Насчет того матча и насчет того контроля я могу сказать, что с тем же контролем я играл множество турниров с очень хорошими результатами. Так что, в моей неудаче в матче этот контроль никак не может быть повинен. То есть, сыграли какую-то отрицательную роль, очевидно, другие факторы.

Е.СУРОВ: То есть, для вас не принципиально, с каким контролем играть?

В.ИВАНЧУК: Это имеет значение, но просто на основании практики игры именно с тем контролем, я ни в коей мере не могу сказать, что он для меня, скажем, менее благоприятен, чем другие виды. Просто, конечно, игра с разными контролями требует специальной подготовки. По-иному настраиваешься на блиц, на рапид, на классику.

Е.СУРОВ: Ну, а вы поддерживаете тех, кто ратует за сокращение контроля?

В.ИВАНЧУК: Вы знаете, все зависит от того, в какой мере сокращать. Если сокращать до двух минут, то мне трудно поддерживать. А если, например, 1 час 30 минут на партию + 30 секунд на ход – это, мне кажется, вполне нормальный контроль. То есть, какой-то здравый смысл должен все-таки присутствовать.

Е.СУРОВ: Это довольно удивительно слышать. Ведь при контроле «полтора часа на всю партию» неизбежны скорые цейтноты. А в цейтнотах делаются ошибки.

В.ИВАНЧУК: Ну, делаются. Но это спорт. Это игра, в конце концов. Я повторю, что при этом же контроле я показывал высокие результаты. Так что жаловаться на него мне грех.

Е.СУРОВ: Сейчас какая-то такая тенденция наблюдается, что крупные турниры прекращают свое существование…

В.ИВАНЧУК: К счастью, не все. Вот, Вейк-ан-Зее продолжается. Линарес, насколько я знаю, на лето переносят. Дортмунд держится. Реджио-Эмилию, кстати, возродили, что очень радует.

Е.СУРОВ: То есть, у вас нет ощущения какого-то шахматного кризиса?

В.ИВАНЧУК: Абсолютно нет.

Е.СУРОВ: Тем не менее, я думаю, вы не станете спорить с тем, что уже который год, если не сказать десятилетие, ФИДЕ не удается организовать нормальный, вменяемый цикл чемпионата мира. Постоянно что-то меняется, постоянно какие-то неурядицы.

В.ИВАНЧУК: Но происходят, тем не менее, интересные вещи. Например, вот эти матчи: Ананд – Крамник, Ананд – Топалов, Топалов – Камский… Это все были интереснейшие матчи.

Е.СУРОВ: Матчи были интереснейшие, но речь идет о том, что нет четкой и постоянной системы выявления сильнейшего шахматиста.

В.ИВАНЧУК: Наверное, это неизбежно, потому что возникают какие-то организационные проблемы. Но сказать, что что-то явно плохо, например, я не могу.

Е.СУРОВ: То есть, вы не видите себя, предположим, на месте Магнуса Карлсена, который вышел из претендентского цикла, как он говорит, из принципиальных соображений?

В.ИВАНЧУК: Я не знаю. У меня не было возможности поступить, как Карлсен, потому что я просто не входил в цикл. То есть, я не мог выйти, не войдя… Если бы я входил и меня что-то не устраивало, не знаю, как бы я поступил. Трудно говорить о чем-то, чего нет в реальности.

Е.СУРОВ: А как вы считаете, руководители шахмат в достаточной степени прислушиваются к мнению самих шахматистов?

В.ИВАНЧУК: По-разному. Зависит от того, в каких вопросах. Например, насколько мне известно, большинство шахматистов, особенно ведущих, отрицательно относится к введению правила, что нельзя опоздать на партию даже на несколько секунд. Тем не менее, ФИДЕ на Олимпиадах твердо этого правила придерживается. В других вопросах, может, более внимательно прислушивается… Тут зависит от того, какие вопросы принципиальны для ФИДЕ, и где для чиновников принципиально настоять на своем. Тут тоже не могу дать четкого ответа.

Е.СУРОВ: А вы сами к кому чаще всего прислушиваетесь по жизни?

В.ИВАНЧУК: К себе, к своему состоянию. К близким мне людям.

Е.СУРОВ: Себе доверяете больше?

В.ИВАНЧУК: Стараюсь, по крайней мере. Еще смотря в каких вопросах. Если, например, дело касается вопросов, в которых я понимаю, что слабо разбираюсь, тогда попытаюсь найти человека, с которым можно проконсультироваться.

Е.СУРОВ: А вы вообще чаще любите бывать с собой или с кем-то еще?

В.ИВАНЧУК: Зависит, с кем все-таки. Но иногда действительно мне хочется побыть наедине, чтобы вообще никто мне не мешал. А иногда хочется общения. Но опять же, зависит, с кем и какого именно общения.

Е.СУРОВ: Есть такое выражение «вся наша жизнь – игра». Вы его как понимаете?

В.ИВАНЧУК: Я долгое время, можно сказать, жил по этому сценарию. Потом мне попала в руки интересная довольно книга, в которой описывались модели жизни. Там было «жизнь – борьба», «жизнь – игра», «жизнь – театр», «жизнь – цирк», что-то еще. И дальше приводились характеристики людей, которые попадают под определенную категорию. И я начал читать. Прочитал модель жизни «игра», понял, что очень во многом совпадает мой портрет с тем, что там написано. И я решил, что этого все-таки недостаточно, и надо добавить какую-то еще категорию. Перечитал другие, и мне понравилось восприятие жизни «жизнь – цирк». И тогда многие вещи, которые я раньше воспринимал серьезно или даже слишком серьезно, я стал воспринимать с юмором. То есть, я начал смеяться над ними, и мне стало значительно легче. Так что, мне удалось объединить игру и цирк.     

Е.СУРОВ: А есть ли моменты в вашей жизни, когда вы и не играете, и не присутствуете в цирке, а являетесь только самим собой?

В.ИВАНЧУК: Да, конечно, есть, как у любого человека.

Е.СУРОВ: Вот, на мой взгляд, у любого человека такой момент только один – когда он вечером раздевается и ложится спать.

В.ИВАНЧУК: Ну, почему. Например, если человек у себя на даче отдыхает… Или, скажем, пошел в лес за грибами. Он же не играет, а наслаждается близостью с природой, чувствует себя самим собой.

Е.СУРОВ: А вы в такие минуты о чем думаете?

В.ИВАНЧУК: О чем угодно могу думать. Практически без ограничений. Мало ли что мне придет в голову в тот момент…

Е.СУРОВ: Я прочитал, что в 2007-м году вы женились. Во второй раз, как я понимаю.

В.ИВАНЧУК: В 2006-м, насколько я помню. 18 ноября.

Е.СУРОВ: Вы помните дату свадьбы…

В.ИВАНЧУК: Ну, в общем-то, у меня не такая плохая память все-таки… Дату с довольно важным событием в своей жизни я запомнил.

Е.СУРОВ: Ваша нынешняя супруга не из шахматного мира?

В.ИВАНЧУК: Нет.

Е.СУРОВ: А как вы, Василий, относитесь к умным женщинам?

В.ИВАНЧУК: К умным женщинам? С уважением.

Е.СУРОВ: А вы их знаете?

В.ИВАНЧУК: Умных женщин? Довольно много.

Е.СУРОВ: Много, по-вашему?

В.ИВАНЧУК: Да.

Е.СУРОВ: Вы умеете отличать умную женщину от не очень умной?

В.ИВАНЧУК: Так, чтобы глянул и отличил – нет. Для этого, я считаю, надо с человеком пообщаться на разные темы, тогда можно сделать вывод.

Е.СУРОВ: А как вы считаете, с Василием Иванчуком тяжело ужиться под одной крышей?

В.ИВАНЧУК: Это смотря кому. Сложный вопрос. Даже философский. Смотря кому, смотря с кем сравнивать… Тем более, это вопрос очень индивидуальный.

Е.СУРОВ: Ну, скажем, вашей супруге вы не сочувствуете в этом смысле?

В.ИВАНЧУК: Не сочувствую, скажем так.

Е.СУРОВ: А вы сами легко уживаетесь с людьми?

В.ИВАНЧУК: Смотря с какими людьми, опять же.

Е.СУРОВ: Все индивидуально, да?

В.ИВАНЧУК: Конечно.

Е.СУРОВ: Вы азартный человек?

В.ИВАНЧУК: Достаточно азартный, я бы сказал. Такими вещами, как казино, например, не брезгую. Хотя, на большие суммы не играю.

Е.СУРОВ: А вы считаете, азарт – это игра на деньги?

В.ИВАНЧУК: Нет, не обязательно. Скажем, игра в блиц может быть азартной. Это может быть игра без денег, где человек очень сильно хочет выиграть, а в случае проигрыша впадать в истерику. Совершенно не обязательно присутствие денег в определении азарта.

Е.СУРОВ: Если начнете играть в блиц, можете проиграть много часов подряд?

В.ИВАНЧУК: Много не пробовал. Как правило, когда сажусь играть в блиц (если это не турнир), то я договариваюсь с человеком – играем, предположим, 4, 6 или 10 партий. Больше, как правило, я не играю. Потом уже просто наступит усталость, и зачем это надо.

Е.СУРОВ: А если вдруг проигрываете, не просите человека продолжить, чтобы взять реванш?

В.ИВАНЧУК: Нет. Раз уж решили – сыграли, до свидания.

Е.СУРОВ: Василий, пару лет назад был такой период, когда вы играли практически один турнир за другим.

В.ИВАНЧУК: Был.

Е.СУРОВ: А с чем это было связано?

В.ИВАНЧУК: Да просто хотелось играть, были выгодные предложения. Сейчас стал играть несколько меньше. Почувствовал, что все-таки нужно отдыхать между турнирами.

Е.СУРОВ: По ходу тех турниров, что называется, не «наелись» шахматами?

В.ИВАНЧУК: Конечно, в какие-то моменты наступала усталость, причем довольно сильная. Но сейчас все нормально, я вполне в гармонии с шахматами. И занимаюсь, и играю. Никакой усталости не чувствую.

Е.СУРОВ: Мы сейчас с вами разговариваем по Скайпу, а у меня такой вопрос к вам: что изображено на рабочем столе вашего компьютера?

В.ИВАНЧУК: На рабочем столе такая рыбка изображена. Розовая рыбка.

Е.СУРОВ: Не шахматная «рыбка», да?

В.ИВАНЧУК: Нет, нет. Рыба. Не аквариумная, а побольше. Плавающая рыба. Когда-то выбрал, потом уже об этом не думал. Может когда-то и поменяю. Не могу сказать, что я так сильно привязан к этой аватаре, или как там ее называют сейчас...    


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Для начала скажите, как вы себя чувствуете?

    В.ИВАНЧУК: В принципе, все хорошо, я себя хорошо чувствую. То есть никаких проблем нет, я вполне могу продолжать турнир и надеюсь, что все будет хорошо.

  • Е.СУРОВ: Левон Аронян в пресс-центре Мемориала Таля, мы на Chess-News. Левон, сегодня у вас была сложная партия с Накамурой. Я не слушал трансляцию, но мне сказали, что ходили споры: кто-то говорил, что качество вы пожертвовали, а кто-то говорил – зевнули. Как на самом деле было?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Алиса Галлямова, которая спешит на поезд, который через полтора часа, как мне сказали…

    А.ГАЛЛЯМОВА: Ну, это не обязательно говорить…

  • In English
    Г.СОСОНКО: Пресс-конференция закончилась, огромное количество народа. Аплодисменты и всё остальное. Шахматисты признали, конечно, что было много ошибок, и что шансы колебались, и неожиданны две партии, которые Гарик проиграл. Но в последней партии взял реванш за всё. Сейчас закрытие происходит. Мы в эфире?

  • Сегодня в четвертом туре женского гроссмейстерского турнира фестиваля "Москва опен" китайская шахматистка Джао Сю одержала победу над лидировавшей до этого со стопроцентным результатом Батхуяг Монгонтуул. Сразу по окончании поединка победительницу подкараулил у выхода корреспондент Chess-News Евгений Суров.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на Баку-опен. И буквально минуту назад завершилась одна из последних партий пятого тура, в которой Сергей Жигалко одолел кубинца Брузона и сейчас единолично лидирует с результатом 5 из 5. Рядом со мной Сергей Жигалко, здравствуйте. Как вам это удается?