Дело Фишера живет и побеждает

Время публикации: 31.01.2015 03:16 | Последнее обновление: 31.01.2015 03:16

«В одну и ту же реку нельзя войти дважды»
Гераклит

А я вот зашел, но не в реку, а в фейсбук. И ахнул – Спасскому 78!

И суперфото – Борис Васильевич, Маша Манакова и… сопровождающие их (приятные) лица. Снимок девятилетней давности.

Да-а, что-то совсем испортился, не помню таких дат…

Видимо, надо исправить это недоразумение и поздравить Бориса Васильевича с днем рождения, пусть и задним числом. Поздравление специфическое, так как писать буду не об имениннике, а больше о его друге-сопернике по двум матчам. Надеюсь, эти воспоминания никому не повредят!


* * *

В этом году исполняется сорок три года матчу, нарушившему советскую гегемонию в шахматах. За истекший период этому событию было уделено немало внимания в прессе. В то же время неофициальный «матч-реванш» 1992 года вспоминают нечасто.
Решил извлечь из стола воспоминания обычного советского  болельщика на гениальную Личность, наведшую шороха в благородном шахматном семействе.

13 ноября 1992 года в челябинском еженедельнике «Уик–Энд» вышли мои заметки, посвященные закончившемуся в Белграде матчу. Написал их по горячим следам и просьбе главного редактора «Интеллектуальных игр» Рашида Усманова. Захотел как-то скрасить не слишком веселые постсоветские будни земляков и поддержать нарождающееся газетное предпринимательство.

Привожу эти заметки с несущественными правками и дополнениями.

«Великий Бобби, или 20 лет спустя»

Каждый правоверный хотя бы раз в жизни должен совершить хадж в Мекку и поклониться святым местам. У шахматистов тоже есть свои святыни, и мы постоянно возвращаемся к ним, воздаем почести. Символом и шахматным идолом моего поколения стал Бобби Фишер.
Вспоминаю, как в середине шестидесятых мы с друзьями следили за его успехами. Восхищались или возмущались эксцентричным поведением, досконально разбирали каждую новую партию, тщась постичь тайну его побед.

Мой друг, второразрядник Саша Крутенко, решил подражать его стилю. Завел толстенную тетрадь, куда записывал все партии Бобби. Занимался по семь-восемь часов в день, даже дебютный репертуар построил под него... Постепенно игра Саши стала чистой, незамутненной, почти как у Фишера. И результаты не заставили себя ждать - через четыре года стал чемпионом города среди мужчин, выполнил кандидата. На все мои подначки по поводу очередной выходки кумира он, глядя ясными удивленными глазами, слегка растягивая слова, говорил с укоризной: «Са-ашка, ну ты, чува-ак, ничего-то не понимаешь...  Это же БО-ОББИ!». И эта неподдельная ВЕРА в свою правоту обезоруживала меня, лишала последних убедительных доводов.

По жизни мне повезло. Так или иначе, видел живьем всех послевоенных чемпионов мира.

Буквально с трех метров наблюдал за игрой Петросяна и Спасского на Гоголевском 14 в ЦШК. С Ботвинником и Смысловым до сих пор сталкиваюсь там же. Таль был в Челябинске в конце семидесятых, и мой первый ученик Радик Асылгужин победил его в сеансе. Специально ездил на матчи Каспарова и Карпова в Москву и Питер. И только Фишер, отошедший от шахмат, оставался живой легендой и недостижимой звездой.

Мысль, что не увижу Бобби за игровым столиком, не давала покоя. С тайной надеждой перечитывал появлявшиеся в печати заметки и сплетни о его возвращении, пытался спрогнозировать мотивы второго рождения. Но годы шли, а слухи не становились реальностью. И вот, когда казалось всё потеряно, появились первые сообщения о его матче со Спасским. Прошла информация, что невиданный призовой фонд ($5 000 000) обеспечивает некий югославский банкир, и матч состоится... Не в Западной Европе, куда простому смертному без визы не попасть, а в Югославии. В зажатой блокадой, санкциями, мировым непониманием, но в то же время родной и близкой славянской стране, с десятками друзей и знакомых.

Сомнений не было, я должен побывать на матче. Ради Саши Крутенко, ради югославских друзей, ради самого себя, наконец! Я обязан посмотреть на игру живого Фишера, чтобы не жалеть об упущенном шансе. Кто знает, а вдруг он вновь забросит шахматы.

* * *

И я дошел! По-сербски, добрался. Попал на целых четыре партии, с 17-й по 20-ю.

Игры второй половины матча проходили в громадном «Сава-Центре». На всех партиях аншлаг, зал заполнен до отказа, вход бесплатный. В фойе выставка фотографий и картин, посвященных матчу. Два блока по девять телеэкранов, транслируют события на доске, плюс графическое изображение фигур. На каждом экране свой ракурс. Ищешь то, что тебе по вкусу, и наблюдаешь за партией, не проходя в зал. Но самое интересное, конечно, внутри...

После тщательного досмотра на предмет оружия и фотоаппаратуры оказываешься в зале.

Дорожки скрадывают шум шагов. Сажусь на свободное место и буквально тону в мягком кресле. А в это время на сцене происходит  нечто удивительное - театр одного актера. И главное действующее лицо в нем – ФИШЕР! Все остальные – судьи, демонстраторы, жюри, компьютерная группа и даже Спасский – лишь массовка, фон. Впрочем, они таковыми себя не считают и добросовестно исполняют отведенную им роль - движутся по своим, заранее очерченным орбитам.

Что-то не понравилось ЕМУ, – поворот кресла в сторону судьи и нетерпеливая жестикуляция. Пожилой, но расторопный Никола Караклаич мигом оказывается за стеклянной перегородкой, разделяющей сцену на две части, и исполняет волю главного режиссера - жестами утихомиривает темпераментную публику, предлагает умерить пыл.

Бобби не узнать, со времени первого матча он сильно изменился. Вместо импозантного молодого человека с пронзительным взором вижу пополневшего мужика, широколицего, с залысинами на лбу и густой щетиной на подбородке, эдакого «плакатного» крестьянина-кулака из далеких тридцатых.

Манера ЕГО поведения, жесты остались теми же, что и двадцать лет назад, кинохроника помогает убедиться в этом. Но появились и новые детали в «костюме» и «художественном образе». Светозащитный козырек, делает похожим ЕГО и Спасского на больших королевских пингвинов, вперевалочку разгуливающих по сцене или склонившихся над доской.

Вообще-то, из-за стола ОН встает редко, лишь имея явно лучшую позицию. Когда Борис Васильевич снимает с доски (удаляет с поля) отыгравшую фигуру, Бобби, внимательно глядя тому в глаза, осторожно протягивает руку на половину противника... и  забирает эту фигуру. Ближе к концу партии на ЕГО стороне скапливаются оба комплекта. Зная о суевериях Фишера, можно подумать, что он не желает расставаться с потаенной энергией, заключенной в фигурах.

Надо полагать, Спасский смирился с фишеровскими штучками и не готов идти на обострение, дабы без осложнений получить свой «лимон». Впрочем, не исключаю существование некоего секретного протокола, подписанного до матча. Домыслы дают простор воображению. Во всяком случае, было бы интересно понаблюдать за партией Фишера с Корчным. Тот тоже с трепетом относится к разного рода энергиям. Живо представляю, как оба соперника обмениваются сыгравшими фигурами (допустим под столом) и насколько комично это выглядит со стороны.

* * *

В своих заметках намеренно не комментирую увиденные партии - комментаторов и без меня предостаточно. Гораздо интереснее показать атмосферу, царящую на матче и вокруг него. В кулуарах постоянно ведутся разговоры о низкой спортивной форме участников. В 19-ой партии стал свидетелем, как Фишер, утомленный изнурительной девятичасовой борьбой, не выиграл ферзевый эндшпиль с двумя (!) лишними пешками. Резервы нервной энергии небезграничны. Трудно сохранить концентрацию, когда играешь каждую партию с полной отдачей. Несомненно, многолетнее затворничество сказалось на его игре. Да и Васильич уже не тот.

Есть и объективные причины грубых ошибок.

Фишером разработан сверхжесткий регламент матча, с целью воспрепятствовать вмешательству различных «околошахматных» сил. Будь то шум публики, экстрасенс, посылающий флюиды из зала, или чрезмерная команда секундантов соперника. К слову, среди сопровождающих Спасского я заметил лишь Александра Сергеевича Никитина и Юру Балашова.

Одним из основных в положении о матче стал пункт об игре до десяти побед. 24 партии, по ЕГО мнению, не способны объективно выявить победителя.

Четыре партии в неделю (среда, четверг, суббота, воскресенье) – тоже одно из требований регламента.

Еще один пункт – если партия закончилась в течение часа, в тот же вечер играется следующая. Жертвой этого правила едва не стал Спасский, чуть было не согласившийся на ничью, предложенную Фишером на первом часу.

Специфические шахматные часы, изобретение Фишера, позволяют избегать жестоких цейтнотов и, как следствие, ошибок при реализации перевеса.

И наконец, борьба идет без откладывания партий, «на измор», до конечного результата. Это в корне меняет матчевую стратегию, сводит на нет «помощь со стороны». Уж тут-то Фишеру есть что вспомнить. Хотя бы партию с Ботвинником на Олимпиаде в Варне.
Эти факторы, плюс растущее от партии к партии напряжение, и стали причиной чисто шахматных ошибок на исходе игры.

Каждый раз после очередной партии еду к друзьям в Руму, Нови-Сад, Ниш или остаюсь в Белграде. И там, в кофейнях, ресторациях, на кухне обсуждаем перипетии матча. Споров о победителе нет, лишь вопрос - на какой партии финальный гонг возвестит о предсказуемой победе Гения.

За этими челночными рейдами незаметно подошла к концу и моя «командировка» за собственный счет.

* * *

А на повестке дня очередной вопрос - кто станет следующим соперником Бобби?!

В этом смысле интересно проследить за поведением ряда известных игроков, ощутивших реальность происходящего. Охарактеризовал бы их классической советской фразой – «любители быстрой наживы». Едва появилась информация о возможности подзаработать на возвращении Фишера, сразу же последовала серия заявлений о готовности сыграть с ним.

По моей версии, новое восхождение Бобби на шахматный трон должно было проходить по следующей схеме: Спасский – матч-реванш; Карпов – несостоявшийся матч за 1975 год; и на вершине пирамиды - Каспаров. Признаю, ошибся.

Гарри, как водится, первым захватил «игровую инициативу»: едва услышав о призовом фонде в 100 миллионов долларов, он оговорил свои условия. Страна-организатор должна быть цивилизованной, а призовой фонд официальным. Понял, братская Югославия не тянет на «цивилизованную», а стало быть «goodbye»! А ведь своего первого крупного международного успеха Гарри добился именно здесь в 1983 году. «После турнира в Никшиче я почувствовал свою возрастающую силу…» - его слова.

Вслед за Каспаровым всплыли «новые» кандидаты. Марк Евгеньевич и Лев Абрамович захотели взять «свой реванш» у БОББИ. Как о возможных соперниках на пути Фишера к Олимпу прошла информация о Шорте и Тиммане.

Меня же в создавшейся ситуации интересовал, конечно, наш «уральский самоцвет» - неужели так и не заявит о себе?

Интуиция не подвела - в «Комсомольской правде» за 21 октября появилось интервью с Анатолием Карповым. В беседе с корреспондентом экс-чемпион разве что не объясняется в любви к Фишеру… и дает  согласие на матч, а, следовательно, на свою долю денежных знаков от Бобби. И это несмотря на неоднократные оскорбления в прессе, нанесенные Фишером ему и Каспарову. Воистину прав Веспасиан - «рecunia non olet».

Радует только то, что последний ход все же за Бобби, а он не спешит дать резвым советским ребятам покормиться за его счет.

Если верить последней информации, следующим, а точнее, следующей его соперницей будет талантливая венгерская девушка Юдит Полгар. Ничего не скажешь - блестящий выход из создавшейся «нестандартной позиции».

Оно и правильно. С Каспаровым играть вроде рановато, форма не та. Карпову, или кому-то из молодых, можно и проиграть. Зато есть возможность потренироваться с относительно неопытной соперницей, набрать игровую форму, организовать колоссальную рекламу шахмат, заодно и заработать. Правда, всего лишь $2,5 миллиона! Но - за матч с женщиной.

13.11.1992 г.


* * *

Вот и еще двадцать с лишним лет минуло. Столько воды утекло с тех пор... Шахматный мир очень изменился, и я изменился. 

Главное мое желание так и не сбылось, Бобби больше ни с кем не сыграл. НО…(!)

1) ОСТАВИЛ после себя немалое НАСЛЕДИЕ.
- Гениальный шахматный учебник – «Bobby Fischer Teaches Chess».
- Гениальные шахматные часы - на них теперь играют практически все.
- Гениальные шахматы - Fischer Random Chess. «Я думаю, скоро мои шахматы станут очень популярными! Эта игра, в которой изначальную расстановку всех фигур методом случайных чисел определяет компьютер. Она требует высокого интеллекта, а не денег или связей, как старые шахматы…».
- Гениальные партии, на которых учатся до сих пор.

2) ЕГО неустанная БОРЬБА с организаторами за престиж и уважение профессии «шахматист» увенчалась успехом. Ведущие игроки пользуются плодами ЕГО ДЕЛА и зарабатывают на том приличные деньги.

3) Борис Васильевич заменил ЕГО в матче с Юдит Полгар, но не слишком удачно... – проиграл девочке.

4) Деньги, заработанные участниками того матча, были потрачены (сохранены) по-разному.
Спасский: «Матч принес мне около двух миллионов долларов. Тогда я купил восемь квартир своим родным и друзьям, сказав им при этом, что мне совершенно неинтересно лежать в гробу с пачками денег. Что-то, разумеется, оставил для себя». Браво, Борис Васильевич!
Фишер: «Со времен матча со Спасским, в 1992 году, в швейцарском банке у меня лежит около трех с половиной миллионов долларов. Впрочем, не в долларах, а в швейцарских франках и золотых слитках. Я на дух не переношу все американское»! Бобби, ты верен себе!

5) Еще одному моему другу Саше (!) Лысенко несказанно повезло. В конце девяностых, проездом через Будапешт, он встретил Фишера в каком-то кафе и перебросился несколькими фразами «за жизнь».

6) К большому сожалению, ушли из жизни Таль, Ботвинник, Смыслов. Да и сам Бобби шагнул в лету. 64 года - не возраст при современном уровне медицины. Впрочем, и на доске 64 клетки… Видимо, не случайно.

7) А вот Борис Васильевич и Виктор Львович еще держатся, и слава Богу. Держитесь, мои милые! Это через вас проходит ниточка между нашей юностью и СЕГО-ДНЯ. Не спешите, уйдете... И самым старым станет Толик, мой ровесник. Пока вы живы, и мы кажемся себе мальчишками.

И последнее. Признаюсь, хочу совершить еще один хадж, но не в Белград, а поближе, в Сатку. Мечтаю увидеть завотделом мирового чемпионского цеха, последнего из шестидесятников… У него там школа.

Борис Васильевич! Вас ждут наши ученики, тренеры и просто болельщики - такие, как я. Очень прошу, приезжайте на летнюю сессию.


P.S. Желающих узнать о матче «изнутри» отсылаю к статье А.Никитина «Явление Фишера народу», опубликованной в «64» №1 за 1993 год.


  


Смотрите также...

  • Американский гроссмейстер Уильям Ломбарди скончался минувшим утром от сердечного приступа, немного не дожив до своего 80-летия.

  • «Улеглась моя былая рана» -
    Уж Грищук не ранит «нечто» нам:
    Он едва «уполз» от Ароняна
    Из позиции, пропертой в хлам!

    Одержал моральную победу,
    Россиянам луч надежды дал…
    Может быть, и я в Казань поеду
    Поболеть за Сашу – на финал!

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • «Стой, стреляю!» - воскликнул конвойный,
    Злобный пес разодрал мой бушлат.
    Дорогие начальнички, будьте спокойны –
    Я уже возвращаюсь назад.

    Юз Алешковский

    Много лет я накапливал опыт,
    Приключений искал на неё;
    Обывателей нудный и суетный ропот

    Только тешил сознанье моё.

  • А Каплан его Диего
    Так сказал себе сквозь зубы:
    «Если б я был полководцем,
    Я б обет дал есть лишь мясо,
    Запивая сантуринским!»
    И услышав то, дон Педро
    Произнес со громким смехом:
    «Подарить ему барана –
    Он изрядно подшутил!»

    А.К.Толстой «Осада Памбы»

  • Минувшим вечером во время прямого включения на радио Chess-News известный шахматный комментатор Генна Сосонко порекомендовал российским шахматистам воспользоваться благоприятный моментом, который наступил вчера же.

  • Сайт РШФ сообщает:

    "В соответствии с действующим в Российской шахматной федерации «Положением о ежегодных премиях лучшим детским шахматным тренерам и организаторам мероприятий в области развития массовых детских шахмат» по итогам 2013 года были вручены премии в следующих номинациях:

  • На следующий день после победы Бориса Гельфанда над Александром Грищуком корреспондент газеты «Советский спорт» попросил претендента сравнить собственные действия за доской в казанском финале с предстоящим матчем его любимой «Барселоны» против «Манчестер Юнайтед», которые сойдутся в финале Лиги чемпионов.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Перед началом чемпионата мира по блицу на сцене ГУМа вручали награду сильнейшему шахматисту минувшего года. Получив из рук главного редактора журнала «64-шахматное обозрение» статуэтку «Очарованного странника», Магнус в ответной речи упомянул число 67. Собравшиеся было подумали, что норвежский вундеркинд ошибся и перепутал название всемирно известного журнала.