"У него всегда было мужское рукопожатие"

Суббота, 24.01.2015 01:13
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 24.01.2015, 23.15
Длительность - 28 мин.

Е.СУРОВ: Московское время 23.16, прямой эфир Chess-News. Всем добрый вечер, если он для кого-то добрый. На связи со мной Евгений Наер. Женя, добрый вечер!

Е.НАЕР: Привет, Женя!

Е.СУРОВ: Сегодня пришла скорбная новость из Железноводска - в больнице этого города ушел из жизни Александр Ластин, гроссмейстер, которого кто-то знал лучше, кто-то хуже. Но это был гроссмейстер, имя которого было на слуху, в разные периоды по-разному. И сейчас Евгений Наер расскажет немножко о нем. Насколько я понимаю, вы учились вместе?

Е.НАЕР: Да, мы учились в институте физкультуры на одном курсе. У нас вообще был сильный шахматный курс, например, из сильных шахматистов и гроссмейстеров там учились... Хотя гроссмейстером тогда был, по-моему, один Морозевич, по крайней мере, он тогда уже был суперзвездой. Ну и еще учились мы с Сашей и Лешей Коротылевым - мы поступили в 1994 году.

Е.СУРОВ: Тогда же вы и познакомилсь?

Е.НАЕР: Когда мы познакомились, я не помню. Хотя, по идее, могли бы пересекаться и раньше - я играл в юношеских турнирах, Саша наверняка тоже. Просто он тогда не был еще настолько раскрученным, потому что Железноводск - это все-таки не Москва.

И я помню, что это было довольно удивительное впечатление, когда стало ясно, что Саша - шахматист колоссально сильный. Я помню, что мы с друзьями очень часто обсуждали его и просто восхищались его шахматным талантом. Скажем так, оценивали его очень высоко.

Е.СУРОВ: А в чем это проявлялось? Как бы вы охарактеризовали его стиль?

Е.НАЕР: Насчет стиля я еще скажу. Но, во-первых, что отличает талантливого, сильного шахматиста, - это то, что он стал много выигрывать у шахматистов, которые по регалиям были на три головы выше него. Я даже помню, что была какая-то статья, кажется, "Белая смерть Сакаева" или что-то подобное. Он действительно Костю Сакаева обыгрывал черными раза три. Правда, после того, как эта статья вышла, у него как-то все в обратную сторону пошло... Но все равно, обыгрывать такого шахматиста, да еще и черными! У него вообще был свой фирменный стиль – он черными выиграл очень много партий и, опять же, подчеркну, у сильных шахматистов. Мне кажется, что я очень хорошо представляю его почерк, потому что мы много с ним играли - наверное, партий десять классических сыграли вместе, и мне всегда было тяжело. С какого-то момента стало легче, но это уже тогда, когда он не так активно стал играть. А вначале было просто колоссально тяжело. Он обыгрывал меня. Конечно, было много и ничьих, но ничьих «на уважение». Он был уважительный шахматист. Ему можно было предложить ничью, и были все шансы на то, что он согласится. Он очень много выигрывал у тех, кто его как-то немножко недооценивал.

А что касается позиций, то, мне кажется, он был алехинского плана шахматист. То есть ему надо было много фигур, желательно ферзи чтобы были на доске... Но даже если они ушли, то пусть будет много фигур. Они как-то концентрировались у него в центре, подбирались к королю, и потом следовала какая-нибудь матовая атака. То есть он был не счетчиком, а именно умел как-то замечательно фигуры поставить в сложной позиции. Какие-то механизмы знал.

Е.СУРОВ: А кто были его любимые шахматисты? На чьих партиях он учился?

Е.НАЕР: Этого я не скажу - просто не знаю, не помню. Кстати, сразу хочу сказать, что мы с Сашей учились вместе, играли за одну команду - за тюменский "Газовик", - так вот, за команду он играл совершенно замечательно! Это был абсолютно командный шахматист. Мне кажется, что в личных турнирах ему иногда не хватало какой-то мотивации, чего-то еще, иногда он и режим нарушал, еще какие-то проблемы были. Но за команду, где на тебе лежит ответственность, и ты априори уже мотивирован, он играл отлично. То есть если он вдруг проигрывал, то для нас это всегда был шок. Я помню, два-три года мы с ним играли на России и на Еврокубках, и он всегда был хорош, выигрывал много партий у сильных шахматистов.

Е.СУРОВ: То есть он командный шахматист. А можно его назвать душой компании? Даже если не в шахматном смысле?

Е.НАЕР: Наверное, все-таки не моей компании, потому что мы как-то общались в разных компаниях. Я его просто не так хорошо знал, у него было много друзей в шахматном мире, а мы особо не дружили, просто были разные компании. Но общались всегда отлично. Он был очень приятный, уважительный, уверенный в себе, но абсолютно не наглый человек. Я бы даже назвал его в какой-то степени скромным, мне так кажется. У многих это выпячивается, особенно когда начинаешь выигрывать, то зазнаешься, еще что-то. Вот у него я этого абсолютно не помню. Даже, знаешь, рукопожатие перед партией о чем-то говорит. Бывает, какие-то огромные ребята выходят с тобой играть, а жмут тебе руку так, как будто боятся заразиться или еще что-то такое, протягивают тебе пальчик, к примеру. А вот у него всегда было такое отличное рукопожатие, мужское. Приятно было очень с ним играть. И очень корректный он был соперник, на мой взгляд. То есть никаких взглядов в глаза и такой ерунды - ничего подобного никогда не было, я уверен.

Е.СУРОВ: Женя, а когда у него, если можно так сказать, остановился рост и начался спад? Ведь была же какая-то такая точка?

Е.НАЕР: Честно говоря, я настолько глубоко не знаю. Я помню по нашим партиям, что где-то в 2008 году я у него выиграл, по-моему, в первый раз, хотя до этого мы много играли. Но я помню, что тогда он был все еще хорош. Не помню, за кого он тогда играл, я-то играл за Саранск. И там в последнем туре решался вопрос, кто выходит в Еврокубки, была очень сложная партия. У меня уже все было отлично в конце, но поскольку я знал, что играю с Ластиным... А там была такая суть позиции, что я пожертвовал качество, и у меня уже белая пешка на d7 стоит, и она просто не дает ничего сделать черным, но, тем не менее, открыт король. А я знал, что он блестяще играет, когда еще фигуры на доске. А у него еще какой-то конь... Кстати, я думаю, что он еще отлично играл конями - он их как-то так крутил, и они замечательно приходили ставить маты или еще куда-то, совершенно неожиданно.

Поэтому про точку не скажу. Я у тебя прочитал на сайте, что лучший его рейтинг, по-моему, 2659, был в 2010 году. Или мне кажется?

Е.СУРОВ: Да. Но это все-таки сухая цифра.

Е.НАЕР: Да, конечно, она не показательна. Когда мы с ним играли за команду, мне очень нравилось, как он играл. Это были, условно 2002-2003 годы, может быть, 2001 год. Вот тогда он играл просто здорово! Хотя такого уж большого рейтинга у него тогда не было, - наверное, где-то около 2600. А потом он стал реже играть. Я помню, что он всегда играл в чемпионатах Европы, и я тоже старался не пропускать отборов на первенство мира. И насколько я помню, он всегда выходил. То есть ему никак не удавалось, что меня всегда удивляло... Может, я его и переоценивал, но я всегда местами даже восхищался им как шахматистом, вроде бы совершенно неэлитным, но при этом таким, кто может играть просто очень здорово! Но он всегда выходил. На Европе он первых мест никогда не занимал, но свои «+3» выходящие всегда набирал. А потом он просто прекратил играть, не знаю, почему. Может, потерял уверенность, может, денег не было или рисковать не хотел… Не знаю.

Е.СУРОВ: Я сегодня с удивлением прочел его интервью, данное после того, как он выиграл чемпионат России в 2002-м. И там он сказал о том, что у него и особой мотивации-то не было, не очень-то он и хотел. И вот сегодня ты в эфире тоже сказал про отсутствие у него какой-то мотивации. А с чем это связано? У него действительно на протяжении всей карьеры не хватало мотивации?

Е.НАЕР: Честно говоря, этого я не знаю. Повторюсь, что друзьями-то мы не были, хотя общались хорошо. Но у меня есть такое ощущение, да. Вообще такое ощущение часто, когда человек здорово играет с сильными шахматистами и много выигрывает, а потом играет с игроками послабее, и у него как-то не складывается, рейтинг не наваривается, то всегда есть такие подозрения. Да, мне казалось, что у него была какая-то вальяжность в некоторых турнирах, в отдельных партиях. Может, где-то он недооценивал соперников, не знаю. Да, у него бывали какие-то шоковые поражения. Я уже сейчас не приведу примеров, но тогда мне казалось: как это может быть, чтобы он проиграл кому-то там?! Но в командных турнирах это сразу испарялось.

Е.СУРОВ: А чем он любил заниматься, кроме шахмат? Если ты, конечно, знаешь.

Е.НАЕР: Честно говоря, тут я не скажу. Это лучше спросить у друзей. Я уверен, что друзья расскажут об этом лучше и больше.

Е.СУРОВ: Мне подтверждают в скайпе, что у него действительно не хватало мотивации, даже по жизни. А на тот чемпионат, который он выиграл, он вообще решил ехать в последний момент.

Е.НАЕР: Этого я не помню. Я помню, что играл с ним в каком-то чемпионате, который Саша Мотылев выиграл. Какой же это был год? По-моему, 2001. По-моему, они тогда вместе лидировали перед последним туром, может, по «+4» у них было. Я просто помню, что играл с Ластиным, у меня было «+2», у него «+4» - разница в одно очко. А там была такая идея, что с России как-то выходишь на Европу – был какой-то один такой странный год. И с одной стороны, эти «+2» давали выход, а, с другой – эти «+4» - это уже огромные призы и что-то еще... Когда Мотылев выиграл, он же занял какое-то место в тройке? Я, конечно, могу ошибаться, надо проверять это все. И я помню, что играл с Ластиным, поймал его на «вилку», еще были какие-то дебютные идеи. Но позиция было сложная, и в итоге все как-то начало идти в обратную сторону, я в какой-то момент понял, что уже теряю Европу, предложил ему ничью, и он - спасибо ему! - согласился. И даже по этой партии я думал, что ему, может быть, не хватало мотивации. Потому что был такой момент... Я уж не помню, было ли у меня в конце хуже или нет, но когда по-шахматному ты знаешь, что катится все в обратную сторону, то человека уже надо «добивать». У меня там было все здорово, а потом все хуже и хуже, позиция стала сложной. И мне кажется, он вполне мог отказаться от ничьей, выиграть. Но он таких вещей не делал, как мне кажется. Когда он именно выигрывал у сильных - я вот и Костю Сакаева вспоминал, - тогда эта мотивация появлялась.

Е.СУРОВ: Мне пришло сообщение, это пишет Олег Нечаев, близкий друг Ластина, как мне передают. На вопрос "что любил, помимо шахмат?" он отвечает, что Ластин любил много читать, любил историческую фантастику. Сам Олег в эфир не очень желает выйти – переживает из-за случившегося. Говорит, у Ластина осталось много шахматных новинок. А вот, кстати, как о теоретике ты можешь о нем что-нибудь сказать?

Е.НАЕР: Я так о нем никогда не думал. Мне казалось, что... То есть идеи у него, наверное, были. Я помню характерную партию, когда мы играли, по-моему, в 2000 году, был Кубок России. И мы играли с ним, и там был такой очень популярный вариант, Топалов - Каспаров, английская атака - она тогда только набирала свои обороты. Острый вариант, если кто помнит, - совсем прямая игра: белые ходят g4, черные h6, белые h4, черные, соответственно, свое b4 Na4 Qa5 b3 Nc5... Там самый заманчивый прямой форсаж, которым до этого или после этого - я уже не помню - выиграл Саша Гришук, было несколько впечатляющих партий. Тогда уже и компьютеры подключались, естественно, они не были сильными, но все равно. И у меня были какие-то компьютерные идеи для этой партии, я их применил, соответственно, получил час или час двадцать лишнего времени. Но он как-то отлично чувствовал... Это была, на мой взгляд, его позиция, очень сложная. Я же говорю, что в сложной позиции он умел как-то отлично ставить фигуры - вот это вот Rh3, тогда не было очевидно, что это сильнее, чем f5. Rh3 в сицилианке - сейчас это классика, ты ставишь ладью по третьей горизонтали, это любой начинающий шахматист сейчас знает. А вот тогда, мне кажется, это не было такой классикой. И он этим отлично владел. То есть многофункциональность фигур в сложных позициях ему замечательно удавалось использовать. Ту партию он не выиграл - кажется, у него был цейтнот, - но мне его позиция казалась совсем выигранной, он зевнул, и партия закончилась вничью. Не уверен, что «добивание» было его сильнейшей стороной. Но его игра в сложных позиициях, повторюсь, была такая алехинская. Может, поэтому мне и нравилось, как он играет, потому что в детстве у меня любимый шахматист был Алехин.

Е.СУРОВ: И у Александра тоже. Опять же Олег передает, что Александр очень любил партии Алехина.

Е.НАЕР: Да, и это проявилось в его творчестве. Гораздо больше, чем в моем.

Е.СУРОВ: По поводу несоблюдения режима. Ты сам это упомянул, да, в общем, это и не секрет, что с Александром случалось подобное. Когда у него это началось?

Е.НАЕР: Не знаю. Может, я и зря это упомянул, пусть те, кто его знают лучше, об этом скажут. Но когда я с ним играл, у него все было нормально. В тех турнирах, в которых он играл хорошо, было все нормально и с режимом, и с прочим. Но очевидно, что это был шахматист совершенно разного уровня – когда он режим держал и когда нет. Но в те годы, о которых я говорю, в тех турнирах, где мы с ним играли, он этот режим держал, и там все было нормально. Может, на длинных дистанциях такие вещи сказываются? А как они могут не сказаться...

Е.СУРОВ: А если взглянуть на проблему шире, то, будем так это называть, несоблюдение режима в шахматном мире, среди шахматистов, - это же довольно распространенная вещь?

Е.НАЕР: Да, наверное. Говорят, что этого становится все меньше и меньше. Наверное, есть примеры. Есть сильные шахматисты, которые это себе позволяют. Наверное, это им все-таки мешает, потому что поверить в то, что это может реально помочь, невозможно.

Е.СУРОВ: Когда вы с Александром в последний раз общались?

Е.НАЕР: Я уж и не помню. По-моему, как раз тогда, когда мы с ним последнюю партию сыграли. Мне кажется, это был 2010 год. Неужели у него тогда был самый высокий рейтинг? Надо проверить. Это был 2010 год, Плодив, я тогда выиграл у него, помню, партию черными в Анти-Маршалле. Это тоже была как раз такая партия, которая свидетельствует о том, что теоретиком он все-таки не был, но был шахматистом с интересными идеями, а это немножко другое. Теоретик в моем представлении – это человек, у которого на каждый ход записано, что он примерно собирается делать. А ему просто нужен был выход на интересную борьбу, и у него были интересные идеи. Сицилианку он совершенно замечательно играл, например! Не удивлюсь, если у него было для нее много любопытных идей.

Е.СУРОВ: «Был душой компании – потому и пил», опять же передает мне Олег.

Е.НАЕР: А вот я еще вспоминаю, что был такой блиц-турнир, который закончился финалом Крамник - Киселев. Там еще играл Каспаров, не знаю, помнишь ли ты?

Е.СУРОВ: Честно говоря, я такой не помню.

Е.НАЕР: Опять же, год я не вспомню. Сейчас я расскажу, к чему это. Это был круговой турнир, в котором играл Каспаров, Крамник и, назовем их, остальные - это сильные, в большинстве своем московские, блицоры. Гарри Кимович там сыграл неудачно, в двойку не попал, соответственно, в итоге в финал вышли Крамник и Киселев. Думаю, что это было в районе 1994-1996 годов, какой-то из этих трех. И там Саша выиграл прекрасную партию – не помню, в каком в дебюте – у Каспарова. Я это помню, потому что у нас в институте были такие занятия… Одним из элементов было: покажи, что ты недавно сыграл. Играли-то мы все довольно часто. И выходит Саша Ластин и показывает, как он обыграл Каспарова. Интересно же!

Е.СУРОВ: А как, кстати, ваша специализация называлась?

Е.НАЕР: Потом она стала называться "Теория и методика шахмат", а тогда я не помню, как она называлась. Но по сути так и называлась. Из нас готовили тренеров. А Сергей Гертрудович Грабузов вел занятия так, что нам было интересно. Еще было неизвестно, захотим ли мы быть тренерами или нет, скажу честно. Но уже было понятно, что в шахматы мы будем довольно долго играть в той или иной степени. Так что мы пытались совершенствоваться, и специализация в этом нам помогала. Довольно интересно все это было, мы много в блиц играли на кафедре, в частности, я играл с тем же Сашей, с тем же Лешей Коротылевым. Довольно интересно все это было, варились в своем соку, и не только в своем, усиливались.

Е.СУРОВ: Как по твоим ощущениям, Ластин был счастливым человеком или не очень счастливым? В целом.

Е.НАЕР: Опять же, на такие вопросы я не готов отвечать. Пусть все-таки об этом расскажут друзья, это будет лучше.

Е.СУРОВ: Женя, я благодарю тебя за то, что в такой, достаточно поздний час и по такому поводу...

Е.НАЕР: Да, сегодня грустный повод и грустный день. Я рассказал о какой-то шахматной памяти, которая сохранилась о Саше. Но и по-человечески он был очень приятным, замечательным человеком. Просто как шахматист он меня по-настоящему восхищал. Надеюсь, что друзья расскажут о нем больше как о человеке.

Е.СУРОВ: Один из близких друзей Саши, опять же, мне сейчас пишет, что «Саня Ластин очень переживал смерть Чупрова». Дмитрий Чупров, тоже гроссмейстер, ушел из жизни в сентябре 2012 года, в возрасте 33 лет. А Александру Ластину было 38 лет. И вот еще я зачитываю... Уж простите, что так получилось, наш сегодняшний эфир - это абсолютный экспромт, спасибо Евгению, что он согласился принять в нем участие. «Однажды Саша обыграл самого Каспарова в блиц-турнире - это как раз то, о чем вы говорили, - и потом рассказывал, что Гарри Кимович схватился за голову и несколько раз повторил: "Твою мать, сенсация, твою мать, сенсация - рядовой гросс обыграл!"».

Е.НАЕР: Тогда действительно Саша был рядовым гроссом... Кстати, слово "гросс" из уст Гарри Кимовича звучит еще относительно уважительно. Кстати, интересно, а был ли Саша гроссом к тому моменту? Потому что в 1994 году он еще не был гроссом. Может быть, это был 1996-й?

Е.СУРОВ: А может быть... Да нет, вряд ли Каспаров назвал бы гроссом того, кто им еще не стал. Я просто подумал, что, может быть, Саша тогда еще и не был гроссом?

Е.НАЕР: Мне-то казалось, что еще не был. Хотя, опять же, даты надо проверять в базах, но я не уверен, что тот блиц есть в базах – тогда еще не было трансляций партий.

Е.СУРОВ: Давайте на этой ноте - мы в конце чуть-чуть улыбнулись - еще раз вспомним Александра Ластина. Евгений Наер был у нас в эфире, спасибо!

Е.НАЕР: До свидания.


Фото 2001 года, команда "Газовик". Сидят (слева направо): Дмитрий Чупров, Александр Мотылев, Александр Онищук. Стоят: Алексей Плясунов, Александр Ластин, Виорел Бологан, Евгений Прокопчук, Евгений Наер.


  


Комментарии

Даже не верится. Полтора года

Счет: 0

Даже не верится. Полтора года назад он играл у нас, в Нижнем Тагиле.

Послушал выступление

Счет: 0

Послушал выступление Наера.
Да, печально, когда уходят шахматисты в таком возрасте.
Ну, ладно 1970-е или 1980-е. Тогда были лживые газеты и телевидение, не было свободы перемещения. По большому счету было скучно, хотя были шахматы, книги, друзья... Каким-то образом можно было оправдать нарушителей "спортивного режима": мол, человек пытается уйти от печальной действительности.
Но сейчас-то что!? Интернет, доступ к информации, свобода перемещения, те же шахматы... Что же заставляет молодых шахматистов прикладываться к бутылке? Ладно бы хоккеист, биатлонист или кто-то там еще. С их IQ все это объяснимо. Но шахматист!?
И ведь были же примеры. Тот же Чупров, отбрасывающий на фотографии свою печальную тень на Ластина...
Никогда этого не пойму.

ПЕЧАЛЬНО! И не только

Счет: 0

ПЕЧАЛЬНО! И не только шахматисты, а вообще печально, когда молодой в сущности и талантливый человек уходит. А IQ к образу жизни отношения не имеет. Не к месту, обосновывать это, поверьте просто на слово. Тут совсем другое. Пусть покоится в мире!.

Яков, точной информации ведь

Счет: 3

Яков, точной информации ведь еще нет. Всё это довольно вероятно, но я бы выводов пока не делал.

Интересно было бы сравнить IQ

Счет: 0

Интересно было бы сравнить IQ биатлонистов и околошахматных националистов.

Блицтурнир был к 9 мая 1995

Счет: 4

Блицтурнир был к 9 мая 1995 г. (20 лет назад), об этом сор-нии и Крамник немного рассказывал весной 2013 г. в аудиоинтервью для данного сайта, отвечая на мой вопрос о "редких" партиях с Г.Каспаровым. Чемпион мира проиграл там партии Крамнику, Ластину, а также Свидлеру и Рустемову (из 13!!).

http://youtu.be/_DRhqZ9Hdds

Счет: 1

http://youtu.be/_DRhqZ9Hdds

Блицтурнир был посвящен к

Счет: 2

Блицтурнир был посвящен к 50-летию Победы. По положению турнира между двумя победителями (предполагалось, что ими будут Каспаров и Крамник) будет матч за первое место. Но... в расклады вмешался Хитрющий и Саша Ластин. А в 1995 году Саша еще не был гроссом официально, хотя играл уже очень прилично. Мы будем помнить тебя Саша!

Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.НАЕР: …Я читал вчера про "тело Виши". Сложная тема.

    М.МАНАКОВА: Нет, но я же права?

    Е.НАЕР: Шучу, шучу. Но мне лучше попроще вопросы.

    М.МАНАКОВА: Кстати, вот Морозевич замечает такие вещи – кто больше расслаблен, кто ещё как-то. Он бы откликнулся на эту тему, мне кажется.

  • Е.СУРОВ: Руслан Пономарев рядом со мной - он только что выиграл партию у своего соотечественника и давнего соперника Василия Иванчука и принес своей команде победу в матче. Каковы ваши ощущения в данный момент?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Мы на Кубке мира, и рядом со мной главный герой не только второго круга, но и, пожалуй, пока что всего соревнования, Александр Арещенко. Он ещё даже не остыл после партии с Левоном Ароняном. Какие у вас сейчас эмоции? Чего вы хотите?

  • Е.СУРОВ: Сергей Карякин, Вейк-ан-Зее, первое очко... И первый вопрос: как вы это очко завоевали? Расскажите о сегодняшней партии с Люком ван Вели.

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.