Анатолий Шведчиков: "Ле Куанг Льем впитал навыки советской шахматной школы"

Время публикации: 18.02.2011 00:31 | Последнее обновление: 18.02.2011 01:30
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, мы по-прежнему… все еще, вернее, на «Аэрофлоте». Хотя, сегодня последний день, все закончилось уже, и рядом со мной (я Евгений Суров) наставник двукратного победителя «Аэрофлота», рекордсмена «Аэрофлота», может быть даже вечного рекордсмена, как мы здесь уже успели пошутить, Анатолий Шведчиков. Я вас приветствую.

А.ШВЕДЧИКОВ: Спасибо, здравствуйте. Дело в том, что этот успех, который дался все-таки с невероятным напряжением сил для моего вьетнамского спортсмена, может оказаться действительно непреходящим. Потому что есть такая информация о том, что турнир, видимо, проводится в последний раз, и, таким образом, перекрыть такое достижение, как двукратная победа, вряд ли уже удастся. Это очень приятная, конечно, неожиданность. И тем не менее, под этой неожиданностью заложена, как всегда, большая, кропотливая работа по совершенствованию молодого шахматиста. Дело в том, что я на протяжении десяти лет совмещал работу на кафедре шахмат в должности доцента и осуществлял полгода после майских каникул помощь сборной команде Вьетнама. В частности, мною подготовлены были семь чемпионов мира в молодежных первенствах. И ряд других серьезных достижений в Олимпийской сборной…

Е.СУРОВ: Уточните, пожалуйста: в течение десяти лет вы работали со сборной Вьетнама?

А.ШВЕДЧИКОВ: Совершенно верно.

Е.СУРОВ: А как так получилось, что вы стали работать с такой экзотической сборной?

А.ШВЕДЧИКОВ: Все дело случая, но, как говорится, каждый случай есть отражение определенных закономерностей. Получилось так, что министр спорта Вьетнама Ле Бю в свое время проходил практику в нашем институте на кафедре футбола. И с ним очень тесно познакомился наш ректор Валерий Владимирович Кузин, ныне покойный. И вот Кузин как раз осуществил мою поездку в качестве тренера сборной команды Вьетнама. Я был отобран на кафедре шахмат по конкурсу для подготовки вьетнамских спортсменов-шахматистов. Первый раз я туда приехал в 1994 году, потом с определенным перерывом возвращался неоднократно. Но это уже все было по линии спорткомитета Вьетнама, министерства молодежи и спорта и при содействии нашего ректората и кафедры шахмат. За эти годы я приложил руку к тому, чтобы определенные успехи у команды Вьетнама проявились на международной арене. В частности, в 2006 году вьетнамские спортсмены показали самый высокий результат на Олимпиадах в истории своей страны: мужская сборная заняла девятое место, женская – поделила 11-13-е. Более того, женская команда уже имела в активе результат 5-6 место на чемпионате мира. Так что, этими достижениями я могу гордиться. Ну, и, конечно же, работа началась и продолжалась по инициативе многолетнего президента шахматной федерации Вьетнама, члена Политбюро, высокого политического деятеля, мистера Хю То. Вот с его подачи началось регулярное государственное финансирование. Мы сейчас видим как раз то, чего не хватает нашим российским шахматам – государственного финансирования. И вот на базе этого финансирования появились определенные достижения, успехи, и так далее. Дело в том, что шахматы были выбраны опорным видом спорта неслучайно, поскольку другие достижения в олимпийских видах спорта вьетнамцам долгое время не покорялись – в силу определенных физиологических причин. Руководство министерства спорта Вьетнама сделало именно упор на шахматы, и, в общем, не прогадали. Надо сказать, что шахматисты Вьетнама прочно закрепились на третьей позиции в командных соревнованиях среди всех азиатских спортсменов – после Китая и Индии. Обгоняя многие развитые в шахматном отношении страны – такие, как Филиппины, Узбекистан, Казахстан и ряд других серьезных шахматных держав.

Е.СУРОВ: А из чего возникла изначально эта идея сделать ставку на шахматы? Ведь ранее – я не припомню, чтобы кто-либо из шахматистов Вьетнама имел хоть какую-то известность.

А.ШВЕДЧИКОВ: Безусловно. Я еще раз повторяю, что, видимо, сыграло роль высокое общественно-политическое положение президента шахматной федерации Вьетнама мистера Хю То, который, можно сказать, волевым решением надавил на министра спорта, и финансирование шахмат, по сравнению с другими видами спорта, увеличилось в разы. И это сыграло серьезную роль. Мы все сейчас понимаем, что весь профессиональный спорт зависит от финансирования. Тут уже ничего не поделаешь, так сложилось в современном спорте, в том числе – в шахматах. Начали открываться детские спортивные школы повсеместно. Более того, чемпионаты Вьетнама и Юго-Восточной Азии собирают рекордное количество участников – вплоть до тысячи юных спортсменов. В частности, это проявилось на молодежном чемпионате мира, который проводился во Вьетнаме в 2008 году. На нем как раз вьетнамские спортсмены добились наиболее крупного успеха в командном зачете – заняли второе место после Индии. Опередили китайцев, Россию и много других серьезных в шахматном отношении стран. Это дало свои плоды.

Е.СУРОВ: Вы говорили много о работе с командой Вьетнама. А расскажите все-таки персонально о вашем ученике. Как его правильно называть? Ле Куанг Льем: где здесь имя, где фамилия? Как, например, к нему обращаться?

А.ШВЕДЧИКОВ: Фамилия – Ле. Но в просторечии мы всегда его зовем Льем.

Е.СУРОВ: Льем – это что-то вроде имени, да?

А.ШВЕДЧИКОВ: Это имя его, самое настоящее. Куанг – это его как бы отчество, если можно так выразиться. Оно четко не обозначено во вьетнамском языке, тем не менее, это отчество. Ле – это фамилия. Очень распространенная фамилия: вторая после Нгуен. Вот как у нас, скажем, Иванов, потом Петров, так у них самая распространенная Нгуен, а вторая – Ле. Он еще молодой спортсмен, ему только исполнилось девятнадцать лет в прошлом году. В этом исполняется двадцать. Поразительно, этот успех достигнут благодаря тому, что в какой-то момент лично президент федерации и вице-президент поручили мне работать с самым перспективным вьетнамским спортсменом на дому. И в течение двух лет три раза в неделю я ездил к нему домой и занимался с ним дома, поскольку он еще учился, был молодой парень. Эти события примерно четырехлетней давности. Работа принесла плоды, потому что я передал ему те самые знания, которые характерны для советской и немецкой шахматных школ. Я был учеником гроссмейстера Крогиуса – яркого представителя немецкой школы, позиционной игры, защитного такого направления (начиная со Стейница, Тарраша, Ласкера и других корифеев). Всю мудрость этих систем и методов защиты, методов мышления – а психология методов мышления играет первостепенную роль для шахматиста, - все это было передано Ле Куанг Льему. Очень много было переводов из нашей родной библиотеки спортивной академии. В итоге он впитал всю ту мудрость, которая у нас преподается всем гроссмейстерам, студентам… И этот симбиоз немецкой и российской…

Е.СУРОВ: Все-таки советская шахматная школа присутствует в Льеме! Кто бы мог подумать!

А.ШВЕДЧИКОВ: Кто бы мог подумать, да. Безусловно, это определенный парадокс, потому что в Азии таких ярко выраженных позиционных шахматистов достаточно мало, даже учитывая ведущих китайских спортсменов. Китайская школа немножко своеобразная – она все-таки отличается от советской. Тем не менее, можно отметить, что Хоу Ифань, которая победила на чемпионате мира и стала спортсменкой года в Китае, очень близко подошла к пониманию советской шахматной школы. И успех ее тоже заслужен, безусловно. Это все звенья одной цепи. Опыт советской шахматной школы перекачивается в Азию в гораздо большей степени, нежели на Запад.

Е.СУРОВ: К сожалению, параллельно мы слышим уже голос Александра Баха, он зовет на закрытие. Но давайте коротко: охарактеризуйте вашего шахматиста. За счет чего он добивается, в частности, успехов на «Аэрофлоте»? Что в его стиле такого особенного?

А.ШВЕДЧИКОВ: Меня поразила просто его колоссальная работоспособность. Буквально год назад была внедрена система, по которой он пять часов в день проводит за изучением (с компьютерной помощью, конечно) теории дебютов, середины игры и, конечно, всех проблем психологии. Это было заложено, в частности, мною на основании работ гроссмейстера Крогиуса, видного психолога, доктора наук. Поэтому вот этот симбиоз дал такие результаты. Это все наложилось и на определенную социальную, общественную, семейную обстановку. Льем как раз из очень хорошей, здоровой вьетнамской семьи. И это все, конечно же, сыграло серьезную роль. Достаточно сказать, что пока он был молодой, он вообще без мамы и папы ни на один турнир не отправлялся. За ним очень внимательно наблюдают, болеют вьетнамские руководители. Он выставлялся в прошлом году кандидатом на звание лучшего спортсмена Вьетнама. К сожалению, занял второе место, но, тем не менее, этот успех его тоже характеризует с положительной стороны.

Е.СУРОВ: Большое спасибо, пойдемте смотреть, как награждают вашего подопечного.


  


Смотрите также...

  • Международный мастер Анатолий Шведчиков стал Сеньор-тренером. Именно это высшее международное тренерское звание было присвоено ему на последнем Президентском совете ФИДЕ. Вы можете подробнее ознакомиться с титулами и их обладателями на специальной странице сайта Международной шахматной федерации.

  • Михаил Васильев, международный мастер

    Позвольте продолжить тему "Вьетнам и шахматы", начатую в интервью с уважаемым Анатолием Шведчиковым. Он четко раскрыл многие вопросы, но мне, по просьбе Федерации шахмат Вьетнама, хотелось бы кое-что добавить.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Просматривая последние номера «64», и получая огромное удовольствие от журнала и авторов, иногда приходишь в недоумение. Не понимаешь, плакать или смеяться.

    Цитирую  журнал «64», номер 11 за 2010 год, статья «Куда идут юношеские шахматы»:

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы на закрытии европейского командного чемпионата, я Евгений Суров, рядом со мной Аркадий Найдич – лидер сборной Германии, во многом благодаря которому, вернее, победе которого в предпоследнем туре над Теймуром Раджабовым команда вышла на первое место и удержала его. Аркадий, поздравляю.

    А.НАЙДИЧ: Спасибо.

  • Е.СУРОВ: В эфире Chess-News, меня зовут Евгений Суров. Рядом со мной Нази Паикидзе – я не побоюсь этого слова, открытие женского Суперфинала чемпионата России. Добрый день!

    Н.ПАИКИДЗЕ: Здравствуйте!

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, это Chess-News, я Евгений Суров, рядом со мной Магнус Карлсен и Анна Буртасова, которая будет переводить вопросы. Попросили очень быстро, и первый вопрос Магнусу: второй «Оскар» подряд, что вы думаете на этот счет? Насколько я помню, в прошлом году вы что-то говорили, что непонятно, по каким критериям отбирается игрок. А в этом году что думаете по поводу своего успеха?

  • Е.СУРОВ: Вы слушаете Chess-News, я Евгений Суров, и вместе со мной на связи из Польши Ивета Райлих – первая жертва женского чемпионата мира. Здравствуйте, Ивета!

    И.РАЙЛИХ: Здравствуйте.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте». И рядом со мной Александр Халифман, известный шахматист, не буду перечислять ваши регалии, Александр.

    А.ХАЛИФМАН: Не надо.