Марк Глуховский: "Шахматный год был неплохой, нешахматный - кошмарный"

Среда, 24.12.2014 22:41
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 24.12.2014, 18.00
Длительность: 01 час 07 минут

Е.СУРОВ: 18.05 московское время, прямой эфир, у микрофона Евгений Суров и долгожданный Марк Глуховский – тот самый председатель правления РШФ. Добрый вечер, Марк!

М.ГЛУХОВСКИЙ: Добрый вечер! Спасибо за добрые слова!

Е.СУРОВ: Марк, раз уж у нас такое дело тут – у нас в качестве маленького разогрева перед интервью был импровизированный концерт по заявкам. Может быть, я сразу спрошу?..

М.ГЛУХОВСКИЙ: А что слушали?

Е.СУРОВ: Заказали Noize MC, если вы знаете такого.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Ну, окей.

Е.СУРОВ: Пришлось на свой страх и риск поставить песню, которую я в жизни не слышал. Если бы там были нецензурные слова, то, может быть, на этой минуте и прикрыли бы наш эфир. Но ничего, все обошлось. И еще "Аквариум" попросили.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Вот "Аквариум" – это хорошо.

Е.СУРОВ: А если в конце или где-нибудь по ходу эфира послушать какую-нибудь песню, которая вам нравится?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, конечно. Тогда только "Аквариум"!

Е.СУРОВ: Ах, только "Аквариум"?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Если выбирать между Noize MC и "Аквариумом", то только "Аквариум", конечно.

Е.СУРОВ: А почему такой жесткий выбор? Выбор не ограничен.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Нет, я понял. Тогда давайте все-таки "Аквариум", вот это: "Мне не жаль, что я здесь не прижился, мне не жаль, что родился и жил". "Голубой огонек" – прекрасная песня!

Е.СУРОВ: "Попадись мне, кто все так придумал, – я бы сам его здесь придушил".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да, именно ее! Давайте ее слушать.

Е.СУРОВ: Хорошо. Марк Глуховский практически весь прошедший год выполнял обязанности председателя правления Российской шахматной федерации. Марк, с самого начала года?

М.ГЛУХОВСКИЙ: С 1 февраля, если быть совсем точным. Но будем считать, что это - начало года.

Е.СУРОВ: Поэтому такой простенький традиционный вопрос: как прошел этот год? Как бы вы его оценили? Сейчас этот вопрос модный.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Вопрос модный, а ответ, я думаю, будет немодным. Для шахмат этот год прошел, на мой взгляд, достаточно неплохо, впрочем, равно как и год предыдущий. То есть шахматный год, на мой взгляд, был достаточно интересным, насыщенным, в России турниров меньше не стало, появилось и что-то новое – что, конечно же, хорошо. А потом год, когда проходит матч на первенство мира, - это всегда особый год для шахмат, такие года всегда запоминаются. К сожалению, последние три года матчи на первенство мира шли каждый год – на мой взгляд, это не очень здорово. Хорошо, когда они проходят раз в два года, а каждый год – это немножко часто, на мой вкус. Но вроде бы все возвращается на ставший уже привычным двухлетний цикл, и это хорошо. Следующий матч будет только в 2016 году.

Меня все-таки спрашивают про шахматный год, и я считаю, что шахматный год был неплохой. Это если говорить в общем. А если говорить в других смыслах, нешахматных, то год, конечно, ужасный, кошмарный. Но, как говорится…

Е.СУРОВ: Я вынужден уточнить. Кстати, я собирался уточнить и с шахматной точки зрения: что больше всего запомнилось хорошего? Но и, наверное, тогда спрошу: почему ужасный и кошмарный?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Ну как? В экономике кризис. В политике тоже хвастаться нечем – воюем с ближайшим родственником. То есть понятно, что начались нелегкие годы и еще предстоят очень тяжелые. То, что происходит в российской экономике, конечно, не может не сказываться на мировых шахматах в том числе, не только на российских. Огромное количество соревнований происходит в России, и я думаю, что искать на них деньги будет значительно тяжелее, чем, например, это было в 2012-2013 годах. Я думаю, что это совершенно очевидно.

Е.СУРОВ: А что запомнилось? Какое самое яркое впечатление?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Сложно сказать. Потому что если бы я отвечал на этот вопрос год назад, я бы, наверное, начинал вспоминать турниры и говорить про матч на первенство мира. Но сейчас у меня какое-то другое отношение к шахматным турнирам, поскольку я имею отношение к их организации. Поэтому, естественно, для меня сейчас объективно важнее не то, насколько интересен тот или иной турнир, а сколько сил удалось потратить на организацию мероприятия. Это запоминается больше, чем интересные партии. Я стал смотреть шахматы в десять раз меньше по сравнению с прошлым годом, поэтому боюсь, что мое мнение относительно самих партий будет не очень репрезентативным и объективным.

А так была масса прекрасных турниров. Прошел турнир претендентов, матч на первенство мира, в Норвегии был шикарный супертурнир, Олимпиада… То есть это был год каких-то нескончаемых событий, каждого из которых хватило бы на год. Поэтому здесь должен выбрать каждый на свой вкус. Понятно, что мне было очень интересно на Олимпиаде – наверное, потому что я ее не организовывал, поэтому мог просто наслаждаться шахматами, Норвегией. Просто слишком много сил ушло до того – на то, чтобы, собственно, поехать на Олимпиаду, как ты помнишь. А в целом турниры замечательные! Вот сейчас заканчивается интереснейший турнир, на мой взгляд – тот турнир, которым мы решили закончить шахматный год - "Щелкунчик". Это тоже результат усилий многих людей. Замечательные молодые шахматисты играют с признанными королями, вот прямо сейчас они играют рапид…

Е.СУРОВ: В эти минуты.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, прямо в эти минуты. И я надеюсь, что любители шахмат, которые нас слушают, как минимум, совмещают просмотр партий и прослушивание интервью. Потому что нет никаких сомнений, что партии будут интереснее.

Е.СУРОВ: Мы можем постараться, чтобы было наоборот, почему бы и нет?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Давай будем стараться, да!

Е.СУРОВ: Уж не знаю, насколько вопрос, который пришел на сайт, будет к этому располагать, но, по-моему, он достаточно интересный. Юрий Волков спрашивает: "Скажите, Марк, в чем заключается ваша работа в должности председателя правления РШФ?". По-моему, достаточно интересный вопрос.

М.ГЛУХОВСКИЙ: (смеется) Да уж! Я сам долгое время искал ответ на этот вопрос или хотя бы интересный ответ на этот вопрос. Но боюсь, что ничего интересного в этом нет. В этой должности человек, что называется, работает менеджером. Это просто менеджмент. Ты распределяешь усилия, время и деньги других людей, определяешь, каким образом, с твоей точки зрения, все эти ресурсы будут потрачены наиболее эффективно. Вот это и есть смысл этой работы. Причем, как я понимаю, независимо от того, кто эту позицию занимает. Это твоя прямая обязанность, и в этом она заключается. А технически она заключается в том, что я подписываю какое-то нечеловеческое количество макулатуры! Поскольку у нас очень бюрократизированная страна, то каждое действие, включая выписку авиабилета или заказ такси, сопровождается подписанием трех-четырех договоров, дополнительных соглашений, актов и так далее, и тому подобное. Это скучная часть работы. Но есть и интересная часть работы, которая касается, собственно, работы с людьми. Ты пытаешься понять, кто наилучшим образом выполнит ту или иную задачу, которая перед тобой стоит: кто наилучшим образом сыграет в том или ином турнире, кто наилучшим образом напишет материал на сайт, кто наилучшим образом сфотографирует вечер, кто лучше всех сыграет на открытии или закрытии. Я не хочу сказать, что я определяю это единолично. Естественно, какие-то вопросы обсуждаются с коллегами, которых много. Вот это вот и есть то, из чего состоит моя работа. Есть какие-то долгосрочные задачи, как и в любой жизни. Но, как правило, долгосрочные задачи оказываются скрыты за конкретными проблемами, которые надо решать каждый день. Вот этим и занимаешься.

Е.СУРОВ: А вот, например, кто выступал на открытии и закрытии чемпионата мира, - это вы определяли или кто-то еще?

М.ГЛУХОВСКИЙ:  В широком смысле – да, конечно, мы. Потому что открытие и закрытие чемпионата мира – равно как и семьдесят процентов всего остального, касающегося чемпионата мира, - делала Российская шахматная федерация. В том числе открытие и закрытие – да, это мы определяли. Но советовались с коллегами, не так, что "Абу Талиб сказал – так все и будет". Конечно, нет. Там были коллеги из ФИДЕ, из "Агона", было много людей вовлечено. Это вообще было сложносочиненное мероприятие.

Е.СУРОВ: А насколько легко вообще удалось вжиться в эту должность, в эту роль? Потому что, насколько я понимаю, у вас не было определенного опыта именно такой работы, о которой вы только что рассказали вкратце.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Нет, не было. Было, конечно, нелегко, и до конца вжиться не удалось. Другое дело, что люди – те же самые. Поскольку я работаю с теми же самыми людьми, с которыми я много лет знаком, со многими дружу, то вжиться мне было достаточно легко именно в этом смысле. И это – приятная часть работы, потому что это не то, что я пришел куда-нибудь на химическое производство и должен пытаться понять, не пьет ли главный технолог и не подворовывает ли заместитель генерального директора. Я пришел в тот же самый мир, здесь те же самые люди. Федерацию покинуло очень мало людей, большинство осталось работать, и в этом смысле адаптация прошла достаточно благополучно. Хотя, по большому счету, это, конечно, вопрос, касающийся моей психологии и физиологии, а не собственно работы. Нормальная адаптация. С третьего этажа переполз на второй.

Е.СУРОВ: То есть пошел на понижение?

М.ГЛУХОВСКИЙ: (смеется) Да-да. Конечно, гораздо интереснее делать журнал "Шахматное обозрение" или шахматное телевидение – здесь нет вопросов. Если стоит вопрос: что интереснее? – то, конечно, интереснее быть журналистом.

Е.СУРОВ: Кстати, спрашивали, по-моему, Вконтакте: что с журналом "64"?  Он продолжает работать? И что вообще там происходит сейчас?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Слава тебе господи, он продолжает работать и выпускаться. Максим Ноткин работает главным редактором этого издания и, с моей точки зрения, очень хорошо это делает, тут и сомнений никаких не было. Он мой старый друг, много лет сотрудничал с журналом и до этого, так что тут я не сильно волновался. Журнал выпускается, все его плюсы остались при нем, все недостатки – тоже. С моей точки зрения, наверняка, необъективной, главным его недостатком является его очень плохое распространение. И с тем, что я не сумел сделать за семь лет, может быть, Максим сумеет справиться за ближайшие годы. Потому что, конечно, борьба с розничными, сотовыми сетями и с российской почтой – это вещь неблагодарная и тяжелая. Всегда интереснее сосредоточиться на том, что на этих страницах написано, нежели на том, как доставить это читателю. У нашего журнала это получается хуже всего, к сожалению.

Е.СУРОВ: А если говорить о недостатках, то ваш личный самый большой недостаток какой? Или их несколько?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Ой, их такое количество, что я боюсь, что все время интервью сведется к этим недостаткам. И, по большому счету, это вопрос, конечно, к психоаналитику, а не к аудитории сайта Chess-News. Их, бесспорно, много, слишком много.

Е.СУРОВ: Хорошо. Тогда Влас Шпагин спрашивает: "Насколько председатель правления РШФ открыт для общения с простым народом?".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Я надеюсь, что я открыт для общения … Смотря, как понимать слово "простой". С совсем простым народом-то я никогда не любил общаться. Не в смысле социального положения человека, а в смысле количества извилин у него в голове. А Влас, наверное, все-таки имеет в виду социальный статус? В этом смысле ничего не изменилось. Я стал меньше открыт просто потому, что у меня телефон стал звонить в пять раз чаще. Я не могу сказать, что он звонил редко, когда я работал редактором журнала или редактором ChessTV – а в последние годы я работал в обеих этих ипостасях, - телефон звонил достаточно часто. Но сейчас он стал это делать в пять раз чаще. И, конечно, в этом смысле я не супероткрыт, потому что просто мало времени. А мои привычки, естественно, остались. Если, скажем вопрос в том, перестал ли я ходить в обычный ресторан и стал ходить только в дорогие рестораны, то нет. Ничего в моих бытовых привычках, как я надеюсь, не поменялось. Но это опять-таки вопрос не ко мне, а к людям, которые меня знают и могут посмотреть со стороны.

Е.СУРОВ: И раз уж вы упомянули ChessTV, то один из вопросов Вконтакте или на сайте был такой: "Что с телеканалом? Будет ли он возобновлен?".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Сложно сказать. С телеканалом такая история. Телеканал в том виде, в котором он вещает 24 часа в сутки, в конце прошлого года похерился, мы не смогли найти общего языка с его создателем, к сожалению. Хотя я прилагал для этого все усилия. Поэтому то, что составляло телеканал – то есть бренд-нейм "ChessTV", все архивы, дизайн, который там достаточно долго разрабатывался, - все это осталось у хозяина этого телеканала.

Е.СУРОВ: А кто он?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Это человек, который, собственно говоря, работает в группе "Красный Октябрь". Я не буду без его разрешения называть его имя, но это не суть важно. Важно, что все осталось у него, а я вынужден был воспроизвести важнейшую часть этого дела, а именно - трансляцию. То есть собственно трансляциями мы по-прежнему занимаемся. В первую очередь, этим занимается Аня Буртасова – она главный человек по тем трансляциям, за которые мы отвечаем. И основная работа по трансляциям, я надеюсь, любителям шахмат видна, ни одного крупного турнира не проходит без трансляций, многие из них мы делаем по всему миру, не только по России, то есть в этом смысле все благополучно. А вот архив, бренд-нейм, дизайн – это все мы будем восстанавливать в будущем году. Сейчас, к сожалению, нет такой точки. Если вы, например, захотите пересмотреть трансляцию или посмотреть избранные куски, или посмотреть какие-то передачи, то вы пока этого сделать не можете. Пока вы можете только в прямом эфире следить за этим делом. А потом, когда мы в следующем году все это дело соберем и воспроизведем, тогда можно будет сказать, что эфир в этом виде заработал. Но я все-таки думаю, что какие-то вещи – например, старые, которые себя не оправдали, - умрут, а какие-то новые, хочется надеяться, появятся.

Е.СУРОВ: Марк, я хотел бы вернуться к тому, с чего мы начали – о том, каким был прошедший год. Вот вся эта экономическая ситуация, которая сложилась в стране, влияет напрямую или косвенно на работу федерации? И вообще на российских шахматистов и на все, что связано с российскими шахматами.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Конечно, она влияет. Как мне представляется, она только начинает влиять. То есть до конца года все как-то доползли, поскольку основной трэш случился в последнем квартале, то тут уже все доползи на каких-то…

Е.СУРОВ: …морально-волевых…

М.ГЛУХОВСКИЙ: …морально-волевых качествах, да, и на прежнем багаже. А сейчас, я думаю, надо всем к этому привыкать, и шахматистам тоже. Например, призовые, если считать их в долларах и евро, в следующем году сильно упадут. Возможно, так же, как упали доллар и евро. Потому что очевидно, что бюджет федерации формируется в рублях, мы получаем деньги от спонсоров в рублях, в общем и целом дай бог нам получить хотя бы столько же, сколько в этом году. Соответственно, какие-то шахматисты… А шахматисты все-таки существуют не только на российском рынке труда, но и на международном. То есть понятно, что если мы говорим про любителей или про каких-то шахматистов невысокого уровня, которые ездят, условно говоря, по кубкам России, то они могут, как советовал министр экономики Улюкаев, не обращать внимания на курс. Действительно, ты приехал на Мемориал Полугаевского в Самару – там замечательный турнир! – и ясно, что призовые там будут в лучшем случае те же. А в валюте ты получишь в два раза меньше. А если шахматист высокого уровня – 2700 и так далее, - и у него есть выбор: поехать на такой турнир или поехать на Рейкьявик-опен или Гибралтар, - то понятно, что люди просто по весу будут склоняться к этим турнирам. Элитные шахматисты, которые привыкли получать очень хорошие гонорары, в том числе и в  российских турнирах, должны будут либо понять, что слишком мало денег, и они не участвуют, либо смириться с уменьшением валютной выручки. Но я думаю, что это касается всех, а не только шахматистов. У всех зарплаты усохли в два раза, если считать в валюте. Соответственно, поездки будут дороже и для федерации, и для всех нас. Думаю, что здесь я никакой Америки не открою, просто понятно, что тяжелая экономическая ситуация, условно говоря, возвращает всех на десять лет назад. Можно вспомнить, где десять лет назад были шахматы и шахматисты. Я в данном случае говорю только о деньгах. Да, они будут получать меньше, мы все будем получать меньше. Мне трудно представить себе такую ситуацию, при которой Фабио Капелло зарплату никак не заплатят, а вот шахматисту все буду платить на прежнем уровне.

Е.СУРОВ: Мне кажется, шахматисты не отказались бы сначала получить то, что получил Капелло, а потом бы им забыли что-нибудь доплатить.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да. Или хотя бы то, что не получил Капелло – и то не отказались бы. Но что поделать? Это другой вид спорта. С другой стороны, практика кризиса 2008 года показывает, что в некоторых областях шахматы такого рода кризис переживают неплохо. Я помню, как-то в Нижнем Новгороде разговаривал с одним гроссмейстером, который давно живет и работает на Западе, у него, как это принято, там есть некая школа, в которой занимается много детей. Я спрашиваю: "А как вы переживали кризис 2008 года?". Тем более, в той стране, где он живет, кризис был очень сильный. Он говорит: "Ты знаешь, неплохо. Потому что ко мне вместо двухсот детей в эту школу стало ходить пятьсот". Я говорю: "А почему? Что за ерунда?!". Он отвечает: "А потому что у родителей нет денег на более дорогие виды спорта". Шахматы, на самом деле, вид спорта очень дешевый по масштабным меркам, и какие-то вещи сохранятся, а какие-то даже, может быть, и улучшатся, по вышеуказанной причине. То есть если у тебя нет денег отправить ребенка на теннис или хоккей - а чем-то его надо занимать, нельзя же, чтобы они все время в экран смотрели, - то, может быть, кто-то отдаст ребенка в шахматы. Потому что нет другой возможности. Или какой-нибудь муниципалитет, у которого запланировано какое-либо спортивное мероприятие, понимает, что волейбол уже он не может провести, и проведет шахматный турнир. То есть какой-то баланс возможен. Но конечно, в целом кризис есть кризис, и я никакого оптимизма не испытываю. С другой стороны, я вообще не сильно оптимистичный человек и часто мои пессимистичные прогнозы не сбываются, так что грош им цена.

Е.СУРОВ: Может быть, еще больше поднимем детские российские шахматы таким образом?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Я хочу на это надеяться. Во всяком случае, в этом году – правда, это произошло не за счет кризиса, а просто потому что мы сумели опустить цены на Лоо – так вот, в этом году у нас в Лоо, на традиционных чемпионатах России было больше всего детей, по-моему, 1350 участников. Опять-таки, гостиницы всюду, в том числе и в Сочи, испытывают недостаток в клиентах, так что я надеюсь, что в следующем году мы проведем детские чемпионаты на тех же условиях, а может быть, даже на еще лучших. Будут ли у людей деньги приехать – это другой вопрос, но мы надеемся на то, что будут, потому что цены там и были щадящие, а будут совсем щадящие.

Что касается другого важного дела, которое мы сделали за этот год, то это "Белая ладья". И здесь важно понимать разницу между чемпионатом России и "Белой ладьей". Если, скажем, в чемпионате России участвуют будущие профессионалы или потенциальные будущие профессионалы, те, кто занимается в ДЮСШах, разнообразных шахматных кружках, Домах и Дворцах пионеров, то есть люди, которые целенаправленно занимаются шахматами, то "Белая ладья" – это совершенно другой турнир. В этом турнире участвуют не будущие профессионалы, а будущие любители, поэтому "Белую ладью" очень приятно возрождать и развивать. Потому что с кем ни поговоришь, даже с потенциальными спонсорами, они говорят: "Как же, "Белая ладья", помню, и я там играл, и брат у меня там играл", и так далее, и тому подобное. И это соревнование должно быть действительно максимально массовым. Нам всем выгодно, чтобы дети со школы приобщались к шахматам, и, таким образом, наша потенциальная аудитория увеличивалась. Другое дело, что этот турнир очень сложный в организации. Финал, который мы проводим, - это легко, мы его проводили в Дагомысе. В конце концов, в Лоо мы проводили чемпионат на тысячу с лишним детей, а тут – триста. Просто создать им хорошие условия, и они будут отлично играть. А сам по себе этот турнир очень многоплановый, и за проведение первых его этапов отвечают субъекты и министерства образования. И здесь есть очень большие возможности для улучшения этого турнира. Недавно даже было некое совещание по детскому спорту у Аркадия Дворковича, и в том числе это касалось "Белой ладьи". Я надеюсь, что в следующем году этот турнир будет поживей, то есть как можно больше школ будут принимать участие на первом этапе. Потому что в любом случае мы имеем дело с победителем субъекта. Выиграла какая-то школа в Москве, в Костроме, в Бурятии – неважно, - и она приезжает. Другой вопрос: она выиграла турнир, где сто школ участвовало или десять, или три. Вот этот вопрос самый главный для того, чтобы оценить, насколько этот турнир действительно развивается, живет и так далее. Насчет "Ладьи" я почему-то думаю, что и в этом году неплохо получилось, и в следующем году неплохо получится.

Е.СУРОВ: Конечно, неплохо получилось – сам Владимир Владимирович его посетил!

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да. Причем шахматные историки мне сказали, что это, возможно, вообще первый случай, когда президент страны посетил шахматное событие. Это точно первый случай в России и в бывшем Советском Союзе, но, может быть, это впервые и вообще в мире. То есть никто не мог вспомнить, было ли такое, чтобы президент или король, или я не знаю кто еще…

Е.СУРОВ: Ну как, а Маргарет Тэтчер? Она открывала Лондонский матч.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, про это я забыл. Маргарет Тэтчер открывала матч между Карповым и Каспаровым в Лондоне.

Е.СУРОВ: Такое точно было.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да, и была она в то время премьер-министром. И, по-моему, даже говорила, что вовсе не умеет играть в шахматы. Во всяком случае, в истории России это было в первый раз, и это как раз одна из причин, по которой, я думаю, что "Белая ладья" будет у нас и дальше развиваться неплохо. Потому что, конечно, внимание президента к какому-то турниру в нашей стране должно простимулировать как-то ответственных за турнир, чтобы провести его в следующем году лучше, чем в предыдущем, а потом еще лучше, и так до бесконечности.

Е.СУРОВ: А там, где первый раз, там и второй раз случился, в этом же году. Насколько вы удивлены таким вниманием государства?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Изрядно.

Е.СУРОВ: Хорошо, если говорить о детях, то Андрей Дубов спрашивает: "А кто у нас в стране вообще отвечает за детские шахматы? Кто возглавляет ДЮК в России?» Есть ли вообще детско-юношеская комиссия?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, в России есть детско-юношеская комиссия. Вы можете зайти на сайт Российской шахматной федерации, там это все написано. Есть несколько человек, которые за все это отвечают. Есть Сергей Моисеевич Яновский – он главный тренер вообще всех-всех команд, в том числе и детских. Есть Михаил Робертович Кобалия – главный тренер именно юношеских сборных. И есть детско-юношеская комиссия, которая как раз вчера очень активно заседала. И там были, соответственно, представители ДЮКов из различных субъектов федерации. Возглавляет комиссию господин Белецкий – очень толковый и ответственный организатор детских шахмат, один из организаторов гроссмейстерской школы в Костроме. И также в комиссии очень много разных людей работает, в частности, Людмила Сергеевна Белавенец, и другие разные уважаемые специалисты. Конечно, сложно сказать, что они прямо отвечают за детские шахматы, но они стараются помогать в меру сил и возможностей. И мы этим же самым занимаемся.

Е.СУРОВ: Влас Шпагин спрашивает: "Сохранится ли в следующем году, учитывая надвигающийся экономический кризис, бесплатный обсчет официальных соревнований в России?".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Сохранится. Там очень простая ситуация. На самом деле, это не бесплатно, за это платит Российская шахматная федерация. То есть федерация платит ФИДЕ за право бесплатно обсчитать большое количество турниров. Поэтому, конечно, это сохранится. Это ерунда по сравнению с другими тратами, поэтому, конечно, мы это сделаем.

Е.СУРОВ: Также он спрашивает вот о чем: "Поскольку первенства федеральных округов среди юношей и девушек являются частью розыгрыша первенства России, нельзя ли в общем положении розыгрыша первенства России прописать процент от суммы стартовых взносов, который организатор обязан вложить в призовой фонд?".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Влас просто меня хорошо знает, поэтому такого рода специальный вопрос можно просто на почту заслать, и я этот вопрос, как минимум, передам тем людям, которые отвечают за написание положений конкретных турниров. Ответить компетентно на этот вопрос я не могу, я не знаю, можно ли это прописать в положение или нельзя. Это надо выяснять. Может быть, и можно. Вопрос-то не в том, можно ли что-то прописать в положении или нельзя, вопрос в том, как говорил Кобленц, "как это скажется на рижских евреях"? То есть как это скажется собственно на организаторах? Смысл положения не в том, чтобы его написать, а в том, чтобы организаторы этих турниров могли организовывать их все больше и больше, а не все меньше и меньше. Может быть, мы напишем что-то такое в положении, что им помешает. Тогда мы идиоты. А идиотами быть не хочется. Поэтому любое действие федерации надо оценивать только с этой позиции: помогает это людям или мешает? Людям – я имею в виду, в первую очередь, организаторов турниров. Потому что мы как федерация организуем какое-то количество турниров и мероприятий, но мы не можем подменить шахматную жизнь в стране, и такой задачи вообще не стоит. Говорят, что мы организуем высшую лигу, организуем финальные этапы цикла, например, финал "Белой ладьи", финал чемпионата России, традиционно организуем один большой турнир. Но это ерунда. В России проходят тысячи турниров в год, поэтому все бумажки, которые мы производим, мы стараемся рассматривать только с этой позиции: поможет это как-то организаторам или помешает? И вообще единственная миссия, которая есть у федерации и которую мы, собственно говоря, и пытаемся донести, заключается в том, чтобы помогать тем, кто развивает шахматы. А для чего мы еще нужны тогда?

Е.СУРОВ: Хорошо. Вот вопрос, который задает опять же Влас, - по-моему, он интересен более широкому кругу: "Планирует ли РШФ сделать официальный перевод хендбука на русский язык?". Хендбук – это правила шахмат.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да, конечно. Мы планируем несколько вещей в следующем году. Не знаю, как быстро удастся это сделать, потому что это достаточно большая работа, но мы планируем ввести российский рейтинг и его узаконить. Планируем перевести на русский язык хендбук. То есть несколько таких вещей будут обязательно сделаны, да.

Е.СУРОВ: А еще что-нибудь, из того, что планируется?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Очень важным кажется вывести на новый уровень командный чемпионат России. Потому что индивидуальный чемпионат в нашем случае выглядит очень хорошо, и давно уже выглядит очень хорошо – с тех пор, как Александр Григорьевич Бах начал проводить суперфиналы, личный чемпионат стал очень хорошим. И схема, которая уже много лет не меняется, тоже хорошая. Высшая лига, суперфинал – все коротко и ясно, и при этом толково. На самом деле, по большому счету, эта система воспроизводит чемпионаты СССР в лучшие годы, к которым тоже никто особенных претензий не имел. Это такой лифт для молодых и не обязательно молодых гроссмейстеров, которые могут пройти из вот такого пелетона в элиту.

Е.СУРОВ: А командный чемпионат? Он же тоже, в общем-то, ежегодно стабильно проходит.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, он проходит ежегодно. Но он, к сожалению, из года в год ухудшается. Даже если сравнить с 2007-2008 годом, то уменьшается количество команд, и очень мало любительских команд. У нас в стране есть шесть-семь профессиональных клубов, и все любители шахмат их знают. Это московский клуб, питерский, саратовского клуба сейчас, к сожалению, уже нет. Это клуб из Югры, это клуб "Малахит" из Екатеринбурга. Одним словом, есть пять-шесть суперклубов. И все время их число уменьшается. А с женщинами вообще беда – по-моему, вообще всего четыре команды последний раз играло. И для того, чтобы их количество увеличилось, нужно выстраивать такую длинную систему, как в бундеслиге, где есть третья ступень, вторая, первая. И только сверху суперклубы. А у нас только суперклубы – и ничего больше, почти никакой основы нет. Вот сейчас мы поменяли, сдвинули сроки, сделали это на майские праздники, чтобы люди могли приехать именно в праздники, сделали более привлекательное место – это будет проходить в гостинице "Жемчужина", в самом центре Сочи, будут более привлекательные цены… То есть мы надеемся, что появится какое-то количество команд, которые смогут играть в первой лиге, которые будут представлять бедные регионы, которые не могут участвовать в премьер-лиге, с ее суперклубами и супергонорарами. И мы хотим потихонечку нарастить это количество. Мы хотим, чтобы клубы привозили детские команды. Но одно дело – мы хотим, а другое дело – реальная ситуация. Но мы делаем все, что от нас зависит, чтобы этот турнир стал более толковым и более праздничным. Потому что, несмотря на кризис и все остальное, мы многие собственные возможности не используем. Мы пытаемся каким-то образом простимулировать клубы для того, чтобы они создавались, для того, чтобы приезжали команды – команды журналистов, команды любителей, команды ветеранов, детские команды, команды просто любителей. У нас в стране огромное количество любителей шахмат, в том числе тех, которые могут собрать пять-шесть человек и на майские праздники выбраться в Сочи в праздники и поиграть. Во всяком случае, в голове у нас такая приятная картина, и я надеюсь, что она сложится и в реальности.

Е.СУРОВ: Таким образом, если подытожить: следующий командный чемпионат России пройдет не в апреле, как обычно, а в мае, на майские праздники, в самом Сочи…

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да, в самом Сочи, в гостинице "Жемчужина" – это гостиница, в которой проходило штук пятнадцать Мемориалов Чигорина. Ее недавно отремонтировали под Олимпиаду, я туда ездил, ходил, смотрел. Там здорово. И сейчас Сергей Смагин вместе с Александром Ткачевым активно занимается развитием этой лиги. Бог даст, что-нибудь и получится. Может быть, не в первый год, но, во всяком случае, это тоже один из наших планов, помимо "Белой ладьи", помимо детских шахмат, других понятных вещей – сохранения турниров, российского рейтинга. Это одна из вещей, которую мы тоже хотели бы сделать в следующем году, - как-то нарастить общекомандный российский чемпионат, сделать его более престижным и более интересным для участия.

Е.СУРОВ: Конек_Горбунок интересуется, почему не все турниры и далеко не все этапы российского Гран-при транслируются в интернете?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Я могу только предположить, что это происходит потому, что организаторы турниров не имеют на это достаточных средств. Ведь для того, чтобы транслировать турнир, нужно иметь электронные доски и какие-то – пусть и небольшие – деньги, которые надо заплатить тем людям, которые транслируют. Если денег достаточно, то турниры транслируются, а если денег у людей не хватает, то они хотят провести турнир, а на трансляции немножко экономят. Другого объяснения я просто не вижу. Понятно, что трансляция – вещь обычная, но для того, чтобы ее провести, нужно платить деньги.

Е.СУРОВ: Сергей Смирнов задает тоже довольно частый вопрос: "Почему многие пресс-конференции гроссмейстеров на турнирах, проводящихся в России, ведутся на английском, а не на русском языке, с последующим переводом?".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Серьезно? Я что-то такого и вспомнить не могу.

Е.СУРОВ: Конечно, имеются в виду, международные турниры.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, есть разные турниры. Возьмем, например… (звонит телефон).

Е.СУРОВ: Это как раз тот самый телефон, который звонит в пять раз чаще.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да. Он как-то в последние полчаса удивительно хорошо себя вел, я даже был удивлен, что все так хорошо шло.

Давайте возьмем в качестве примера турнир претендентов. Во-первых, вы не можете вести пресс-конференцию одновременно на двух языках, по определению. Количество людей, которые смотрят и слушают эту пресс-конференцию на английском языке, значительно больше. Существуют официальные правила ФИДЕ, а ФИДЕ, в первую очередь, заинтересована, конечно, в английском языке. Поэтому всегда бывают такие вопросы… Конечно, в первую очередь, все зависит от людей, от того, кто играет в турнире. Например, на турнире "Ташир" памяти Тиграна Петросяна, который мы проводили, почти все говорили на русском языке, за исключением китайского гроссмейстера – его переводили. Все остальные говорили по-русски, включая Петера Леко, который прекрасно владеет языком. А если, например, взять турнир претендентов, где у нас играет Виши Ананд…

Е.СУРОВ: Вообще-то там тоже было большинство русскоязычных претендентов.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Большинство русскоязычных было, да. Но тут есть вечный баланс между желанием вести пресс-конференцию на русском языке и пониманием того, что, предположим, в зале сидит четыре журналиста, двое из которых знают английский язык, а двое подойдут и спросят после, правильно? И одновременно там висит сорок тысяч человек, которые слушают и ждут. Иногда мы одновременно выпускаем параллельный перевод на русский или на английский – в зависимости от того, как идет трансляция. Но каждый раз мы решаем этот непростой вопрос.

Е.СУРОВ: Понятно. Это вопрос совсем не простой, и все можно понять. Единственное, чего я никогда не мог понять, - это что бывают такие ситуации, когда, к примеру, Крамник с Грищуком рассказывают о своей партии и делают это на английском языке. Это странно.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, иногда это выглядит очень странно. А с другой стороны, представь себе эфир, в котором люди говорят на знакомом тебе языке, а потом вдруг – раз! – и резко переходят на незнакомый. Тут тоже есть какая-то странная история. Я согласен с тем, что это вопрос не такой простой. Но все-таки если человек смотрит трансляции, он понимает, что в общем и целом мы стараемся сделать их максимально интересными, максимально живыми. Но – да, это сложно совместить. Надо понимать, что сама трансляция устроена следующим образом. Картинка, которую мы транслируем на разных языках, всегда одинаковая по определению. То же самое происходит в теннисе и зачастую в футболе, когда чистый видеопоток – так называемый фид – отдается разным телеканалам, и у них уже, соответственно, озвучивают разные комментаторы. Но мы живем в интернете, и когда у нас происходит пресс-конференция, ты не можешь заставить человека говорить сразу на двух языках. Тут всегда есть и будет какая-то искусственность в любом случае.

Е.СУРОВ: Ну а теперь, может быть, самый страшный вопрос: "Будут ли среди соотечественников в ближайшее время реальные претенденты на шахматный трон? И что для этого делается?".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Конечно, это вопрос такой очень неконкретный. То есть он как раз очень конкретный, но на него невозможно конкретно ответить.

Е.СУРОВ: Иными словами, вернется ли корона в Россию? И если да, то когда, и кто ее вернет?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Не имею абсолютно никакого представления. Я думаю, что круг людей, которые в состоянии бороться за чемпионский титул, пока очень простой и ясный. Если говорить о тех людях, напротив фамилий которых в рейтинг-листе стоит "Rus", то это, в первую очередь, Грищук, Крамник и Карякин. Это те три человека, которые очевидно играют ту или иную роль в претендентском цикле. Остальные люди в предыдущих претендентских циклах себя либо мало зарекомендовали, либо никак не зарекомендовали вообще. Можем ли мы как-то экстраполировать эти данные и предположить, что и в следующие годы они же будут бороться? С одной стороны, есть фактор возраста. С другой стороны, век шахматиста долог, мы видим, что есть шахматисты, которым сильно за сорок, а они играют и матчи на первенство мира, и турниры претендентов выигрывают. В трех последних матчах мы видели, что играл Борис Гельфанд, Виши Ананд, Виши Ананд и опять Виши Ананд. То есть не надо списывать никаких шахматистов со счетов, участвовать могут и возрастные шахматисты. И при этом подрастают молодые, так что мне сложно судить. Вернуть корону в Россию – это хороший слоган, который к реальной жизни спортсменов имеет мало отношения. Шахматы – индивидуальный вид спорта, тут каждый борется за себя. Не за то, чтобы вернуть корону в Россию или в Норвегию, или в Италию, а за то, чтобы водрузить эту корону на собственную голову. И, по  большому счету, это вопрос к содержимому его черепной коробки. Как много сил, времени, интеллекта он тратит на то, чтобы самореализоваться и попытаться эту самую корону себе на голову прилепить. Российская федерация много лет – и в этом нет никакого секрета – создает для тех людей, которые борются за эту корону, достаточно благоприятные условия: помогает в подготовке, помогает в участии, в обмундировании спортсменов, проводит у себя сильные турниры. Но это не может ничего гарантировать, это может только помочь людям. А так – все равно каждый сам эту корону выдергивает. А что делается? Мы можем только создавать условия для молодых. Вот они, на самом деле, являются предметом нашего интереса и нашей заботы, чтобы они в будущем могли побороться. Помогать человеку, как мне представляется, нужно лет в пятнадцать, шестнадцать, семнадцать. А какой смысл помогать человеку, которому двадцать пять лет? Он уже сам кому хочешь может помочь.

Е.СУРОВ: Среди вот этой возрастной категории – пятнадцать, шестнадцать, семнадцать лет – сейчас есть у нас люди, на которых можно надеяться в плане возвращения короны?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Мне кажется, да. Другое дело, что все четыре человека, которые участвуют в нашем турнире, в том самом "Щелкунчике", о котором мы говорили, - и Опарин, и Дубов, и Артемьев, и Федосеев, - они все очень интересные молодые гроссмейстеры. Надеяться на них можно, помогать мы им помогаем. Но пока ни один из них не вышел на претендентский уровень. Есть люди, которые участвуют в турнирах Гран-при. Возьмите, например, того же Диму Андрейкина, которого мы еще не перечислили и который недавно выиграл очередной Гран-при, а до этого пробился в турнир претендентов. Конечно, в России много талантливых шахматистов, но взять на себя смелость сказать, что кто-то из них в состоянии не просто попасть в турнир претендентов, но и выиграть его… За пределами вышеназванной тройки я пока таких людей не вижу. Но надеюсь, естественно, что они появятся. Впрочем, я не ставлю для себя или для федерации задачу какой-то селекции чемпионов. Мне кажется, к этому больше судьба располагает. Я помню, как Юрий Сергеевич Разуваев, царствие ему небесное, рассказывал мне, когда Саша Костенюк становилась чемпионкой мира и играла уже свой финальный матч, она позвонила ему с какими-то вопросами перед финалом, а играла она, между прочим… С кем она играла, Женя?

Е.СУРОВ: С Хоу Ифань она играла.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, она играла с Хоу Ифань, которой тогда было четырнадцать лет или что-то около этого. Но она уже тогда неплохо играла.

Е.СУРОВ: Она еще не была таким монстром, как сейчас, но играла неплохо.

М.ГЛУХОВСКИЙ: И Саша ему позвонила и говорит: "Юрий Сергеевич, вот здесь так, здесь эдак". А Юрий Сергеевич, который всегда до этого ей помогал и вел ее, и рассказывал какие-то дебюты – если помнишь, Саша тогда замечательно играла, причем играла нетипичные для нее дебюты, прекрасно играла испанскую партию, - он ей сказал всего три слова: "Положись на судьбу". И она, в общем-то, положилась, и неплохо получилось. Она тогда выиграла, по-моему, 3-1, или как-то так, но как-то очень убедительно. Так что где-то надо просто положиться на судьбу, и тогда наверняка кто-нибудь из наших может побороться. С другой стороны, я как-то больше болею за людей по их личным качествам, нежели по национальной принадлежности. Я имею в виду, в индивидуальных турнирах. В командных-то понятно, что всегда за наших болеешь. А в индивидуальных турнирах для меня важнее индивидуальный человек, дружеские отношения с ним и так далее.

Е.СУРОВ: Ой-ой-ой, непатриотично вы сейчас заявляете.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да бросьте, господи!

Е.СУРОВ: Кстати, 2,5-1,5 все-таки, по-моему, выиграла тогда Костенюк, но это не имеет принципиального значения.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Может быть, может быть. Я могу ошибаться, давно это было.

Е.СУРОВ: Я вижу, что пришло несколько таких узконаправленных вопросов. Может быть, мы сделаем так: чтобы сейчас не тратить на них много времени, попросим Марка ответить на них как-то в письменном виде. Даже если Вконтакте пришел вопрос, то мы там же Вконтакте и ответим. А если это действительно представляет интерес, то и на сайт тоже выложим.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, давайте. И если это вопросы, на которые нельзя найти ответ, задав в поисковике что-то. А то был вопрос, например, кто возглавляет ДЮК? Ну, такие вопросы… Ребята, если вам лень поискать, то мне лень на них отвечать.

Е.СУРОВ: А у меня есть еще несколько вопросов, хотя я вижу, что время поджимает. Что касается сборной России – давайте начнем с мужской, - то все-таки понятно, что выступление на Олимпиаде нельзя признать слишком успешным, назовем это так.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Нет, ну это ты уж больно мягко как-то…

Е.СУРОВ: Я намекаю на то, что президент нашей шахматной федерации Андрей Филатов любит повторять, что команда разделила второе место. Но все-таки надо понимать, что на первое место она задолго до финиша потеряла шансы. Такая была ситуация.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Я даже добавлю, что, на мой взгляд, главная проблема была не в месте, а именно в том, что не было, собственно говоря, команды. И это проявилось, в первую очередь, в том, что не играли стыковых матчей. Тут очень важно, играешь ли ты в командных турнирах стыковые матчи или нет. Мы из одиннадцати матчей, которые были, сыграли всего два стыковых. Это уму непостижимо! Причем последний играли с Францией, который уже ничего не решал. К счастью, выиграли. И один стыковой матч сыграли с Китаем вничью. А в принципе мы сыграли Олимпиаду, не сыграв вообще с Индией, с США, с Арменией, с Азербайджаном, с Германией. То есть вообще с сильными командами не играли. Вот что поразительно! Даже с первой Норвегией, прости господи, не сыграли!

Е.СУРОВ: Это правда. Но на это можно возразить, что Россия в этом смысле не единственная, и другие сборные тоже, в общем-то, не очень много играли такие матчи.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Ну почему же? Нет-нет, кто-то же шел по верху? Так не бывает.

Е.СУРОВ: Но в принципе немного, и это бросилось в глаза, недостаток всей этой системы.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Если вспомнить две предыдущие Олимпиады, в Ханты-Мансийске и в Стамбуле, то тогда наши шли по верху и сыграли со всеми. И когда ты играешь-играешь и вдруг проиграл стыковой матч Украине, то ладно, стыковой матч всегда можно проиграть. Или, например, в Стамбуле великолепно играли, один матч проиграли, один сыграли вничью. Ну, по коэффициенту где-то не дотянули до первого места. Но это нормально, это было командное выступление. Где-то фарта не хватило, где-то удачи, где-то какое-то тренерское решение было неточное. Но это все объяснимые вещи, это уже из области каких-то спортивных деталей, которые имеет смысл обсуждать специалистам. А здесь именно что получилось какое-то антивыступление, потому что даже ни с кем толком не померялись силами.

Е.СУРОВ: И как это все-таки объяснить?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Не знаю, как это объяснить. Это можно объяснить тем, что команда сыграла очень плохо и значительно ниже своих возможностей. А ведь как бывает? Я просто готов на эту тему долго говорить, потому что много лет возглавлял команду "64" и примерно представляю себе, как это работает. Из четырех чемпионатов России мы выиграли два, в одном заняли второе место, еще в одном – третье. Чтобы хорошо сыграла команда, тебе нужно, чтобы примерно половина людей, которые входят в команду, сыграла на своем уровне, а половина показала бы суперрезультат. Обычно два человека тащат, а остальные играют на своем уровне, ведь все не могут одновременно быть в суперформе. А у нас получилось так, что никто не сыграл на своем уровне, а несколько человек показали антирезультат, значительно хуже ожидаемого. Поэтому – да, ни одного доброго слова у меня по поводу этого выступления нет.

Е.СУРОВ: Виновные назначены?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Нет. А какие могут быть виновные? Что сыграно, то сыграно. Контракт с главным тренером, Юрием Рафаэловичем Дохояном, мы на следующий год не продлили. Но это не потому, что назначен какой-то виновный. Просто все контракты имеют какой-то срок давности, срок годности. Посмотрим, что будет в следующем году. А два других тренера, Александр Мотылев и Владимир Поткин, остались. То есть я не хочу ни в коем случае назначать каких-то виновных. Это вообще самое распоследнее дело – назначать виновных. И права на это у меня нет точно, и ни у кого нет. Значит, просто что-то со сборной не получилось. Может быть, должна меняться концепция каким-то образом. Это сложный вопрос, мы будем над ним работать в следующем году. У нас в целом была такая идея с президентом федерации, что с 1 февраля мы ничего не меняем в работе федерации. Она достаточно хорошо работает, поэтому надо в первый год ничего не менять, просто выдержать и посмотреть, что получится. А сейчас, возможно, какие-то изменения уже и будут.

Е.СУРОВ: Нового главного тренера уже подобрали?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Нет, главного тренера мы пока не подобрали. Есть Александр Мотылев и Владимир Поткин, они в статусе тренеров будут по-прежнему работать со сборной. А кто будет выезжать с командой в роли, я бы даже сказал, не главного тренера, а капитана, - это мы пока еще смотрим.

Е.СУРОВ: Понятно. Да, в прямом эфире сейчас прозвучала новость. Если кто не услышал, то я повторю: Юрий Дохоян в следующем году уже не будет главным тренером сборной.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Новостей могло бы быть гораздо больше, на самом деле, если бы кто-то об этом спрашивал. Ты спросил про команду, про командный чемпионат – я рассказываю. Может быть, потом будет еще куча новостей, я не знаю.

Е.СУРОВ: Тогда вопрос про женскую сборную: Косинцевы не возвратятся в ближайшей перспективе?

М.ГЛУХОВСКИЙ: В ближайшей перспективе пока нет, хотя мы делаем все возможное для того, чтобы они вернулись. Место для них, разумеется, всегда есть. Но пока Татьяна не хочет, она хочет сосредоточиться на личных турнирах. Я с ней несколько раз говорил в течение этого года, но пока что у нее нет желания возвращаться в команду. Но у нее всегда есть такая возможность, о чем она прекрасно знает. Если настроение поменяется, и ей захочется, то мы будем страшно рады. Все, включая главного тренера.

Е.СУРОВ: Марк, помнится, у нас было интервью, не очень большое, но информативное, перед Олимпиадой. Поводом тогда послужила вся эта невеселая история с женской сборной. И тогда вы обмолвились, что не можете сказать, почему не подали заявку до первого июля. Или до первого июня, я сейчас не помню. Если это уже не секрет, может быть, сейчас скажете?

М.ГЛУХОВСКИЙ: К сожалению, нет. Здесь ситуация до сих пор не прояснилась.

Е.СУРОВ: То есть остались некоторые тайны.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Остались. На самом деле, там ничего интересного нет, и никаких сенсаций за этим не кроется. Просто так получилось. Вот честное слово, я ничего интересного не утаиваю от любителей шахмат в этом вопросе! Я просто врать не люблю, и если я не могу что-то сказать, я говорю: извините, сказать не могу. А здесь просто нет ничего интересного.

Е.СУРОВ: Я что-то запамятовал, или в этом году не проводилось награждение "Оскаром"?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Там ситуация такая: итоги подводили, выиграл Карлсен, как несложно догадаться, но награждения не проводили, просто написали ему. Как-то не было повода вручать ему "Оскара", не было такого неофициального турнира, в котором бы сыграл Магнус. На матче ведь ты не можешь вручать – на матче все должны быть в равных условиях. Поэтому не было возможности вручить, а у Магнуса, по-моему, уже столько этих "Оскаров"... Конечно, мы ему написали, и новость прошла о том, что в очередной раз он выиграл "Оскара". Но это уже, как я и опасался, перестало быть новостью. Хочется надеяться, что в этом году, может быть, будет немножко побольше этой внутренней борьбы в голосовании. Каруана имеет полное право подключиться к этой борьбе после своего фантастического выступления в Штатах. Может быть, еще кто-то есть. Грищук, допустим, третье место в мировой классификации, он и турнир выиграл роскошный. То есть здесь есть хотя бы надежда на интригу. А то в прошлом году что-то ни интриги не было, ни надежды – ничего не было.

Е.СУРОВ: То есть конкурс немножечко теряет уже в зрелищности?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да. Но ты же сам понимаешь, когда собака укусила человека, а Магнус Карлсен в очередной раз выиграл чемпионат мира, то это, по-моему, уже ни для кого не новость будет скоро. А уж то, что он выиграл голосование журналистов по всему миру, это уж точно мало кого заинтересует. Я думаю, что любой другой результат был бы мегасенсацией в нашем маленьком уютном шахматном мирке.

Е.СУРОВ: А голосование за 2014 год сейчас проводится?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Вот сейчас закончится наш "Щелкунчик", на которого я все время обращаю внимание…

Е.СУРОВ: Там последний тур на сегодня идет.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да, на сегодня последний тур. Быстрые шахматы, Петер Леко выиграл партию, чему я чрезвычайно рад, потому что Петер, конечно… Я хотел ему сказать "спасибо" за то, что он вообще приехал на этот турнир. Он хотел сыграть в команде, но проблема  в том, что сразу после Китая он, видимо, не акклиматизировался, потому что он шикарные позиции получает, а играет неудачно. А сейчас он выиграл у Владика Артемьева. И вот сейчас играется последний, четвертый тур. И я бы хотел, пользуясь случаем, поблагодарить спонсоров и организаторов этого турнира. В первую очередь, это Аркадий Дворкович, который является одним из авторов всей этой идеи, как турнир оформить, и который помог этот турнир профинансировать. И Олег Скворцов – автор многих интересных идей в шахматах, в том числе замечательного турнира в Цюрихе. Благодаря двум этим любителям шахмат, этот турнир сейчас и проходит. На самом деле, несмотря на такую внешнюю скромность, этот турнир для нас чрезвычайно важен, потому что как раз вот эти молодые ребята и за корону будут бороться в ближайшее время, и в сборной, может быть, будут играть. Но если только мы им поможем в какой-то момент. И это как раз одна из форм помощи для них – сыграть с такими людьми, выиграть какие-то призы и, что немаловажно, сходить на балет "Щелкунчик" в Большой театр.

Е.СУРОВ: А, пойдут они?

М.ГЛУХОВСКИЙ: Да-да, пойдут. Мы как раз сегодня с Олегом Скворцовым пригласили экспертов, наших комментаторов и думали, кто же получит эти билеты на балет в Большой театр на послезавтра. И определили… Говорить не буду, завтра на награждении мы все это уже узнаем. Это будут именно спецпризы для "Принцев", для молодых участников.

Е.СУРОВ: И тут бы как раз включить песню "Вот билет на балет, на трамвай билета нет".

М.ГЛУХОВСКИЙ: Ну, прямо скажем, без этой песни можно обойтись… Я вообще не очень люблю такого рода попсу, хотя она, конечно, времен моей юности.

Е.СУРОВ: Если кто-то не слушал начало нашего эфира, то Марк попросил поставить песню "Аквариума" "Голубой огонек", и она сейчас прозвучит. Какая-то мрачноватая у нас концовка вообще-то.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Ну, у нас и интервью-то не сильно веселое. Но все-таки надо сказать, что Новый год-то все равно придет, ребята! Неделя всего осталась. И не надо так уж сильно грустить. А это же важно.

Е.СУРОВ: Самое страшное – это неопределенность. Новый год-то придет, а что там будет, за этой чертой, после первого января? Вот это всех пугает.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Это правда. Здесь можно либо утешать себя какими-то банальными мыслями о том, что мрак всегда темнее всего перед рассветом – есть такое соображение. А можно просто, как советовал Юрий Сергеевич Разуваев, положиться на судьбу. В следующем году ему исполнилось бы семьдесят лет. Мы, конечно, будем отмечать это какими-то турнирами и событиями.

И если кто-то вдруг почему-то спросит моего совета, то я только процитирую Юрия Сергеевича: давайте все положимся на судьбу. Тем более, что все эти рождественские и предрождественские дни дают нам на это право, не так ли?

Е.СУРОВ: Фактически это было новогоднее обращение председателя Российской шахматной федерации Марка Глуховского. Или рождественское? Давайте будем считать его рождественским.

М.ГЛУХОВСКИЙ: Давайте будем считать рождественским, тем более, что на Новый год я надеюсь уже ни к кому не обращаться, кроме как к своей семье.




Комментарии

Очень приятное интервью. А

Счет: 2

Очень приятное интервью. А что, уже разрешили говорить, что Россия воюет с Украиной?

А что,для того,чтобы это

Счет: 2

А что,для того,чтобы это сказать,нужно спрашивать разрешения? У кого? И разве свобода
слова уже запрещена?

А причем здесь Россия и

Счет: -5

А причем здесь Россия и Украина? Когда страны воюют, они не поставляют друг другу энергоносители и не сохраняют безвизовый режим. Скорее всего, говоря о войне с "ближайшим родственником", Марк Глуховской имел в виду затянувшийся арабо-израильский конфликт, как раз вступивший в очередную активную фазу в уходящем году. И, как гуманист, глубоко сожалел о жертвах.

Намек на национальность

Счет: 3

Намек на национальность Глуховского понятен.Но все-таки попробуйте хотя бы прочесть
откровения главы свердловского фонда ветеранов спецназа Владимира Ефимова под заголовком:"Я помогаю добровольцам отправиться воевать на Украину".Может быть,ерничания
немного поубавится.Это всё-таки не рядовая отставка тренера.

ясно, что людей в разных

Счет: 1

ясно, что людей в разных городах России изначально системно вербовали для заброски в Украину

но, если не фейк - почему такие подробности, до мелочей, просочилось в СМИ именно сейчас, это любопытно

Наверное,тоже ждали какого-то

Счет: 1

Наверное,тоже ждали какого-то разрешения...

Когда идет война, никого не

Счет: -1

Когда идет война, никого не "вербуют", а объявляется всеобщая мобилизация.
А что касается добровольцев, во время Чеченских компаний против Российских войск воевали целые подразделения, состоящие из граждан Украины, членов УНА-УНСО. Однако этот факт не говорит о том, что Украина тогда воевала с Россией.

Невский, скажите, а если

Счет: 3

Невский, скажите, а если среди добровольцев нередко попадаются служащие российской армии, это нормально? Такое было в Чечне? Только не пишите, что свято верите (к примеру) в то, что псковские десантники погибли на учениях. И еще: если бы дело было в ополченцах да в добровольцах лишь, долго бы они не протянули. И только такие как вы не видят того, что эти ополченцы стреляют не с самодельных обрезов. В их распоряжении есть современное оружие, в том числе тяжелое, которое им в достатке поставляет бесконечными "гуманитарными" конвоями сами знаете кто. Так что ваша аналогия с Чечней неуместна.

UPD: а Марка Глуховского еще больше уважать стал. Человек называет вещи своими именами. Видно, что он не из тех, кто будет тратить свое время и усилия на "отрабатывание" должности, вместо того, чтобы заниматься обязанностями, которые эта должность подразумевает.

У_pal, тогда возникает

Счет: -2

У_pal, тогда возникает законный вопрос, почему же украинские власти отпустили задержанных десантников? Значит, у них не было сомнений в том, что они действительно заблудились. А интервью Глуховского еще раз говорит о высокой степени свободы слова в России. Попробовал бы шахматный руководитель Украины назвать события в Донбассе гражданской войной, не избежать было бы ему "народной люстрации" в мусорном контейнере.

Смотрите также...

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Традиционное время, в которое разыгрывается звание чемпиона России среди клубов - апрель. Но в следующем году турнир будет перенесен на май и пройдет в сочинской гостинице "Жемчужина". Об этом в ходе интервью нашему сайту сообщил председатель правления РШФ Марк Глуховский.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, вместо со мной две очень красивые девушки. Одна из них действующая чемпионка мира Александра Костенюк, и ее дочка Франческа. Александра, у меня к вам такой вопрос. Через несколько дней вы едете в Турцию на чемпионат мира отстаивать свое звание. Зачем вам нужно было все, что здесь происходило, на Гоголевском бульваре?

  • Запись интервью: 23.01.2016, 16.00 Мск
    Длительность - 10 минут

    Е.СУРОВ: Юдит, здравствуйте! Очень приятно видеть вас здесь, в Вейк-ан-Зее. Вы сказали, что испытываете ностальгию. А сколько раз всего вы играли здесь?

    Ю.ПОЛГАР: Я играла здесь шесть раз. Первый раз - в группе В, а потом пять раз – в группе А.

    Е.СУРОВ: И какое у вас здесь было самое большое достижение, наилучший результат?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!