Маир Мамедов: "Сам виноват: ностальгирую по шахматам прошлого, живу шахматами настоящего"

Время публикации: 14.10.2014 14:40 | Последнее обновление: 21.10.2014 12:38
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 14.10.2014, 13.00 Мск
Длительность: 37 мин. 44 сек.

Е.СУРОВ: 13.01 московское время, мы в прямом эфире, я надеюсь, что нас слышно. Это Chess-News, Маир Мамедов вместе со мной. Здравствуйте!

М.МАМЕДОВ: Здравствуйте!

Е.СУРОВ: Мы смотрим партии последнего тура этого великолепного турнира. Скажите, Маир, пока еще первый этап Гран-При не закончен, какие у вас на данную минуту впечатления, ощущения от турнира?

М.МАМЕДОВ: Как бы вам сказать… Это же не первый турнир, который мы проводим, чтобы испытывать какие-то неповторимые и необыкновеннейшие чувства. Эти чувства были, имеют место и будут иметь место, и будут повторяться. Так что это все рабочие моменты. Радует то, что до этого – одиннадцатого – тура дошли без ЧП, я имею в виду какие-то организационные ЧП. Но в принципе имеется и определенный опыт. Поэтому дай бог, чтобы последний тур стал интересным, хочется, чтобы было много результативных партий. А вечером – закрытие с ужином и концертной программой.

Е.СУРОВ: Скажите, для вас сделать из турнира праздник – а все турниры, на которых я бывал в Баку, в той иной степени всегда превращаются в праздник…

М.МАМЕДОВ: Я не могу сказать, что мы делаем праздник. Это же не цель. Утверждать, что мы сделали праздник – по меньшей мере, нескромно. Если вы так напишете и оцените, то мне будет приятно это прочитать. Но мы просто-напросто делаем хороший турнир.

Е.СУРОВ: А то, что это официальный турнир ФИДЕ, – это никак на вас не давит?

М.МАМЕДОВ: Нет. Я же говорю: и официальных турниров проводилось немало, и неофициальных. Слава богу, в течение этого турнира проблем не было, но мы сейчас входим в двухлетний цикл, где напряжений, драйва, усилий и денег надо будет прикладывать неимоверно больше. Это и Кубок мира, и предстоящая Олимпиада, которая уже не за горами.

Е.СУРОВ: Олимпиада – дело понятное. Мы, кстати, об этом еще поговорим. Но вот что касается Гран-при, то у меня такой вопрос, Маир, извините за прямоту: а у вас нет ощущения, что ФИДЕ вас в некотором роде использует? Им нужно найти организаторов… Вы понимаете, что я имею в виду?

М.МАМЕДОВ: Да. Но я скажу про себя. Я как-то говорил, что надо быть благодарным любому организатору в нашем любимом виде спорта. В данном случае меня используют – и правильно делают, потому что виноват я. Я ностальгирую по шахматам прошлого, живу шахматами настоящего. Вот потому и используют. Не будет этой ностальгии, не будет этих рефлексов, не будет этих комплексов - они и не будут использовать. Они хорошо уловили этот момент, и я рад быть использованным в этом вопросе. Это первое. И второе. Помимо меня, я вижу колоссальное количество шахматных людей в нашей стране, в Азербайджане, наше поколение 90-х, и то, что мы делаем, помогает им еще раз самоутвердиться. Они причастны к чему-то большому. Я вот, например, хочу, чтобы уровень нашей спортивной, шахматной  журналистики был неимоверно выше. Вот, например, напротив меня сидит Теймур Тушиев. Я хочу, чтобы он стал одним из лучших шахматных обозревателей, комментаторов, критиков, журналистов. Чтобы он задавал на пресс-конференциях не только вопросы общего порядка, но и чисто шахматные вопросы, со знанием дела. Что он уже и начинает делать, и это радует. Пока другие журналисты не могут этим похвастаться. И для них это ведь тоже некий плацдарм, чтобы повышать свой уровень. Это же хорошо. А так – пускай используют.

Е.СУРОВ: Таких, как вы, мало.

М.МАМЕДОВ: Я же говорю, что надо быть благодарным любому. Некоторые уходят в критику, в критиканство. Да, критика нужна, чтобы уровень шахматных соревнований не падал. Но понимаете, шахматы же ничего не приносят, кроме морального удовлетворения, по большому счету. Их же никак нельзя монетизировать.

Е.СУРОВ: По-вашему, это невозможно?

М.МАМЕДОВ: А как? Это же не только я пытаюсь, а такие светлые умы пытались и пытаются… Не получается! На каждых выборах новые, да и старые люди, начиная с Данаилова и кончая… Ну, не буду вдаваться. Например, наш друг Сильвио Данаилов был одним из самых главных апологетов коммерциализации шахмат. Он говорил и продолжает говорить очень умные вещи. Но когда он стал президентом ЕШС, сам понял, что это не так просто. Потенциал, к сожалению, невелик в нашем нынешнем мире. Если кто-то что-то найдет, сделает какой-то рывок, откроет неизведанные тайны, что заложены в шахматах, то это, конечно, будет прорыв. Наверное, для этого надо многое ломать. Например – то, что лежит на поверхности, - надо уйти от классического. Я не имею в виду классический контроль, но уйти от каких-то классических догм, сделать над собой большое усилие всему шахматному сообществу. Найти, от чего именно уйти, и правильно уйти. Например, говорили, что ушли от цейтнотов, но сегодня опять продолжаются споры: хорошо это или плохо? Ушли от цейтнотов, добавляем шахматы… А Генна [Сосонко] на днях утверждал, что это стареющий Фишер придумал для своего удобства. Разные мнения, и непонятно, как быть.

Е.СУРОВ: Вы упомянули про поколение 90-х. А со следующими поколениями как в Азербайджане дела обстоят?

М.МАМЕДОВ: Вы же видите, что мы уже на втором подряд кубке Европы выставляем команду из 7-8 молодых азербайджанских шахматистов. Команда называется "Odlar yurdu", что в переводе означает "Страна огней". Это фарм-клуб для первой команды и некий плацдарм для подготовки второй и третьей сборных на будущей Олимпиаде – ведь у хозяев будет возможность выставить несколько команд.

Е.СУРОВ: И вы, конечно, воспользуетесь этой возможностью?

М.МАМЕДОВ: Однозначно. Ребята растут, они конкурируют друг с другом, общаются, у них хороший наставник – Эмиль Сутовский наш незабвенный, который в соседней комнате комментирует партии вместе с Евгением Мирошниченко. Так что и конкуренция есть, и сборы проводятся. То есть я смотрю оптимистично. И девочки очень хорошие маленькие растут, так что хорошее поколение растет. Шахматы в Азербайджане – уважаемый и почитаемый вид спорта, вид занятий. Я же говорю: вот ребята 90-х – они все при делах, все заняты подготовкой. Сейчас очень большой спрос на учителей. В 90-х годах они, конечно, больших спортивных успехов не достигли, но они все были международными мастерами, многие стали гроссмейстерами. Мы подготовили очень большую и сильную плеяду шахматных педагогов. Это действительно очень сильные педагоги. Пока еще не на уровне Чучелова, но обещают быть им.

Е.СУРОВ: Давайте напомним, если кто не знает, что Чучелов, хотя в данном турнире позиционирует себя как тренер Каруаны, но занимается еще и с Теймуром Раджабовым, как я понимаю.

М.МАМЕДОВ: Да, занимается.

Е.СУРОВ: Вы довольны этим сотрудничеством?

М.МАМЕДОВ: Сотрудничеством – да. Конечно, я ожидаю прорыва хотя бы в 2015 году. То есть не прорыва, а возврата Теймура по части шахматных результатов на прежний уровень. Я думаю, что Чучелов – это тот человек, который ему нужен. Хотя тому, наверное, сложнее работать с двумя топовыми шахматистами. Но это уже другая история.

Е.СУРОВ: Еще немножко о будущем. У нас и на сайт, и в нашу группу ВКонтакте пришли вопросы вот какого характера. Вы – президент компании "SOCAR Georgia". Напомните, в азербайджанской структуре SOCAR вы какую должность занимаете?

М.МАМЕДОВ: Нет-нет, это и есть составная часть азербайджанской структуры. У SOCAR есть представительство за рубежом в 11 или 12 странах – точно не припомню, - и я возглавляю одну из таких структур, со всеми ее коммерческими подразделениями. И это первая структура в истории SOCAR за пределами Азербайджана.

Е.СУРОВ: Грузинская?

М.МАМЕДОВ: Да, грузинская структура - это было первое обращение SOCAR за пределы Азербайджана.

Е.СУРОВ: Так вот, как известно, вы тратите немало денег на содержание вашего клуба SOCAR, который стал недавно чемпионом Европы во второй раз. А сколько денег вы тратите на развитие детских шахмат в Азербайджане? – спрашивают наши читатели.

М.МАМЕДОВ: Вопрос о ком? Лично я, SOCAR или кто?

Е.СУРОВ: Спрашивают про SOCAR. Но тогда вам вообще надо пояснить…

М.МАМЕДОВ: Тогда я расскажу, как вообще происходит организация шахматного движения в Азербайджане. Шахматами занимается министерство спорта и молодежи, у них есть особый бюджет, выделяемый на шахматы. Занимается и Шахматная федерация Азербайджана. А также шахматами могут заниматься различные коммерческие структуры. В этой связи я не должен и не обязан отдельно выделять SOCAR, хотя у SOCAR есть свой шахматный клуб, называется "Нефтчи", и многие наши шахматисты, включая и Теймура Раджабова, и покойного Вугара Гашимова, если мне память не изменяет, выходцы из этого клуба. Даже мой сын, который прыгает в высоту и является вторым номером в Азербайджане по прыжкам в высоту – ему 17 лет, - как только стал подавать надежды, сразу попал в поле зрения интересов спортивно-оздоровительного клуба "Нефтчи", и его взяли в ряды "Нефтчи". Ему сейчас стипендию там платят. И это не по знакомству, потому что по знакомству в высоту прыгать не будешь.

Е.СУРОВ: То есть он сейчас делает успехи и стал профессиональным спортсменом?

М.МАМЕДОВ: Да-да. Ему сейчас 17 лет, и он прыгает… Не буду уточнять, но стабильно уже за два метра – 2,05-2,06. В Азербайджане это второй результат на сегодня. И его сразу взяли. Вот так действует система отбора, селекции, система поощрения. Все детские официальные соревнования международного уровня спонсируются средствами и ресурсами из бюджета государства, то есть из бюджета министерства спорта и молодежи. Именно поэтому азербайджанская молодежь – если взять годы нашей независимости, последние 24 года, и если взять медальный зачет, очковый зачет – стабильно на втором месте после России. Это если посчитать всё. Так что смена подрастает, ей уделяется стабильное внимание. Например, детские азербайджанские олимпиады собирают по 500-600 детей, они постоянно распределяются по регионам, и с каждым годом их количество растет. Потом, нельзя забывать про работу министерства образования. В каждом городе Азербайджана, в каждом районе есть шахматная школа, которая входит в систему министерства образования. Вот те учителя, о которых мы говорили – поколение 90-х годов – они, в основном, в этих школах и числятся.

Е.СУРОВ: А хватает учителей вообще?

М.МАМЕДОВ: Честно говоря, в районах – нет. А в городе – да. Те, кого я подразумевал, как такового свободного времени не имеют. Они распределяют его между своими учениками и подопечными. И им уже присваиваются заслуженные звания, они заметны на своем поприще.

Е.СУРОВ: На сайте как раз просили вас рассказать про государственную программу развития шахмат. Но вы фактически уже и рассказали.

М.МАМЕДОВ: Да, я уже рассказал. Вкратце, конечно, но все так и есть.

Е.СУРОВ: Еще такой был вопрос: "Станет ли турнир памяти Вугара Гашимова традиционным?".

М.МАМЕДОВ: На днях пришли на турнир [в Баку] руководители компании "Synergy", которые сделали большое дело – были инициаторами и провели блестящий турнир в Шамкире памяти Вугара Гашимова, нашего рано ушедшего из жизни шахматиста, я думаю, великого шахматиста. И они изъявили желание его продолжить. Фактически этот турнир памяти Вугара Гашимова обещает перерасти в Мемориал. Если он будет проведен второй год подряд, то мы уже сможем его так назвать. А если уж назовем Мемориалом, - а я знаю амбиции этой компании, - то, наверное, в дальнейшем от идеи проводить его ежегодно они никуда не уйдут. Хотя они мне сказали, что возможно, в следующем году будет один большой турнир "А". Про "Б" они еще подумают, но "А" – будет.

Е.СУРОВ: Вероятно, опять в Шамкире?

М.МАМЕДОВ: Да.

Е.СУРОВ: Вернемся к нашему турниру, который в эти минуты еще продолжается. Здесь многие отмечают – да это видно и на видео, и на фотографиях, - что зал все-таки пустой. Красивый театральный зал… Но согласитесь, совсем по-другому бы выглядели шахматы и сам турнир, если бы зал был заполнен.

М.МАМЕДОВ: Во-первых, он не пустой. Пустой – это когда никого нет. А это не так. На турнире всегда сидят, по моим наблюдениям, до 10 до 40 человек. они просто разбросаны по залу, не сидят концентрированно, поэтому их не видно.

Е.СУРОВ: И в комментаторскую кто-то приходит…

М.МАМЕДОВ: Да, и в комментаторскую потом приходят, и на пресс-конференции, и так далее. Иногда и больше 40 человек собирается. В эти моменты вы зал просто еще не снимали. Но зал большой, около 300 мест, потому он и кажется пустым. Поэтому я, с оговоркой, начну объяснять, почему так, а не буду спорить с вами без конца, что он не пустой.

Е.СУРОВ: Вот если бы здесь был Генна Сосонко – он как раз на днях вспоминал о тех турнирах в Баку, о которых говорил на открытии Кирсан Илюмжинов, где становились чемпионами Таль и Ботвинник, так вот так битком все было заполнено.

М.МАМЕДОВ: Тогда была другая эпоха, другое время. Например, я, чтобы получить газету "Футбол-Хоккей", во вторник шел, готовил 15 копеек своих… Газета стоила около 10 копеек, но нужно было платить 15, чтобы тебе её дали из-под полы.

Е.СУРОВ: Вот так это в Баку происходило.

М.МАМЕДОВ: Да. Я шел во вторник… А газету должны были принести вечером, и я ждал до половины седьмого вечера. У меня был знакомый киоскер. До сих пор помню лицо этого парня, он напоминал артиста Олега Даля, такой русский парень был... И вот я шел, он меня видел издалека и уже так кивал: дескать, не беспокойся. Потому что вечером был завоз газет, типа "Вечерний Баку", аналог московской "Вечерки". И вот я покупал эту газету. И у меня подшивка "Футбол-Хоккей" была собрана чуть ли не за пятнадцать лет. Потом просто стало не хватать места, и я всё выбросил.

Е.СУРОВ: А "Советский спорт"?

М.МАМЕДОВ: "Советский спорт" я не собирал; собирал лишь самые важные, особые вырезки. На "Советский спорт" я подписывался. А на "Футбол-Хоккей" подписаться было сложно.
...Вот вам и ответ. Где информацию черпать? В газете пишут про кого-то – и уже эта газета становится каким-то священным листком, перечитываешь что-то и так далее. Например, я матч Фишер – Спасский тоже смотрел по партиям без комментариев в "Известиях". Другого способа познакомиться с тем, что они там делали в Рейкьявике, не было. Потом, шахматы были политическим инструментом в борьбе двух систем. В основном, это, конечно, поощрялось со стороны, скажем так, коммунистического лагеря, - это мы так считали. Запад не совсем так считал, но это была данность. И шахматная борьба – это всегда было торжество наших взглядов, наших идей, нашего образа жизни, наших мозгов, нашего интеллекта, всего нашего. И люди ходили на матчи. А куда им еще ходить? Третьесортные западные фильмы становились событием культурной жизни в Советском Союзе, например.

Е.СУРОВ: То есть в каком-то смысле то, что мы наблюдаем сейчас в Баку – с каждым годом высочайший прогресс…

М.МАМЕДОВ: Это мировая тенденция.

Е.СУРОВ: Но это, в каком-то смысле, вредит шахматам и их популярности?

М.МАМЕДОВ: Это не вредит шахматам, но посещаемости вредит то, что турниры (если организатор хороший) стали освещаться весьма и весьма обширно, весьма многогранно, в полном виде и объеме. Я только сегодня об этом говорил. Сидишь дома, пьешь чай или занимаешься домашними делами, а на экране у тебя!.. Камера парит над игроками, справа заходит, слева заходит, фиксирует все лучшие ходы, или как там у Грищука на шестидесятом ходу флаг упал – все фиксируется. Ты все видишь, ты причастен ко всему, ты в пресс-центре, ты везде присутствуешь. Не надо ходить куда-то, ехать куда-то.

Е.СУРОВ: Но я с вами немного не соглашусь. Для меня, например, нет более яркого ощущения, чем сидеть в зрительном зале театра перед сценой и видеть живую руку Грищука за секунду до падения флага…

М.МАМЕДОВ: Так ведь люди разные! До сих пор все спорят, что лучше: идти на стадион смотреть футбол или… Например, я в 2006 году присутствовал на финальном матче чемпионата мира Франция – Италия, это происходило в Германии. Знаменитый эпизод Зидан – Матерацци.

Е.СУРОВ: Вы услышали с трибуны, что же сказал Зидану Матерацци?

М.МАМЕДОВ: Нет, стадион этого не увидел вообще! Потому что игра в это время происходила на другом участке поля, а инцидент случился в другом месте, и подавляющее большинство этого не увидело.

Е.СУРОВ: И вы просто не поняли, что произошло...

М.МАМЕДОВ: И мы даже не поняли, за что Зидана удалили! Такие спорные моменты – всё, что может вызвать волнение трибун, - на экранах стадионов не показывают. А те зрители, которые сидели дома, увидели всё в мельчайших подробностях, смаковали, с кайфом все это посмотрели! И что лучше: быть на стадионе или быть дома? Я, например, всегда хожу на стадион – тут я с тобой согласен. Я был в Бразилии, стараюсь не пропускать все чемпионаты мира, чемпионаты Европы, финальную часть. Например, я был на переходящем сейчас из рук в руки донецком стадионе. Как он там называется, "Шахтер Арена", кажется.

Е.СУРОВ: Вы сказали, на донецком стадионе?

М.МАМЕДОВ: На донецком, да. Я был на этой арене клуба "Шахтер" пять раз, во время чемпионата Европы по футболу. Почти на всех матчах. Колоссальный стадион! "Донбасс Арена". Опять-таки, те, кто был в 2006 году в Берлине на футбольном матче, не увидели тот момент. Зато дома ты сидел, смотрел и мог видеть эпизод Зидан – Матерацци. А я только когда уже шел со стадиона в свой отель, где-то в каком-то баре увидел повтор этого момента.

…Сергей, приветствую вас! Вот приехал к нам на турнир, оказал нам огромную честь Сергей Макарычев.

Е.СУРОВ: Маир здоровается с Сергеем Макарычевым, и я тоже его приветствую.

М.МАМЕДОВ: Мы очень рады!

Е.СУРОВ: Поскольку вы ездите на каждый чемпионат мира, судя по всему, и в Россию приедете?

М.МАМЕДОВ: Обязательно! Конечно, приеду, а как иначе? Если чемпионат мира будет там, то обязательно приеду.

Е.СУРОВ: И в шестой раз посетите донецкий стадион.

М.МАМЕДОВ: Нет, я думаю, что до этого не дойдет, потому что стадионы уже определены, и теперь вопрос стоит, насколько я знаю, как бы сократить их количество. Ты свои эти шуточки брось! Стадионы уже определены. Скорее я буду, например, в Саранске, нежели в Донецке.

Е.СУРОВ: И все-таки я с вами не соглашусь – и вы это, я думаю, сами прекрасно понимаете, - в том, что сейчас политика совсем исчезла из шахмат.

М.МАМЕДОВ: Вы понимаете, я именно в этом вижу причину успеха западных шахматистов.

Е.СУРОВ: В том, что там меньше политики?

М.МАМЕДОВ: Да. Успех Карлсена, Каруаны, Гири… Кого еще можно назвать?

Е.СУРОВ: Накамуру.

М.МАМЕДОВ: Да, Накамуру, почему бы и нет. Знаете, почему? Потому что они исторически, ментально, в плане окружающей среды не преисполнены вот этой важности, этого пафоса того дела, которым они занимаются. Они просто занимаются своим делом. Они не думают о том, что занимаются исключительнейшим видом спорта, интеллектуальнейшим! Они просто хотят в том деле, которое они избрали, зарабатывать деньги, добиваться успеха. Изо дня в день, не рассчитывая на то, что государство им поможет, что президент с ними встретится, что к ним будет совершенно другое внимание, потому что его предшественник – это Михаил Таль или Михаил Ботвинник. Мы все держим в голове: "Я занимаюсь делом Ботвинника! Значит, ко мне должно быть совершенно другое отношение". А, например, Каруана не думает о том, что он занимается делом какого-то итальянского предшественника. Он от этого свободен. Или Накамура. Он не думает о том, что станет продолжателем дела Фишера.

Е.СУРОВ: А мы-то как раз думаем, потому что Каруана очень похож на Ботвинника внешне.

М.МАМЕДОВ: Каруана – на Ботвинника?

Е.СУРОВ: На Ботвинника в молодости. Есть, есть что-то похожее.

М.МАМЕДОВ: Михаил Моисеевич был, наверное, покрупнее, нет?

Е.СУРОВ: Может быть, Сергей Макарычев прояснит нам этот вопрос…

М.МАМЕДОВ: Покрупнее однозначно. Неожиданное сравнение...

Е.СУРОВ: Хорошо, я вас понял. То есть вы думаете, что этим, отчасти, объясняются и неудачи российских шахматистов?

М.МАМЕДОВ: И российских, и азербайджанских – вообще, скажем так, шахматистов стран бывшего соцблока.

Е.СУРОВ: Давит политика?

М.МАМЕДОВ: Если постараться забыть про историю – "забыть" в положительном смысле этого слова, - то это будет для пользы дела, это будет лучше для них же наверняка.

Е.СУРОВ: Но я вам все-таки не дам забыть про историю, потому что на сайт пришел один из вопросов… Konek_Gorbunok просит вас, правда, не надеясь на ответ, сделать прогноз о том, возможно ли разрешить армяно-азербайджанский конфликт. Естественно, имеется в виду Олимпиада, которая будет в Баку.

М.МАМЕДОВ: Армяно-азербайджанский конфликт глобальный или в плане Олимпиады? В глобальном плане его пока никто не может решить. Это не моего ума дело, к счастью или к сожалению.

Е.СУРОВ: В плане приезда шахматистов. Вот смотрите, он пишет: "Возможно ли разрешить, но не уровне лозунгов, а на практике?". То есть чтобы шахматисты приехали.

М.МАМЕДОВ: Почему нет? В 2015 году будет Евро-Олимпиада в Азербайджане, первые в истории Европейские Олимпийские игры. Министр спорта и молодежи нашей страны сказал, что мы готовы принимать, и якобы близки к достижению некоего соглашения в этом плане. Это уже будет некий барометр. Давайте подождем.

Е.СУРОВ: Но вы ожидаете?

М.МАМЕДОВ: А почему не ожидать? Мы обязаны ожидать. Вы понимаете, в чем дело. Для меня было очень неприятно, когда два года назад в Стамбуле обсуждались кандидаты на проведение Олимпиады-2016, и со стороны армянской делегации было высказано столько критических замечаний! Они выступали против. На моей памяти, мы никогда не выступали против принятия того или иного соревнования армянской стороной или их участия в конкурсе на принятие шахматного соревнования любого уровня. В следующем году будет командное первенство… Какое-то соревнование запланировано, по-моему, в 2015 году?

Е.СУРОВ: А, да-да, по-моему, женский командный чемпионат.

М.МАМЕДОВ: В общем, какое-то соревнование там запланировано. Я знаю, что это сейчас обсуждается. И хочу сказать, что мы никогда не выступали и не были против. К сожалению, не так уж много стран и организаций, готовых принимать те или иные соревнования высокого уровня, при отсутствии альтернативных предложений, чтобы еще подвергать их такому остракизму.

Е.СУРОВ: И еще один вопрос задает один из пользователей, и, честно говоря, я этому рад, потому что я сам, когда прочитал от самого Андрея Макаревича в Фейсбуке его сообщение, я бы, может, и не решился спросить, потому что это не имеет прямого отношения к шахматам. Но читатель вот задает вопрос на сайте: "В Баку отменен концерт "Оркестра Креольского Танго" – это группа Андрея Макаревича…

М.МАМЕДОВ: Честно говоря, я ждал этот концерт, хотел пойти на него. Для меня это неприятная новость. Очень неприятная.

Е.СУРОВ: Но как бы вы прокомментировали?

М.МАМЕДОВ: А как это комментировать? Для меня это неприятная новость. Мне стыдно. Вот и все комментарии. Я не знаю… Как говорил Генна, "я не знаком с обстоятельствами дела". Имею в виду, со стороны организаторов. Пока мне стыдно. Может быть, если поглубже разберусь, стыд немного смягчится, но на этот час мне стыдно.

Е.СУРОВ: Спасибо. Тогда, пожалуй, в завершении, спрошу вас: каковы ваши впечатления от выступлений ваших любимых шахматистов в этом турнире – Раджабова и Мамедъярова? Не самый удачный турнир?

М.МАМЕДОВ: Да, не самый удачный. У каждого по одной победе. У Шахрияра два поражения, у Теймура одно. Самое главное – игра особо не идет. К сожалению, это так. Я не думаю, что это связано с родными стенами, я вообще предпочитаю об этом не говорить и этот "комплекс" всерьез не принимать. У Шахрияра этого комплекса нет, просто где-то идет, где-то нет. Шахрияр – блестящий шахматист, в последние годы он это демонстрирует. Я уверен, что и Теймур из той психологической ямы уже выбрался, и сейчас медленно, но верно пойдет возвращение всех кондиций, всех позиций и так далее. Да, турнир не ахти. То есть они не провалились, но и блестяще не выступают, скажем так.

Е.СУРОВ: Просто вы считаете, что так совпало: там пошло, здесь не пошло?

М.МАМЕДОВ: Ну, совпало. Бывает. Например, в Шамкире Теймур выступил хорошо, а Шахрияр плохо. В Бильбао оба сыграли хорошо. А на Олимпиаде Шахрияр выступил блестяще, а Теймур сыграл на определенном уровне. Ничего, сейчас же еще Ташкент. Может силы копят, не знаю.

Е.СУРОВ: Маир, концерт "Оркестра Креольского Танго" я, к сожалению, для вас организовать не могу, но песню поставить в конце эфира в моих силах.

М.МАМЕДОВ: Честно говоря, всё то, что происходит вокруг Макаревича и вокруг музыкантов, вызывает у меня очень, скажем так, большую досаду. Макаревича мы уважали, уважаем и будем уважать, независимо ни от чего. И жалко, что его в Баку не будет. Хотя "Машина времени" моей самой любимой  группой никогда не была, у меня в российском роке другие пристрастия. Но Макаревич всегда был в первой десятке – или, скажем, в конце первой десятки, - кого я всегда слушал.


  


Комментарии

Хмм, главред от моего имени

Хмм, главред от моего имени задал совсем другой вопрос. :(
Мой был именно про глобальный конфликт. Перечитал еще раз, по моему это достаточно понятно.
Понятно, что про глобальный в эфире не спросишь, да и без микрофона вряд ли. Но если интересно про приезд шахматистов, можно спросить и от своего имени.

Извините, я действительно не

Извините, я действительно не понял. Но если вы внимательно прослушаете интервью, то Мамедов ответил и на ваш вопрос, хоть и очень коротко.

Мелочи жизни. Я слушал,

Мелочи жизни. Я слушал, понятно, что иначе, чем "не моего ума дело" ответить Маир не мог. Хотя на самом деле почти не сомневаюсь, что каждый, кого это близко касается и кто способен мыслить (а Маир безусловно спсобен) много об этом думал и у него есть идеи. Просто они не для протокола.

Я, если честно, больше надеялся, что первую часть процитируете, где я просто сказал спасибо. :) Хотя прямо об этом и не просил. :)

Это ещё что! Вместо того,

Это ещё что! Вместо того, чтобы задать мой вопрос, главред завёл Макаревича! Ну куда это годится :((

Уж не песню ли о приезде

Уж не песню ли о приезде Путина в Холуево?

Печальное подозрение, что

Печальное подозрение, что организационно шахматы движутся исключительно по инерции - их тянут те, кто этим интересовался в советский период, во времена Фишера, но какой-то новой привлекательной современной формы подачи игры не возникает, по большому счету - или, во всяком случае, - полный провал в сравнении с конкурирующими сферами.

Смотрите также...

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • В ходе интервью нашему сайту вице-президент Федерации шахмат Азербайджана Маир Мамедов сообщил, что организаторы турнира памяти Вугара Гашимова, компания "Synergy" намерена провести второе подобное соревнование в следующем году.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Е.СУРОВ: Московское время 14 часов ровно. У нас неожиданный выход в эфир: прямо из Пекина на связи Веселин Топалов собственной персоной. Веселин, приветствую.

    В.ТОПАЛОВ: Привет.

    Е.СУРОВ: Не думал я, что придется поздравлять по окончании этого турнира, но оказалось, что вы выиграли просто всю серию Гран-При. Это здорово, по-моему?

  • Е.СУРОВ: Шахрияр, поздравляю вас с победой! Удалось после Олимпиады отдохнуть, восстановиться?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: После Олимпиады было, конечно, немножко тяжело. Такого результата от нашей сборной мало кто ожидал. И нам тем более было неприятно, что мы играли на родине, и хотели сыграть хорошо. И в какой-то момент я решил немного отдохнуть от шахмат и просто подготовиться психологически к следующему турниру. Но думаю, что мне до сих пор не удалось сделать этого...

  • Е.СУРОВ: Мы на Баку-опен, Павел Смирнов выиграл этот турнир. Павел, что скажете? Неожиданность или ожидаемый результат?