Александр Бах: "Общественное мнение поможет сохранить турнир"

Вторник, 08.02.2011 02:08
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Е.СУРОВ: Мы на фестивале «Аэрофлот-опен»,  я Евгений Суров, вместе со мной Александр Бах, директор фестиваля. Александр Григорьевич, вынужден начать, может быть, с не самого веселого вопроса. Ходят слухи – вот я здесь недолго пробыл, но уже слышал от нескольких лиц, что фестиваль этот, скорее всего, станет последним. Так ли это?  

А.БАХ: Вы знаете, на этот вопрос ответить трудно. Потому что, в принципе, когда решался вопрос о турнире в этом году, была оговорена еще возможность сыграть в 2012-м. Я не могу точно сказать, что он будет, но я не оставил надежд по этому вопросу. Будем надеяться, что будет продолжаться.

Е.СУРОВ: Когда это примерно может стать известным?

А.БАХ: Вы знаете, я могу сказать, что где-то через месяц после окончания этого турнира я планирую встретиться с руководством «Аэрофлота» и попытаться их убедить продолжить. Дело в том, что руководство «Аэрофлота» сменилось. И поэтому они должны понять, для чего это им нужно. Вот, может быть, поймут. Будем надеяться.

Е.СУРОВ: Александр Григорьевич, раз уж вы заговорили о смене руководства в той или иной структуре, хочется понять: вот вы являетесь организатором турнира «Аэрофлот» уже не в качестве исполнительного директора РШФ. Можете рассказать, чтобы было понятно, какая структура во всей этой организации? Какое участие принимает РШФ, какое вы лично?

А.БАХ: РШФ принимает определенное участие. Руководство РШФ проводило переговоры с «Аэрофлотом», касающиеся этого турнира, я им очень благодарен за это. Именно в связи с тем, что сменилось руководство «Аэрофлота», мне нужна была поддержка. Ну, и я бы сказал, что Российская шахматная федерация, в принципе, поддерживает этот турнир. Он является как бы частью календаря Российской шахматной федерации. И поэтому я здесь не вижу никаких проблем.

Е.СУРОВ: Вопрос от Евгения Потемкина.

Е.ПОТЕМКИН: Александр Григорьевич, а скажите, пожалуйста, вообще есть ли какая-то альтернатива вот этому турниру? Ведь он же крупнейший у нас в России, и вообще с такой традицией. Как это так – вдруг закроется? Что-то не очень понятно.

А.БАХ: Ну, как вам сказать. Я понимаю, что турнир, конечно, уникальный. И неслучайно в турнире «А» играют много сильных гроссмейстеров. Подобных турниров действительно в мире нет. И именно это, с моей точки зрения, может служить дополнительным стимулом для того, чтобы Российская шахматная федерация, Ассоциация шахматных федераций и компания «Аэрофлот» продолжили эту традицию.

Е.ПОТЕМКИН: Или как-то в помощь «Аэрофлоту» кого-то подключить? Это действительно достижение российских шахмат, и вот так вот расставаться… А где еще?

А.БАХ: Вы понимаете, я думаю, что если общественность начнет этот вопрос обсуждать, то шансов будет больше. Я все-таки не общественность, я директор турнира.

Е.СУРОВ: А вот мы для этого и общаемся, чтобы побольше огласки придать этой проблеме.

А.БАХ: Речь идет не только об огласке. Я бы сказал, что вы должны не только огласку обеспечить, вы должны еще обеспечить именно диспут. Хотя бы в Интернете.

Е.ПОТЕМКИН: Во всяком случае, в Интернете это всегда свободно.

А.БАХ: Ну, во всяком случае, так, да.

Е.СУРОВ: А вот касаемо уникальности турнира. Меня, честно говоря, давно интересует этот вопрос: как вам удается собирать в главный турнир «А» столько сильных гроссмейстеров – при том, что условия участия достаточно жесткие? Гроссмейстеры сами платят свои деньги, и немаленькие, и при этом каждый год собирается масса очень сильных игроков.

А.БАХ: Понимаете, вопрос не такой простой, я попробую на него ответить. Во-первых, открытых турниров с подобными призами в мире нет. Второе. Тот факт, что мы разделили группы по рейтингу, позволяет сильным шахматистам принять участие в этом турнире без больших опасений потерять сильно рейтинг. И третье. В 2003 году (то есть, перед вторым турниром «Аэрофлота») я сумел договориться с организаторами супертурнира в Дортмунде, что победитель этого турнира «А» приглашается автоматически в супертурнир в Дортмунде. Вы знаете, я даже не думал, что этот фактор будет иметь такое большое значение. Скажем, гроссмейстер Разуваев мне сказал, что это является одним из основных факторов. Потому что практически шахматисты, имеющие высокий рейтинг в этом турнире, особых шансов попасть в супертурнир не имеют. А этот шанс неплохой.

Е.ПОТЕМКИН: Александр Григорьевич, ну хорошо, Российская шахматная федерация, понятно, крупный игрок на шахматном поле. А ФИДЕ как-то заинтересована или совершенно не заинтересована в том, чтобы этот турнир сохранился? Ведь это же и мировая шахматная культура.

А.БАХ: Я с вами совершенно согласен, но я не могу вам сказать, что ФИДЕ нам хоть в чем-то помогало в этом турнире.    

Е.ПОТЕМКИН: То есть, вы хотите сказать, что они не заинтересованы в том, чтобы такие турниры были?

А.БАХ: Я не знаю, заинтересованы они или нет, но они не помогают. А причины – это надо их спросить.

Е.ПОТЕМКИН: Но есть еще и Европейская шахматная федерация, много крупных организаций…

А.БАХ: Много крупных организаций. Я должен вам сказать одну вещь. Этот турнир уникален не только тем, что собирает сильных шахматистов, он еще уникален по концепции, которая была заложена в основу этого турнира. Ведь обратите внимание, ни одна крупная компания в мире не имеет своего турнира. «Аэрофлот» имеет свой турнир. И уникальность уже в этом. Потому что есть Microsoft, есть еще масса крупных компаний – General Motors, Boeing, что хотите. Air France, в конце концов, и так далее. Они не придумали, как бы это использовать. А нам удалось придумать. И удалось убедить в этом компанию «Аэрофлот». На самом деле, они имеют очень хорошую рекламу. Я могу сказать, что у многих шахматистов мира в календаре всегда присутствует турнир «Аэрофлот». Это очень важно, потому что календарь опубликуется, и обновляется все время. Скажем, когда шахматисты встречаются, они же не спрашивают, «будешь ли ты играть в Москве», или «будешь ли ты играть в феврале». Все говорят: «будешь ли ты играть в «Аэрофлоте»? Лучшей рекламы компании не придумать. Вот в чем дело. И я должен рассказать одну совершенно удивительную историю, когда в 2003 году в турнире играл Бологан, победитель «Аэрофлот-опен» 2003 года. И, как мы знаем, турнир в Дортмунде он выиграл. И была очень большая пресса по этому турниру. И неожиданно организаторам позвонила компания «Lufthansa» с претензией, почему в Германии рекламируется компания «Аэрофлот». Им ответили: потому что такая договоренность. Спонсируйте нас, и мы тоже будем вас рекламировать. То есть, в этом все дело. И, конечно, это всем понятно: турнир уникальный; турнир является событием для шахмат в России, безусловно. Даже тот факт, что, скажем, мы сидим в вестибюле и ждем шахматистов, которых «Аэрофлот» привозит на своих автобусах (я уж не говорю, что они прилетели на их самолетах) – уже это создает уникальную ситуацию, в принципе. Такого нет ни в одном турнире – ни круговом, ни опен-турнире, - чтобы одна компания занималась всем. Поэтому, мне кажется, что у нас все шансы есть продолжить.

Е.ПОТЕМКИН: Кстати, у вас ведь и неплохие отношения, как я понял, с Moscow open. Вот я там слышал, они тут же сразу предлагали автобусы, чтобы перевезти часть участников. То есть, как бы комплексная получается поездка в Москву на месяц на шахматы.

А.БАХ: Это правильно. Но не все участники Moscow open рвутся сюда, потому что здесь турнир очень тяжелый.

Е.СУРОВ: И не все участники «Аэрофлота» рвутся в Moscow open.  

А.БАХ: Нет. И мы знаем, что в этом году много сильных шахматистов отказалось играть в Moscow open и играют здесь.

Е.ПОТЕМКИН: Здоровая конкуренция.

А.БАХ: Вы знаете, во-первых, я никогда не позволял и не позволю себе какие-то акции против турнира, который сделан для шахматистов. У нас турниры принципиально разные. И я предложил их сблизить – с тем, чтобы дать шахматистам возможность выбрать, играть в одном или в двух. Более того, благодаря тому, что с «Аэрофлотом» существуют договоренности, что шахматисты могут прилетать не только к турниру «Аэрофлота», а могут прилететь и раньше, это позволяет привлечь больше шахматистов в турнир «Moscow open» таким образом. Мы им помогаем.

Е.ПОТЕМКИН: Получается так, что зима – это, так сказать, месяц или полтора месяца «Аэрофлота» и России, по крайней мере, в шахматном мире.

А.БАХ: Конечно. Я должен сказать, что в настоящий момент это все-таки турнир, который организует Московская шахматная федерация и Ассоциация шахматных федераций. Этот факт, конечно, имеет место быть.

Е.СУРОВ: Я вот хочу спросить как раз о зиме. Вам не кажется, Александр Григорьевич, что сроки турнира не самые удачные? Вот, допустим, мы сейчас с вами сидим: седьмое февраля, на улице ноль градусов. Но обещают, что через несколько дней…

А.БАХ: Шестнадцать будет.

Е.СУРОВ: Минус двадцать пять. Обещали.

А.БАХ: Понимаете, ваш вопрос говорит о том, что вы не знакомы с концепцией турнира «Аэрофлота». Концепция очень простая. Какую компанию можно заставить дать 300 билетов шахматистам бесплатно? Нет таких компаний. Поэтому когда я в свое время предлагал эту концепцию, заложено было главное: это должен быть низкий сезон, когда самолеты полупустые. А вот это февраль.

Е.СУРОВ: Вот в этом дело, значит.

А.БАХ: Конечно. И вот эту особенность мы подметили в свое время, в 2000-м году. И, благодаря некоторым размышлениям, пришли к выводу, что здесь можно придумать идею и дать ее «Аэрофлоту». Что и было сделано. Но основное – это то, что низкий сезон, потому что «Аэрофлот» не может терять больших денег. Потому что 300 билетов, если даже по 500 Евро (сейчас билеты стоят гораздо дороже), то уже 150 тысяч Евро, понимаете. А если это дальние перевозки – Китай, Индия, Штаты – там за тысячу Евро стоят билеты. Они все даются бесплатно. Другое дело, что мы для формирования призового фонда какую-то минимальную цену этим билетам обозначаем – с разрешения «Аэрофлота». Вот и все.

Е.ПОТЕМКИН: Александр Григорьевич, мы надеемся, что все-таки эта традиция будет продолжена, потому что неразумно разбрасываться такими традициями. Если бы их десяток был, тогда другое дело.

А.БАХ: Я с вами совершенно согласен. Но не все зависит от меня. И я поэтому говорю, что если общественность включится шахматная по-настоящему – то есть, появятся какие-то мнения шахматистов на форумах, появятся какие-то открытые письма, общественность будет обсуждать, - это облегчит, конечно.

Е.СУРОВ: Большое спасибо.

А.БАХ: Пожалуйста.   

Видео Евгения Потемкина




Смотрите также...