Алексей Дреев: "Уже вечер. Я это понимаю, но признавать не буду"

Среда, 03.09.2014 04:11
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

You may need: Adobe Flash Player.

Длительность: первый файл - 2 ч. 47 мин., второй - 1 ч. 06 мин.

Гроссмейстер Алексей Дреев в прямом эфире радио Chess-News комментировал партии шестого тура Кубка Синкфилда и отвечал на вопросы слушателей. Приводим фрагменты эфира. 

Е.СУРОВ: 23.01 московское время, мы в прямом эфире, Евгений Суров, Алексей Дреев. И вот он, наш герой! Алексей, приветствую!

А.ДРЕЕВ: Добрый вечер всем!

Е.СУРОВ: Я напоминаю слушателям, что пока мы будем наблюдать за ситуациями на досках [в Сент-Луисе], вы можете задавать любые вопросы. А пока я спрошу у вас, Алексей. Вы только что вернулись из Санкт-Петербурга, где участвовали в турнире. Или вы не хотите говорить о том турнире?

А.ДРЕЕВ: Да нет, почему же? Турнир был хорошо организован, почему бы и не поговорить?

Е.СУРОВ: Неплохой турнир – это тот, который выиграл Морозевич. Этап Гран-При по быстрым шахматам – наверное, внимательные читатели сайта видели, что у нас была новость об этом. И Алексей там тоже участвовал. Правда, как я понял из окончательной турнирной таблицы, не очень удачно.

А.ДРЕЕВ: Скажем так, в призы я попал. Но ехал не за этим, конечно. Да, турнир не сложился. Вот прошлый подобный турнир, в Иркутске, сложился, а этот не сложился. Раз на раз не приходится. Я сам с самого начала чувствовал, что что-то не так. Может, со здоровьем что-то не то было – есть такое подозрение… Но, как бы то ни было, в актив этот турнир я действительно не могу записать. А что касается победителя турнира, то он, по-моему, заслуженно выиграл, в пятом туре у него была практически решающая партия с Шировым. Широв начал как-то немножко бесшабашно играть, и Морозевич собрал все, что ему дали, и уверенно победил. Честно говоря, я не за всеми его партиями следил, но похоже, что он победил заслуженно. А вообще этот турнир, наверное, был самым сильным из всех Гран-При по рапиду. Так что там много достойных людей остались за бортом, в этом ничего удивительного.

Организация была великолепная, отель отличный, Крестовский остров! Кто не знает – это уникальное место! Это даже не российская Рублевка, это мне, скорее, напомнило Монако. Но не будем слишком долго говорить об этом, кому интересно – пусть почитает о том, какое это на самом деле уникальное место. То есть выходишь из метро – кстати, прекрасное метро! – и попадаешь буквально через сто метров в какой-то невероятный парк, где удивительные красоты, я такого вообще не видел! Все чисто, все здорово, везде построены отличные дома. Наша гостиница была не в самом центре острова, но там отличный велотрек, там строится стадион. Хотя я не думаю, что постоянных жителей Крестовского острова обрадует этот стадион, поскольку там будет, наверное, шумно… Но там везде дорожки, там люди бегают, катаются на роликах, на коньках. И главное, что людей немного, что удивительно. И до центра города, до Московского вокзала – кто был в Питере, тот понимает, о чем я говорю, - добираться минут пятнадцать. То есть все очень здорово! Я не ожидал, честно говоря, такое увидеть.

* * *

Е.СУРОВ: А у нас уже есть вопросы. Юрий Волков спрашивает: «Как вы считаете, проводить матч на первенство мира без участия чемпиона нормально?». Мы уже посвящали этой теме в прошлом эфире часть времени, но, тем не менее.

А.ДРЕЕВ: Ненормально. А в чем, собственно, вопрос? Очевидно, что это ненормально.

Е.СУРОВ: Это вопрос тире подсказка ФИДЕ. Вот вы бы какую рекомендацию дали ФИДЕ? Что ненормально проводить такой матч? Что надо сделать все, чтобы чемпион играл?

А.ДРЕЕВ: Нет, я думаю, что ФИДЕ прекрасно понимает, что это ненормально. Это им не надо объяснять. Но я так понимаю, что речь идет о какой-то подоплеке, потому что я не считаю, что ФИДЕ как-то мешает Карлсену играть этот матч. Я имею в виду позицию ФИДЕ. В чем, собственно, помеха для Карлсена? Я так понимаю, что у него возникли какие-то финансовые вопросы?

Е.СУРОВ: Я думаю, что основных вопросов два, но, опять же, это мои догадки. Первый – финансовый, а второй – место игры.

А.ДРЕЕВ: Да нет, вот насчет места мне кажется нелогично. Не потому, что я сейчас хочу занять какую-то позицию, я хочу объективно на все это посмотреть. Ведь первая претензия Карлсена была в том, что доходы от телевизионной трансляции – или часть этих доходов – не попадает к нему. Видимо, это что-то существенное, иначе бы он не обратил на это внимания. И никаких других претензий у Карлсена к ФИДЕ не было, правильно? То, что вы говорите про место проведения – этого не было никогда сказано.

Е.СУРОВ: Ну как же? Как только Илюмжинов объявил, что матч проводится в Сочи, тут же первый комментарий Агдестейна… Илюмжинов, кстати, тогда сказал, что он получил согласие обоих игроков, вот так, на минуточку! Можно назвать подобное высказывание как угодно, но оставим это на совести Илюмжинова. А первый комментарий Агдестейна был о том, что вообще-то ничего не ясно, и матч проводится в стране, которая находится под санкциями, а Норвегия присоединилась к санкциям.

А.ДРЕЕВ: А мне кажется, что тут хронология немножко нарушена. Первое, о чем было сказано – насколько я следил за этим делом – это все-таки о финансах и о трансляции. Потом уже, после того, как в этом вопросе что-то стало не получаться, появилось вот это второе. Но первое было именно право на трансляцию.

Е.СУРОВ: Насколько я помню, нет. А вообще, что касается финансового вопроса, то тут, как я понимаю, прежде всего вопрос призового фонда. Ведь призовой фонд почти в два раза меньше, чем в предыдущем матче.

А.ДРЕЕВ: Мне трудно судить о причинах. Наверное, хочется, чтобы призовой фонд был больше…

Е.СУРОВ: А вообще все то, о чем мы сейчас говорим, является реальным препятствием для Карлсена? Или если он откажется играть, то это, скорей всего, какая-то политическая игра?

А.ДРЕЕВ: Мне кажется, сюда все-таки не надо приплетать политику. Не думаю, что для Карлсена это важно. Если бы это был для него такой уж принципиальный вопрос, он бы сразу сказал: я не буду играть ни за какие деньги! Потому-то и потому-то. Потому что Норвегия, та страна, в которой я живу, присоединилась к санкциям, и для меня это неприемлемо. Он же так не говорит. Он говорит: дайте мне денег больше! Вот о чем он говорит. Плюс он говорит о том, что ему, может быть, не совсем комфортно там играть. Но он не говорит, что не будет играть по этой причине. Может, седьмого числа он скажет, что вообще нет никаких проблем! Такое тоже возможно. Так что не надо искать политическую подоплеку. Если бы он сказал: я не могу там играть потому-то и потому-то. Но этого не звучало ни из его уст, ни из уст людей, которые его представляют. Согласитесь, такого не было.

Е.СУРОВ: Алексей, у меня к вам вопрос как к профессионалу. Вы не играли, к сожалению, матч на первенство мира, но наверняка представляете, о чем идет речь. Когда участник матча получает контракт, который он должен впоследствии подписать, сколько реально времени должно уйти на тщательную проработку этого контракта, на тщательное ознакомление с ним? Я почему спрашиваю? Сейчас Карлсен и его менеджер утверждают, что им недостаточно времени. Во время турнира они не могут над этим работать, а сейчас Илюмжинов дал срок до седьмого сентября, то есть фактически до окончания турнира, вынуждая, таким образом, Карлсена сразу по окончании турнира либо подписать контракт, либо нет. Они говорят, что им еще нужно после турнира дней десять, чтобы ознакомиться с этим контрактом, поработать с ним чисто юридически. А насколько я помню, контракты игрокам были разосланы примерно тогда, когда закончилась Олимпиада, то есть относительно недавно. Это тоже реальная причина?

А.ДРЕЕВ: Думаю, что нет. Вы же знаете, когда у нас идет какое-то судебное заседание, то тем, кого осуждают, всегда не хватает времени, чтобы ознакомиться с документами. То есть это такой… Вот Ананду хватило времени, это очевидно.

Е.СУРОВ: Но он не играет в Кубке Синкфилда.

А.ДРЕЕВ: Слушайте, я не думаю, что там такой уж сложный документ, что невозможно понять, что там написано. Наверное, какие-то другие причины. Очевидно, что Карлсена что-то не устраивает, но что именно – мы не знаем, мы можем только догадываться. Я бы сразу отмел политическую составляющую, мне кажется, что тут речь идет о финансах. Конечно, если он играл матч за звание чемпиона мира с призовым фондом в два раза больше, а сейчас он в два раз меньше, то это как-то не может нравиться, это понятно. Да и для шахмат это не очень хорошо, потому что чем больше в шахматах денег, тем лучше. Я за то, чтобы призовой фонд был выше. Ну, ему какие-то обстоятельства не позволяют… Может, матч не стоит тех денег – и такая версия имеет место быть. Но я не вижу здесь никакой политики. Помните, Илюмжинов в самом начале, когда Карлсен попросил продлить время, сказал, что это вопрос не политический. И это действительно вопрос не политический, а только лишь финансовый. Но мы не можем знать всех причин.

А отвечая на ваш вопрос «можно ли ознакомиться с контрактом?»… Да можно, конечно. Я думаю, что при желании можно и за час ознакомиться. Во-первых, такой контракт уже был, и наверное, какие-то пункты известны, на них уже можно не обращать внимания. Наверняка из новых пунктов там не так уж много и добавилось. Ну неужели их надо месяц изучать? Не думаю, что все обстоит именно так.

Е.СУРОВ: Алексей, и чтобы не уходить далеко от той темы, которая у нас уже была в первые минуты эфира. Яков Зусманович (iruska) сделал комментарий по тому, что вы сказали, а именно – о ситуации с матчем на первенство мира. Вот что он пишет: «Я только что прослушал ваши размышления о ситуации с матчем. Вы сказали, что проблемы если и есть, то только финансовые. На днях в Фейсбуке я задал вопрос Макпропулосу о том, кто спонсор матча. Он отказался назвать спонсора и вот что он сказал: “The sponsor is not under sanctions! But I am not talking about Tkachev [Ткачев – губернатор Краснодарского края]. Only this i can tell you”. Вообще я удивляюсь, Яков Зусманович, вы проделали хорошую работу, но почему мы о ней не знали? Вот только сейчас случайно узнаем. Комментарий Макропулоса весьма ценный. И вот Яков задает вопрос: «А если это человек, на которого наложены санкции Европейского Союза, например, губернатор Краснодарского края Ткачев? Карлсен ведь не должен игнорировать решения ЕС. А вы говорите, что вопрос только финансовый».

А.ДРЕЕВ: Тут нужно опять же выстроить хронологию. И как вообще Ткачев может быть спонсором? Он что, свои деньги дает или как?

Е.СУРОВ: Ну а кто еще? Официально никто на этот матч не дал деньги.

А.ДРЕЕВ: Вы меня спрашиваете: кто спонсор? Я понятия не имею, кто спонсор. Я думаю, что это какие-то компании, которые работают в Краснодарском крае. Но не лично же Ткачев, правильно?

Е.СУРОВ: Может быть, норвежская сторона, когда говорит «мы хотим уточнить какие-то вопросы, поэтому пока и не подписываем контракт», имеют в виду и этот вопрос? Они хотят знать, кто спонсор матча?

А.ДРЕЕВ: Поживем – увидим. Но я все-таки стою на своей позиции. Я понимаю, куда вы клоните, но мне кажется, что здесь не это – главная причина. Эти вопросы могли возникнуть давным-давно, но почему-то не возникали. А вот сейчас, когда выясняется, что дополнительных денег не будет, они идут уже во вторую очередь. Нарушена хронология. Если бы вопрос, который вы сейчас озвучили, прозвучал бы тогда первым, тогда – да. Эта версия могла бы быть ошибочной, но она была бы логичной. А когда сначала идет вопрос «мы хотим больше денег», а потом, когда выясняется, что денег больше не будет, тут же начинаются политические разговоры о каких-то санкциях, о том, кто спонсор, и так далее. Насколько мне кажется, первичным был все-таки финансовый вопрос, по этой причине он и главный. А остальное все вторично.

* * *

Е.СУРОВ: Вот вопрос из Вконтакте от Сергея Смирнова: «Добрый вечер! Нынешний турнир демонстрирует, что разговоры о ничейной смерти шахмат преждевременны. Вопрос: что, по вашему мнению, необходимо сделать, не меняя доску и расстановку фигур, чтобы игра была такой же результативной, как на этом турнире? Ведь могут ведущие гроссмейстеры играть на победу, когда захотят. Может, как в футболе, засчитывать очки? К примеру, 3 – за победу, 1 – за ничью, 0 – за поражение».

А.ДРЕЕВ: Тут в вопросе есть некое противоречие. Если система, которая есть сейчас, приводит к таким результатам, то зачем что-то придумывать новое?

Е.СУРОВ: А что надо сделать в других турнирах? Вот в чем вопрос.

А.ДРЕЕВ: В первую очередь, создать мотивацию. Но она же не создается какими-то очками. Это уже вообще не шахматы начинаются, если две ничьи хуже, чем поражение плюс победа, так ведь получается? Это же абсурд! Мне кажется, что такая система подсчета очков не приживется, она какая-то неестественная, противоречит духу шахмат, их сути.

Просто нужно искать мотивацию. В данном случае мотивация – это конкуренция Каруаны с чемпионом мира. Плюс – хороший призовой фонд. Так что я призываю: создавайте мотивацию хорошим призовым фондом! Это было бы самое лучшее. Потому что сейчас многие турниры – даже те же командные турниры – проходят вообще без призовых фондов. Это тоже, наверное, влияет. Хотя я не могу вспомнить турнира, где я играл, и где была бы какая-то явная тенденция на ничьи. Я даже не понимаю, о чем идет речь. Такой проблемы нет. Где примеры, в каком турнире? Где пишутся эти ничьи? Я не совсем понимаю, о чем идет речь.

Е.СУРОВ: Скажем, к примеру, в последнем туре чемпионата Европы.

А.ДРЕЕВ: Да, в последнем туре, но не в турнире. А я говорю о турнире. Там, конечно, люди, которые уже выполнили свою задачу – а задача там квалифицироваться, - находят друг друга, это понятно, чего уж тут скрывать? Но все предыдущие десять туров-то идет бескомпромиссная борьба. Зачем же обращать внимание на последний одиннадцатый тур, когда там решаются чисто спортивные задачи? Это все объяснимо, тут нет какой-то опасности для шахмат, поэтому зачем что-то такое выдумывать? Я вообще не вижу такой проблемы – с ничьими. Сейчас в шахматах другие проблемы – читерство, маленькие призовые фонды, невозможность профессионалам достойно жить, вот на фоне того турнира, который мы с вами сейчас смотрим. Есть более глубокие проблемы, о которых надо говорить. А о ничейной смерти надо говорить в самую последнюю очередь.

Е.СУРОВ: Тогда еще вопрос от Юрия Хахуды: «Дайте, пожалуйста, литературу или видео для изучения дебютов и для того, как правильно начинать игру, чтобы в первые минуты не ошибиться». Видите, какой вопрос? Главное – продержаться в первые минуты!

А.ДРЕЕВ: А во вторые минуты что делать?

Е.СУРОВ: Хорошо, просто порекомендуйте хорошие книги по дебюту.

А.ДРЕЕВ: Я люблю находиться в своей нише, а моя ниша – это профессиональные шахматы. А то, что касается начального обучения, то, наверное, есть специалисты получше меня, они что-то подскажут. Я не то чтобы что-то скрываю, просто я, честно говоря, уже плохо помню, что там в детстве изучалось. Для тех, кто совсем только-только начинает знакомиться с шахматами, наверное, надо побольше совмещать практику с решением каких-то позиций, то есть как можно больше решать. Я помню, что в детстве я очень много решал – мы уже как-то говорили об этом в одном из эфиров около года назад. Я решал разного рода позиции, этюды, тактику. Должно появиться ощущение, как фигуры взаимодействуют между собой, понимание осмысленности движения фигур. А там уже зависит от того, какие природные данные у человека, который хочет научиться шахматам. Если они позволяют ему дальше двигаться, может, что-то и будет. Ну и потом, тут не дашь рецепта, потому что шахматами люди занимаются всю жизнь и всю жизнь чему-то учатся. Так что познание шахмат - это бесконечный процесс.

Е.СУРОВ: Тогда еще один вопрос, теперь уже с сайта: «В последнее время сталкивались ли вы, как российский шахматист, с враждебным отношением во время турниров? Скажем, руку отказывались пожимать или в столовой толкнуть пытались?».

А.ДРЕЕВ: А почему такая ситуация должна быть? Если имеется в виду Украина, то я не сталкивался. Вот же совсем недавно был турнир в Петербурге, где было много шахматистов с Украины. И никаких проблем не возникало не только у меня, но и у других шахматистов. У многих украинских шахматистов тоже неоднозначная позиция по этому вопросу. Нельзя сказать, что они все как-то однозначно настроены, ничего подобного!

Е.СУРОВ: А вы разговариваете вообще в кулуарах на эту тему?

А.ДРЕЕВ: Да, это же не какая-то секретная тема, там есть дискуссии. Я не очень стремлюсь в них участвовать, но слышал такие разговоры. Они спокойно проходят, люди приводят какие-то доводы. То есть никто никого не толкает, по-моему, это преувеличение. Понятно, что позиции разные. Понятно, что люди, которые живут там, имеют какую-то другую точку зрения. Но, с другой стороны, каких-то непримиримых противоречий, по крайней мере, среди шахматистов, нет. Дай бог, чтобы и между другими людьми происходило какое-то взаимопонимание. Мне кажется, что сейчас уже близко этот час Икс, когда что-то начнет налаживаться. Если уж мы затронули эту тему, то у меня такое ощущение, что худшее уже позади. Я очень хочу на это надеяться.

А отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что в шахматном мире нет такого колоссального напряжения. Хотя, конечно, стало похуже, это правда.

Е.СУРОВ: И еще тогда один вопрос от Пана Гималайского на нашем сайте: «Алексей, хотелось бы продолжить тему рукопожатий. По-моему, это чересчур ненормально - садиться играть, не обменявшись рукопожатием. Как вы считаете? Может, обязать шахматистов обмениваться рукопожатиями? Один протягивает руку, другой нет - второму ноль без игры! Если ни один не протягивает - обоим по нулю! Может, тогда гроссмейстеры начнут наконец уважать друг друга и будут сдержаннее в интервью». Ну, в интервью – это уже другой вопрос.

А.ДРЕЕВ: Я не знаю, в чем там интрига. Во всяком случае, такое правило есть, а все остальное уже придумано. Действительно, если соперник не пожимает руку, то ему могут засчитать поражение при условии, что его оппонент заявляет об этом. Насколько я понимаю, такое правило есть, поэтому зачем же его придумывать? Другое дело, что оно, может быть, не выполняется…

Е.СУРОВ: Оно не выполняется.

А.ДРЕЕВ: Но таких случаев очень мало.

Е.СУРОВ: А вы вообще как к этому относитесь? Такой вопрос тоже был.

А.ДРЕЕВ: Если люди друг друга не переносят, то зачем заставлять их здороваться? Мы знаем, что есть конфликт между Крамником и Топаловым. Я не знаю, подают они друг другу руку или нет. Но если не подают, то что теперь, заставлять их это делать? Кому и какую пользу это принесет? Это какое-то оскорбление шахмат? Ничего подобного! Ну да, вот такая ситуация, и никакого оскорбления для шахмат в этом нет. Жизнь все-таки более многообразная, нельзя все воспринимать буквально и примитивно. Не хотят – можно на это закрыть глаза. Хотя по правилам это, может быть, и нехорошо. Но, наверное, у них есть для этого поступка какие-то основания. Может быть, есть еще какие-то подобные случаи. Но их настолько ничтожно мало, что дискутировать по этому поводу нет смысла. Это не какая-то большая шахматная проблема. Я уже говорил: есть другие, более серьезные проблемы, которые отражаются на всех. А эта проблема очень частная и малозначительная.

* * *

Е.СУРОВ: Андрей Комаров из Вконтакте интересуется: «Когда же наконец звание чемпиона мира по шахматам вернется в нашу страну? В советские времена титул прочно находился у нас, советские гроссмейстеры десятилетиями возглавляли шахматный мир. Где же новые гении, в которых в прежние времена не было недостатка?».

А.ДРЕЕВ: Гениев много, а звание чемпиона мира-то одно. Просто в прежние времена в других странах шахматы не занимали того места, которое они занимали в Советском Союзе. Поэтому ничего удивительного в том, что в данный момент наши шахматисты не участвуют в розыгрыше звания. Правда, совсем недавно участвовали, но сейчас пошел какой-то период, что это проходит без них. Но скоро это изменится.

Е.СУРОВ: Может быть, даже очень скоро!

А.ДРЕЕВ: Может быть... В любом случае, у нас много сильных шахматистов. Тот же Карякин может вполне побороться за звание, и Непомнящий имеет колоссальный потенциал. Тот же Грищук, если сумеет побороть какие-то шахматные недостатки, например, хотя бы избавиться от цейтнотов; может быть, бросит курить, и этого будет достаточно для того, чтобы ему тоже можно было побороться за звание чемпиона мира. То есть у нас есть молодые шахматисты… Да и старых бойцов не надо сбрасывать со счетов. Поэтому думаю, что российские шахматисты еще поборются – либо в недалеком, либо в совсем ближайшем будущем. Но пока мы должны признать, что Карлсен и Каруана – это два шахматиста, которые доминируют и выделяются.

Е.СУРОВ: А как вы вообще относитесь к тому, что система розыгрыша звания чемпиона мира такова, что Каруана – смотрите, он сейчас на каком подъеме, он, как минимум, второй шахматист в мире по силе! – тем не менее, он не участвует в розыгрыше и не имеет никаких шансов на корону в ближайшее время. Только - начать следующий цикл. Не устаревшая ли эта система? Не запаздывает ли она?

А.ДРЕЕВ: Просто быстрей, наверное, не получится. Был же турнир претендентов, и по его итогам определились и претендент, и запасной – на случай, если Карлсен не будет играть. Я напомню, что второе место занял Карякин. Конечно, это будет необычный матч, все-таки все ждут Карлсена. Лучше, если будет все по правилам, и лучше плохие правила, чем никакие. Совсем недавно был разговор о том, что какой-то хаос, нет никакой четкой системы. Вот вам четкая система – и опять не нравится. К этому надо нормально относиться. Просто в тот промежуток времени, когда происходит выявление кандидата на матч, на звание чемпиона мира, какие-то события происходят. Это же все идет в течение года, и даже больше. Поэтому – да, такая, не совсем справедливая вещь происходит: на тот момент, когда объявили претендента, выясняется, что претендент в каких-то турнирах начинает плохо играть, а кто-то другой играет очень хорошо – вот как сейчас Каруана, - и кажется, что выбор несправедливый. Но мы же не можем изменить ситуацию. А как иначе? Да, все понимают, что сейчас Каруана – второй шахматист. Все понимают, что Ананда все-таки сейчас нельзя назвать вторым шахматистом. Тем не менее, он выиграл претендентский турнир и имеет право играть. Ну, или тогда нужно переходить к теннисной системе, когда каждую неделю у нас будет меняться первая ракетка, первый номер. Может, у нас и не будет меняться первый номер, ибо он идет с большим отрывом. Но каждый месяц люди будут менять свои места в иерархии. А это тоже ненормально.

Е.СУРОВ: Не знаю. Хотя мы и говорим «чемпион мира», но, может быть, уже пора приуменьшить значение этого понятия, перестать относиться к этому званию так уж сакрально?

А.ДРЕЕВ: Чемпион мира может быть не сильнейшим шахматистом – это надо просто иметь в виду. Такие коллизии у нас уже бывали. Особенно много их было в последнее время. Я не буду сейчас перечислять фамилии этих шахматистов, но таких было много. Но это нормально, потому что время очень быстро течет. Буквально за месяц ситуация может поменяться. Претендент, который шел к цели, естественно, сбавляет обороты – потому что невозможно идти все время вверх. Ты дошел до цели, а потом начинаешь подготовку к матчу, как это было у Гельфанда, например. Он перестал играть в турнирах, показывал в них не очень хорошие результаты. И начались разговоры: а достоин ли он быть претендентом? Да конечно, достоин! Надо просто понимать саму систему: когда претендент начинает играть матч, он может быть уже и не вторым шахматистом, уже есть более сильные. Но где эти более сильные были раньше? Значит, не успели, значит, надо ждать следующий поезд и уже в него садиться. Тут нет никакой несправедливости. Сам цикл занимает какое-то время, и с этим ничего нельзя поделать. Мы не можем каждый месяц играть матч на первенство мира. И за год, конечно, что-то меняется, пока люди готовятся к этому матчу. Я уже не говорю про матчевую стратегию, когда претендент ведет целенаправленную подготовку к матчу и, естественно, в турнирах снижает результаты, расценивает турниры уже как способ подготовки к матчу. А мы смотрим на это все и думаем: вот, он играть уже разучился. А это не совсем так. К тому же вот мы сейчас все говорим: Каруана сильнее Карлсена на данный момент, а не второй ли он, а не первый ли он? Но сначала надо обыграть Ананда, я не уверен, какие у него шансы против Ананда. Я бы на Ананда в данном матче поставил.

Е.СУРОВ: В матче каком? Каруана – Ананд?

А.ДРЕЕВ: Да, я бы на Ананда поставил. Я считаю, что и у Карлсена с Анандом матч будет очень непростой. Уже не будет, как в первом матче, это будет совсем другой матч. И мне кажется, что и Карлсен это понимает. А насчет Каруаны – я бы вообще не сказал, что Каруана фаворит в матче с Анандом. В то же время я однозначно могу сказать, что Ананду шесть из шести не надо. Есть специфика матчевая, а есть турнирная, и не надо это все смешивать в одну кучу. И как определять сильнейшего? А сильнейший ли Ананд, который, может быть, стоял бы в этом турнире +1 в лучшем случае, а Каруана +6? А в мачте выигрывает Ананд. И кто из них сильнейший? Как это определять? Я не знаю. Вот Каспаров в свое время выигрывал и матчи, и турниры, и вопросов не возникало по этому поводу. Все очень просто. Если так кто-то сможет…

Е.СУРОВ: Вообще Карлсен до недавнего времени делал то же самое. Правда, он выиграл только один матч.

А.ДРЕЕВ: Согласен. За исключением, может быть, последней Олимпиады и вот этого турнира, у него все так же складывалось, он доминировал полностью. А сейчас такое ощущение, что что-то немножко надорвалось по каким-то причинам. Но это единственный путь быть сильнейшим во всех номинациях, как Карлсен – и в блиц он сильнейший, и в рапид, и в классику. По крайней мере, до этого турнира никто всерьез не думал, что может ему перчатку бросить. Но вот появился Каруана – и появляется интрига.

* * *

Е.СУРОВ: Еще такой вопрос пришел на сайт: «Дорогой Алексей! В механизме «боления» не всегда возможно указать на строгую логику, почему болеешь за того или иного шахматиста. Вот так вот безотчетно я болел за вас. В последнем Кубке мира было ощущение, что на этот раз вы пробьете стеклянный потолок и войдете в кандидатскую элиту. Как вы себя ощущаете сегодня? Сохраняется ли у вас при удачном стечении обстоятельств резерв карьерного роста, то есть выхода в топ-лигу?».

А.ДРЕЕВ: Действительно, в том Кубке мира  у меня неплохо складывалось, я в первом туре обыграл крепкого шахматиста из Белоруссии Азарова, потом прошел китайского шахматиста Ван Хао. А вот потом я споткнулся на Андрейкине, причем первые две партии мы сыграли вничью без особой борьбы, потом первую дополнительную я выиграл, а во второй стоял близко к выигранной, но умудрился ее проиграть. И потом уже пошло все не так. В итоге все решилось в блице, и где-то там я проиграл. Действительно, мог дальше пойти, но…

Е.СУРОВ: А вопрос был: сейчас-то вы как себя ощущаете? Сохраняется ли резерв карьерного роста?

А.ДРЕЕВ: Думаю, да, а почему бы и нет? И почему в этом надо сомневаться? Конечно, какая-то мотивация исчезает. Может быть, некоторые думают, что если я комментирую происходящее сейчас, то уже сам не могу сесть за доску? Могу. Но если не кривить, душой, мотивация стала немножко другой. Однако она есть, и при определенных обстоятельствах все это может быть вполне в боеспособном виде. Конечно, нельзя не признавать, что возраст имеет значение для шахматиста. Я раньше этого не признавал, но на самом деле это имеет значение. Для шахматиста важно то количество энергии, с которым он входит в турнир. И если этой энергии не хватает – не знаю, как любители, но профессионалы меня поймут, - то без нее играть турнир очень трудно. Кое-как играть еще можно, а вот хорошо играть трудно. Но где ее брать, эту энергию? В молодости ее, конечно, больше, а с возрастом надо как-то научиться ее аккумулировать. Это, по-моему, блестяще делает и делал раньше Гельфанд – мы с ним одного возраста. Так что я не могу сказать, что в моем возрасте все закончено, когда совсем недавно мы могли наблюдать матч Гельфанда с Анандом за звание чемпиона мира. Просто с возрастом труднее поддерживать форму, это возможно. Как будет в моем случае, я не знаю, но в принципе можно играть на высоком уровне и после сорока лет, и даже позже. И примеры такие есть.

* * *

Е.СУРОВ: Еще один вопрос из нашей группы Вконтакте: «Играете ли вы в своем репертуаре»… Здесь бы я мог поставить знак вопроса, но тут есть продолжение: «…гамбиты? Если да, то какие?».

А.ДРЕЕВ: Гамбиты – это вообще не мое, конечно. Я с детства не люблю жертвовать. Мне бы забрать что-нибудь! А вот жертвовать… Даже не могу вспомнить, чтобы я когда-то что-то жертвовал. Конечно, я шучу. Имеется в виду в дебюте. А во всей партии приходилось жертвовать и ферзей, и чего я только не жертвовал, как и все.

Нет, гамбиты я не играю. Единственное, что могу вспомнить из своего гамбитного творчества – это я играл славянский гамбит белыми. Сыграл хорошую партию со Евгением Свешниковым, и она есть в моей книге «100 избранных партий» – может быть, кто-нибудь слышал про эту мою книгу. Там она разобрана. А так – больше вспомнить не могу.

С другой стороны, я, скорее, играл принятые гамбиты, тот же антимосковский вариант, где лишняя пешка. Такой гамбит я играл, но как бы со стороны берущего, а не дающего. То есть гамбиты я играл, но с другой стороны, то есть старался забирать. Особенно это хорошо играть черными, потому что черным же важно за что-то зацепиться. Вообще в партии очень важно зацепиться, поэтому соблазн забрать какую-то пешку всегда есть. Белыми я часто играю Нимцовича с 4.Qc2. Конечно, не все варианты там боевые, но если получается ситуация, когда два слона, то это все-таки долговременный фактор и зацепка. Важно за что-то зацепиться в современных шахматах. Если там материал, тогда это совсем очевидно. Но если хотя бы два слона, то это уже неплохо.

Е.СУРОВ: А вообще по философии вы больше материалист или?.. Если в партии представился выбор: пожертвовать материал, получить позиционную компенсацию с неясными последствиями или же играть с материалом, но без видимых плюсов. Ведь бывает же такой выбор. Допустим, черными вы имеете хуже… И вот тут у вас выбор: пожертвовать качество…

А.ДРЕЕВ: А, то есть блефовать или нет?

Е.СУРОВ: Или мучиться с материалом? Или пожертвовать материал? Вроде бы позиционная компенсация хорошая, но есть риск, что материал будет в конечном итоге превыше.

А.ДРЕЕВ: В шахматах так не надо. В шахматах надо все-таки стремиться к объективно правильным решениям. Конечно, существуют какие-то особые ситуации, понимание того, как играет соперник. Например, есть шахматисты, которые не любят вот эти самые прямые столкновения – я не буду называть фамилии, они достаточно известны. Я это, конечно, учитывал, и, что называется, «подкрутить» с ними было хорошим решением. Но не надо доводить до абсурда. Если взять ситуацию, где мне предстоит какая-то трудная защита, или блефануть – сделать какой-то ход. И если соперник не разберется, то все будет хорошо, не надо будет мучиться. Но я, скорее, предпочту все-таки защиту, потому что я не могу рассчитывать на случайность того, что соперник не разберется. С другой стороны, если я понимаю, что ситуация такова, что соперник по каким-то причинам точно не разберется, то я, может быть, подумаю. Но все-таки, объективно зная, что вот этот ход плохой, сделать его у меня рука не поднимается. Вы понимаете, о чем я говорю?

Е.СУРОВ: Да, понимаю.

А.ДРЕЕВ: Другое дело, что я буду мучиться в надежде удержать, сделаю объективно сильнейший ход. Хотя, конечно, есть разные ситуации. Есть два продолжения. Одно – ты все равно знаешь, что проиграешь. Да, можно долго сопротивляться, но результат все равно будет очевиден. И вместе с тем, есть ход, при котором сопернику предстоит решать какую-то труднейшую задачу, то, конечно, надо делать объективно не сильнейший ход. Тут, на самом деле, очень долгая тема. И это приходит с опытом, где нужно блефовать, где не нужно. Все не так однозначно, мы не сможем сейчас подвести все под одну гребенку. Это надо конкретно, на каждом примере, с определенными соперниками все рассматривать. Тогда будет, может быть, правильный ответ.

* * *

А.ДРЕЕВ: У меня как-то в детском возрасте был турнир. Был такой чемпионат России в городе Кириши – сейчас там, по-моему, проводится мемориал Вани Сомова, такой хороший турнир. Тогда был финал России, кстати, там же играл Игорь Хенкин – он не даст мне соврать – и еще несколько шахматистов, которые потом стали известными. И там я набрал 13 из 13 – такой у меня был результат в карьере. Но все-таки там был турнир разношерстный, хотя, опять же, были сильные соперники. С тем же Хенкиным я партию играл.

Е.СУРОВ: А что это было, финал чемпионата России?

А.ДРЕЕВ: Финал чемпионата России среди мальчиков до 14-ти лет. Там я набрал 13 из 13, было такое дело. И об этом писали даже в центральной прессе, у меня даже сохранились эти заметки. То есть тогда это действительно поразило всех. Но надо быть объективным, тот турнир был несколько другого уровня, чем этот, в Сент-Луисе, поэтому эти 6 из 6, конечно, заметно весомей тех моих 13 из 13. Так что со мной такое случалось. Но я как-то не задумывался тогда, что происходит, воспринимал все, как должное.

* * *

Е.СУРОВ: Алексей, скажите, а вот когда вы играете какой-то круговик и видите, что в турнире явный лидер, у него идет игра, он каждую партию выигрывает, то на него вообще сложней настроиться? Вот вы с ним играете в следующем туре. Это обычная ситуация? Или для вас это уже что-то необычное в психологии?

А.ДРЕЕВ: Да нет, на меня это мало влияет. Вот у меня был случай в командном первенстве России в Лоо. Грищук, если вы помните, блестяще играл турнир. По-моему, из семи партий он сделал две ничьи, одна из них – со мной. Я все равно играл с ним в нормальные шахматы белыми, не «сушил» и даже не пытался, даже какой-то сложный вариант разыграл. И ничего, полноценная партия получилась, закончилась вничью. То есть у меня не было никаких… Да, я смотрел на него, я понимал, что он в хорошей форме. Но даже когда он в плохой форме, с ним играть трудно, поэтому для меня не было какой-то особой ситуации. На меня это не очень влияет. Вы хотите сказать, что это как-то влияет на противников?

Е.СУРОВ: Я просто пытаюсь влезть в шкуру… Так, поступил вопрос на телефон Алексею.

А.ДРЕЕВ: Поступил вопрос от сильного гроссмейстера: считаю ли я, кто Каруана сильнейший? В общем, есть повод над этим задуматься, но все-таки мне кажется, что от одного, даже такого блестящего успеха – понятно, что Каруана займет первое место в этом турнире, правда, не знаю, с каким результатом, - считать его равным по силе Карлсену не стоит. Не верю я, нет у меня такого ощущения!

Е.СУРОВ: Я понимаю, о чем вы говорите. Когда человек выигрывает большинство турниров на протяжении четырех лет, то после того, как другой человек – даже в таком ключе – выиграл один турнир, то кажется, что его рановато равнять с чемпионом мира.

А.ДРЕЕВ: Вот для этого шахматные правила и придуманы, в частности, по розыгрышу чемпионата мира, чтобы не было кривотолков. Одни считают так, другие считают эдак. Поэтому надо придерживаться правил. А то у кого-то уже сложилось мнение, что Каруана сильнее Карлсена, у кого-то еще что-то. Если сильнее – значит и в официальном цикле, который выводит на матч за звание чемпиона мира, пожалуйста, можно демонстрировать то же самое, что и сейчас, и тогда ни у кого вопросов не будет. Одно можно уже сейчас сказать точно: Каруана, безусловно, имеет наибольшие шансы выйти на следующий матч. А что будет в следующий раз? Жизнь так складывается, что непонятно, будет ли такая стабильность. Все-таки игра шахматиста зависит от многих факторов: тут и психология, и физическое состояние. Всякое может произойти. Не будет той формы, которая есть сейчас, по каким-то причинам. Тут все очень тонко.

Е.СУРОВ: Влюбится или женится…

А.ДРЕЕВ: Я не хотел этого говорить, но вы мне помогли.

Е.СУРОВ: Будем называть вещи своими именами.

А.ДРЕЕВ: Да, это тоже серьезный фактор. Влюбится или, например, несчастная любовь будет, это все очень сильно влияет. Дай бог, чтобы ничего этого не было. Но в любом случае он достоин того, чтобы уже сейчас бороться за это звание. Но будет ли он формальным претендентом – это еще неизвестно.

Е.СУРОВ: Вопрос из Вконтакте, спрашивает Артем Сокуров: «Карякин рассказывал в прессе о вашей силе – имеется в виду, не шахматной, а физической. Чем вы занимаетесь или занимались? Тяжелой атлетикой или пауэрлифтингом?» Вот какие слова!

А.ДРЕЕВ: Пауэрлифтингом я, конечно, не занимался. А так немножко какими-то тяжестями в детстве занимался. А сейчас так, по чуть-чуть балуюсь, вот и сегодня занимался.

Е.СУРОВ: Но не тяжелой атлетикой?

А.ДРЕЕВ: Если это кому-то интересно, то у меня есть дома какие-то тяжести, и я их иногда поднимаю. Но это не профессиональное занятие, так, на любительском уровне. В шахматы я играю лучше, чем тяжести тягаю. Хотя… Среди шахматистов, думаю, что по поднятию тяжестей я в десятку входил бы.

Е.СУРОВ: В Твиттере кто-то отреагировал на ваш результат 13 из 13 в детстве. Человек пишет: «Были люди, которые считали, что юный Леша Дреев имеет потенциал для того, чтобы бороться за звание чемпиона мира. Увы!». Вот видите, говорим о шахматах, а говорить хотят все равно о вас.

А.ДРЕЕВ: А что от меня хотят услышать? Что еще не вечер? Да нет, понятно, что уже вечер. И даже уже ночь. Я это понимаю, но признавать этого не буду. Вот такая у меня позиция на этот счет.

Вообще говоря, не я первый. Много талантливых шахматистов, которые… Один Корчной чего стоит в этом плане! Уж он-то по таланту и по спортивному характеру был достоин стать чемпионом. Но – непреодолимая преграда из еще более талантливых шахматистов на тот момент. У меня тоже что-то не складывалось. Может быть, не на том уровне. Но так можно много о ком сказать, не только обо мне. Было много талантливых шахматистов, которые по тем или иным причинам за звание чемпиона мира не боролись. Я, конечно, боролся, на каких-то ранних стадиях – можно вспомнить даже претендентский проигранный матч с Анандом. Где-то Ананд мне перешел дорогу. Ну что делать, всякое случается. В моем случае, скорее, Ананд выписал мне билет в обратном направлении.

Е.СУРОВ: А сам-то до сих пор там, в том направлении...

А.ДРЕЕВ: Ну что, все по-честному. Кто же мне мешал-то? Какие могут быть претензии? Если честно, то и обстоятельства были. Если кому-то интересно, то мой самый бурный рост происходил в Советском Союзе. Страна не самая плохая, но у меня там были некоторые проблемы с выездом за границу, например. Много чего и хорошего было в то время, может быть, благодаря этому хорошему я и в шахматы вообще стал играть, меня поддерживали. Но и плохое я застал по полной программе. Когда тебе 15 лет, и ты становишься в 15 лет невыездным по каким-то странным причинам, то это очень сильно мешает шахматному росту. Тогда только поехав на чемпионаты мира среди юношей или играя на международных турнирах, можно было получить звание гроссмейстера. То есть за это все боролись не только потому, что это приносило материальный доход, но это еще был шаг и в спортивной карьере. Потому что получить звание международного гроссмейстера в России было практически невозможно. Не было таких турниров. А выезжая за границу, можно было быстро стать гроссмейстером – конечно, при наличии определенного таланта, - и карьера пошла бы совсем по-другому. А у меня так получилось, что в самый лучший период моей жизни, когда все шло вперед, вдруг все это дело отсекли года на три. Я в своей книге немножко пишу про это. Я мог бы и поподробнее об этом написать, но что есть, то есть. Там как раз и описана вся эта ситуация.

Е.СУРОВ: Это какая книга, которая уже сейчас есть?

А.ДРЕЕВ: Да-да, это «100 избранных партий», она давно издана, лет пять назад уже. Кстати, неплохая книга, в ней не только про дебюты рассказывается.

Но, конечно, не надо все перекладывать на обстоятельства, я и сам в чем-то виноват. У меня есть ощущение, что я все-таки не все использовал. Не знаю, насколько это ощущение объективно. А может, все так и должно было быть? Но в любом случае иногда мысли посещают о том, чтобы как-то за что-то побороться. И действительно, последний Кубок мира показал, что я могу еще бороться. Хотя эта нокаут-система не очень справедливая. Так что, может быть, еще найду в себе силы для какого-то рывка. Но обещать не буду.

Е.СУРОВ: Алексей, еще один вопрос, пришедший на сайт, последний.

А.ДРЕЕВ: Нет-нет, не последний, а заключительный. «Последний» - плохое слово.

Е.СУРОВ: Да, вам не нравится?  Модно говорить «крайний», но я, например…

А.ДРЕЕВ: Нет-нет, «крайний» - это совсем неинтеллигентно. «Заключительный» - хорошее слово.

Е.СУРОВ: Пусть будет заключительный. «В случае отказа Карлсена играть матч в Сочи и лишения его титула чемпиона мира, рассматриваете ли вы вероятность раскола шахматного сообщества и, в связи с этим, создания параллельно ФИДЕ альтернативной международной организации - скажем, под руководством Каспарова - с новой системой отбора и розыгрышем звания чемпиона мира? Будете ли вы в этом случае участвовать в борьбе за титул?».

А.ДРЕЕВ: Во-первых, такая ситуация уже была, когда игрались турниры по двум версиям. И шахматисты с удовольствием участвовали в этом расколе, потому что играли по двум версиям сразу. Это было очень здорово. Помните это?

Е.СУРОВ: Конечно!

А.ДРЕЕВ: Такой раскол только приветствуется, когда появляются новые турниры. Если такой раскол будет, то я только за! А вообще говорить о расколе шахматного сообщества все-таки не приходится. Сообщество должно иметь более четкие формы. А я не открою большого секрета, если скажу, что в шахматах нет какого-то единства, даже среди тех профессионалов, среди которых оно должно быть. Как-то не очень заметно это единение умов в шахматах. Ну, какие-то локальные попытки создать что-то новое могут быть. Это мы уже все проходили. Но я тут опять же преследую чисто шкурный интерес: если что-то будет проводиться по линии ФИДЕ, а что-то – еще по какой-то линии, то почему бы и нет? Будет больше турниров. Мы же все-таки все равно в шахматы играем. Так что для шахматистов-профессионалов это неплохо. Но для любителей шахмат это опять будет колоссальная головная боль. Все опять будут спрашивать: а кто чемпион? Приезжаешь давать какой-то сеанс, а тебя начинают мучить: кто же там чемпион? И очень трудно было ответить. Время-то прошло, и теперь мы можем ответить, кто чемпион и кто сильнейший шахматист. В общем, на все вопросы мы можем ответить. Но вряд ли до раскола дойдет. Хотя ничего исключать нельзя.

Е.СУРОВ: Недолго чемпион мира совпадал с сильнейшим шахматистом, даже меньше года. Ну ладно, это шутки.

Дамы и господа, давайте поблагодарим Алексея Дреева, он почти четыре часа без перерыва был у нас сегодня в эфире, комментировал партии шестого тура Кубка Синкфилда и, главное, - отвечал на все ваши вопросы. Извините, если что не так - Алексей не в последний раз у нас в эфире, так что готовьте вопросы, он еще ответит.

Алексей, как вы думаете, какую песню я для вас заготовил напоследок?

А.ДРЕЕВ: Есть какая-то песня, связанная с именем «Алеша». Что-нибудь такое, нет?

Е.СУРОВ: Есть много песен, связанных с именем «Алеша», но нет.

А.ДРЕЕВ: Но они все какие-то грустные. А я надеюсь, что это будет веселая песня.

Е.СУРОВ: Подсказываю: вы эту фразу сегодня произносили в эфире, и не так давно.

А.ДРЕЕВ: Так, слово «мистика» я не говорил, значит, песня будет вполне цензурная. Что же я мог говорить? Пас.

Е.СУРОВ: Тогда включайте радио и слушайте вместе со всеми.

А.ДРЕЕВ: Да, будет интересно. Всем спасибо!

Е.СУРОВ: Счастливо!

(звучит песня Л.Вайкуле «Еще не вечер»)


  


Комментарии

Вспоминается,что в юношеском

Счет: 2

Вспоминается,что в юношеском турнире 1982 года,о котором говорит Дреев,играл
совсем маленький Сережа Тивяков,оказавшийся на другом полюсе турнирной таблицы
всего с одним очком,что,впрочем,не помешало ему стать в будущем сильным гроссмейстером.Что же касается партий с единоличным бесспорным лидером,то
у вашего покорного слуги был такой случай в полуфинале чемпионата СССР во Львове
в 1984 году,когда я играл с Купрейчиком,имеющим в тот момент 5 из 5.Естественно,очень не хотелось,чтобы такая серия продолжалась с моей помощью,и
в упорной борьбе удалось сделать ничью.Запомнилось,что ко мне подошел Багиров,
похвалил за этот результат и добавил,что теперь Виктор начнет проигрывать.И действительно,Купрейчик получил два нуля в следующих двух турах...

Смотрите также...

  • Запись прямого эфира: 06.05.2013, 20.20

    Е.СУРОВ: 20.19 московское время, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. У нас довольно-таки неожиданное включение из Легницы, с чемпионата Европы, где работает наш корреспондент Мария Боярд, и рядом с ней сейчас один из участников и фаворитов – Павел Эльянов, который выиграл сегодня и во втором туре. Приветствую и Марию, и Павла!

    П.ЭЛЬЯНОВ: Здравствуйте, Евгений!

  • Е.СУРОВ: Московское время 19.24, прямой эфир Chess-News, всем добрый вечер. Последний тур чемпионата Европы еще продолжается, а у нас на прямой связи Алексей Дреев, который уже сыграл последнюю партию. Алексей, здравствуйте. Как вы сыграли, кстати? Трансляция задерживается.

    А.ДРЕЕВ: Привет, Жень. Выиграл я черными у Ковалева.

    Е.СУРОВ: А, вот теперь вижу. Ну что ж, поздравляю! Конечный результат какой?

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник, матч окончен. Когда только стало известно, что матч состоится, вы говорили о том, что вы его прежде всего рассматриваете как тренировку к турниру претендентов. Но так получилось, что турнир теперь уже будет относительно нескоро - через год. Что вы сейчас думаете о матче именно как об этапе подготовки к чему-то?

  • Е.СУРОВ: Мы на открытии «Аэрофлота», которое уже закончилось. Алиса Галлямова, которая будет играть в «Аэрофлоте», рядом со мной. Алиса, вы теперь перешли на быстрые шахматы и блиц?

    А.ГАЛЛЯМОВА: Пока на быстрые. Во-первых, это отнимает не столько энергии, не так много дней, поэтому это интересно. Я решила приехать поиграть, увидеть знакомых, пообщаться. 

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, вместо со мной две очень красивые девушки. Одна из них действующая чемпионка мира Александра Костенюк, и ее дочка Франческа. Александра, у меня к вам такой вопрос. Через несколько дней вы едете в Турцию на чемпионат мира отстаивать свое звание. Зачем вам нужно было все, что здесь происходило, на Гоголевском бульваре?

  • Е.СУРОВ: Мы на Баку-опен, Павел Смирнов выиграл этот турнир. Павел, что скажете? Неожиданность или ожидаемый результат?