Под сенью Золотых Ворот

Время публикации: 11.07.2014 02:14 | Последнее обновление: 11.07.2014 14:48

Сан-Франциско...

Расположенный в Bay Area (Район Залива), город золотоискателей и авантюристов, бандитов и самоубийц, финансистов и программистов, футболистов/бейсболистов и... шахматистов. Впрочем, кого тут только не было, кто тут только не жил!

В городе и его ближайших окрестностях есть на что посмотреть: бурлящий Pier 39 (Пирс 39), блестящий Golden Gate Bridge (Мост Золотые Ворота), поражающий размерами Bay Bridge (мост, пролегающий через Залив и ведущий в Окланд и другие районы к востоку от Залива), головокружительный спуск на улице Lombard, знаменитая тюрьма Алькатрас (откуда так никому и не удалось бежать, хотя в кино это сделал персонаж в исполнении Клинта Иствуда), юркие кабельные трамвайчики (сидячие места почти никого не привлекают - всем хочется повиснуть на поручнях, особенно на холмистых участках), величественный City Hall - резиденция мэра и прочего городского начальства, великолепные театры и музеи...

"Русская" жизнь бурлит вдоль улицы Geary, ведущей к океану: магазины, парикмахерские, рестораны, немногочисленные, но красивые церкви и синагоги...

А какие здесь умопомрачительные виды на Залив и Океан!


City Hall


Первая секция Моста Bay Bridge


Coit Tower (Башня Койт) на вершине Телеграфного холма. Эта башня хорошо известна тем, кто смотрел добрый американский фильм "Doctor Dollitle" ("Доктор Дyллитл") с Эдди Мерфи в главной роли. Именно с этой башни пытался сигануть вниз страдавший от сильных головных болей тигр-самоубийца. Не беспокойтесь, все закончилось хорошо: опухоль оказалась доброкачественной, и тигра вылечил американский Айболит.

Совсем недалеко от Сан-Франциско находятся утыканная коробками компьютерных компаний Silicon Valley (Силиконовая Долина)  и Napa Valley (Долина Напа) - один из крупнейших производителей вина в мире. Чуть подальше расположены места, неразрывно связанные с именем Джека Лондона. В месте, называемом Sonoma, находится его дом. Там же захоронен и его прах.

Есть ли шахматные традиции в Районе Залива? Еще какие!

Прежде всего скажу, что в самом центре Сан-Франциско расположен шахматный клуб Mechanic's Institute - старейший в Калифорнии. Клуб был создан в 1854 году. Благодаря щедрым пожертвованиям, а также умелым инвестициям, клуб сумел не только выжить, но и выкупить здание, в котором сейчас располагается. Стены клуба помнят Цукерторта, Пиллсбери, Д-ра Эм. Ласкера, Мароци, Маршалла, Капабланку, Д-ра Алехина, Д-ра Эйве, Глигорича и многих других шахматных знаменитостей.

С клубом неразрывно связаны имена таких известных в Америке шахматистов, как Д-р Лавгроув (победитель Ласкера, Пиллсбери, Тартаковера и других), Джордж Колтановский, Имре Кёниг, Генри Гросс (известный адвокат)...

Жил в Районе Залива, постоянно появляясь в клубе, и Владимир Пафнутьев (Vladimir Pafnutieff). Имя этого блестящего комбинационного шахматиста российского происхождения, родившегося в Вятке, жившего в Шанхае, попавшего в Калифорнию в 1930 году, практически неизвестно в России. А жаль: кроме шахматного Пафнутьев обладал еще и талантами теннисиста (один из сильнейших в Калифорнии) и певца. По мнению знатоков, его голос не уступал голосу самого Смыслова. Пафнутьев написал очень интересную книгу – "How to Create Combinations - Как Cоздавать Комбинации" (Hypermodern Press, 1996), которую проиллюстрировал многочисленными примерами из собственного творчества.


Шахматная коллекция клуба Mechanic's Institute - одна из самых лучших в Америке. Здесь можно найти большое количество редчайших книг и журналов.

Директором клуба уже многие годы является международный мастер Джон Дональдсон (да, да, тот самый "соучастник побега"!). На последней Олимпиаде в Турции, запомнившейся душком беззакония и беспредела, исходившим от злобного потомка янычаров Язычи, Джон Дональдсон выполнял функции тренера сборной команды США. И, похоже, выполнял неплохо. Aмериканской команде удалось сделать то, что в простонароде называется "mission impossible", a говоря проще - победить великолепную команду России, поражений до того не знавшую. На экране компьютера можно было видеть Джона, в какой-то чудной футболке, с термосом в руках, подписывающего бланки после окончания партии Накамура - Крамник, в которoй его бывший подопечный Хикару Накамура добился победы.

Будучи человеком, живущим нелегкими шахматными трудами, Джон тренирует не только команды, но и отдельных шахматистов. Кроме вышеупомянутого Накамуры, среди его учеников побывали и многие другие шахматные дарования Америки, например, Даня Народицкий - юный и удивительно многогранный талант из Северной Калифорнии, чемпион мира среди юношей до 12 лет. Часто Джон сопровождает молодых шахматистов на международные соревнования.

Ну и, конечно, Джон - превосходный шахматный историк, один из лучших в мире. Им одним или в соавторстве написаны книги, посвященные жизни и творчеству Александра Алехина, Роберта Фишера, Фрэнка Андерсона, Имре Кeнига, Элмарса Земгалиса, Миервалдаса Юрсевскиса, Олафа Улвестада... Написанный Джоном вместе с живущим в Сиэттле Николаем Миневым двухтомник, посвященный Рубинштейну, - лучшее исследование жизни и творчества великого Акибы (или Акивы, что более правильно).

В Районе Залива проживает знаменитый в прошлом американской шахматист, многократный чемпион страны Уолтер Браун. В начале 2000-х Браун победил страшную болезнь (в России ее еще называют "тяжелой и продолжительной") и возобновил свои шахматные выступления. Продолжает играть и в покер, в котором добился больших успехов. Следующую фотографию я сделал пару лет назад, когда в моем городке состоялся довольно крупный шахматный турнир.


Мой друг, международный мастер и бывший врач-пульманолог из Лос-Анджелеса Д-р Тони Сэйди (слева) перед партией с Уолтером Брауном. Имена обоих грандов американских шахмат, увы, не найти в книге Медниса "Как побеждали Бобби Фишера". Конечно, обидно - и Тони, и Уолтер прошли буквально в миллиметре от победы, причем Тони выпустил Фишера аж несколько раз.

В 2012 году Уолтер Браун отметился на литературном поприще, выпустив очень интересную биографическую книгу "The Stress of Chess ... and its Infinite Finesse - Напряжение в Шахматах ... и их безграничнное изящество" (New in Chess), в которой в деталях рассказал не только о своей шахматной карьере, прокомментировав 101 лучшую партию, но и об успехах в покере.

Ну, а кто же на данный момент самый сильный шахматист в Районе Залива? Ответить на этот вопрос совсем легко: 18-летний гроссмейстер Даниэль (Даня) Народицкий. На последнем чемпионате страны, состоявшемся совсем недавно, Даня занял почетное четвертое место, а сейчас успешно выступает в Европе. В 14 лет Даня установил своеобразный рекорд в шахматах, став самым юным автором за всю их историю. В 2010-м издательство New in Chess выпустило книгу тогда еще 14-летнего шахматиста "Mastering Positional Chess - Секреты Позиционных Шахмат", которую Даня начал писать еще в возрасте 12 лет! Книга вышла только после вмешательства нескольких гроссмейстеров, подтвердивших, что да, такую серьезную книгу написал юный калифорнийский школьник, а не кто-то другой.

Эта книга - не какая-нибудь брошюрка, а серьезное исследование позиционных шахмат. Об этом свидетельствуют и названия глав: "Профилактика", "Защита в Худших Позициях", "Возведение и Разрушение Крепостей", "Позиционная Жертва" и т.д. Народицкий детально комментирует партии Петросяна, Фишера, Карпова, Каспарова, Ананда, Топалова... Естественно, есть в книге и поучительные примеры из творчества самого Народицкого.

Уже через два года в том же издательстве New in Chess (понравилось!) выходит еще одна книга Народицкого - "Mastering Complex Endgames - Секреты Сложных Окончаний", предисловие к которой написал Ясер Сейраван.

Принимал участие юный шахматист и в проекте "Федор Богатырчук. Доктор Живаго советских шахмат" (Издатель "Андрей Ельков", 2013), прокомментировав несколько партий киевского доктора.

Чтобы показать, насколько Народицкий талантлив вне шахмат, процитирую Сергея Воронкова: "Международный мастер (ныне - гроссмейстер) Даниэль Народицкий, один из самых талантливых юниоров США, родился в 1995 году в Калифорнии в семье выходцев из СССР. Играть в шахматы его научил отец (Владимир был кандидатом в мастера, а университет закончил... в 17 лет)... Что поражает в нем, наверное, больше всего - это удивительные для столь юного возраста познания в истории, литературе, политике и многих других областях. Это так необычно для современных игроков... По уровню дарования его сравнивают с Сергеем Брином, одним из создателей Google!"

От себя добавлю, что таким уровнем образованности и энциклопедических знаний в этом возрасте с Народицким могли сравниться разве что Таль или Каспаров. Некоторым ведущим игрокам было бы неплохо воспользоваться услугами Народицкого в качестве... репетитора.

В начале июня этого года Даниэль Народицкий закончил престижную школу Crystal Springs Uplands и решил взять целый год для того, чтобы поиграть в шахматы и написать третью книгу. Осенью 2015-го Даня начнет учебу в Стэнфордском университете, одном из лучших в мире. Учиться в нем мечтает практически каждый школьник Америки, но вот попасть туда крайне трудно.

Только что Народицкий получил самую престижную награду Америки для молодых и перспективных шахматистов - The Frank P. Samford, Jr. Chess Fellowship, 42 тысячи американских долларов! Награда вручается тому, кто продемонстирует талант, профессиональную этику, преданность шахматам и достижения. Даниэль Народицкий все это продемонстрировал сполна.


Это фото из Staple News совсем еще юного Народицкого мне нравится больше других. Как выглядят большие таланты в шахматах и не только в них? А вот так!


* * *

А теперь - о турнире, состоявшемся в самом центре туристической зоны Сан-Франциско, которая называется очень демократично - Рыбачий Причал (Fisherman Wharf). Это был уже третий по счету круговой турнир, щедро спонсированный замечательным шахматным меценатом и гроссмейстером Анатолием Мачульским, но впервые проходивший на Западном побережье Соединенных Штатов.

Участники и гости турнира жили в отеле Марриотт (Marriott at Fisherman Wharf), всего в пяти блоках от знаменитого Пирса 39 (Pier 39). В этом же отеле и играли: шесть мужчин и две женщины.

Такого количества известных шахматистов и тренеров в Сан-Франциско не видели с 1995 года. Тогда в городе проходил турнир Pan-Pacific, в котором принимали участие Виктор Корчной, Джон Нанн, Борис Гулько, Роберт Хюбнер, Ларри Кристиансен, Уолтер Браун, Ник ДеФирмиан, София Полгар... "Выпускников" так называемой советской шахматной школы в том соревновании было всего двое. На сей же раз почти все участники и гости успели поиграть в стране, когда-то называвшейся Советским Союзом, но ныне уже не существующей. Единственным исключением стала многократная чемпионка США Ирина Круш, которую родители увезли на Запад из Одессы в пятилетнем возрасте.

Мне очень хотелось попасть на турнир, но неотложные дела на работе и в шахматной школе не позволяли вырваться. Удалось добраться до места событий только к седьмому туру.

Это незабываемое ощущение - увидеть людей, о которых столько знаешь и столько читаешь, вживую! И не где-нибудь, а в Северной Калифорнии, в нескольких десятках миль от дома! Потрясающе! Неужели это правда, неужели я на самом деле вижу на расстоянии вытянутой руки Льва Альбурта, Сэма Палатника, Адриана Михальчишина, Михаила Гуревича, Аршака Петросяна, Геннадия Зайчика, Евгения Свешникова, Машу Клинову и Ирину Круш!


Уроженцы Украины, замечательные гроссмейстеры Адриан Михальчишин и Михаил Гуревич. Наблюдает за партией главный судья турнира - принципиальный и требовательный Эдуард Духовный.


После игры лица куда менее серьезные

Михаил Гуревич - единственный участник турнира, ставший чемпионом СССР. В чемпионате 1985 года в Риге Михаил разделил 1-3 места с Гавриковым и Черниным, одолев "по заказу" в последнем туре трудно пробиваемого Георгия Агзамовa, участвовал в дополнительном матч-турнире трех (все партии завершились вничью) и был признан победителем по лучшему коэффициенту в чемпионате. А чемпионат тот имел статус Зонального турнира ФИДЕ, и победители попадали в межзональные турниры, которых в том году проводилось аж целых три! Но вы не встретите фамилии чемпиона СССР Гуревича среди участников межзональных турниров в Тунисе, Таско и Биле. Его туда не пустили!

"Меня никуда не выпускали, - вспоминает Гуревич, - я был невыездным. Я ИМ не нравился. КГБ и коммунистам. Мы потеряли место, это был уникальный случай, не была использована квота на участие в межзональном турнире. Его блистательно выиграл Тимман, Миша Таль был, кажется, вторым. Я напряженно готовился, чтобы играть с ними, считал что вот эти двое – мои главные конкуренты. Я тогда уже здорово играл в шахматы... "

Тут трудно что-либо добавить, но я все-таки это сделаю. Частенько приходится слышать и читать комментарии некоторых профессионалов и любителей шахмат о том, как здорово, как замечательно было шахматистaм в СССР, как бережно относились к ним, как щедро им платили... Уверен, эти люди никогда не видели, как "бережно" вырывали КГБ-шники плакаты из рук Гулько и Ахшарумовой. Подзабыли они и о том, как абсолютно по-хамски отобрали звание чемпионки страны у Анны Ахшарумовой, как ломали карьеры Псахису, Гуревичу, тому же Гулько, другим в их лучшие годы. Как можно вообще сожалеть о стране, в которой национальность была намного важнее таланта, где пролетарское происхождение ставилось выше элементарной порядочности? И спросить-то теперь не с кого. Кто-то помер, кто-то объявил себя чуть ли не демократом, а кто-то... доживает свой век у нас в Америке.

Михаил Гуревич - удивительно интересный и дружелюбмый собеседник, и я очень рад, что удалось с ним познакомиться.

С гроссмейстером, тренером и шахматным историком Адрианом Михальчишиным за короткое время мы поговорили о многом: Видмаре, Штейне, политике... Удивительно талантливый человек. Я принес с собой биографическую книгу Михальчишина "За Кулисами Шахматной Империи", на которой автор оставил "пану Зусмановичу" очень теплое послание. Спасибо, Адриан! Очень хотелось бы написать совместно с Вами статью на историческую тему.


Адриан Михальчишин и почетный гость турнира Борис Постовский


В этой партии Маша Клинова одержала свою единственную победу,


...а Евгений Свешников еще какое-то время после битвы анализировал возникшую позицию с директором турнира Семеном (Сэмом) Палатником. На переднем плане - будущая звезда американских шахмат Ниман по кличке "Демон" (Niemann the Demon). Увы, парню сильно не повезло: его тренер, со-чемпион Соединенных Штатов 1973 года,  международный мастер и бывший хиппи Джон Алан Гриф (John Alan Grefe) скончался в декабре 2013 в Беркли.


Палатник и Свешников. Улыбающимся я видел Палатника всего несколько раз. Наверное, было не до смеха - обязанности турнирного директора требуют больших усилий. В этой области Сэм Палатник вполне заслуженно считается одним из лучших в мире.


Евгению Свешникову всегда есть что рассказать


Лев Альбурт атаковал, его пешка на d6 сковывала фигуры черных, но… победа досталась Ирине Круш

Рассказывать о многократном чемпионе США Льве Альбурте - дело неблагодарное. Его биография, творческие достижения и результаты хорошо известны. Мне бы хотелось поделиться с читателями двумя историями, в которых Альбурт прямо или косвенно оказался "замешан".

История первая - неизвестная: Богатырчук и Щаранский.

Лев Альбурт принимал участие в проекте, посвященном Федору Богатырчуку, прокомментировав партию и рассказав о своих контактах с выдающимся украинским шахматистом, ученым и замечательным человеком. Еще раньше, в 1984 году Альбурт откликнулся на смерть Богатырчука (и Петросяна) великолепным историко-философским эссе "Разные судьбы" ("Новое русское слово", 30.09.1984).

Слово Сергею Воронкову: "В начале 80-х Альбурт играл на турнире в Израиле, где познакомился с женой диссидента Анатолия (Натана) Щаранского - будущего министра израильского правительства, а в то время политзаключенного. Чтобы привлечь внимание мировой общественности к его судьбе, Авиталь предложила организовать между Щаранским - игроком уровня мастера - и кем-нибудь из американских шахматистов... партию по переписке! Альбурт сразу же назвал Решевского, который жил в небольшом городке Монси (штат Нью-Йорк), населенном в основном религиозными евреями. Решевскому идея понравилась: он играл так с евреями-заключенными в США, так почему бы не сыграть с евреем-политзаключенным в СССР? Решевский спросил мнение раввина, тот поддержал. Связались с конгрессменом округа - тот тоже поддержал идею и вышел на советских дипломатов. Дальше этого дело, конечно, не пошло... Вы можете представить себе Брежнева, разрешающего такой матч?!

Еще до того, как в этой истории была поставлена точка, Альбурт обсуждал идею матча с Богатырчуком. Хотя им обоим было ясно, что матч попросту невозможен ("мы это делали, чтобы доказать теорему от обратного, ну, и привлечь внимание к Щаранскому"), разговор получился долгим…"

История вторая - известная: Шахматный Фантом.

В 1980 году в Киеве издательством "Здоров'я" была выпущена небольшая книжечка журналиста Марусенко и мастера Пересыпкина, посвященная первому международному турниру, проходившему в столице Советской Украины в июне 1979 года. На первый взгляд, обычный турнирный сборник, ничем не отличающийся от многих других. Но именно этой книжечке было суждено стать настолько известной, печально известной, что даже такое серьезное издание, как The Oxford Companion of Chess (Oxford University Press, 1996) уделилo ей несколько строк - и это при том, что авторы Дэвид Хупер и Кеннет Уаилд не включили в свою энциклопедию биографии многих известных в шахматах личностей.

Так чем же так примечательна эта довольно непрезентабельная книжечка? Духом шахматиста, эдаким шахматным фантомом, который в книге как бы присутствует, но так и не появляется на публике! Советские цензоры закрутили сюжетик, до которого далеко и авторам знаменитого мюзикла "Phantom of the Opera". Там хотя бы судьба фантома проясняется, а в нашей книжечке читатель так и остается озадаченным (одураченным?).


Вот он - шедевр советской цензуры

Странности начинаются сразу: публикуются биографии 15 участников. Зачем организаторам 15 участников? Ведь это значит, что один в каждом туре будет свободен от игры.

Настоящие "чудеса" случились уже в первом туре: приводятся результаты семи пар, но при этом у Савона, среди этих пар не значащегося, уже красуется первое очко.

Откуда? Уж не подарок ли Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров УССР, чей зампред в предисловии говорил о ГТО, заботе партии и государства и обмене телеграммами между Брежневым и Карповым? Нет, до таких "подарков" шахматистам от ответственных организаций не додумались даже в СССР. Увы, не помогает и турнирная таблица, которой в книге просто нет. Вы когда-нибудь видели турнирный сборник без финальной турнирной таблицы?

Несложные подсчеты приводят к совершенно непостижимому результату - в турнире быле еще один, шестнадцатый участник, ставший, благодаря цензорам, самым настоящим шахматным призракoм. Этим "призраком" оказался гроссмейстер из Одессы Лев Осипович Альбурт, не вернувшийся в СССР из западно-германского Золингена. "Еще один выбрал Свободу", как возвестили, преодолевая треск глушилок, западные радиостанции. Лев Альбурт стал третьим шахматным невозвращенцем после Федора Богатырчука и Виктора Корчного. По каким-то неведомым причинам набор не рассыпали, и книга-уродец появилась в продаже.

Для чего я рассказал эту старую, как мир, историю? Опять же, часто приходится слышать ностальгически жалобные всхлипы и стоны о стране, которая исчезла в начале 1990-х. Обращаюсь к молодым читателям: не верьте, вы абсолютно ничего не потеряли; наоборот, выиграли, не успев пожить в том канувшем в лету государстве.

С Львом Альбуртом я был знаком заочно: мы несколько раз разговаривали по телефону. В соавторстве с другими шахматистами он написал большое количество книг, но, увы, до самого последнего времени в моей биографической коллекции ни одной работы за авторством Альбурта не было. Появилась только два года назад: книгу "Platonov's Chess Academy - Шахматная Академия Платонова" (Chess Information and Research Center and ChessInn.com, 2012), посвященную гроссмейстеру СССР Игорю Платонову, трагически погибшему в Киеве в 1994 году, написали Лев Альбурт и Сэм Палатник при содействии Ала Лоуренса и Анатолия Мачульского. Платонов был их общим другом, и эта замечательная книга - дань творчеству киевского гроссмейстера.


Подписывая мне эту книгу, Лев Альбурт выглядел вполне материальным!

Познакомился я и с соперницей Альбурта - Ириной Круш, мнокократной и ныне царствующей чемпионкой США. Хотя Иру увезли из СССР в возрасте 5 лет, у нее превосходный русский язык. Замечательная девушка: умная и очень симпатичная!

Сразу после партии Альбурт - Круш я сделал фотографию Ирины Круш и другой известной шахматистки, уроженки Одессы - Маши Клиновой.


В Одессе в разное время родились три будущие обладательницы гроссмейстерского звания, выступающие под флагами Америки и Израиля. Это Ирина Круш, Маша Клинова и Анжела Белаковская. На снимке отсутствует американка Анжела Белаковская, которая редко выступает в последнее время.


Хотя партия Аршака Петросяна и Геннадия Зайчика закончилась вничью, не все получалось у армянского гроссмейстера. Несколько раз он подзывал главного судью с требованием утихомирить одного слишком разговорчивого зрителя. Должен сознаться: этим зрителем был я. Но как было удержаться от разговоров, когда вокруг столько известных шахматных персоналий!?

После партии все еще сердитый Аршак Петросян сделал мне замечание. Я извинился, но тут же взял на себя смелость и передал собеседнику привет от моего, к сожалению, самого непримиримого оппонента на этом сайте Николая Монина ("Особый привет Аршаку Петросяну, который, помнится, в 1977-м гулял со мной по улицам тогдашнего Фрунзе - нынешнего Бишкека - в плотном шерстяном пиджаке. На улице было всего +40, солнце жарило совершенно беззастенчиво, но Аршак пиджак не снимал, ссылаясь на то, что этот атрибут его гардероба приносит счастье"). Оказалось, что Петросян хорошо помнит и Монина, и ту прогулку. Я рассказал Петросяну о двух интереснейших биографических книгах, недавно изданных в Армении. Oчень рад, что книги, посвященные творчеству остоумнейшего Ашота Наданяна и безвременно ушедшего из жизни Карена Асряна есть в моей коллекции.

И через несколько минут я сделал приведенную ниже фотографию:


Аршак Петросян и "два Наумыча - два советских чемпиона" (чемпион СССР по переписке 1979-1981 годов Борис Наумович Постовский и чемпион СССР 1985 года Михаил Наумович Гуревич).

А вот с бывшим грузинским гроссмейстером Геннадием Зайчиком познакомиться не удалось. В полном соответсвии со своей фамилией, он сразу куда-то "ускакал". Только Зайчика и видели!

Кроме участников на турнире присутствовали и гости. Первым из гостей, с кем я познакомился, оказался известный шахматный тренер Анатолий Быховский. О, нам было о чем поговорить!


Энергии и памяти Быховского можно только позавидовать. А ведь совсем недавно Анатолию Авраамовичу исполнилось 80!

Я давно хотел познакомиться с известным шахматистом и литератором Генной Сосонко. Мы общались заочно, но мне очень хотелось увидеться. Увы, Западное побережье США как-то все не попадало в зону его перемещений. И вот, наконец, Сосонко ступил на калифорнийскую землю.

Генна появился лишь к середине тура. Естественно, пропустить момент его появления я не мог. В итоге не только познакомился с Генной очно, но и услышал в его исполнении очень интересную шахматную историю. И, конечно, подписал у автора его превосходные книги.


О чем думает Генна, наблюдая за партией двух шахматных матадоров? Неужели размышляет над позицией? Может быть, обдумывает сюжет нового эссе?


Писатель и его возможный персонаж. Уверен, что эссе о Борисе Постовском читалось бы с не меньшим интересом, чем посвященное известному гроссмейстеру. Писать о людях порядочных и приятных во всех отношениях - совсем не трудно.

Книги Генны Сосонко хорошо известны: они издаются на многих языках и приобрести их не составляет труда. Все, кроме одной! Книгу "Юрий Разуваев" (ChessInn.com, Washington DC, 2013) раздавали участникам предыдущего турнира, посвященного памяти безвременно ушедшего замечательного шахматиста и человека. Эта книга стала библиографической редкостью. Еще бы: не так уж и часто издаются в Америке шахматные книги на русском языке.

Бориса Наумовича Постовского представлять читателям сайта нет никакого смысла. Его знают все, он знает всех. Похоже, что у этого человека совсем нет врагов, хотя в бытность капитаном различных сборных ему приходилось принимать трудные, ответственные и порой болезненные решения. Но все эти решения принимались не во вред, а во благо. А уж предать кого-нибудь или "настучать" - это совсем не про него. Видимо, поэтому и был он какое-то время "невыездным". Удивительный, всегда позитивно настроенный человек. Постоянно в движении. Надеюсь, когда-нибудь он все-таки уступит настойчивым пожеланиям и напишет воспоминания. До 120 Вам, Борис Наумович!


Постовский и Свешников за анализом. Под рукой у Евгения Свешникова подарок участникам турнира - отлично изданная и очень интересная по содержанию книга Сергея Ткаченко "Тигран Горгиев - Маэстро практических этюдов" (Одесса: ВМВ, 2013).


Борис Постовский и Ирина Круш. Не умаляя достижений других капитанов, уверен: с Постовским наша женская команда выступала бы еще лучше!

С Людмилой Сергеевной Белавенeц я увиделся уже после окончания турнира, в день заключительного банкета. У себя в номере она подписала мне две книги, посвященные ее отцу - знаменитому мастеру довоенной поры Сергею Белавенцу и ей самой.

Принимая участие в работе над проектом "Богатырчук" и имея доступ к многочисленным архивным материалам, пришлось с горечью пересмотреть свое отношения к определенному количеству персонажей довоенной шахматной сцены. Некоторые из них, казавшиеся такими порядочными, такими бескорыстными и принципиальными, в действительности оказались подлыми стукачами, своими доносами посылавшими невинных людей на плаху. Но только не Сергей Белавенец! Не то воспитание и не те принципы! Увы, погибшему на войне Сергею Белавенцу не пришлось воспитывать дочь, но, как известно, такие качества, как верность и порядочность, могут передаваться и по наследству.


Людмила Белавенец: "Как удалось так убедительно выиграть чемпионат  СССР 1975 года и завоевать путевку в межзональный? Очень уж хотелось увидеться с Аллой Кушнир, с которoй дружили 20 лет! Могли ли за это выгнать с телевидения? Да, могли, но ведь в жизни есть более важные вещи".

В мои школьные годы телевидение было абсолютно другим: всего несколько каналов, занудные пропагандистские передачи и фильмы... Если и есть, что вспомнить без содрогания и раздражения, так это "Шахматную школу". Несколько раз приходилось удирать с опостылевших школьных собраний, чтобы успеть посмотреть новые выпуски любимой передачи. Среди всех ведущих мне особенно нравились Людмила Белавенец и Борис Воронков. Я и подумать не мог, что лет через 40 жизнь подарит мне встречу с одним ведущим (в Калифорнии!) и дружбу с сыном другого. Повезло!


* * *

А судьи кто?

Судья был всего один - опытный арбитр международной категории Эдуард Духовный. Его имя и биография, думаю, известны читателям сайта после интервью, данного им Евгению Сурову. Многие наверняка помнят ситуацию с талантливым мальчишкой из Перу, в которой разбираться пришлось Эдуарду.


В старейшем шахматном клубе Калифорнии Mechanic's Institute. Сейчас Эдуард защитится ходом Qe7, и наша партия закончится вничью. Еще совсем недавно за этим столиком сидел нестор калифорнийских шахматистов Джордж Колтановский...

Еще одна, коллективная фотография:


Сэм Палатник, жена Льва Альбурта Светлана, Маша Клинова, Борис Постовский, Эдуард Духовный, Михаил Гуревич, Евгений Бареев

В заключение хотелось бы сказать: приезжайте еще! С вами всеми было так интересно!


  


Смотрите также...