Виктор Капустин: "Есть красная черта, за которую мы не отступим"

Пятница, 04.07.2014 21:57
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 04.07.2014, 19.45.
Длительность: 40 мин. 50 сек.

Е.СУРОВ: 19.48 московское время, прямой эфир Chess-News. Сегодня у нас достаточно неожиданный гость, мы не анонсировали его заранее, тем не менее, я рад его слышать. Виктор Капустин – президент шахматной федерации Украины. Добрый вечер!

В.КАПУСТИН: Здравствуйте.

Е.СУРОВ: Виктор Владимирович, правильно ли я понимаю, что… Вообще за последние года четыре, за то время, что вы являетесь президентом украинской шахматной федерации, мне казалось, что вы не очень жалуете журналистов и вообще не слишком открыты. А сейчас, раз вы согласились на это интервью, это значит, что ситуация какая-то нестабильная или даже критическая?

В.КАПУСТИН: Да нет. Я как раз придерживаюсь другой точки зрения. Я очень люблю журналистов, очень люблю! Более того, я обожаю с ними общаться. Особенно с теми, которые действительно являются журналистами – которые имеют свою точку зрения, могут свободно общаться, задавать свободные вопросы и получать, естественно, свободные ответы. Поэтому я с удовольствием общаюсь с журналистами. Просто шахматы – такой «скучный» вид спорта, что он не избалован вниманием журналистов. Я не говорю уже о телеканалах, но и пишущие журналисты не очень часто обращаются к нам за интервью или за комментариями по поводу каких-то вопросов. Поэтому я общаюсь с ними тогда, когда журналисты предлагают это, или когда есть какая-то необходимость пообщаться. Но я никогда не избегаю их, никогда. Время от времени меня приглашают на радио или на телевидение здесь, в Киеве, в Украине, и я никогда не отказываюсь и всегда с удовольствием беседую со всеми, кого это интересует. Потому что это, в общем, тоже популяризация шахмат – чрезвычайно важная задача для любой шахматной федерации, и нашей в том числе.

Поэтому я считаю, что это ошибочная точка зрения. Наверное, она связана с тем, что мы с вами общаемся в первый раз (смеется).

Е.СУРОВ: Пожалуй, пожалуй.

В.КАПУСТИН: Но надеюсь, что не последний.

Е.СУРОВ: Я буду только рад, если мое впечатление ошибочное, и надеюсь, что общаемся мы действительно не в последний раз.

Но давайте будем откровенны: поводы для общения сегодня, наверное, не самые приятные для вашей федерации. Потому что как-то вы в последние дни и месяцы фигурируете в новостях, так или иначе связанных с политикой, что в любом случае не очень хорошо, потому что данная ситуация со всех сторон не очень хорошая.

А тут еще и Екатерина Лагно решила в этот период времени сменить федерацию, и ситуация остается неизвестной. А вчера на нашем сайте было опубликовано заявление – фактически ваше или федерации за вашей подписью, - которое в какой-то степени проясняет вопрос с Екатериной Лагно. Но я все-таки хотел бы спросить: на какой стадии этот вопрос находится сейчас?

В.КАПУСТИН: Екатерина Лагно, так же, и любой другой спортсмен, шахматист, имеет право, в соответствии с правом ФИДЕ, с Уставом ФИДЕ выступать за ту федерацию, за которую она считает нужным. Самое главное, чтобы были соблюдены правила ФИДЕ, чтобы для отдельных федераций не делались исключения. Ибо, как мы пишем в нашем письме, «эти исключения могут привести к образованию серьезных конфликтов внутри ФИДЕ». Это ни в малейшей степени не соответствует тому девизу ФИДЕ, который начертан на его знаменах. Поэтому соблюдение правил является совершенно обязательным, императивным, как мне кажется, для существования любой организации – особенно такой авторитетной, как федерация шахмат, - с чем и связаны наши заявления.

Е.СУРОВ: Правильно ли я вас понял, что вы не против перехода Кати Лагно, если она того хочет, но хотите, чтобы все было сделано в рамках правил, а сейчас это не делается?

В.КАПУСТИН: Да, это не делается в рамках правил. Более того, насколько я понимаю, идет определенный нажим, определенное давление, что вообще недопустимо. Это очень плохо! Кроме того, мы, естественно, как любая национальная федерация защищаем наши интересы, и, как вы прекрасно понимаете, переход Лагно перед таким турниром, как Олимпиада, не совсем соответствует интересам нашей сборной, нашей шахматной команды и федерации. Поэтому именно несоблюдение правил, как мы считаем, незаконное вмешательство в эти правила с целью их излишне вольной трактовки и является основанием для такого нашего заявления.

Е.СУРОВ: Может быть, вы поясните тогда, что вы имеете в виду под нарушением правил и под вольной трактовкой?

В.КАПУСТИН: Это все указано в нашем заявлении. Оно совершенно четко, по пунктам перечисляет… Речь идет о том, что Катя Лагно является членом федерации шахмат Украины, и это совершенно очевидно. Она была в надлежащем порядке включена в состав сборной команды Украины для участия в шахматной Олимпиаде 2014 года. И никаких юридических оснований для трансфера Лагно в любую другую федерацию сейчас нет. Все эти возражения юридического характера мы перечислили и отправили в секретариат ФИДЕ.

Насколько я знаю, к сожалению, были и есть попытки различных демаршей в этом отношении, в том числе и со стороны Российской шахматной федерации. Кроме того, насколько я знаю, есть определенные факты давления со стороны ФИДЕ и секретариата ФИДЕ по регистрации сборной команды России. Это связано с нарушением сроков – нарушены сроки регистрации.

Понимаете, если мы – «мы», я имею в виду, конечно, ФИДЕ – покажем, что, как в том известном произведении, все члены ФИДЕ равны, но есть те, которые равнее, то это приведет к очень серьезным последствиям. Я бы очень не советовал идти по этому пути, независимо ни от чего. Причем никому: ни национальным федерациям, которые пытаются сделать подобные действия, ни самому руководству ФИДЕ. Это та самая бомба, которая будет заложена в основание ФИДЕ. Это все очень плохо, конечно, потому что мы знаем, к чему это приведет. Нужно соблюдать правила. Если не знаешь, как поступить, поступай по закону, по правилам. И именно этого мы требуем от ФИДЕ. Безусловно, у нас есть все аргументы, связанные с этим, у нас есть и доказательства такого незаконного вмешательства секретариата ФИДЕ.

Я не хотел бы, чтобы это приобрело характер какого-то скандала. Наоборот, я, честно говоря, не придавал всему этому никакого особого значения, поскольку мы все делаем с полным соблюдением Устава и правил. И я полагал, что и наши партнеры будут руководствоваться именно этим. Непонятно, по каким причинам – я могу только догадываться о причинах – эти правила не очень соблюдаются. Речь идет и о формировании повестки дня, потому что, вообще-то, наше письмо посвящено двум вопросам, и о формировании сборных команд. Сроки заявки на участие в Олимпиаде являются одинаковыми для всех. Если какие-то федерации будут иметь преимущества в тех или иных аспектах деятельности ФИДЕ, то логика такого развития событий может завести далеко. В частности, все соблюдают правила, а шахматисты какой-то федерации будут иметь, скажем, лишний ход или лишнюю пешку, или что-то еще… Я, конечно, утрирую, но мы понимаем, что такая логика заведет далеко, а это неправильно. Поэтому не стоит увлекаться надеждой на вседозволенность и ненаказуемость такого рода нарушений. Мне так кажется.

Е.СУРОВ: Скажите, Виктор Владимирович, а вы принципиально общаетесь по этому вопросу только с ФИДЕ, а с Российской шахматной федерацией контактов не ведете?

В.КАПУСТИН: Российская шахматная федерация написала нам сообщение 6 марта с такого рода предложением. Мы имели три месяца на ответ - и мы дали ответ. Если не ошибаюсь, через два или три дня после 6 марта пришло еще одно сообщение из Российской шахматной федерации о том, что они готовы заплатить 20 тысяч евро в тот же день, если мы дадим такое разрешение. Честно говоря, меня не интересуют 20 тысяч евро, речь идет совершенно о других делах – о престиже украинской шахматной команды, о шахматной сборной, о нашем успешном выступлении на чемпионате. С такими предложениями, которые имеют некий элемент подкупа, вообще лучше ко мне не обращаться. Это не сюда, не к нам.

Поэтому мы совершенно точно выполняем правила и предлагаем всем остальным присоединиться к нам в выполнении этих правил.

Е.СУРОВ: Скажите, а с самой Екатериной вы общались после того, как она изъявила желание перейти в Россию?

В.КАПУСТИН: Нет, с ней лично мы не общались. Мы с ней общались где-то примерно год назад или чуть позже. Она позвонила мне и спросила, дадим ли мы такое разрешение, если она обратится к нам. Я всегда совершенно честно и открыто говорю, и в тот раз я сказал ей, что нет. Независимо от того, в какую федерацию она бы пошла. Потому что наша задача не в том, чтобы укреплять другие федерации, другие шахматные сборные и другие команды, а в том, чтобы укреплять свою. Поэтому… У нас есть определенные права, и мы этими правами, конечно же, воспользуемся.

Е.СУРОВ: Понимаю. Но ведь если шахматистка сама отказывается играть, то получается так, что вы своими действиями не столько укрепляете свою сборную, сколько просто препятствуете ее [шахматистки] дальнейшей карьере?

В.КАПУСТИН: Существуют правила ФИДЕ, в соответствии с которыми она имеет право перейти в другую команду и продолжать свою карьеру в другой команде. Эти правила ФИДЕ написаны для того, чтобы их соблюдать. Мы их соблюдаем.

Е.СУРОВ: Понятно. Каков ваш прогноз: как до начала Олимпиады должен разрешиться этот вопрос?

В.КАПУСТИН: Насколько я понимаю, тут существует несколько нарушений, в том числе и со стороны секретариата ФИДЕ, в том числе по срокам заявки команды со стороны Российской шахматной федерации, в том числе – как нам кажется и кажется нашим юристам, которые очень активно и глубоко работают в этом отношении – нарушения, связанные с правилами перехода, в частности, правилом резиденции, то есть местожительства, и некоторые другие нарушения. Если эти нарушения будут исчерпаны, будут исправлены, то с нашей стороны не может быть никаких возражений, это совершенно очевидно.

Е.СУРОВ: Сейчас в ФИДЕ, насколько я знаю, проходит голосование членов Президентского Совета по этому вопросу, причем голосование тайное, по е-мэйлам. Вот представим себе – а это несложно представить, - что, в конечном итоге, выносится вердикт позволить Екатерине Лагно выступать за Россию, позволить ей зарегистрироваться на Олимпиаде от имени России. Ваши дальнейшие действия в этом случае?

В.КАПУСТИН: Вы прекрасно понимаете, что если нарушается закон, нарушаются правила, то нужно обращаться в суд. И мы, безусловно, будем обращаться в суд. Мы попросили секретариат ФИДЕ, чтобы нам дали возможность оспорить те юридические заключения, которые мы получили буквально позавчера. У нас есть серьезные основания считать, что наши юридические заключения являются более верными. Тот юрист, который обслуживает ФИДЕ, дал заключение, которое, вероятно, и предоставлено сейчас вниманию членов Президентского Совета, которые, как вы правильно сказали, тайно голосуют. Вся эта возня очень нехорошая и приобретает неприятный характер, какой-то «душок» идет от всего этого. Как я говорю, к сожалению, ФИДЕ в лице нынешнего руководства становится организацией, где явное преимущество дается неким другим шахматным федерациям. И это очень плохо. Я еще раз повторю, что это закладывает мину под саму ФИДЕ. Я все-таки надеялся – и надежда, разумеется, умирает последней, - что какой-то разум все-таки возобладает. Разум возобладает над амбициями и над какими-то эмоциональными восприятиями того, что происходит. Но, боюсь, что этого не произойдет.

Безусловно, мы будем продолжать отстаивать правила ФИДЕ, отстаивать принципы ФИДЕ, правила и принципы Олимпийской хартии, Устава ФИДЕ. Конечно же, я думаю, что нас поддержат многие другие шахматные федерации. Не думаю, что если такой вопрос рассматривается сейчас ФИДЕ в таком прямо-таки чрезвычайном, тайном режиме, то это правильно с точки зрения будущего ФИДЕ, с точки зрения многих факторов. Но сейчас, наверное, такое время, что разум – это последнее, чем руководствуются очень многие.

Е.СУРОВ: Виктор Владимирович, а если я вас спрошу не как президента шахматной федерации Украины, а просто как человека, собеседника. Когда вы впервые услышали о том, что Екатерина Лагно собирается перейти в Россию, и фактически стало ясно, что за Украину она не выступит, то о чем вы подумали в первый момент? Как вы по-человечески отнеслись к этой ситуации?

В.КАПУСТИН: Я вам уже сказал, что это произошло где-то год назад. Я сказал, что нам все равно, в какую федерацию она переходит. Она спросила у меня об этом – кстати, она может это подтвердить.

Е.СУРОВ: Но после этого она еще выступала за Украину.

В.КАПУСТИН: Да, конечно.  Примерно год назад у нас с ней был разговор, она позвонила мне и спросила, какая у нас будет позиция. Я сказал ей нашу позицию. С тех пор она не изменилась, независимо ни от чего.

Е.СУРОВ: Понятно. С мужской сборной, я так понимаю, все хорошо? Я сегодня увидел состав – хороший состав…

В.КАПУСТИН: Да, мужская команда готова. Да и женская, в общем, готова.

Е.СУРОВ: Вопрос проведения турниров в Крыму, как я понимаю, тоже остро сейчас стоит?

В.КАПУСТИН: Я не знаю, почему он должен стоять остро. По моему мнению, здесь настолько очевидная ситуация, что я даже не представляю, почему эта тема должна вызывать какие-то вопросы.

Е.СУРОВ: Тем не менее, вы написали по этому поводу достаточно длинное письмо.

В.КАПУСТИН: Да, исключительно потому, что, по неизвестным мне смехотворным причинам, этот пункт не был включен в повестку дня Генеральной Ассамблеи. Я тоже не могу понять, в чем тут проблема, я только могу догадываться, но не могу понять. Потому что здесь совершенно очевидная ситуация. Автономная республика Крым, так же, как и Севастополь, является частью суверенной Украины – и в этом нет никаких сомнений, - временно оккупированной и аннексированной. Это решение Генеральной Ассамблеи ООН, и практически ни одна страна не признала другой вариант. И тут совершенно понятно, что суверенитет Украинской шахматной федерации, безусловно, распространяется и на территорию автономной республики Крым.

Я бы на месте секретариата ФИДЕ, честно говоря, безусловно, включил бы этот вопрос и вынес бы его на Генеральную Ассамблею, а там – как проголосуют, так и проголосуют. Но из этого опять раздувается некий скандал, спекуляция. Причем интересно, кстати, что мы, в общем-то, предложили два вопроса в повестку дня: этот и вопрос об ограничении сроков избрания президента ФИДЕ. По первому вопросу – о декларации суверенитета шахматной федерации Украины в автономной республике Крым – мы получили поразительный ответ, честно говоря! Я вам сейчас прочитаю квинтэссенцию. «Это вопрос внутренний и политический». Если это наш внутренний вопрос, - как пишет секретариат ФИДЕ в своем ответе, - то отлично! Давайте подтвердим на Генеральной Ассамблее, что это наш внутренний вопрос. Тем самым, эта проблема будет исчерпана. А почему этот вопрос является политическим – для  меня это вообще загадка! Речь идет о спортивной юрисдикции, а не о политической, поэтому это вопрос чисто спортивный. Более того, если вы знаете, президент ФИФА подтвердил позицию ФИФА по этому вопросу, в частности, участие футбольных команд Крыма в чемпионатах различных стран. Мы бы, честно говоря, даже и не поднимали этот вопрос – настолько он для нас очевиден. Но опять начинается какая-то возня. Как мы пишем в нашем письме, некие активисты Российской шахматной федерации обсуждают возможность проведения шахматных турниров в Крыму – «Белой ладьи» и так далее. Если они обратятся к нам, мы рассмотрим их обращение по поводу проведения тех или иных турниров и примем решение. Поэтому здесь все совершенно очевидно. Но сама по себе возня вокруг этого, естественно, вызывает какие-то вопросы. Поэтому мы и обратились в ФИДЕ, чтобы она заняла однозначную позицию.

Е.СУРОВ: Согласен, было бы логично, если бы ФИДЕ высказала хоть какую-то позицию.

В.КАПУСТИН: Я вас перебью. Это первый вопрос, и мы к нему сейчас вернемся. А на второй вопрос – там, где речь идет об ограничении сроков выборов, - мы получили вообще фантастический ответ, я вам честно скажу! У меня его перед собой нет, но звучал он примерно так: «Поскольку этот вопрос уже неоднократно включался в повестку дня предыдущих Генеральных Ассамблей и не был положительно решен, мы считаем, что нет необходимости включать его в повестку дня нынешней Генеральной Ассамблеи.

Е.СУРОВ: Логично.

В.КАПУСТИН: Я не знаю, как комментировать этот бред, но его включили. Наверное, смехотворность этой аргументации в какой-то момент стала понятна руководству секретариата, и они решили пойти на такой шаг. Последним вопросом в повестку Генеральной Ассамблеи, но включили. Я бы, честно говоря, предостерегал руководство ФИДЕ попадать в такие смешные, смехотворные ситуации. Это действительно смешно: на пустом месте, из вопросов, не стоящих выеденного яйца, делается скандал, который может привести к нехорошим последствиям. Это, как ржавчина, разъедает изнутри ФИДЕ. Это очень плохо, когда в такой структуре кто-то, как я сказал, равнее, чем некоторые другие. Это сразу вызывает очень плохие ощущения у всех остальных. Сегодня мы попадаем в такую ситуацию, завтра попадет кто угодно.

Что касается шахматного суверенитета -  если уж можно пользоваться такой терминологией, - то мы отлично знаем, что в подобной ситуации находится Грузия, находится Молдова, находится Азербайджан. И я думаю, что найдется еще немало стран, которые находятся в подобной ситуации. Безусловно, я уверен, что мы поднимем на Генеральной Ассамблее этот вопрос, так или иначе. Какими бы смехотворными мотивами ни прикрывался секретариат ФИДЕ и его руководство в отношении невключения этого вопроса в повестку дня, мы все равно его поднимем – и в СМИ, и в ходе самой Ассамблеи. Думаю, что он станет предметом обсуждения широкой шахматной, и не только, общественности.

Но я еще раз говорю: мы не сторонники обострения таких вещей. Я, честно говоря, думал и все-таки еще надеюсь, что какие-то остатки разума еще остались. Мы всегда протягиваем руку, мы всегда готовы этот вопрос решить компромиссным путем.

Е. СУРОВ: А все-таки - я опять за свое, - если уж говорить о том, как протянуть руку, искать компромисс, может быть, и с Российской шахматной федерацией как-то попытаться напрямую найти компромисс? В том числе и в этом вопросе, вопросе проведения турниров в Крыму?

В.КАПУСТИН: По-моему, он абсолютно очевиден. Я, честно говоря, не очень понимаю, какой компромисс мы можем здесь искать.

Е. СУРОВ: Ну, а если предположить, что все-таки будет проведен на территории Крыма какой-либо турнир без вашего на то ведома и согласия. Ваши действия в этом случае?

В.КАПУСТИН: Ну, это еще раз покажет, какую позицию занимает ФИДЕ, руководство ФИДЕ, его секретариат. Думаю, что это вызовет, мягко говоря, неоднозначную реакцию среди шахматной общественности и шахматных федераций. Не думаю, что ФИДЕ целесообразно идти на такие совершенно провокационные вещи. С юридической точки зрения, существует суд, и мы, безусловно, туда обратимся, без всяких сомнений. Чтобы не было никаких иллюзий в отношении того, что мы пойдем в этих принципиальных для нас вещах до конца. Уверен, что Лозаннский суд встанет на нашу сторону. Надо ли это ФИДЕ? Я не знаю.

Е. СУРОВ: В общем, я так понял, что вы с нетерпением ждете Генеральной Ассамблеи, и там эти два вопроса, которые вы, так или иначе, поднимете, должны каким-то образом разрешиться.

В.КАПУСТИН: Ну, они могут разрешиться и до Генеральной Ассамблеи, если, как я говорил, будет принято некое разумное решение. Если же они не разрешатся, то посмотрим, что будет на Ассамблее. По крайней мере, есть какая-то красная черта, за которую мы не отступим, в этом нет никаких сомнений. Если ФИДЕ будет дальше продолжать нарушать свои правила, я еще раз повторяю: это деструктивная политика, деструктивная позиция. И такая позиция, уверен, вызовет очень много оппонентов среди шахматной общественности и среди шахматных федераций. Не надо бы этого джинна вытаскивать из бутылки, не надо бы! Все вопросы можно было решить компромиссом, все. Но, к сожалению, вероятно, какие-то факторы, в частности, безнаказанность, уверенность в своей безнаказанности, приводят к таким неразумным решениям. А потом, когда позиция меняется, это уже поздно для тех, кто нарушает основополагающие вещи, основы человеческого бытия: законы, правила, регулирования и так далее. И это очень плохо, к сожалению.

Е. СУРОВ: Вы, насколько я помню, четыре года назад входили в команду Анатолия Карпова на президентских выборах и фактически вместе с ним боролись против Илюмжинова за власть в ФИДЕ. Сейчас вы с кем? Кого поддерживаете из двух кандидатов?

В.КАПУСТИН: Мы не входим ни в какую команду, ни в какие тикеты: ни в европейский, ни в мировой. Мы ни в малейшей степени не участвуем в той борьбе, которая развернулась за президентскую позицию, ни в какой форме, никаким способом, никаким образом, ни морально, ни материально - никак. За кого мы будем голосовать, мы решим перед Ассамблеей. Я абсолютно искренен в том, что мы не являемся ни субъектами, ни объектами нынешней борьбы.

Е. СУРОВ: А это ваша принципиальная позиция, что на этих выборах вы ни с кем?

В.КАПУСТИН: Знаете, вы задали такой вопрос… Я даже не знаю, как вам ответить! Я не могу сказать, что мы собрались тут нашим Исполнительным комитетом и сказали, что наша принципиальная позиция – не участвовать. Нет, как-то оно так само получилось. Я не считаю, что мы должны участвовать, у нас достаточно много своих задач, которые нужно решать, внутренних задач, в том числе, по формированию будущих наших сборных. У нас замечательная сборная: и женская, и мужская команды. Они претендуют, естественно, на первые места. Но нам нужно думать о том, как поднимать наши юношеские шахматы, детские шахматы. У нас очень много задач. И на это должны быть направлены наши усилия, я так считаю. Не время нам сейчас распыляться и участвовать в любой форме в тех процессах, которые происходят вокруг выборов. Поэтому это не было принципиальной позицией. Просто как-то это прошло мимо нас.

Е. СУРОВ: Виктор Владимирович, я вас благодарю и хочу сказать напоследок, что очень жаль, что у нас получилось несколько неспланированное интервью. Потому что если бы мы объявили заранее о том, что вы будете у нас в эфире, то наверняка пришли бы к вам вопросы и от любителей шахмат, и от самих шахматистов. Поэтому я у вас хочу спросить: может быть, через какое-то время - неважно, через какое: после Олимпиады или до Олимпиады, - если вы еще раз согласитесь, а я всегда буду этому рад, побывать у нас в эфире? Тогда мы объявим заранее, чтобы каждый мог задать вам интересующий вопрос?

В.КАПУСТИН: С удовольствием. К сожалению, так спрессовались часы вчера и сегодня… Я вчера только узнал, что вы были бы не прочь взять у меня интервью. А сегодня я был немножко занят и никак не мог спланировать время, только к вечеру у меня это получилось. Конечно, я с удовольствием поговорю с вами. Кстати, вы в Тромсё будете?

Е. СУРОВ: Вопрос пока открыт, к сожалению. Надеюсь, что буду. Если буду, опять же, с удовольствием с вами встречусь и побеседую.

В.КАПУСТИН: Отлично, договорились. Значит, я в вашем распоряжении. Пожалуйста, когда посчитаете нужным, сообщите мне хотя бы за день-два, и я уверен, что мы с удовольствием побеседуем еще раз.

Е. СУРОВ: Хорошо. Спасибо еще раз. Виктор Капустин, президент шахматной федерации Украины был у нас в эфире.

В.КАПУСТИН: Всего хорошего, до свидания!


Фото - sport.obozrevatel.com


  


Смотрите также...