Назиму Мирзоеву, с благодарностью

Время публикации: 01.07.2014 04:10 | Последнее обновление: 01.07.2014 16:27

Вот уже почти полтора года, как я почти ничего не пишу о шахматах и о шахматистах. Сначала мне не хватало моих читателей, и, надеюсь, им немного недоставало меня. Но жизнь текла, и очень скоро грусть превратилась в сладостную ностальгию, и теперь мы все вместе с удовольствием читаем других авторов. Мир необычайно гармоничен, и как бы нам ни казалось, что некоторые потери не пережить, раны затягиваются, и мы понимаем – надо жить.

А еще говорят, что писать нужно тогда, когда не можешь не писать. И вот я снова стучу по клавишам. Потому что свербит. Потому что не стало еще одного хорошего человека - Назима Мирзоева. Нет, он не был моим родственником или близким другом, но он был одним из тех немногих людей, потерю которых ощущает каждый, кто был с ним хоть немного знаком. Шутка ли, к Назиму, в созданный им по крупицам уютный мир шахматного клуба «Останкино» мы с мужем приезжали с другого конца города, как на праздник, тратя на дорогу в одну сторону по 2-2,5 часа. Чтобы окунуться, прочувствовать, что тебе рады, и поиграть в свое удовольствие в шахматы. И приезжали мы туда чаще, чем во все остальные шахматные точки Москвы вместе взятые, хотя каждая из них была намного ближе. Потому что Назиму удалось сделать что-то такое, чего раньше не было – клуб друзей.

Такой активный, подвижный, молодой. Казалось, его кораблю предречено еще долгое плавание. Но Назима больше нет, и есть только одно, небольшое, что я могу для него сделать.

Заранее хочу поблагодарить всех тех, кто помог в подготовке этого материала.


* * *

Эльмира Мирзоева, дочь Назима:
«Шахматы в жизни отца появились достаточно давно. Прежде всего, когда на свет появились, с разницей в три года, две его дочери: Гуля и Эля. Он научил нас играть, как сам признавался, не для того, чтобы мы постигали какие-то шахматные высоты, а просто для того, чтобы две девочки могли чем-то заняться, кроме того чтобы драться и ничего не делать. В то время он уже переселился вместе со своей супругой из Азербайджана и работал в ТТЦ «Останкино». У него часто бывали ночные смены, когда он уходил вечером и возвращался утром, и я помню, что пока он готовил завтрак, говорил: "Так, чтобы вы не бездельничали, вот вам доска, так ходят фигуры, играйте». И мы с сестрой все время играли, что занимало наше время и головы, к тому же мы обе были очень активные, и нужно было как-то воспитывать усидчивость.

Вскоре  нам понравилось, и мы начали проситься, чтобы нас отвели в шахматный клуб. Это, честно сказать, не очень входило в планы Назима, потому что он работал на трех работах (кроме «Останкино» у него были еще подработки, где он делал фото- и видеоматериалы). Но он все-таки отвел нас в районный шахматный клуб, и так шахмат в его жизни стало больше: по нашим многочисленным просьбам ему приходилось водить нас на занятия два или три раза в неделю, в том числе, на всякие турниры. Мы стали выполнять разряды. Отец тогда все это всерьез не воспринимал, но будучи носителем восточной культуры, искренне верил в то, что если правильный родитель хочет, чтобы из ребенка вышло что-то достойное, то надо ему помогать, стоять за ребенком, поддерживать. Поэтому он никогда не отказывал нам в наших просьбах и не бросал одних: ездил на турниры, постоянно уделял внимание. Даже когда вечером он приезжал после работы, уставший, он все равно помнил, что завтра утром нужно идти на тренировку или на партию, что нужно к ней подготовиться, обсудить. Он вообще всегда очень много делал для своих детей…

Так, потихонечку, мы с Гулей выполнили первый разряд, стали играть в чемпионатах Москвы. А когда я впервые выиграла чемпионат, он задумался над тем, чтобы найти мне какого-то более-менее серьезного тренера, раз уж мне это нравится. У Гули шахматы шли хуже, она как-то больше увлеклась фото- и видеосъемками, в чем оказалась очень похожа на отца. А у меня, напротив, шахматы пошли хорошо, и, мы с папой начали ездить на чемпионаты России. Помню Санкт-Петербург, 1992 год, турнир среди девочек до 12 лет, когда победительницей стала Евгения Часовникова. Там папа впервые познакомился с Александром Мазьей, с папой и мамой Саши Костенюк (она уже тогда достаточно хорошо играла). Это была наша первая совместная поездка за пределы Москвы на тему шахмат, и Назим с удовольствием наблюдал за всем происходящим. У него была масса впечатлений, появилось много новых знакомых. Но ни в один момент он не воспринимал это так, что я, его дочь, когда-то буду это делать профессионально. Он думал так: пока дочь растет, пока ей это интересно, пусть играет. А потом – профессия. Поэтому он не ругал меня за поражения, мы много гуляли по Петербургу, ели мороженное, хорошо проводили время. Честно признаюсь, что с финансами было туго, поэтому даже через несколько лет, когда я выиграла чемпионат России до 16 лет (в 1996 году), и мне, по правилам, федерация все расходы по поездке на чемпионат мира оплачивала, он решил, что отпускать меня одну хоть и можно юридически, но неправильно, тем более, что до сих пор я одна нигде не была, и нужно что-то делать.

Денег на себя у него не было, и он, можно сказать, собирал с мира по нитке, чтобы поехать с дочерью. В итоге он все-таки смог поехать, попав  в большие долги, и эта поездка стала его новым уровнем погружения в шахматы. Но, тем не менее, когда я заканчивала школу, он все так же продолжал считать, что надо бы мне с шахматами завязывать и  получать образование, журналистика, например - это и интересно, и стабильно. А шахматы - это прекрасно, но это не профессия. Я поддалась, и поступила на первый курс факультета журналистики.

С этого момента Назим от шахмат немного отошел, так как мне уже исполнилось 18 лет и я начала ездить на турниры самостоятельно, и продолжил работу в телецентре, успешно совмещая ее с фото- и видеопроектами.

Я в это время, несмотря на учебу, приложила усилия и выполнила звание гроссмейстера, чем он был очень доволен: мол, не зря столько лет занималась, и образование при этом хорошее получила.

А потом сложилось так, что я стала работать в том же месте, что и он - в «Останкино», на телеканале "Столица". И в этот период случилась та история, о которой он рассказывал в интервью Chess-News: он попал на прием к директору ТТЦ Михаилу Марковичу Шубину (а он всегда мог зайти к нему ввиду 30-летнего стажа, они лично были хорошо знакомы, при встрече здоровались за руку).
И тот обронил в разговоре...

А, впрочем, прочтите сами».

Воспоминания Назима Мирзоева, найденные после его смерти.

- Назим,  гроссмейстер Эльмира Мирзоева, которая ведёт  шахматную программу на радио «Маяк», это  ваша дочь?, - спросил Генеральный директор ФГУП «ТТЦ «Останкино» Михаил Маркович Шубин, когда я в конце декабря  2007 года пришёл к нему поговорить… о повышении мне зарплаты. - А что же, вы скрываете об этом?, - с  хитрецой упрекнул  Шубин на мой утвердительный  ответ. - Значит так, открываем при телецентре шахматный клуб, под руководством твоей дочери, - в приказном тоне заявил директор.
- Михаил Маркович, давайте я спрошу у Эльмиры, и тогда создадим клуб, -ответил я.
- Нет, решим сейчас, я знаю, что в кавказских семьях - что сказал отец, то закон для детей, - решительно заявил Шубин.
- Михаил Маркович,  а вы в шахматы играете?

Директор замер на мой неожиданный для него вопрос. Он понял, что от его ответа зависит, быть шахматному клубу или нет.

- Играю, но редко, часто «гоняю» в футбол с друзьями. Но если твоя дочь согласится, то обещаю сыграть с ней в шахматы, чтобы проиграть ей, - пообещал Михаил Маркович.

Я объяснил «шефу», что для создания клуба требуются шахматные фигуры, часы, доски, а главное - помещение с телефоном-факсом, компьютером с интернетом и ещё многое другое. На что директор заверил, что всё это «мелочи» и «ТТЦ» берёт все расходы на себя. В это время секретарша Ксения принесла нам кофе со сладостями. Директор по «селектору» пригласил своего референта и поручил ей лично курировать создание шахматного клуба. «Шеф» дал мне номер своего мобильного телефона со словами «если Лена не сможет решить твои вопросы, то смело звони мне».

- Когда вы с Эльмирой зайдёте ко мне? - допивая кофе, спросил Шубин.

15 января 2008 года, в первый рабочий день после длинных праздничных каникул мне позвонила Ксения и попросила зайти к директору. Я позвонил Эльмире, которая гримировалась и готовилась к эфиру на телеканале «Столица», и мы с ней согласовали время визита к Михаилу Марковичу. После обеда, зайдя к Шубину, показали ему наши фотографии с начальником (на тот момент) Экспертного управления президента РФ Аркадием Дворковичем, запечатленные в августе прошлого года в шахматной Гостиной им. Владимира Дворковича. Я рассказал Михаилу Марковичу, что долгое время мы  работали с ныне покойным Владимиром Яковлевичем в журналах «Шахматы в России» и «64 Шахматное обозрение». Ксения принесла всем нам чай, кофе, и Шубин попросил её пригласить к нему всех директоров департаментов телецентра. Эльмира объяснила Михаилу Марковичу, что требуется для создания и функционирования шахматного клуба, предложила назвать «ТТЦ «Останкино». Шубин внимательно слушал её, даже за всё время не закурил ни одной сигареты, лежащей на столе. В это время в кабинет Генерального директора заходили его подчиненные, представлялись, садились за длинный стол. Когда собрались все директора департаментов, он представил нас:

- Друзья, перед вами двукратная чемпионка России, международный гроссмейстер, телеведущая, шахматный обозреватель радиостанции «Маяк» Эльмира Мирзоева и её отец, работник телецентра Назим Мирзоев. Кто из вас умеет играть в шахматы? Валерий Владимирович, я слышал,  что ты играл где-то?
- Да, Михаил Маркович, было дело, летом в отпуске играл, проиграл дорогой мобильный телефон «Nokia 8800», стоимостью около 2000 баксов, - с грустью поведал директор департамента недвижимости Луньков.
- Валера, ты купил себе новый такой же? - ехидно спросил директор департамента снабжения Дмитрий Олегович Назаров.
- Нет, Дим, у меня мобильник сейчас намного проще и дешевле, и…
- Прошу не отвлекаться, я собрал вас,  чтобы вы всячески помогали Назиму и Эльмире создавать шахматный клуб, - Шубин жестко прервал Лунькова. - Сейчас каждый послушайте и записывайте, что им требуется.  
- Дмитрий Олегович, в первую очередь нужно закупить шахматные электронные часы, фигуры и доски. После клубу требуется компьютер с интернетом, телефон-факс, принтер, столы, стулья и канцелярские принадлежности, - перечислил я директору департамента снабжения.
- Михаил Маркович, а как мы все эти закупки «проведём» через бухгалтерию? - поинтересовалась главный бухгалтер «ТТЦ «Останкино» Тамара Ивановна Гаврикова.
- Запомните, за всё платит телецентр, шахматный клуб нужен не Назиму и Эльмире, а нам и всем работникам нашего предприятия, - резко парировал Шубин.
- С меня, я понимаю, требуется найти помещения для шахматного клуба, сколько квадратных метров? - опередил меня директор департамента недвижимости.
- Помещение 20-25 квадратных метров, думаю, достаточно для шахматного клуба, - подсчитав в уме, ответил я.

Михаил Маркович дал распоряжение провести кабели для интернета в помещения клуба. Все директора департаментов по приказу Шубина вписали в свои мобильники мой номер телефона. 

 - Светлана Семёновна, дайте указания, чтобы по всему телецентру развесили объявление об открытии шахматного клуба – для тех, кто желает записаться, - обратился он к начальнику управления по административной и кадровой работе С. Папеты.
- Михаил Маркович, чтобы все знали о нашем клубе, нужно устроить торжественное открытие с приглашением очень высоких гостей, - обратилась к Шубину Эльмира.
- А вы думаете, VIP-персоны придут на открытие? - недоверчиво спросил генеральный директор.
- Если вы поможете создать шахматный клуб, то мы с отцом обещаем, что VIP-персоны будут у нас на торжественном открытии, - твердо заявила Эльмира.

- Учитесь, как уверенно говорит двукратная чемпионка России, гроссмейстер, и я ей ВЕРЮ! - обращаясь к директорам департаментов, назидательно произнес Михаил Маркович.

Совещание длилось около часа. Когда мы вышли из зала, нас с Эльмирой пригласила к себе в кабинет напротив референт гендиректора Елена Тарасова и мы обсудили первостепенные шаги для создания шахматного клуба. Елена написала несколько служебных записок: на получение телецентровской сим-карты на 1450 рублей в месяц, канцелярских принадлежностей и на закупку компьютера и факса.

Следующий  визит мы совершили там же, на седьмом этаже, к упоминавшемуся выше Назарову. Ему объяснили, что в первую очередь требуется закупить десять комплектов  шахматных фигурок, часов и досок. А на выходе нас с Эльмирой поймал Луньков и пообещал в течение трех дней найти помещение 20-25 квадратных метров в АСК-3.

От такого внимания директоров департаментов мы даже устали, почти три часа в разных кабинетах решали вопросы по открытию клуба. Было видно, что приказы генерального директора выполняются беспрекословно, а значит, шахматный клуб «ТТЦ «Останкино» будет создан!

На следующий день я стал звонить в фирму по вопросу закупки шахматного инвентаря. По телефону выбрав часы, фигурки и доски, договорились, что они пошлют счёт факсом, и после оплаты по перечислению можно будет забрать шахматный инвентарь.

Первым позвонил мне Назаров, сообщил, что все мои вопросы о закупке будет решать его заместитель Вадим Сапрунов.  Через минуту после разговора с Назаровым раздался звонок от его зама. Я передал ему номер телефона фирмы, и что нужно купить.

Как обещал, позвонил Луньков и предложил посмотреть помещение в АСК-3 (помещение №12). Комната мне понравилась, я предложил ему сделать там косметический ремонт. Но на следующий день он, извиняясь, сообщил, что эту комнату сдают арендаторам за хорошие деньги, а мне следует найдут другую. Через день он предложил устроить шахматный клуб… в «зимнем саду» на пятом этаже АСК-3, сказав, что это никому не сдашь. После этого «предложения» я зашел в кабинет Лунькова. Он со своим замом Дмитрием Шендлером доказывали мне, как хорошо устраивать шахматные турниры в «зимнем саду» среди экзотических деревьев и растений. Мои возражения, что там не уместятся пять больших столов, что там плохое освещение, и вообще там отдыхают работники телецентра, ни к чему не привели. Я спросил о первой предложенной комнате и Валерий, взяв калькулятор, что-то подсчитал.

 - Назим, вы знаете сколько баксов получит телецентр в месяц за сдачу этого помещения? – Луньков попивал кофе,  принесенный нам секретаршей Юлией.
- Валерий, без помещения я не могу собрать людей уже звонивших мне, получить со склада столы, стулья, канцелярские изделия, - объяснил я.
- Назим, берите, что дают, - поддержал своего шефа Шендлер.
- С вами тяжело договориться, вы не выполняете указаний Шубина, пусть тогда Михаил Маркович решает вопрос о выделении помещения для  клуба, -твердо сказал я и, не допив пусть и вкусный кофе, вышел из кабинета.
- Назим, подождите, найдём вам комнату в течение недели, мы выполним указания Шубина, - уже в коридоре кричал мне вслед Дмитрий.

Генерального директора в кабинете не  оказалось, референт Елена посоветовала зайти завтра утром к 11 часам, к появлению Шубина. С середины января я хожу в телецентр каждый день, даже после ночной смены. «Назим, вы работаете посменно, когда же вы отдыхаете?» - то и дело слышу я.

Михаил Маркович появился ровно в 11 часов следующего дня.
- Вы ко мне? Заходите! Рассказывайте, какие проблемы у вас возникли?
- Михаил Маркович, проблемы с помещением шахматного клуба, без этого не получ…
- Люда, срочно вызовите ко мне Лунькова!

- Валерий, почему не исполняете мои указания о подборе помещения для клуба? - приказным тоном спросил гендиректор у запыхавшегося Лунькова, который влетел, как пуля, в кабинет.
- Михаил Маркович, вы сами знаете, у нас нет свободных помещений, - опустив голову и стоя по стойке «смирно», виновато ответил тот.
- Валерий, я вам даю три дня, никаких отговорок, голову снесу, идите ищите!

Луньков быстро ретировался.

- Назим, с помещением решили, что ещё?
- Михаил Маркович, если помните, когда в прошлом году в первый раз зашёл к вам, хотел поговорить о повышении зарплаты. Благодаря тому визиту, мы создаём шахматный клуб…
- Я вас понял, хорошо, что напомнили, - прервал меня директор и вызвал референта. - Лена, передайте Михаилу Борисовичу Алдушенко (заместителю генерального директора), чтобы с января по сентябрь 2008 года из «директорского фонда» доплачивал Назиму Мирзоеву ежемесячно по 5000 рублей, - барским, довольным тоном произнёс Михаил Маркович и закурил «Парламент».

Выйдя из кабинета, я увидел, что Луньков сидит у Людмилы в «секретарской».

- Назим, Валерий вас ждёт, чтобы решить ваши проблемы, - еле сдерживая смех, ехидно сообщила Людмила.
- Назим, у меня есть предложения, пойдёмте  ко мне обсудим, - серьезным тоном сказал Валерий. - Пока сидел у Люды, я понял, что шахматный клуб телецентру очень нужен...
Видя мою улыбку на лице, он виновато отреагировал:
- Конечно, Михаил Маркович прав, я считал, что создание клуба – это «идея фикс», что поговорят и забудут. Но после разговора с Шубиным понял – это серьёзно. У меня есть идея, предлагаю для шахматного клуба два помещения.

После этих слов я рассмеялся:
- Валерий, до разговора с директором вы ничего путного не предлагали, а сейчас сразу два помещения! Может, вас подменили?
- Назим, давайте поговорим серьёзно, я предлагаю вам конференц-зал и операторскую кабину в АСК-3.
- Валерий, насколько я знаю, там занимаются учащиеся «Школы телевидения», вы забыли, кому сдаёте конференц-зал?
- Я уже звонил администратору «Школы телевидения», они могут 3-4 раза в неделю вечером предоставлять помещения зала для занятий. Сходите, посмотрите, думаю, вам понравится, и тогда сообщите мне, чтобы я доложил Михаилу Марковичу
...


Эльмира Мирзоева:
«Отец был такой типаж людей, которые очень быстро загораются какой-то идеей и не успокаиваются, пока не доведут её до конца, причем до такого конца, чтобы он сам понимал, что он доволен своей работой. Так случился клуб, так началась вся вот эта шахматная работа».

Вспоминает Артур Терегулов, последователь Назима, действующий директор спортивного клуба «Останкино»:
«С Назимом я познакомился будучи сотрудником телецентра, который узнал, что на территории «Останкино» создается шахматный клуб. Это был примерно 2007-2008 год. Как любитель этой игры я с радостью воспринял информацию и начал искать людей, отвечающих за организацию клуба. Набрав номер телефона, указанный на стенде, я попал на Назима Мирзоева и договорился о встрече.

С первых минут общения я понял, что это будет не просто шахматный кружок для узкого круга людей, а настоящий шахматный клуб, включающий в себя различные форматы мероприятий: тренировки, игры, матчи, турниры, мастер-классы именитых гроссмейстеров. Принимать активное участие в клубе будут как сотрудники телецентра, так и приглашенные гости, а руководить проектом будет дочь Назима Эльмира.

Энергичный, общительный, скромный и очень вежливый - таким я увидел Назима тогда, таким он оставался со всеми людьми, и таким останется в моей памяти навсегда. В тот момент я не знал, что буду многому учиться у этого человека, но уже тогда поразился тем трепетом и ответственностью к делу, которыми обладал Назим. Начиная абсолютно с нуля, его идея о шахматном клубе "Останкино" с каждым днем обрастала "кровью и плотью". В клуб начали записываться сотрудники телецентра, определился график тренировок, нашлось помещение для соревнований и комната для необходимого инвентаря, проводились собрания. Клуб стали посещать самые разные именитые гости, гроссмейстеры, тренеры, нас сразу стали приглашать в шахматные клубы Москвы. До этого я не видел нигде подобной шахматной активности, и на таком уровне! Для всех сотрудников телецентра все это было откровение. Все ждали новых шахматных событий.


На первом командном кубке "Останкино" выступила команда Chess-News, лидерами которой стали Мария Манакова и Марина Романько

Новости от Назима приходили быстро. Не успевали мы "переварить" прошедшее событие, как Назим начинал всех готовить к новому, еще более масштабному. Так, в одну из очередных встреч мы узнали, что шахматный клуб разрастается до спортивного! Теперь Назим был "нарасхват" не только у любителей шахмат. Все любители футбола, волейбола и пинг-понга тут же оказались в подобно моей ситуации. Календарь спортивного клуба "ТТЦ Останкино" стал основной работой Назима.

Если перечислять спортивные коллективы, с которыми сотрудники телецентра встречались на соревнованиях, может показаться, что Назим создал не клуб, а громадный комплекс, как "Лужники" или "Олимпийский". Уже командами сотрудники телецентра выезжали на "личном" автобусе в другие города, а к нам в гости приезжали спортсмены из других стран. Мировая элита и олимпийские сборные появлялись в стенах "ТТЦ Останкино" с завидной регулярностью.

Казалось, что у Назима где-то в кабинетах сидит штат помощников и даже сами спортсмены, готовые в любой момент прийти на встречу со спортклубом "ТТЦ Останкино". Но никакого специального штата сотрудников не было. Вся организация, начиная от расстановки столов и установки кулера, заканчивая фотографиями и награждением призами участников - полностью лежала на одном человеке. Всем занимался Назим Мирзоев.

Это пример того, как в одном человеке бурлила сила, которой хватало абсолютно на всех. Он никогда не оставлял без внимания ни одного гостя или члена клуба. Всегда был открыт и шел на помощь каждому даже по личным вопросам. Он был один за всех, и все не могли заменить его одного.

За шесть лет работы клуба под руководством Назима Мирзоева одними кубками заполнились два стеллажа. Спортивный клуб "ТТЦ Останкино" завоевывал награды и повышал уровень мастерства в каждом виде спорта. Сформировались 4 футбольные, 2 волейбольные, 2 теннисные команды и 3 шахматных коллектива. Соревнуясь с другими клубами, мы обзавелись друзьями в разных сферах деятельности, от детских школ, до Государственной Думы. Клуб провел сеанс одновременной игры на телебашне, который вошел в книгу рекордов Гиннеса как самый высокий шахматный сеанс в мире. Открылась детская секция по шахматам. Команды соперников начали участвовать в жизни клуба и сотрудничать не только на соревнованиях, но и на тренировках. Это огромный, неоценимый вклад в культуру всего телецентра Останкино.


Сеанс на высоте 337 метров

Смерть Назима содрогнула сердца родных, всех друзей, спортсменов, работников телецентра, гостей и всех тех, кто даже просто видел его и знал. Невозможно передать словами, что чувствовали и как переживали люди уход этого Человека. Уход в мир иной, в мир лучший. Сама его жизнь, поступки, манеры и характер показывали, что он был больше, чем всё! Скромный, чуткий, нежный, но сильный, уверенный и честный во всём и со всеми. В нем совмещались самые лучшие качества. Он оставил в пример всё, что имел и сделал собственными силами. Он показал, как и для чего нужно жить. С любовью абсолютно ко всем он только дарил и отдавал самого себя без остатка. Его хватало на всех и на всё.

То, что Назим оставил после себя, невозможно оценить. Невозможно заменить или переделать. Уже трудно даже представить - КАК он это сделал и чего добился ради общего блага. Мы можем лишь постараться сохранить то, что являлось частью его жизни, частью его самого. Сохранить то, ради чего он жил свои лучшие годы.

Спортивный клуб "ТТЦ Останкино" имени Назима Мирзоева планирует продолжать свою деятельность, опираясь на труд и планы первого руководителя. Весть коллектив клуба считает своим долгом сохранить и развивать весь заложенный им потенциал. Мы будем помнить каждую встречу с этим человеком, каждое его дело и слово, чтобы точнее продолжать двигаться по направлению, курс которого задавал Назим. Будем надеется, что светлая память об этом человеке будет всегда напоминать нам, что и как необходимо делать, сохранять и создавать».

Эльмира Мирзоева:
«Как так получилось, что в клубе начали собираться такие разные шахматисты и команды? Все началось с открытия: нам удалось пригласить Жукова Александра Дмитриевича, руководителя РШФ на тот момент, он участвовал у нас в сеансе. И тут, не скрою, было и мною проделано много работы, с шахматными СМИ в том числе. Кстати, пользуясь случаем, хотела бы передать большое спасибо всем СМИ, которые шли навстречу и освещали нашу деятельность все эти годы. И мы надеемся, что такие добрые отношения будут сохраняться и в будущем. Мы всегда открыты и рады видеть всех в своих стенах, рады новым предложениям по сотрудничеству.
И вот, шаг за шагом, мы стали раскручивать этот маховик, звонить все новым и новым людям, приглашая к нам...»


Александр Жуков в сеансе не пощадил хозяйку клуба

Струтинская Галина Никлаевна, участница многочисленных женских турниров в Спортивном клубе «Останкино», капитан команды «Шеш-Беш»:
«Долгие годы шахматная жизнь Москвы, в особенности в женских шахматах, концентрировалась вокруг клуба "Торпедо-ЗИЛ" и его директора Сиротиной Елизаветы Григорьевны. В середине 90-х Назим приводил своих дочерей в этот шахматный клуб, и там я впервые блицевала с Эльмирой. Уже тогда она неплохо играла, несмотря на то, что ей приходилось противостоять более взрослым и сильным соперницам, и я уверена, что в этом большая заслуга Назима. Он всегда был рядом. И всегда и для всех был просто Назим я даже не знаю, знал ли хоть кто-нибудь его отчество. Годы шли, росли его дети и внуки, а он совсем не менялся – казался таким же молодым, и душевно, и физически.

Мы все пережили большую радость, когда узнали, что Назим смог создать шахматный клуб в Останкино, ведь это было так важно и для него, и для нас. Для него – потому что это был венец всего того, что он сделал в шахматах, для нас – потому что в Москве появилась новая и очень уютная точка, где проводились турниры для шахматистов и шахматисток самых разных уровней. Я сама приняла участие в большом числе турниров, и продолжаю играть в них сейчас. Назим нашел себя в шахматах на месте этого клуба, и приносил им очень много пользы, делая свое дело.

Уход Назима стал для всех очень неожиданным и горьким событием, ведь нам казалось, что он всегда будет молодым, активным и сильным…»

Анатолий Шведчиков, многократный гость и член команды шахматного клуба «Останкино»:
«Моя  первая встреча с Назимом состоялась в начале нулевых, на кафедре шахмат Росспортакадемии, куда он пришел со своей талантливой дочуркой Эльмирой, с заявлением о зачислении его в группу повышения тренерской квалификации. И уже с первой встречи мы с начальником кафедры Е.П. Линовицким поразились его открытости и деловой общительности при обсуждении организационных и финансовых проблем подготовки молодых шахматистов и тренеров. В дальнейшем мы регулярно встречались на крупных шахматных мероприятиях, где он постоянно работал в качестве теле- и фотокорреспондента от Останкинского телецентра, в котором он трудился около тридцати лет.

Однако, безусловно, вершиной его шахматной деятельности, по его собственному признанию, стала организация шахматного клуба при поддержке дирекции "ТТЦ Останкино" и лично президента РШФ А.Д. Жукова. Именно в этот период - пять лет назад - началась активная шахматная жизнь клуба. Тогда же во всем блеске проявился его организационный талант по привлечению к работе многочисленных сотрудников и их детей, а также актива из числа гроссмейстеров и заслуженных тренеров для проведения лекций, командных и личных турниров, сеансов и других мероприятий, тщательно спланированных и реализованных уже в первые годы. Меня неизменно удивляла поражающая работоспособность Назима, его теплое дружеское расположение и участие к друзьям и сотрудникам, а также трогательная забота о дочери и других членах семьи. Ведь именно эти душевные качества помогали ему в работе с людьми, помогали добиваться серьезных успехов как на спортивном поприще, так и в творческом плане. И вот теперь, на  взлете его мечты и карьеры, когда все исполнилось, совершенно внезапная скоропостижная смерть вырвала из наших рядов этого обаятельнейшего человека, талантливейшего организатора и прекрасного теле- и фотожурналиста, именем которого  по решению совета отныне  называется шахматный клуб..»

Эльмира Мирзоева:
«По субботам, когда я обычно ездила к отцу на чай, мы сидели вместе и периодически "ловили" новые идеи: что бы такого нового сделать? Может, это? А почему бы и нет! Сейчас позвоним, проверим… И процесс закручивался. Так, постепенно, по шажочкам, мы обрастали связями и превращались из никому не известного клуба в престижное место. Сегодня Спортивный клуб "Останкино" - состоявшийся бренд, и в этом огромная заслуга отца».

Дмитрий Замега и Борис Терентьевич Накопия, «Госдума»:
«Мы познакомились с Назимом, когда они с Эльмирой, создав шахматный клуб, впервые пригласили нашу команду Государственной Думы на матч с командой «Останкино». Тогда мы сыграли у них в гостях, в телецентре, а затем пригласили их на ответный матч в Думу. С тех пор у нас и завязались плотные контакты, они стали приглашать нас на разные турниры, в том числе в командный кубок «Останкино».


В стенах Госдумы

Назим нам запомнился, в первую очередь, как большой энтузиаст спорта в целом и шахмат в особенности. Таких людей мало сегодня, которые беззаветно преданы спорту, шахматам. Мы всегда чувствовали себя комфортно, всегда стремились в свободное время приехать в "Останкино" и знали, что там будет радушный прием и хорошая атмосфера. И контакты многие у нас там завязались с шахматистами других обществ и учреждений Москвы. Поэтому весть о смерти Назима очень нас ранила... Сам по себе этот человек был очень открытый, контактный, светлый, всегда с улыбкой. Энтузиаст и организатор был необыкновенный.

Пользуясь случаем, хотелось бы передать соболезнования и выразить поддержку близким Назима, особенно Эльмире, которая, вместе с Артуром, подхватила дело отца как дело жизни. Мы, в свою очередь, сейчас думаем о том, чтобы учредить турнир памяти Назима Мирзоева, чтобы в нем принимали участие те, кто его знал, любил, уважал и ценил».

Эльмира Мирзоева:
«Вообще, основная задача, идея нашего шахматного клуба всегда была в том, чтобы собирать хороших, интересных людей. У нас здесь всегда домашняя атмосфера, всегда чай-кофе, в любой день недели и в любую погоду. Отец даже не мог понять, как у нас здесь какие-то конфликты мелкие возникают, вроде "взялся-ходи", и как можно так всерьез ругаться, ведь это же дружеский турнир! Поэтому никогда особенно не встревал, а просто говорил "ну, вы решите как-нибудь". Ведь для него это был праздник, душевный отдых. Шахматистов он очень любил.

И потом, мы же знаем, что ситуация с московскими клубами не такая уж и безоблачная, не так много хороших мест, где можно прийти и в хорошем помещении, на хороших шахматах, с хорошим инвентарем поиграть. И мы, конечно же, были очень рады, что можем это предоставить, что можем помочь. У нас всегда разношерстные составы, мы приглашаем и элиту, и простых любителей».

Константин Базаров, капитан команды «Восток»:
«Я давно заметил, что в шахматы в основном играют умные, интеллигентные и порой разносторонние люди, с которыми приятно встречаться не только за доской, но и в повседневной жизни. Именно таким я запомнил Назима Мирзоева - человека, преданного шахматам и спорту в целом. Мы познакомились в начале 90-х годов прошлого века на соревнованиях "Дети Чернобыля" в Малаховке, когда я еще был школьником. До сих пор вспоминаю ту доброжелательную атмосферу шахматного лагеря в Подмосковье. Потом мы долго не виделись. В 2013-м я переехал жить в Москву и сразу же активно включился в шахматную жизнь столицы. На одном из турниров я встретил Назима. Он, конечно, меня не сразу вспомнил, поскольку в Малаховке общался со многими ребятами и их родителями, но вскоре все события всплыли в памяти. Он был из числа тех людей, на кого можно положиться в любой ситуации, и многие обращались к нему не только за советом, но и за помощью…»

Эльмира Мирзоева:
«
Потом выяснилось, что есть еще футбол, волейбол, теннис, все это встало вокруг Назима. Ему было интересно, он горел этим и много всего делал. По настольному теннису, к слову, сам был мастер спорта. Количество секций и тренировок разрасталось. Конечно, он совсем не обязан был ездить на все тренировки, в особенности в выходные, но он это делал. И у него так получалось в последние дни, что выходных совсем не было. Я сама много раз ему говорила, что нужно беречь себя, что уже все-таки не мальчик, нужно отдыхать, но он не слушал, ему нравилась его работа. Мне кажется, что он просто "сгорел" от нее.

В последнее время он, правда, немножечко уже "угомонился", понял, что есть какой-то предел, и стабильность - это тоже хорошо, что не надо все время гореть на взлете, и отсутствие плохих новостей - это хорошая новость. Но… Даже проблемы с сердцем случились в служебной машине "Останкино", когда он ехал на футбольную тренировку в районе Тимирязевской...

Отец многих знал, с Борисом Наумовичем Постовским у него были очень добрые отношения. Борис Наумович даже приезжал к нам в клуб, проводил мастер-классы, его очень тепло встречали»

Борис Наумович Постовский:
«Писать о Назиме в прошедшем времени не могу, так как постоянно вижу его перед глазами. Мы не были близкими друзьями, но общались часто. Особенно, когда с апреля 1994 г. я каждый день ходил на работу в ЦШК. Тогда он всегда был с фотокамерой. Снимал М.Ботвинника, В.Смыслова, Б.Спасского, А.Лилиенталя, Ю.Авербаха и многих других гроссмейстеров и деятелей шахмат. Его фотоколлекция, безусловно, представляет колоссальный интерес!

Назим всегда был светлым, мягким и доброжелательным Человеком. Общение с ним было очень приятным и улучшало настроение. Особенно хочу отметить его скромность.

Меня очень обрадовало, когда ему удалось открыть шахматный клуб в телецентре «Останкино». Он стал его вторым домом. Сколько блестящих мероприятий там было проведено! Назим и его очаровательная дочь Эльмира часто приглашали меня посетить Клуб и встретиться с любителями шахмат. Долго не получалось, но я рад, что такая встреча состоялась. Она была прекрасно организована, положительные эмоции получили все! Было много вопросов...

Перед встречей для меня была устроена персональная экскурсия по телецентру с великолепным гидом. Не обошлось и без сувениров. Я часто открываю подаренную мне книгу "Человек из Останкино" (автор – небезызвестный А.Стефанович) и вспоминаю блестящего Организатора, дорогого мне Назима.

Я уже не молодой человек (77!),а потому иногда просыпаюсь среди ночи. Многое проходит перед глазами... И часто вижу ушедших в марте (в разные годы) Юру Разуваева, В.В.Смыслова и Назима Мирзоева. Они не только в моей памяти, но и в сердце!»

Эльмира Мирзоева:
«
…На похоронах было очень много людей из спортивного клуба, футбольная команда полностью приехала попрощаться. Что касается шахматистов, то из них очень мало кто знал о случившемся – мы не нашли в себе сил сразу об этом сказать, слишком сложно было все это пережить. Сейчас уже прошло время и стало немного легче, но тогда… Я не знаю, как бы мы с этим справились.

Еще хотела бы обозначить отдельным важным пунктом тот факт, что директор телецентра согласился переименовать клуб в "Спортивный клуб Останкино имени Назима Мирзоева", что мне кажется очень важным. Это решение поддержал не только директор, оно также было единогласно принято всеми членами спортивного клуба.

Когда беда случилась, я сильно заволновалась за судьбу детища отца, и уже на следующий день после похорон поехала к директору телецентра. На это раз он также полностью нас поддержал, сказал, что тот, кого мы порекомендуем, и будет новым директором клуба. И, слава Богу, был человек, которого отец очень любил, и которого считал своей правой рукой – это Артур. Он согласился возглавить клуб и продолжить дело отца. До этого он работал в "Останкино" на шоу Малышевой "Здоровье", занимался режиссированием монтажа, но при этом был в курсе многих наших дел, и смог подхватить их в сложный момент.

А я бы не смогла: основная работа отнимает слишком много времени, разъезды, да и вообще, для меня это очень сложно, я не знаю, как отец с этим справлялся. Это менеджмент, нужно везде все успеть, вовремя собрать команды, всех обзвонить, предупредить. У него это всё было как-то интересно выстроено, чудным образом, только ему понятным. Когда всё это случилось, и мы стали разбирать его бумаги, пробовали разобраться, но не смогли понять, как же это всё у него работало. Конечно, очень многое он держал в голове, умел быстро и правильно принимать важные решения, быть гибким. В общем, он действительно был человеком на своем месте.

В этом году мы собирались поднять планку имиджа клуба еще выше - выставить женскую команду на чемпионат России. У нас уже был определен и собран состав, все документы были подписаны и почти упакованы чемоданы, но началась вся эта ситуация с Украиной, рубль резко пошел вниз, и, к нашему огромному сожалению, директор принял решение отказаться от финансирования команды. Но, тем не менее, отцу удалось реализовать идею создания собственной шахматной команды телецентра, выбить финансирование, а мы все понимаем, чего это стоит. И чудо уже было близко. Директора телецентра тоже можно понять, в тот момент настолько всё было непонятно и нестабильно, что никто не знал, какое решение будет правильным.

Однако идея жива, и мы надеемся, что в следующем году её реализуем.

Также мы надеемся, что в следующем году нам удастся выставить свою команду на чемпионат Москвы. Нельзя сказать, что у нас к этому всё уже готово, но цели и задачи такие есть, и мы будем к ним стремиться.

"Спортивный клуб Останкино имени Назима Мирзоева" будет жить, и мы с Артуром будем делать всё возможное, чтобы из года в год клуб покорял всё новые и новые вершины».


  


Смотрите также...

  • В пятницу тринадцатого, вопреки всем приметам и суевериям, в стенах телецентра состоялось самая приятная часть командного турнира на Кубок «Останкино» - награждение. По традиции, сложившейся в этом клубе, подарки получили абсолютно все.

  • Завтра в конференц-зале телецентра «Останкино» в 18.30 состоится финальный поединок и матч за третье место первого чемпионата Москвы среди любительских шахматных клубов и коллективов. Начиная с ноября прошлого года, двенадцать команд боролись за выход в суперфинал соревнований. И теперь четыре лучшие определят победителя.

  • В шахматном клубе телевизионного технического центра состоялся заключительный этап командного Кубка Останкино по блицу. Турнир был посвящен памяти ушедшего из жизни директора и основателя клуба Назима Мирзоева.

    Соревнование началось с минуты молчания. Руководитель клуба Эльмира Мирзоева сообщила, что спортивный клуб "Останкино" переименован и теперь носит имя Назима Мирзоева. 

  • «Если телевидение не идет к шахматам, то шахматы идут к телевидению!» - вот девиз, под которым усилиями Эльмиры Мирзоевой в самом сердце крупнейшего в Европе теле- и радиовещательного комплекса «Останкино» появился необычный шахматный островок. 

  • В столичном "Останкино" состоялся розыгрыш первого Кубка шахматного клуба телецентра среди женщин по блицу. 11 участниц определяли лучшую в соревновании по круговой системе. Среди них гроссмейстеры Мария Манакова, Ирина Закурдяева,  Евгения Часовникова, Яна Мельникова Елена Фаталибекова и Эльмира Мирзоева.

  • Прошли те благодатные времена, когда питерские любители шахмат могли поиграть в свое удовольствие в многочисленных шахматных клубах города. Сейчас даже знаменитый  Ленинградский городской шахматный клуб имени Чигорина утратил и название, и статус, оставаясь, в лучшем случае, «Меккой» для избранных.

  • 18 апреля на закрытой площадке останкинской телебашни прошел небывало "высокий" сеанс одновременной игры. В небольшом круглом помещении, ранее умещавшем легендарный ресторан «Седьмое небо», десять гостей сразились с хозяйкой шахматного клуба телецентра – Эльмирой Мирзоевой. Поводом для такого необычного мероприятия стал первый юбилей теле-клуба: в апреле этого года ему исполнилось пять лет.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Замоскворецкому прокурору Киселёву М.Н.
    Префекту ЦАО Москвы Говердовскому В.В.
    Главному редактору сайта Чесс-ньюс Сурову Е.
    от Володина В.Н.

    ЗАЯВЛЕНИЕ о проведении прокурорской проверки в отношении начальника ОМВД Якиманка Василенко П.В. и служебной проверки в отношении руководителя Управы района Якиманка города Москвы Макаровой Е.В.

  • Завтра в шахматном клубе телецентра "Останкино" состоится товарищеский матч между командой хозяев и шахматистами клуба "Октябрьский". Команду телецентра, как обычно, возглавит Эльмира Мирзоева, во главе гостей сыграет Татьяна Богумил. Поединок пройдет на четырех досках, с каждым соперником будет сыграно по две партии. По традиции все гости телецентра "Останкино"  получат сувениры.