А как сдаетесь вы?

Суббота, 21.06.2014 03:08

Еcли вы читаете эти строки, вы наверняка играете (или играли) в шахматы. В таком случае не может быть, чтобы вы не проигрывали партию. Или, как в детстве, получали мат, или сдавались, если  продолжаете играть в шахматы до сих пор.

Как вы это делаете? Опрокидываете короля? Сдвигаете фигуры энергичным движением рук? Останавливаете часы? Просто протягиваете руку? Говорите – сдаюсь? Надеваете доску на голову соперника?

На заре шахматной игры все сражались до мата. Добровольное прекращение борьбы явилось по мере развития понимания: глупо сопротивляться, когда тебе противостоит огромная, превосходящая армия противника. Это, конечно, чисто человеческое. У животных такого нет: они кусаются, дерутся и сопротивляются до последнего. Но сдаться? Нет, наши меньшие братья не делают этого ни при каких обстоятельствах.

«Сдачей еще не была спасена ни одна партия», - говаривал Савелий Тартаковер и доказывал это на деле, частенько продолжая борьбу там, где на гроссмейстерском уровне она давно могла быть прекращена. В современных шахматах есть как последователи, так и антиподы гроссмейстера-острослова.

К последним относится, например, Петр Свидлер, нередко останавливающий часы пусть в проигранных, но порой в «недостаточно созревших» для сдачи (с любительской точки зрения) позициях. Объяснение очевидно: питерскому гроссмейстеру настолько неприятно смотреть на собственное положение, что он предпочитает поставить точку и избежать мучительной агонии: короткий сэппуку благороднее медленного угасания на больничной койке.


Зато высвободилось время для чтения

А вот Найджел Шорт придерживается противоположной точки зрения. Английский гроссмейстер порой предоставляет соперникам возможность поставить себе чистый мат.


Кристиансен - Шорт, 2006

Или другой пример:


Тимман - Шорт, 1990

Не следует думать, что Найджел находился в цейтноте или не был знаком с комбинацией на тему спертого мата (которая предшествовала позиции на диаграмме). Просто Шорту хочется, как утверждает он сам, сделать доступным происходящеее на доске всем, даже начинающим. 

Шорт делает это совершенно осознанно. А вот на Олимпиаде в Лугано (1968) Спасский поставил представителю Андорры мат и, ничего не сказав, пережал часы. Тот, подумав немного, невозмутимо сделал ответный ход, а его коллега по команде, русский, еще из эмигрантов первой волны, засмеялся: «Гы...ы.. Ему мат, а он ходит...»

Уолтер Браун, уже обеспечив себе первое место в Вейк-ан-Зее (1974), сдавая партию последнего тура Андрашу Адорьяну, произнес: «Okay, it’s yours…» Фраза понравилась, я взял ее на вооружение и тоже некоторое время говорил - Оkay, it’s yours, протягивая сопернику руку после поражения.


Шестикратный чемпион Соединенных Штатов Уолтер Браун

Есть шахматисты, у которых все написано на лице. Другие подобны сфинксу: непонятно, что они думают о собственном положении -  был ли их последний ход грубым зевком, либо они полагают, что добились решающего преимущества.

Много раз играл я с Лайошем Портишем. Иногда выигрывал, чаще проигрывал, но на лице венгерского  гроссмейстера невозможно было прочесть ничего. Только один жест давал мне понять, что Портиш оценивает собственную позицию как совсем выигрышную. Лайош незаметно под столом начинал вытирать руки (вспотевшие?); я понимал тогда, что он готовится принять капитуляцию.

«Сдавайся, Каспарян, не мучай бедного Гоглидзе», - нередко повторял во время анализа в питерском Дворце пионеров Александр Васильевич Черепков. Никогда не спрашивал его о происхождении этого выражения, но очевидно: фраза была в ходу  еще в довоенном шахматном фольклоре, когда выдающийся армянский этюдист жил в Тбилиси и регулярно принимал участие в соревнованиях.

А вот Корчной, тоже во время анализа, когда позиция становилась совсем плохой, произносил с пафосом: «Оружие положил!» Думаю, что фраза эта заимствована из фехтовального лексикона, впрочем, могу и ошибаться.


* * *

Расскажу о необычных способах сдачи партии. Из шахматного наследия Вильгельма Стейница наибольшей известностью пользуется партия первого чемпиона мира с Барделебеном (Гастингс 1895).

В конечной позиции черные получают форсированный мат. Варианты очень красивы, и вы, без сомнения, знакомы с ними (или найдете, глядя на диаграмму). По всей вероятности, их увидел и соперник Стейница, покинувший турнирный зал и так и не появившийся там в этот день. Такой способ сдачи партии, конечно, не пример для подражания, хотя Барделебен и прибегал к нему не раз в том гастингском турнире, считающимся самым сильным в XIX веке.


Курт фон Барделебен (1861-1924) покончил жизнь самоубийством в Берлине, выбросившись из окна. Этот факт заимствовал Владимир Набоков для создания образа главного героя в «Защите Лужина».

А вот пример из менее далекого прошлого. Мастер Кик Лангевег несколько раз недобирал пол-очка до гроссмейстерской нормы в турнирах 60-70-х годов, и вообще его результаты были явно ниже возможностей. Причиной была психологическая неустойчивость голландца.

Партия Кавалек - Лангевег (Амстердам 1973) игралась на моих глазах. Американский гроссмейстер, не заметив промежуточного хода соперника, остался без пешки на выходе из дебюта. Хотя Лангевег потратил много времени, он прошел мимо нескольких небезвыгодных возможностей, и в позиции на диаграмме

у белых полная компенсация за пешку, хотя борьба далеко еще не исчерпана. У Лангевега оставалось больше пяти минут, но было видно, что партия вышла из под его контроля. Нервно поглядывая то на позицию, то на часы он начал часто и неровно дышать: налицо были явные признаки гипервентиляции. Чтобы положить конец мучениям, Лангевег, не делая хода, поднялся и быстро покинул турнирный зал.


Голландский мастер Кик Лангевег

А вот Алехин, проиграв в Вене (1922) Грюнфельду в защите, носящей имя австрийского маэстро, вместо сдачи в сердцах запустил своего короля через турнирный зал. Примерно то же самое сделал Корчной на недавнем чемпионате мира среди сениоров, попав под неотразимую атаку Васюкова.

Виктор Львович Корчной в последние годы очень болезненно реагирует на поражения. Разгневанный, ставит закорючку на бланке (если ставит) и, случается, не пожимая руку, начинает  разнос соперника. Одержавшие победу над Корчным могут порассказать, что думает прославленный гроссмейстер о силе их ходов в только что закончившейся партии, да и вообще об уровне их игры.

Рецидивы раздражения случались у Корчного и раньше. На турнире в Брюсселе в 1987 году партия Корчного с Карповым приняла явно ничейный характер. Были разменены ферзи, ладьи, да и остальные фигуры исчезали с доски одна за другой. Дерева почти не оставалось, и Корчной предложил сопернику ничью. Карпов отказался. Было видно, как Корчной закипает, лицо его исказила гримаса и...

...не обращая внимания на последний ход черных, он дотронулся до короля. Посмотрев на доску и поняв, что его конь остается под боем, Корчной закричал: «Вы не имеете права играть со мной такие позиции!» - после чего смахнул фигуры с доски и покинул турнирный зал. Анатолий Евгеньевич спокойно выслушал тираду, проставил результат 0-1 на бланке и расписался.

О мимике Корчного во время игры и о том, что произошло в его партии с Карповым, дает представление рекламный ролик, где Виктор Львович с блеском сыграл самого себя.

Самый недавний случай - довольно мягкий. 31 марта 2014 года Корчной давал сеанс в Лейпциге на десяти досках. Подписывая бланк одному из победителей, девятилетнему Акселю Нгуену, маэстро не преминул заметить: позиция у тебя была совершенно проигранной, да и вообще – играешь ты очень слабо...

В старое время находились шутники, избегавшие процедуры сдачи в абсолютно проигранной позиции. Когда приходило время откладывания, они вместо секретного хода писали на бланке слово «сдаюсь», расписывались, вкладывали бланк в конверт и попросту не являлись на доигрывание. Находились любители (наверное, и сейчас есть), перед сдачей партии испытывавшие последний шанс: поставить сильнейшую фигуру под бой, «нападая», к примеру, на вражеского ферзя, тоже незащищеного – кто знает, может, соперник не заметит... Надо ли говорить, что такое поведение, пусть и не запрещенное кодексом,  далеко от джентльменского.


* * *

А как проигрывали чемпионы мира? Решающие партии? Когда на кону стояло чемпионское звание? Сдав последнюю партию матча, Вильгельм Стейниц поднялся и провозгласил троекратное «ура» новому чемпиону мира Эмануилу Ласкеру


Матч Стейниц - Ласкер, Нью-Йорк 1894. Слева от Стейница - секретарь, записывающий ходы соперников

У Хозе Рауля Капабланки бывали периоды, когда он годами не проигрывал партий. Известно, что в тех редких случаях, когда кубинец сдавался, он протягивал руку так, что создавалось впечатление - это король, подающий милостыню нищему.

Проиграв Алехину, Капабланка не пришел на доигрывание, прислав сопернику записку о сдаче партии. Правда, на закрытие он явился, поздравил нового чемпиона мира, и соперники даже обнялись. Увы, дальнейшие отношения между великими не сложились: они не только прекратили какой-либо контакт, но даже стали заклятыми врагами.


Алехин (справа, во фраке и белой манишке) не забыл старых традиций и сразу после того, как часы были остановлены, провозгласил здравицу в честь нового чемпиона мира
.

То же самое спустя два года сделал Эйве, проиграв матч-реванш (1937).


После провозглашенной здравицы в честь Алехина голландец лично вручает ему чемпионский венок

В послевоенное время за звание чемпиона мира боролись только советские гроссмейстеры, и никаких антимоний уже не было. Еще более деловой, чтобы не сказать жесткой, была процедура сдачи последней партии матча Бориса Спасского и Роберта Фишера (Рейкьявик 1972).

21-ая партия была отложена при счете 11.5-8.5 в пользу американца. У него было преимущество в окончании, но достаточно ли оно для победы?

Рассказывает Билл Ломбарди, секундант Фишера: «Судья матча Лотар Шмид позвонил мне и сообщил, что Спасский сдался, добавив, что официально Фишер будет провозглашен чемпионом только после того как будут подписаны бланки. Я постучался в номер Бобби. «Что ты хочешь? Я анализирую...» - выдавил из себя Фишер. «Поздравляю! - воскликнул я. – Ты – чемпион мира!» «М-да... Я слышал уже по радио. Но правда ли это? Это что, официально? Нет, я должен еще раз взглянуть на позицию...» До доигрывания оставалось полчаса и Фишер одновременно одевался, ел и продолжал изучать положение на доске. «Тут еще много игры. Почему Спасский должен здесь сдаваться?»

Сдаваться? Я вспомнил, что когда Бобби было одиннадцать, он, подписывая бланк, сделал ошибку в слове "resign". Наверное, потому, что ему самому никогда не приходилось пользовался этим словом.

По дороге в зал Фишер продолжал анализировать в машине позицию на карманных шахматах.

Я протянул ему экземпляр книги «Мои 60 памятных партий». «Что это?» - спросил он. «Подпиши. Я хочу быть первым, кто получит автограф чемпиона мира». «Нет, нет, пока это еще не официально... позже...» «ОК, но помни, что я буду первым».

«ОК, ОК...», - пробурчал Бобби и снова уткнулся в карманные шахматы. Пробравшись сквозь толпу, Фишер прошел в зал. Спасского нигде не было видно. Он сообщил по телефону о сдаче главному судье  только в 12.50. Шмид подошел к краю сцены и громко произнес: «Дамы и господа! Спасский сдался. Это вполне официальный и традиционный способ сдачи матча. Таким образом, Фишер выиграл 21-ую партию и весь матч». 

Раздались оглушительные аплодисменты. Бобби оставался в своем кресле. Его охватила внезапная робость, он даже не смотрел в сторону аплодирующей публики. Взяв Фишера под локоть, Шмид попытался оторвать его от стула. Наконец Бобби поднялся, сделал пару шагов и остановился. Воспользовавшись моментом тишины, он поблагодарил зрителей, возвратился к столу, опустился в кресло и снова стал внимательно изучать подпись Спасского на бланках. Потом он резко поднялся и стремительно спустился со сцены».


Президент ФИДЕ Макс Эйве вручает новому чемпиону мира чек за победу в матче. Сейчас Бобби возьмет чек, будет довольно долго рассматривать его и, удовлетворенный, сунет во внутренний карман пиджака.


* * *

А что вы произносите, сдаваясь? Наверное, что-нибудь похожее на – если бы я не сыграл Nb3, у меня было бы вообще не хуже. Или – я смотрел этот вариант два года назад, а сейчас просто забыл анализы... Жалуетесь на недомогание? Юдит Полгар заметила однажды, что еще никогда не побеждала здорового мужчину, но это немного из другой оперы. 

Или занимаетесь самобичеванием, как непревзойденно делал сербский гроссмейстер Любомир Любоевич. «Я идиот! Комплектный, законченный, мизерабельный идиот!» - восклицал Люба после поражения. – Нет, ты видел, что я сделал? НЕВЕРОЯТНО!! НЕВЕРОЯТНО!!! .................................................» Вместо точек можете поставить соответствующие выражения: Любоевич – полиглот и произносил их на всех известных ему языках, включая русский.


За анализом Л.Любоевич и В.Корчной, наблюдают М.Таль и Г.Сосонко. Брюссель 1987

После того, как Эдуард Ласкер выиграл у Томаса партию, обошедшую все журналы мира, английский мастер, сдаваясь, произнес с восхищением: «Это было блистательно! Я признателен вам в высшей степени!»

[Event "London casual"] [Site "London"] [Date "1912.10.29"] [Round "?"] [White "Lasker, Edward"] [Black "Thomas, George Alan"] [Result "1-0"] [ECO "A83"] [PlyCount "35"] [EventDate "1912.10.29"] [EventType "game"] [EventCountry "ENG"] [Source "ChessBase"] [SourceDate "1998.11.10"] 1. d4 e6 2. Nf3 f5 3. Nc3 Nf6 4. Bg5 Be7 5. Bxf6 Bxf6 6. e4 fxe4 7. Nxe4 b6 8. Ne5 O-O 9. Bd3 Bb7 10. Qh5 Qe7 11. Qxh7+ Kxh7 12. Nxf6+ Kh6 13. Neg4+ Kg5 14. h4+ Kf4 15. g3+ Kf3 16. Be2+ Kg2 17. Rh2+ Kg1 18. Kd2# 1-0

Мог ли бы кто-нибудь произнести что-либо похожее сегодня? Скорее всего, проигравший, пожав руку сопернику, в ярости выбежал бы из зала, понимая, что потерял шансы на приз и проиграл пять очков рейтинга, а придя в гостиницу, первым делом открыл бы ноутбук, чтобы удостовериться, где дала течь дебютная подготовка.


Эдуард Ласкер со своим знаменитым однофамильцем

С Василием Васильевичем Смысловым у меня были особые отношения, и наши партии  кончались вничью, какие и без игры. На турнире в Тилбурге (1982) я был в боевом настроении, Смыслов пассивно разыграл дебют, с каждым ходом мое преимущество увеличивалось. Когда его позиция стала совсем проигранной, он приподнялся на стуле, протянул руку и торжественно произнес: «Радуйтесь, Г., но не гордитесь. Я не могу играть против своих друзей!»

Он дулся и ворчал на меня весь следующий день, но потом все вошло в старую колею, а на следующий год в том же турнире «Интерполис» Василий Васильевич взял убедительный реванш.


* * *

Процедура пожимания рук соперникам в футболе появилась сравнительно недавно. Этот ритуал в шахматах имеет значительно более давнюю историю.  По традиции шахматисты обмениваются рукопожатиями до и после партии. Наверное, какие-то случаи бывали и раньше, но на самом высоком уровне это перестали делать Капабланка и Алехин. Все переговоры чемпионы вели через судью, случалось, даже играли за разными столиками.


19 ноября 1938 года, Амстердам, АВРО-турнир. В этот день Капабланке исполнилось пятьдесят. «Подарка от меня он не получил», - писал Алехин в комментариях к партии, где разгромил своего соперника.

О матчах на мировое первенство  Карпова с Корчным написано немало. В Багио (1978), начиная с восьмой партии, рукопожатия были отменены.

Ничто не предвещало бури в начале матча на мировое первенство Топалов – Крамник (Элиста 2006).

Не буду вдаваться в перипетии конфликта, но, к сожалению, отношения между двумя выдающимися шахматистами испортились до такой степени, что даже сегодня, спустя почти десять лет они не здороваются, не пожимают друг другу рук и даже на пресс-конференции ходят порознь. Так было и на только что закончившемся турнире в норвежском Ставангере.

Отголоски этого конфликта можно было услышать в партии Шорта с Чепариновым (Вейк-ан-Зее 2008). Впрочем, взгляните сами.

Отказ Чепаринова пожать руку соперника объяснялся интервью Найджела, в котором Шорт, по мнению болгарской команды, допустил оскорбительные по отношению к Веселину Топалову высказывания.

На видео вы видите, как английский гроссмейстер обращается к арбитрам: Шорт потребовал засчитать ему очко, ссылаясь на новые правила ФИДЕ. Голландские судьи ничего не слышали о таком правиле, но тщательное изучение кодекса вроде бы подтвердило правомочность заявления Шорта, и за неспортивное поведение Чепаринову было засчитано поражение. Однако при более подробном изучении выяснилось, что, во-первых, судьи должны были официально предложить болгарскому гроссмейстеру все-таки пожать руку соперника, во-вторых, этот пункт параграфа является только рекомендательным.

Случай рассматривался апелляционным комитетом турнира, который решил, что партия должна быть сыграна в выходной день, что и произошло (Шорт выиграл). Добавлю, что на следующий после заседания апелляционного жюри день должна была состояться партия Топалова с Крамником и, чтобы избежать ненужных проблем, комитет добавил несколько рекомендаций. Именно: если один из участников отказывается перед партией пожать руку сопернику (сопернице), судья должен вынести официальное предупреждение и предложить ему (ей) все-таки пожать руку.  Если же оба участника до партии не подают руки и ни один из них не обращается к арбитру, следует оставить их в покое. По-видимому, этой логики арбитры придерживаются до сих пор.


* * *

Cдаваться не любит никто, ни стар ни млад. Чемпион России-2014 среди детей до 9 лет Илья Маковеев рассказывает: «Хотя соперник в десятом туре попался не слабый, в дебюте он не разобрался и мог сдаться после 13-го хода. Но продолжал мучить меня, себя и партию, сидел и думал, думал... Вот и просидел все время, пока флажок не упал».

Наверное, Илья, выигравший все одиннадцать партий в том первенстве, прав, но так ли легко сдаться, особенно ребенку? Давид Бронштейн сказал однажды, что у детей  не надо доводить игру до результата:  «Пусть ребята сделают по 12-13 ходов и бегут играть в футбол. Нехорошо, чтобы ребенок приходил домой с нулем. Это жестоко, бесчеловечно».

Вспоминаю, как сам в детстве прибегал к спасительной формуле «отложена», отвечая на вопрос мамы: «Как сыграл?» - но по моему удрученному виду она, вероятно, догадывалась о горькой правде.

«Надо стараться даже избегать слова «проиграл»,  говори хотя бы – «уступил». Уступил звучит не так трагично...» - учил в свое время Сергей Николаев, правда, не детей, а вполне врослых коллег. 

Сегодня я думаю, что даже совсем маленьким надо играть до конца, как бы поражение не было огорчительно для ребенка. Дело даже не в том, что мы живем в обществе, полностью основанном на понятии УСПЕХА, что бы ни понималось под этим понятием. Жизнь, жизнь сама состоит не только из роз, кубков и аплодисментов. В любой жизни неизбежны печали и разочарования и, может быть, лучше быть готовым к ним с юного возраста. 

И в заключение два слова для совсем молодых. Соревновательные шахматы – жестокое занятие. Если в других видах спорта можно отыграть пропущенный мяч, гейм или сет, восстановить равновесие, а потом даже победить, в шахматах ошибка очень часто бывает непоправимой. Здание, сооружаемое часами, а если учесть время, затраченное на подготовку и тренировки, и того больше, из-за одной небрежности, потери концентрации, импульсивного хода, рушится до основания. В играющейся партии ничего исправить уже нельзя, и в этом виноваты только вы, вы сами. И как бы не было горько сознавать несправедливость поражения, старайтесь не раздражаться и, сдаваясь, не подавать вида, что творится у вас на душе. И уж тем более, когда победа соперником или соперницей одержана вполне заслуженно.




Смотрите также...

  • Турнир 1936 года в Ноттингеме был одним из самых знаковых в прошлом веке. Вспоминает один из победителей его Михаил Ботвинник: «Долгое время чемпион мира Эйве был лидером, и я еле поспевал за ним. В этот критический момент состязания Ласкер неожиданно пришел ко мне в номер.


    Эмануил Ласкер на турнире в Ноттингеме (1936) представлял Советский Союз

  • Накануне мы сообщали о блицтурнире, проведенном в Сан-Франциско после основного соревнования. Победитель в блице так и не был выявлен, а вот главный приз основного турнира San Francisco GM Invitational 2014 все-таки достался Михаилу Гуревичу.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, я Евгений Суров, мы на «Аэрофлоте», вместе со мной победитель еще не «Аэрофлота», а «Moscow open» Борис Грачев. Борис, не слишком ли – два таких сильных турнира подряд играть?

  • Далекий и такой мне близкий 1964-й.

    Я и мои закадычные приятели Саша Меньков и Наум Карачун каждый вечер в клубе имени Чигорина. Ведь там проходит полуфинал 33-го чемпионата СССР по шахматам.

    Лидируют опытные бойцы Семен Фурман («Сёма-финалист») и Владас Микенас («Микки»). Но наши симпатии всецело на стороне «нашего представителя» - знойного узбека Вити Манина.

  • До начала турнира в Вейк-ан-Зее Магнус Карлсен дал интервью корресподенту голландской газеты «Фолкскрант», в котором сказал немало интересного. С некоторыми идеями чемпиона мира вы уже знакомы, другие могут показаться любопытными.

  • Эпоха твиттерных и фейсбучных новостей не допускает неторопливости, надо быть постоянно up to date. Решил идти в ногу со временем и на этот раз не утомлять вас многословностью, ограничившись короткими историями. Истории вспомнились во время просмотра матчей футбольного мирового чемпионата и только что закончившегося турнира в Уимблдоне. 

  • Сегодня день рождения комсомола. В 1918-м был образован Российский коммунистический союз молодежи (РКСМ), ставший в 1924-м Ленинским, а с 1926-го - Всесоюзным. Для многих бывших комсомольцев (а кто из нас, кому за сорок, не был в СССР комсомольцем?) – это и в наши дни какой-никакой праздник. А вот для автора этих строк это один из самых черных дней в его жизни…

  • Четверть века назад на одном из турниров в Югославии встретились Сэмми Решевский и Драголюб Велимирович. Получив по дебюту примерно равную позицию, американский гроссмейстер склонился к сопернику – Велимирович немного туг на ухо: «I offer you a draw».

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, снова в нашем эфире Генна Сосонко, который присутствовал на, в каком-то смысле, историческом матче ветеранов, как признал один из его участников, Каспаров – Шорт. Здравствуйте, Генна.

  • Избранные фрагменты из интервью с Евгением Свешниковым, которое состоялось накануне в прямом эфире радио Chess-News в ходе первого раунда турнира претендентов.