Дмитрий Останин: "Показалось даже, что Агдестейн меня узнал..."

Среда, 04.06.2014 21:26
Аудио: 

You may need: Adobe Flash Player.

Запись прямого эфира: 04.06.2014, 19.15
Длительность: 28 минут

Е.СУРОВ: Итак, прямой эфир, у микрофона Евгений Суров. Представляю нашего гостя, по телефону из Ставангера  Дмитрий Останин.  Дмитрий, еще раз добрый вечер, расскажите о себе.

Д.ОСТАНИН: Добрый вечер. Ну вот, отвечая на ваш вопрос, как я оказался на турнире. Я священник Русской православной церкви здесь в Норвегии, приехал в Ставангер проведать свою прихожанку, которая  оказалась в больнице. И так получилось, что отель недалеко от госпиталя, и турнир я не мог пропустить, потому что я играю в шахматы, хоть и на любительском уровне. Тем не менее, слежу за событиями, а такой турнир пропустить, конечно, было нельзя.

Е.СУРОВ: Дмитрий, я знаю,  что вы достаточно постоянный читатель нашего сайта.  А если это так, то вы не можете не помнить, что у нас было видео священника, который говорил, что шахматы – это бесовская игра, или что-то наподобие этого. Вы не разделяете эту точку зрения?

Д.ОСТАНИН: Абсолютно не разделяю. Это мнение дьякона Андрея Кураева, если я не ошибаюсь. Я считаю, что это частное мнение, церковь никакого отношения к этому мнению не имеет. Потому что шахматы – это игра, хотя  элемент азарта, как во всякой игре,  присутствует и в шахматах. Но главным образом это игра интеллектов, соревнование интеллектов и тут добавить просто нечего. И такая идея, чтобы осудить шахматы с церковного амвона, это говорит об узости и недалекости дьякона. В данном вопросе, во всяком случае.

Е.СУРОВ: В двух словах, как вам Ставангер? Когда вы приехали, что вы увидели, что на вас произвело впечатление?

Д.ОСТАНИН: Ну, Ставангер сам по себе прекрасный город. Раньше этот город входил в сферу моих пастырских обязанностей. В Ставангере я бываю часто, и в общем-то этот город мне знаком. А вот что касается места, где проводится турнир, то немножко это меня удивило. Потому что место это в стороне от города, и в общем-то находится в промзоне. То есть промышленная зона вокруг. А выход из отеля или вход, если хотите, куда как раз подъезжают все шахматисты – тут как раз задворки большого мебельного магазина. А когда приезжали гости, шахматисты, вот что мне понравилось – приезжали они все на шахматных машинах, на которых была символика турнира. И они сразу выделялись и бросались в глаза. Это, конечно, очень здорово. Сказать чтобы тут был ажиотаж, что очень много народу, я не скажу. Народу немного, русскоговорящих тут в общем-то тоже немного, тут есть норвежцы русскоговорящие. Мне даже удалось пообщаться с людьми, с норвежцами, которые тоже любят шахматы и говорят при этом по-русски, хотя они сами норвежцы из Осло. А так – Ставангер живет своей жизнью и на шахматы не особо отвлекается. Но вот местный журнал очень активно публикует материалы о турнире и интервью. Прекрасная, по-моему возможность для всех здесь приобщиться к шахматам. Я видел школьников, которые пришли сюда на турнир, смотрели, наблюдали, фотографировали. Здесь и в комментаторской они были. В общем, турнир высокого уровня. Хотя то, что касается отеля, конечно, странный выбор. Ну, уж как есть. Тут большой зал, люди все приветливые, те, кто обслуживают турнир. Вот настолько хорошо и комфортно себя чувствуешь здесь в присутствии помощников, которые везде здесь, и в зале, и привратники, которые у каждой двери стоят по два человека – один открывает дверь, когда входишь в тамбур, второй вторую дверь открывает. Это очень удобно, когда с камерой, со штативом.

Присутствует пресса. Вообще, вы знаете, в Норвегии можно сказать медиа-бум. Все, что связано с медиа-пространством, делается на высоком уровне. И в частности, шахматы здесь освещаются очень хорошо. Когда был чемпионат мира, все шло в прямом эфире по норвежскому телевидению с комментариями. То есть многочасовая партия полностью транслировалась по центральному телевидению. И сейчас, я смотрю, присутствуют две крупнейшие телекомпании Норвегии. Тоже здесь снимают, и прямой эфир, в общем, все очень прилично.

Е.СУРОВ: Скажите, а вы увлекаетесь фотографией помимо шахмат?

Д.ОСТАНИН: Да, я немного увлекаюсь фотоделом. Шахматами, конечно, больше и дольше, потому что с шахматами была связана вся юность, я играл за сборную университета в свое время. Правда, выше кандидата в мастера спорта не поднялся, но, тем не менее, шахматы я не забросил. Даже здесь в Бергене в сане священника я участвовал в двух турнирах. Кстати в одном из них немного отстал от участника нынешнего турнира Симена Агдестейна. Мне даже показалось, что он меня узнал, когда я его фотографировал. Во всяком случае, посмотрел он на меня внимательно. Потому что не так давно я участвовал с сеансе с ним. Сеанс был под жарким солнцем, в центре города. И уже все сыграли с ним, и только наша партия затянулась, мы играли уже один на один и пришлось поставить часы. И фактически мы с ним доигрывали партию в блиц, потому что уже не было времени долго размышлять. Ну, и я проиграл.

Е.СУРОВ: Это когда было?

Д.ОСТАНИН: Не так давно, год назад, наверное, или полтора, точно не могу сказать. В общем-то совсем недавно.

Е.СУРОВ: Вы сказали, что играли за сборную университета, а какого?

Д.ОСТАНИН: Днепропетровский Государственный Университет.

Е.СУРОВ: То есть вы из Днепропетровска.

Д.ОСТАНИН: Да, это было в начале-середине девяностых, я входил в сборную команду университета, то есть можно сказать, в советское еще время.

Е.СУРОВ: Дмитрий, вы встаете на скользкую тропу, потому что сегодня мы уже почти час в эфире, и у нас еще ни разу не прозвучало слово «Украина».

Д.ОСТАНИН: Я эту тему не могу комментировать, потому что она для меня очень болезненная. Я являюсь священником Русской православной церкви, но при этом я украинец по национальности, и для меня это болезненно. Поэтому прошу, Евгений, меня избавить от этого. Я могу говорить о шахматах, могу говорить о шахматистах, но говорить о политике мне больно просто.

Е.СУРОВ: Хорошо.

Д.ОСТАНИН: Тем более в такой прекрасной обстановке, как здесь… Кстати, здесь все сделано для того, чтобы пресса могла нормально функционировать, предоставлены все возможности, включая даже питание. То есть действительно здорово. Просто приятно, что на таком уровне все организовано. А мне, конечно, странно, потому что одновременно столько великих шахматистов, не побоюсь этого слова, одновременно увидеть… Они проходят в двух шагах от меня, и мне как-то немножко не по себе. В голове не укладывается: вот я стою здесь и вижу проходящего мимо Крамника и теоретически могу… Хотя практически, конечно, я не буду этого делать, потому что, как говорят норвежцы, очень неуважительно человека дергать. Хотя он проходит в двух шагах, и трудно удержаться. Я же не спортивный комментатор, который привык ко всему этому, а обычный человек, и мне просто удивительно видеть великих людей рядом с собой.

Е.СУРОВ: Вот вы видели выражение их лиц. Что-то они вам сказали?

Д.ОСТАНИН: Лица… Их трудно там рассматривать. Единственное, что могу сказать – Магнус, когда выходил из машины, снимал наушники – большущие, огромные у него наушники – и ударился головой. Я не знаю, на фотографиях это видно или нет.

Е.СУРОВ: Я немножко не понял, он о крышу машины ударился?

Д.ОСТАНИН: Да, о крышу. Потом он вышел и немножко гулял с Хенриком, потом они зашли с другого входа и вошли во дворик. Для шахматистов здесь официальный дворик внутренний, где они могут погулять. Саша Грищук, я вижу, туда выходит часто покурить. И я посмотрел, как работают люди, которые наблюдают за тем, чтобы все правила соблюдались. Вдруг неожиданно Александр открыл дверь и вышел из этого внутреннего дворика, хотя не должен был выходить. А он вышел, прошел мимо съемочной группы и затушил окурок вне зоны отдыха. А человек, который привратник, он большими глазами посмотрел и даже двинулся было к двери, но увидел, что Александр заходит обратно, тут же успокоился, заулыбался, открыл дверь.

Е.СУРОВ: А это было во время партии или перед партией?

Д.ОСТАНИН: Во время партии. Это в двух шагах, прямо на стене пепельница возле двери, он вышел, аккуратно затушил бычок и зашел.

Е.СУРОВ: Затушил в пепельнице, да? Не по-советски, ногой, а все-таки с помощью пепельницы.

Д.ОСТАНИН: Нет, нет, шахматисты все люди культурные. Я никогда не поверю, что шахматист может бросить окурок, тем более люди такого уровня. Все-таки шахматы воспитывают определенные качества у всех, кто занимается ими серьезно. Это, кстати, одна из причин, почему я за шахматы. Шахматы воспитывают. Я хотел бы, чтобы моя дочка играла в шахматы. Хотя ей трудно с этим. Бывает, она ко мне подходит, когда я играю – папа, папа... А папа, хотя и священник, начинает раздражаться по этому поводу – «Настя, ты же видишь, я играю...» Она понимает, отходит...

Е.СУРОВ: Вы, кстати, затронули актуальную сейчас в России тему, потому что у нас с 1 июня действует очень жесткий антитабачный закон, который буквально поверг в шок всех курильщиков. Я не знаю, слышали вы или нет, но у нас теперь запрещают курить даже в специально отведенных кабинках в общественных местах – рестораны, аэропорты и так далее. А вот в Норвегии как с этим, скажите.

Д.ОСТАНИН: А вот сейчас я выйду в место, куда все выходят проветриться, и посмотрю, сколько человек здесь курит. Сейчас здесь в фойе довольно много людей. Вот мимо комментаторской выхожу на улицу – ни одного человека, ни одного курильщика. Вот зашел Сергей Карякин, мне его видно через большое стекло. Вышел кто-то из помогающих, жует яблоко. Ни одного курильщика. Наверное, Александр Грищук и Владимир Крамник – по-моему, он тоже был с сигаретой – единственные во всем отеле, кто курит. В Норвегии очень редко можно увидеть человека курящего. А вот, кстати, как раз сейчас вышел Александр Грищук и закурил сигарету. Вот-вот-вот, я его вижу прямо передо мной, стоит и курит. В этом есть, конечно, что-то такое… Ну, не курят здесь люди. Не потому что запрещено, а потому что не курят.

Если говорить о курении, то курение – это социальная болезнь. А решение социальных проблем повлечет за собой улучшение качества жизни. В том числе и уменьшение курения.

Е.СУРОВ: У вас там другая ситуация, у вас не с кем бороться. Если у нас идет так называемая борьба с курением, то у вас в этом смысле проблема уже решена.

Д.ОСТАНИН: Тут даже нельзя сказать, что кто-то борется с курением. Люди сами… Вот была смешная ситуация. На день конституции, в Норвегии это один из самых больших праздников. Здесь парад очень красивый 17 мая проходит по всей стране, даже в самых маленьких городах и деревнях. И вот буквально в двух шагах от меня стоял человек и курил. А на площади человек тысячи полторы, наверное, и он единственный был курящий. И курил как раз там, где были дети, в том числе и моя дочь. А поскольку я был с фотоаппаратом, я подошел к нему и попросил разрешения сфотографировать его, как единственного курящего на площади. Он сказал «извините» и сигарету спрятал. При этом присутствовал мой брат, который потом рассказал: говорит, ты ушел, а я стоял и смотрел: он больше не сделал ни одной затяжки. Всю сигарету он продержал в руке, пока она не погасла. Вот такое уважительное отношение друг к другу. Наверное, с помощью такого уважения можно решить любые проблемы.

Е.СУРОВ: Очень интересно вы рассказываете. Я даже не совсем представляю, где вы там находитесь, что видите всех шахматистов даже во время партии – куда они все ходят. Вы и Карякина видели, а ведь он ходил не в курилку, а еще куда-то.

Д.ОСТАНИН: Здесь просто такой внутренний дворик в отеле с широкой стеклянной дверью. Тут всякие деревья растут, кусты… И в него выход прямо из зала, и только шахматисты им пользуются. А все остальные смотрят на них из зала. Зал большой, много свободных мест. Может, из-за этого этот отель и выбрали. Например, у меня номер в этом отеле – могу сказать, что за эти деньги не самый хороший отель.

Е.СУРОВ: Из ваших слов я понял, что никаких античитерских мер не принимается на турнире, раз шахматисты могут свободно выходить во двор?

Д.ОСТАНИН: Внутренний двор весь просматривается, и если выходит кто-то из шахматистов, его видно со всех сторон. В дверях стоит привратник и наблюдает. Сюда посторонним не зайти. А ну-ка, сейчас я попробую это сделать. Нет, дверь открыта. Но никто не пойдет. Никому в голову не придет… Вот я сейчас дверью немножко пошевелил, ко мне вышел привратник, усатый такой. Подошел, посмотрел, зашел обратно. Так что каких-то особых мер не заметно. Все очень тихо и спокойно.

Е.СУРОВ: Зрителей не очень много?

Д.ОСТАНИН: Да, зрителей не очень много. Боюсь соврать, человек 25, может быть.

Е.СУРОВ: Ну да, из них, как обычно, половина имеет отношение к самим игрокам. А в городе что-то говорит о том, что проходит крупный шахматный турнир?

Д.ОСТАНИН: Нет, ничего. Это все находится за городом, и объявлений каких-то я не заметил. Даже на остановке в этой промзоне, в которой находится отель, ничего не говорит о турнире. Кроме этих специальных автомобилей для обслуживания шахматистов, ничего.

Е.СУРОВ: Дмитрий, я вас благодарю за включение, по-моему очень ярко получилось. Будем ждать от вас фоторепортаж, очень интересные есть фотографии. Последний у меня к вам вопрос: Александр Грищук уже докурил и ушел?

Д.ОСТАНИН: Да. Докурил, ушел, и может быть, уже скоро снова выйдет.

Е.СУРОВ: Жалко, что он не услышит, но, может быть, в записи послушает – сейчас прозвучит песня специально для него.  


  


Смотрите также...

  • Е.СУРОВ: 21.04 московское время, прямой эфир Chess-News. Вот мы наконец дождались – на прямой связи Легница, наш корреспондент Мария Боярд и гроссмейстер из Украины – уже второй гроссмейстер из Украины на сегодня – Александр Арещенко, который завершил свою партию. Александр, слышно ли нас?

    А.АРЕЩЕНКО: Да, добрый вечер!

    Е.СУРОВ: Добрый вечер. Правильно ли я понимаю, что ваша партия на первой доске с Романовым завершилась вничью?

  • Е.СУРОВ: Владимир Крамник здесь, в Ханты-Мансийске, как и все остальные гроссмейстеры. Скажите, Владимир, сейчас многие шахматисты пользуются Твиттером, Фейсбуком, и благодаря этому мы кое-что знаем о них: как они готовились к турниру, где они были (один тут, другой там), кто когда приехал. А о вас мы не знаем ничего. Вы можете, не раскрывая больших секретов, все же рассказать, когда вы приехали, как и где готовились к турниру?

  • Д.ОСТАНИН: Мне как священнику Русской православной церкви интересно было бы узнать, насколько помогает вам ваша философская позиция. Насколько я заметил из ваших интервью, из всех наших шахматистов у вас, наверное, наиболее взвешенная жизненная позиция. Может быть, влияет то, что вы живете по большей части во Франции…

  • Длительность: 2 мин. 38 сек.

    Е.СУРОВ: Шахрияр Мамедъяров, победитель турнира по блицу в Сочи. Сложно было победить?

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Вы знаете, после первого дня я думал, что все будет не так сложно, потому что играл интересно. Думаю, что сегодня я играл лучше, чем вчера, как ни странно.

    Е.СУРОВ: Правда?

  • Д.ОСТАНИН: Прежде всего я поздравляю вас с заслуженной победой! В связи с этим хотелось бы спросить вот о чём. По возрасту вы не являетесь патриархом современных шахмат, потому что есть шахматисты более пожилого возраста. Но по факту, по значению, по тому, что вы сделали для шахмат, вы – патриарх. В связи с этим вопрос, который задают многие: чувствуете ли вы себя патриархом шахмат?

  • Е.СУРОВ: Мы снова на Мемориале Таля, я Евгений Суров, рядом со мной, наконец-то, Алексей Широв. С победой вас!

    А.ШИРОВ: Спасибо.

    Е.СУРОВ: Ваши ощущения. Простите за такой банальный вопрос, но первая победа в турнире…


  • Нэлла Гельфанд - с 46-й минуты записи прямого эфира.

    Е.СУРОВ: Мы вас, между прочим, очень давно ждали. Мы были в курсе, что вы рано или поздно приедете на матч и очень хотели с вами пообщаться. Вы, конечно, внимательно следите за сыном в течение последнего месяца?

    Н.ГЕЛЬФАНД: Да, конечно.

  • Е.СУРОВ: Это Chess-News, мы в поселке Новханы, что близко к Баку, на фестивале «Баку-опен». Вместе со мной – рейтинг-фаворит фестиваля Шахрияр Мамедъяров, который, впрочем, пока что держится в тени.

    Ш.МАМЕДЪЯРОВ: Да. Как ни странно, турнир сложился не самым удачным образом.

  • Е.СУРОВ: Дамы и господа, вот участники турнира в Вейк-ан-Зее едут в Роттердам, и рядом со мной в автобусе главный арбитр Павел Вотруба. Приветствую вас!

    П.ВОТРУБА: И я вас приветствую!


    Запись прямой трансляции в Periscope

  • (по телефону)

    Е.СУРОВ: Сегодня завершилась Высшая лига. Ваши впечатления от турнира?

    И.ЛЕВИТОВ: Ну какие впечатления? Мне кажется, получился хороший турнир. Все боролись, у всех до конца сохранялась мотивация. Так что все нормально. Единственное – меня как-то семисотники разочаровали.

    Е.СУРОВ: Да, это правда.