Владимир Шакотич: "Идет грязная предвыборная война, в которой я не буду участвовать"

Пятница, 28.02.2014 11:52

Е.СУРОВ: Владимир Шакотич со мной на связи. Приветствую вас!

В.ШАКОТИЧ: Я тоже приветствую вас и посетителей вашего сайта.

Е.СУРОВ: Скажите, как вас лучше представить? Вы – исполнительный директор Европейского шахматного союза, а президентом Шахматной федерации Черногории вы уже не являетесь, правильно?

В.ШАКОТИЧ: Меня лучше представить как международного арбитра и международного организатора. В данный момент я являюсь исполнительным директором Европейского шахматного союза, и уже два-три дня как я – не президент Шахматной федерации Черногории.

Е.СУРОВ: С чем это связано? Во-первых, сколько времени вы были президентом, с какого года?

В.ШАКОТИЧ: На пост президента я был выбран 9 февраля 2013 года. Президент, который был до меня, был президентом только шесть месяцев, он ушел, и после него остался очень большой финансовый долг федерации – 28,5 тысяч евро. И просто никто не хотел заниматься федерацией, именно потому что были большие финансовые проблемы. Тогда же шахматисты Черногории не были и в рейтинг-листе ФИДЕ.

Я живу в Белграде уже больше тридцати лет, у меня гражданство Черногории, я являюсь членом Шахматной федерации Черногории и просто всегда хотел помочь своей федерации. И когда наступила такая ситуация, я просто захотел стать президентом, чтобы помочь и улучшить ситуацию для шахмат во всей стране. Я попробовал это сделать. Но проблемы начали возникать с июля-августа 2013 года. И когда я увидел несколько дней назад, что эти проблемы не заканчиваются, а продолжаются, я решил подать в отставку. Просто у меня сейчас нет сил заниматься и дальше делами Шахматной федерации Черногории в качестве президента – федерации, в которой некоторые выступают за меня, некоторые против меня.

Е.СУРОВ: Что это за проблемы, о которых вы говорите?

В.ШАКОТИЧ: Трудный вопрос. Во-первых, проблемы возникли вокруг селектора мужской сборной, когда я сказал, кого хочу предложить в качестве капитана. Это был вице-президент федерации, мой заместитель – Лазар Акович. Но стали кричать, почему именно он, они не хотят его, почему я ставлю этого человека. Вот тогда и возникли проблемы. По-моему, вопрос в Будве – это просто шантаж, чтобы я их послушался и поставил селектором в сборную того, кого они хотят. Это было начало. Но после этого большинство вопросов – практически 90 процентов – крутилось вокруг Европейского молодежного чемпионата, который проводился в Будве.

Е.СУРОВ: Прошу прощения, не совсем понятно: селектор – это кто? Это один человек или люди, которые определяют состав команды?

В.ШАКОТИЧ: Это только один человек, который занимался этим и добился больших успехов на Европейском чемпионате в Варшаве. Но с самого начала, когда я предложил его, несколько шахматистов и несколько команд сказали, что они его не хотят видеть на этом посту.

Е.СУРОВ: А кто это был?

В.ШАКОТИЧ: Это те люди, которые и сейчас нападают на меня. В первую очередь, это гроссмейстер Джукич; дальше человек, который  проводит данную кампанию против меня – его фамилия Драшкович. Его сын, Лука Драшкович, – один из самых талантливых шахматистов Черногории. У них была идея поставить другого человека. Недоволен был и Драган Попадич, который до тех пор был селектором в мужской сборной. Он был недоволен, потому что, по его мнению, ему надо было продолжать это дело, несмотря на то, что письменно он отказался от этого поста после Олимпиады в Стамбуле. Если этих людей спросить, они все скажут, что они очень принципиальные, но я совсем в этом неуверен.  

Е.СУРОВ: Просто, например, у нас в России нет такого поста – селектор. Поэтому для меня это неожиданно слышать.

В.ШАКОТИЧ: Мы – маленькая федерация, у нас тридцать четыре клуба, в Черногории живут около 600 тысяч человек. И селектор сборной – это просто один человек. У нас нет сильного тренера, гроссмейстера, который занимается с шахматистами. У нас был селектором пять лет Драган Попадич, который еще и журналист. Сейчас у нас селектором является человек, который раньше был судьей, а сейчас адвокат. У нас селектор – это практически как капитан клуба.

Е.СУРОВ: Понял. Извините, я вас перебил.

В.ШАКОТИЧ: Евгений, я просто хотел спросить: что именно вам рассказать по вопросу в Будве, что нужно объяснить? Это очень длинная история, и я бы хотел уточнить: что именно вас интересует в этом вопросе?

Е.СУРОВ: Правы ли те люди, которые подписали то письмо, и которые, насколько я понимаю, подозревают вас в каких-то финансовых махинациях?

В.ШАКОТИЧ: Когда они написали это письмо, я сразу же назначил собрание Генеральной Ассамблеи Шахматной федерации Черногории. На повестке дня было четыре пункта, в том числе финансовый отчет Наблюдательного Совета. И когда был зачитан финансовый отчет – а там было двадцать восемь делегатов, – то семеро из них были против меня. И когда они увидели, что голосование не прошло, они просто ушли с собрания. И последней каплей было голосование о моем доверии. Остался двадцать один делегат, восемнадцать было за меня, трое воздержались, ни одного против. Я тогда стал президентом и думал, что это скоро закончится. Но это не закончилось, а продолжалось. Это очень интересно! Это было такое международное безумие, которое длится до сих пор. За день до заседания к делегатам федерации обратились два вице-президента ФИДЕ. Первый – Али Нихат Язычи, который в своем Фейсбуке написал делегатам длинное письмо, где объясняет, почему Владимиру Шакотичу не надо быть президентом Черногорской шахматной федерации. Второе письмо написал Борис Кутин в «Шахматной хронике» Горана Томича в Черногории, – где тоже обвинил меня по некоторым финансовым вопросам 2010 года и тоже сказал делегатам, что Владимиру Шакотичу не надо быть президентом Шахматной федерации Черногории. Этим они грубо нарушили пункт два Положения ФИДЕ, где четко указано, что ФИДЕ не вмешивается в дела национальных федераций. Это было большое нарушение, но никто не отреагировал. И я тоже не хотел реагировать, потому что я не занимаюсь такими вещами. Но именно с этого момента и началась формироваться международная точка зрения на эту ситуацию в Черногории. Вы понимаете, когда два вице-президента ФИДЕ за день до Генеральной Ассамблеи атакуют вас – это очень интересно. Я не знал, что такое иногда случается.

После этой Ассамблеи атаки продолжились. И на днях я подаю в суд на трех шахматистов и пять шахматных клубов, которые писали то письмо, о котором вы говорили, потому что они безосновательно обвинили меня, и я хочу, чтобы они доказали свои слова на суде. И пусть суд скажет свое слово. Кроме этого, они продолжали атаковать меня и писать письма в Министерство спорта, в налоговую полицию, хотят созвать новую Генеральную Ассамблею в Черногории. И для меня стало просто невозможным оставаться президентом федерации в такой ситуации.

Е.СУРОВ: А суда еще не было, я правильно понимаю?

В.ШАКОТИЧ: Суда еще не было, потому что мой адвокат завтра или в понедельник подает в суд мое заявление.

Е.СУРОВ: Скажите, с одной стороны, вас атакуют шахматисты и клубы Черногории, а с другой, – два чиновника ФИДЕ, два вице-президента. Это как-то связано между собой? Или они все-таки не связаны друг с другом?

В.ШАКОТИЧ: По-моему, абсолютно связаны. И это связано с последней статьей на Chessdom’е, на следующий день после черногорской «Шахматной хроники». Я уверен, что это все абсолютно связано. Почему Chessdom это опубликовал? Если вы не знаете, то у них был контракт с Европейским шахматным союзом, который датируется 2007 годом. Они плохо работали по этому контракту, и мы сделали перерыв в контракте на полгода, когда пришли в Совет ЕШС. После этого мы им не позволяем делать прямую трансляцию партий без соответствующего контракта и денег для ЕШС. Но они всегда отказываются платить. И используют каждую возможность для того, чтобы нападать на меня. И эта последняя атака, которая была два дня тому назад, – это просто очередной результат их дел.

Не секрет, что Chessdom очень близок к людям ФИДЕ. Не знаю насчет самого Илюмжинова, но Chessdom имеет отношение к людям, которые связаны с ФИДЕ. И это просто международный вопрос, который был остро поставлен с тем, чтобы создать проблему для президента Данаилова и его кампании. Практически это – грязная война, которая уже началась вследствие предвыборной кампании за пост президентов ФИДЕ и ЕШС.

Е.СУРОВ: А вы, как я понимаю, идете в команде Данаилова на следующие президентские выборы?

В.ШАКОТИЧ: Вы знаете, я с Данаиловым с конца 2009 года. Я не знаю, помните ли вы ту предвыборную околошахматную историю, но сейчас ситуация вокруг меня – это практически повторяется 2009 год. Тогда на голосовании мне тоже выразили вотум недоверия как члену Совета Европейского союза. Тоже хотели убрать меня из Европейского союза на Генеральной Ассамблее в Нови-Саде. Просто когда выборы очень близко, меня всегда атакуют одни и те же люди.

Е.СУРОВ: Вы имеете в виду, люди ФИДЕ?

В.ШАКОТИЧ: Не только люди ФИДЕ, но и другие. Я просто не могу сказать их имена, потому что у меня нет конкретных доказательств. Я могу говорить только о том, что могу доказать. Я не люблю эту грязную войну только по одной причине – понимаете, у всех нас есть семья. И просто не очень приятно, когда члены вашей семьи все это читают. Будьте уверены, что на каждого из них я могу написать в десять раз больше, чем они пишут про меня. Но я этого не сделаю никогда в жизни. Я могу точно сказать, что никогда в жизни не буду заниматься такой грязной войной.

А вам спасибо,  что позвали меня и позволили мне сказать чистую правду обо всем этом. Вы очень точно написали в новостной заметке на сайте вот о чем. У нас было заседание Совета Шахматной федерации 20 февраля. На нем меня поддержал Юсуф Каламперович – человек, который четыре года был министром правосудия и восемь лет – министром полиции Черногории. Меня поддержал Лазар Акович, который был одним из ведущих судей Конституционного суда, а сейчас – один из ведущих адвокатов Черногории. Меня поддержал экономический эксперт Исмит Сендерович, который является председателем Наблюдательного совета. Это все эксперты, и они сказали – вы можете посмотреть все на нашем сайте и перевести с помощью гугла, – что юридически для меня и для Шахматной федерации Черногории ситуация абсолютно чистая. В конце концов, федерация заработала от этого чемпионата 51.457 евро. А на счету Европейского союза будет более 80 тысяч евро. Думаю, это отличные результаты.

Е.СУРОВ: Хорошо. Но все-таки есть же еще письмо родителей участников чемпионата, которые подтверждают, что условия там были не очень хорошие. По той ситуации можете что-то сказать?

В.ШАКОТИЧ: Конечно. Это абсолютная фальсификация! Две тысячи людей было в Будве и… Я тогда не хотел этим заниматься, отвечать на обвинения. Все члены Совета Европейского шахматного союза, которые были на заседании в Варшаве, приняли доклад, который представил директор чемпионата Деян Милошевич. В этом докладе написано все. И главный чемпионат игрался тоже в той школе. Туалетов было шестнадцать, новых туалетов было шестнадцать! Было два плохих туалета, но это были два единственных таких туалета. Это просто была фальсификация от двух родителей.

Е.СУРОВ: Но все-таки там было видео. И такой туалет, как на видео, там тоже был?

В.ШАКОТИЧ: Был, но таких туалетов было всего два! А кроме них, там было и шестнадцать туалетов, которые обновили за четыре месяца до принятия детей. Потому что там были тысячи людей. В школе играли три группы, в каждой около двухсот детей – и это только в главном турнире.

Е.СУРОВ: А они [родители] зачем написали тогда?

В.ШАКОТИЧ: Там было трое родителей из Литвы и один – из Румынии. Неправда, что организатором был я, я с ними не контактировал, я не был организатором в Будве ни одного дня и ни одного решения по нему не принимал. Я тогда был только президентом Шахматной федерации Черногории, и никем другим. Так что они написали неправду. Очевидно, по каким-то данным инструкциям они написали, что Владимир Шакотич там все делал. К ним подошел директор турнира…

Е.СУРОВ: А кто был директором турнира?

В.ШАКОТИЧ: Директором турнира был Деян Милошевич. Он пришел, принес бумагу и сказал: «Ребята, если будете жить в гостинице, ваши ребята будут играть в турнире. Если не хотите или не можете – значит, они играть не могут, таков Регламент Европейского союза». И он сразу предложил им компромисс – пусть в гостинице живут только дети и только одну ночь, чтобы формально все было законно. А их было четверо. Двое родителей сразу сказали: «Хорошо», а двое, которые и написали это письмо, сказали: «Мы не хотим так делать». Они пошли на следующий день на экскурсию, а после этого их адвокат написал то, что написал. После этого они участвовали в главном турнире! И все было нормально. Просто это письмо написано было тогда только для ФИДЕ. ФИДЕ сказала: «Это не наш чемпионат, пишите в Европейский шахматный союз». Но кое-кто из ФИДЕ – я знаю, кто, но не хочу говорить, – сразу отдал это письмо в «Шахматную хронику», потом в Chessdom, на радость Язычи и остальным.

Это грязная история, но я просто не люблю отвечать на такие истории.

Е.СУРОВ: Понятно. То есть вы считаете, что просто ведется борьба, связанная прежде всего с выборами?

В.ШАКОТИЧ: Абсолютно. Имею в виду международную историю, о которой я рассказал. А наша внутренняя история Федерации – это другое. Там другие причины, и я не хочу об этом подробно говорить. Просто не стоит выносить сор из избы. Но эта международная история связана только с выборами.

Е.СУРОВ: Понятно. Спасибо вам большое!


  


Смотрите также...