Анатолий Карпов: "То, что сегодня происходит в шахматном мире, мы с Каспаровым оцениваем одинаково"

Вторник, 17.12.2013 17:01

Фрагмент из интервью "Аргументам и фактам"

– Недавно ваш соперник по шахматным турнирам Гарри Каспаров переехал в США, мотивируя это своим намерением бороться за пост президента ФИДЕ в 2014 г. А в России, мол, ему перекрыли бы кислород. Вы считаете, он поступил правильно?

– У Гарри Кимовича, как я понимаю, были свои резоны и опасения. Он решил, что ему будет удобнее вести эту борьбу вне пределов России, поскольку ясно, что Российская шахматная федерация и Россия как государство его не поддержат. Что остаётся? Вот он и уехал. Для меня странно прозвучало его стремление стать гражданином Латвии. Наверно, у него больше шансов стать гражданином США. Но это уже его выбор. Он даже на время оставил политику, так как хочет сконцентрироваться на Международной шахматной федерации. Он был в курсе, насколько бесцеремонно обращались со мной 3 года назад, когда я боролся за тот же пост с Илюмжиновым, — и сделал для себя выводы. Если уж тогда так жёстко прессинговали меня, то с ним могли бы обращаться и похуже.

– В 2007 г. вы благородно пришли навестить Каспарова в камеру, где он сидел под арестом после участия в «марше несогласных»…

– Да, он находился в здании ГУВД на Петровке, 38. Там, внутри, есть следственный изолятор. Но до Каспарова не допустили тогда ни меня, ни депутата Госдумы Владимира Рыжкова-младшего, с которым мы пришли. Причём меня даже не пропустили в здание Управления внутренних дел. Заявили: «Депутату можно, а у вас нет права заходить». Хотя я бывал там с давних пор многократно. Но высшее руководство мгновенно испарилось, и в течение полутора часов, что мы ждали, ни одного генерала так и не появилось. Потом ко мне вышел полковник и сказал: «Это решение не моего уровня. А генералов найти мы сейчас не можем…» То есть на то время Москва оказалась вообще без полицейских генералов.

– В 2010 г. на выборах президента ФИДЕ Каспаров, в свою очередь, стал вашим помощником. Очевидно, в последние годы у вас сложилось что-то вроде дружбы?

– Дружеских отношений нет, но взаимное уважение было всегда. Другое дело, что оно отягощалось конфликтами, либо прямыми, либо затеянными окружением. Когда люди бьются за высочайшие позиции в мире, неважно, в шахматах или где-то ещё, у них неизбежно возникают и взаимные разборки… Когда Каспаров ушёл из спортивной борьбы, то и противостояния между нами уже не стало. То, что сегодня происходит в шахматном мире, мы оцениваем одинаково. И он, и я страдаем сами, страдают наши интересы — от того, что обесценилось звание чемпиона мира, придумали легковесные формы борьбы за этот титул и проскакивают случайные результаты.

– Вы хотели бы, чтобы президентом ФИДЕ стал Каспаров?

– ФИДЕ в нынешнем виде — как Россия с проблемами коррупции. Команда, которая ей руководит, уже застоялась и должна быть заменена. Но сам Гарри Кимович в качестве единственного руководителя — не знаю. Хотя он утверждает, что он демократ, но, вообще-то, он диктатор. Во всём, в том числе и в принятии решений. Я видел, как в конце 80-х он руководил Российской ассоциацией гроссмейстеров, которая распалась в самое короткое время именно из-за его авторитаризма. Конфликт у нас в то время возник сразу же, потому что Каспаров не разделял своих заявлений как чемпиона мира и как руководителя ассоциации. Коллеги, руководители Международной ассоциации гроссмейстеров, неоднократно просили его: «Когда вы даёте интервью, вы должны различать, где ваша личная позиция. А где вы выступаете как глава организации». Но ему было выгодно мешать всё в одну кучу.

– А вы сами как руководите людьми?

– По крайней мере, я умею выслушивать людей и делать из этого выводы. Другое дело, что в определённые моменты надо принимать решения самому. Но я никогда не шёл против большинства и находил возможности консенсуса, учитывая противоположные точки зрения.

– Каспаров непримиримо критикует «полицейскую диктатуру» российской власти, «кровавый режим» и т. п. Какие из его убеждений вы разделяете?

– У нас есть коренное различие. Гарри Кимович — апологет американского образа жизни и тамошней демократии. А я — нет. Эта демократия стала возможной только там, поскольку для неё создались особые условия. За границами США она нежизнеспособна. Я хорошо знаю Америку: почётный гражданин двух её городов, почётный Техасец, мои шахматные школы открыты в Чикаго и Канзасе. Туда неплохо приезжать работать, но жить там я бы не захотел. «Напрягают» совершенно не свойственные русским людские отношения. И я понимаю, что их образ жизни, может, хоть как-то и приживётся у нас, только если его упорно внедрять, вбивать в гены и психологию людей на протяжении столетий.

– Вы не раз говорили, что Гарри Кимович, несмотря на его недостатки, гениальный ум и интеллект эпохи. Если Россию покидают такие люди, может, в стране действительно что-то сильно неладно?

– Неладное началось во времена Горбачёва, когда Россию стали покидать мыслящие люди, интеллектуалы. И до сих пор мы несём колоссальные потери — теряем и «мозги», и людей. А кроме того, и ресурсы, поскольку затрачиваем немалые силы, чтобы вырастить из молодёжи специалистов. А их переманивают за рубеж ещё в вузах. Надо защищаться. Но не репрессиями, не запретами, а достойными условиями труда в России. Это самая демократичная и правильная форма защиты.

Сохраняется и угроза для нормального бизнеса: предпринимателей отпугивает и отторгает от собственной страны необузданность интересов силовых ведомств, особенно в регионах, их желание поучаствовать, захватить долю или полностью созданный бизнес. В результате мы теряем и бизнес-элиту тоже. Где эти люди сегодня? У наших стран-конкурентов. В Париже уже больше ста тысяч российских граждан. В Лондоне после коренных англичан самая крупная диаспора — россияне. Эти люди работают в интересах Запада, а не на благо своей страны. Из-за одних только завышенных страховых взносов для малого и среднего бизнеса всего за 5 месяцев страна потеряла больше 1 млн индивидуальных предпринимателей и юрлиц. Недавно позицию правительства в этом удалось откорректировать — Президент РФ подписал закон о снижении ставки. Надолго ли?

– А может, страну сейчас разрушает оппозиция, «агенты влияния»? Как вам понятие «пятая колонна»?

– С этим понятием надо обращаться осторожно. Под «пятую колонну» можно загнать и тех, кто с самыми добрыми помыслами критикует существующие порядки. Можно жаловаться, говорить, что кто-то раскачивает лодку и создаёт протестную обстановку в стране. А можно просто крепче держать вёсла.


ИСТОЧНИК
 


  


Смотрите также...